Новые маги. Друид

Максим Дрешпак
Новые маги. Друид

© Максим Дрешпак, 2021

© ООО «Издательство АСТ», 2021

* * *

Глава 1

Любая, достаточно развитая технология неотличима от магии. Не так ли? Человечество в моем 2125 году довольно близко подошло к этому рубежу. Но до настоящей магии еще далеко. С другой стороны, никто ведь не мешает создать иллюзию.

Искусственные нейросети. Именно они дали огромный пинок техническому прогрессу. За первые годы жизни современный человек получал не только набор прививок, а и пару имплантов. Они заменили секретаря, календарь, калькулятор… Короче, стали делать за человека все то, что самому делать было долго, нудно и просто лень. Жизнь стала быстрее, проще, но главное – веселее. В зависимости от уровня интеграции нейросети могли и тело в тонусе держать, и в глаз, вернее, напрямую в мозг, информацию нужную передавать, используя нервы. Много чего могли. И даже то, о чем я, простой студент и житель Торий-полиса, не знал.

Страны к этому времени утратили свою ценность. Города, часто построенные с нуля, в последние сто лет превратились в ориентиры по благосостоянию. Еще более точным ориентиром были корпорации, осевшие в том или ином полисе. Торий делило пять глобальных и с десяток местных объединений, что было нормой для города с почти двухмиллионным населением.

– Добивай его! Чего стоишь? – ревела толпа.

– Давай! Давай!

– Терний! Терний! – скандировали люди мой ник.

На самом деле меня зовут Денис. Играю за друида, субкласс повелитель шипов, в относительно свежем проекте «Новые маги».

– Терний, чтоб тебя! Добивай уже. На тебя кучу денег поставил! – донесся до меня крик зрителя с первых рядов.

Хех, знал бы он, сколько я сам на себя поставил. Да только просто закончить не выйдет. Я, хоть и стою на своих двоих, в отличие от валяющегося враскорячку противника, двинуться не в силах. Еще целых пять секунд до конца «ошеломления». Двинусь, так получу штрафной урон и проиграю!

Громбой, использовав «Великое оглушение» в виде акта отчаяния, внезапно для себя получил шанс на победу. Мне для поддержки активного щита не хватало пунктов маны. Пришлось все бросить в атаку в попытке добить оппонента. О чем сейчас я сильно жалел.

– Допрыгался, зоофил, – крикнул он, рывком поднимаясь на ноги.

Как и я, Громбой полагался не только на «магию», а и на силу своего тела. И на какое-то единоборство точно ходил. В сражениях против монстров особо не нужны выкрутасы и реальная выкладка. Да и не по крышам и стенам бегать, в самом деле? А вот турниры подпольные – другое дело. Полный контакт приветствуется, и в зубы прилетает через раз, образно говоря. По голове бить запрещено, но вскользь часто бойцы задевают друг друга даже ненамеренно.

– Идиот. У меня другая раскачка, – проговорил я, не двигаясь с места. Оглушение не позволяло мне даже дернуться и срывало все попытки что-то намагичить еще две секунды!

– Огненный кулак! – прокричал Громбой свое заклинание.

Голосовая активация – не самый беспалевный способ вести бой. Но для простейших приемов подходит идеально. Сам такой же.

– Щит! – рявкнул Грому в лицо.

Наконец-то пропали эффекты его последнего навыка – пора идти в контратаку. Стена шипованных лиан за доли секунды выросла между нами. Все, на что их хватило – укрыть меня от взгляда Громбоя. Его кулак, объятый полуметровым шаром огня, лишь на мгновение притормозил, встретив преграду.

Впрочем, заминки хватило. Захожу слева и выстреливаю шипом прямо в голову. Крит! Победа!

– Ах ты ж, сссу…

– Спокойнее. Бой окончен, – на всякий случай поспешил отойти от него подальше.

– Да я тебя…

– Не заставляй скидывать запись в компетентные органы с пометкой «угроза расправы в реальной жизни». Во время боя – что угодно. Сейчас уже все.

– Смеш-шно! Забыл, где мы? – имел в виду он не совсем разрешенный формат соревнований.

– А я не про полицию полиса. Давно со службой безопасности Кимов общался?

– Я тебе это припомню, – прошипел он, разворачиваясь к своему выходу.

Пока Громбой тер висок, то задел повязку и, немного сдвинув, дал себя рассмотреть. Судя по видимой части лица, едва старше меня. А такой наглый. С другой стороны, раз быстро сдулся, то хорошо в памяти осели мозгоклюи из корпы, что устроила это развлечение для своих работников.

– Вот встретимся в следующем турнире, тогда и припомнишь. Ты же выйдешь через две недели? – решил я уточнить, пригласили парня на одно выступление или сразу на весь сезон.

Пусть и вспыльчивый, но боец он хороший. А мне для развития со слабаками драться нельзя.

– Да. Ради тебя – выйду, – сквозь зубы выплюнул Громбой, заметно успокоившись.

– Вот и славно. Главное, до этого не слейся в плей-оффе.

С Громом я встретился впервые. Судя по возгласам с трибун, у него уже была некая фанбаза. Да и я сам в турнирах месяца четыре как стал принимать участие, получив 32-й уровень. Как в легальных, так и не очень. Недолго, учитывая, что игре около двух лет. Главное – я побеждал. Много. Почти всегда! Из-за этого популярность росла как на дрожжах. А любовь к не совсем легальным турнирам еще сильнее раскручивала маховик известности.

– Денис. Денис Иванович! – окликнули меня, когда я вышел через черный вход офисного здания «Опен-холл санрайз».

Это сейчас он «опенхолл», а всего семьдесят лет назад был цехом по сборке игрушек на конвейере. Деревянных таких: паровозы, солдатики, машинки. Была мода на экопродукты, в том числе такого рода. У меня от родителей остались парочка таких. Сейчас же вся промышленность окончательно перебралась в особые парки, избавив города даже от мелких цехов.

– Вы ошиблись. Меня зовут Павел, – оторвал я взгляд от кирпичной кладки, продолжив свой путь. После перегрузок в игре мозги постоянно стремятся улететь в никуда.

– Ден, не ломай комедию. Меня Федор зовут, я из полиции. Полиса, а не корпы какой. Вот жетон. Подгрузил данные? – спросил черноволосый мужчина в бежевом плаще, обогнав меня и преградив путь дальше.

Худой, чуть выше меня, он немного распахнул свою одежду, демонстрируя отличительный знак полиции. Но не выполненный из обработанной бронзы кругляш на поясе так меня напугал, как пистолет в нагрудной кобуре. Носить огнестрел в городе имели право очень мало людей, а уж так спокойно это демонстрировать – буквально несколько сотен.

Просканировав номер жетона своими очками, я тут же узнал, что это – не подделка. Данные о капитане нашлись в специальной базе полиса. Неспешно я перевел взгляд выше, рассматривая лицо. Даже двухнедельная небритость и мешки под глазами от недосыпа не могли дать мне засомневаться, что этот человек тот, за кого себя выдает. Номер жетона, фото и звание – все совпадало с информацией в особой базе. Особенно эта форма носа, как у хищной птицы!

– Если вы по поводу ограбления супермаркета, то я уже все сказал. Да и суд состоялся. Штраф, как вы не могли не знать – выплатил. Часы социальных работ тоже закрыл. А что было в этом здании – не знаю. Гулял, заблудился, – тут же начал я косить под дурака.

Раз не схватил меня, то хочет «просто поговорить». А о чем, любому нормальному человеку понятно. Если так нужно служаке повышение получить поскорее или норму закрыть, упрятав пару аренщиков – это без меня.

– Я же попросил не ломать комедию, Терний. Или думал, твоя маскировка обойдет и полицейские сканеры? Эй, не напрягайся ты так. Я пришел поговорить и предложить сотрудничество, – заметил он, что хочу бежать. Впрочем, у него уже были все нужные данные, и это только мне хуже сделается. Влип я по самое ой-ой.

– Стучать на устроителей турнира не буду. И не хочу, и не знаю ничего. Не того полета птичка.

Если и дадут мне срок за участие в подпольных сражениях, то условный и короткий. Одним больше, одним меньше. Ну, еще на соцработы могут отправить часов на восемьдесят. Фигня на самом деле. Всего-то лишусь подработки на время. А вот если третья корпорация в полисе узнает, что я на нее стучал, могут и посильнее геморрой устроить. Реальная власть как раз у них, а не у полиции.

– Плохо, но не критично. Детали обсудим завтра, после занятий. Заезжай в главный офис в три. Скажи, что ко мне. Проведут, куда нужно.

– Отказаться от беседы, я так понимаю, не могу?

– От беседы нет. А вот от завтрашнего предложения – легко.

– Тогда отказываюсь. Не будем тратить время зря, – тут же выпалил я этому служивому. Ввязываться в игры полиции против подпольной жизни в «Новых магах» я не собирался. Это и для здоровья вредно, и портит мне все планы на веселье и заработок.

– Денис. Завтра в офисе мы поговорим, – еле сдерживал подступающие порывы гнева Федор, – и тогда… Только тогда ты скажешь «да» или «нет».

– Я понял, – не стал еще сильнее выводить служаку. – Но мой ответ будет таким же. И это… У меня завтра два практических назначено. В три не смогу приехать.

– Скажи, что по делу об аварии. Мол, всплыли новые подробности и нужно еще раз тебя допросить. «Бегунок» от нас получишь и проблем с учебой не будет. На сегодня – всё! – залез капитан в медленно подъехавший электромобиль, припаркованный за углом. – Не буду тебя смущать.

Отобрав управление у бортового ИИ, Федор вдавил «газ» в пол и пропал из виду уже за пять секунд. Следующие пару минут я просто стоял на месте. Подождав еще минуту, на случай, если он решит вернуться и что-то добавить, я только тогда достал сигарету и прикурил. Нотаций только не хватало, что курить вредно. Тем более в мои девятнадцать. До совершеннолетия всего два года. Да и некоторые знакомые к этому времени успевают бросить. В любом случае другого способа успокоить нервы я просто не знал. Еще и напоминание о смерти родителей.

– Денис, але. Ты преподавателя слушаешь? Или всю ночь к завтрашнему экзамену готовился? От недосыпа ворон считаешь? – выдернул меня из грустных мыслей преподаватель. Как проснулся сегодня, так и не выходил из головы вчерашний разговор. Да и вся ситуация эта. Не знаю, о чем хочет поговорить просто Федор, но добра мне от этого разговора ждать не стоит.

 

– Никак нет, Иосиф Максимович, – ответил я преподавателю.

– Чем тогда всю ночь занимался? – решил подколоть меня старый.

– В смысле, не считаю ворон, а слушаю. А к экзамену и правда готовился, – не моргнув глазом соврал я. – И это, мне пора бежать. На практических не смогу присутствовать.

– Отчего ты так? Неужели все прям выучил, пока недосыпал? – не поверил мне Йося, как называли мы его за спиной.

В принципе, так оно и было. Этот предмет я уже освоил. В нашем лицее я хоть и не был учеником намбер ван в своем потоке, но только потому, что не хотел привлекать лишнего внимания. Учеба давалась легко, и была б моя воля, только на экзамены и ходил. Но расстраивать дядю, заменившего мне родителей, постоянными прогулами не имел морального права.

– Меня в полицию полиса вызвали. Всплыли какие-то подробности по аварии. Еще раз допросить решили.

– Тогда беги, если не врешь. «Бегунок» у них не забудь!

К вызвавшему меня полицейскому пустили не сразу. Федора дернули на срочное совещание, и пришлось ждать лишний час. Благо, во внутреннем дворе водились средней силы монстры «Новых магов», и я мог с пользой для персонажа отработать на них новый прием.

«Шип», одно из первых дистанционных заклинаний друида, на десятом уровне прокачки давал на выбор три варианта развития: дальность, количество, бронебойность. Я, в силу своего билда, не вел бой на длинных дистанциях, поэтому рассматривал только последние два. Один шип, игнорирующий броню и щиты, или три? Второй вариант, если подгадать и применять против одной цели, давал даже больше урона. Но уже с сорокового мало какой монстр без брони появлялся. А маги с броней разной уже с тридцатого бегают. И раз уж я решил в турнирах махаться…

– Э, малой. Чего ты тут делаешь? Руками машешь, прыгаешь. С ума сошел, что ли? – отвлек меня патрульный, вышедший на перекур.

– Стыдно, старик, не знать, что играю. Дополненная реальность и все такое. Про нейроинтерфейс вообще в курсе? – с улыбкой ответил ему я.

Судя по лицу, он не сильно старше меня. Возможно, вообще только окончил курсы и буквально пару месяцев работает. Надеюсь, шутку оценит.

– Сейчас докурю, перерыв закончится, и я тебя, в рамках служебных обязанностей, допрошу. И ты мне расскажешь и про игры, и про нейроинтерфейс, – немного грубее, чем я ожидал, ответил молодой патрульный.

Был бы он старше, я бы не стал его подкалывать. Злой какой-то попался. Вот кто меня за язык тянул?

– Эм. Ну тут и так не по своей воле, – начал я мямлить в ответ.

– Ладно, расслабься. Шучу я. Кем играешь-то? Я бы и сам посмотрел, да нам не разрешают в рабочее время «магов» активировать. Даже в перерывах.

– Друид. Растения и облики. Вот думаю, брать тройной шип или бронебойный.

– Ого, ты какого уровня?

– Тридцать третий вот взял. Год с чем-то играю.

– Почти что с самого релиза, значит. А у меня десятка, огневик. Заклинатель стихий, если не понял. Хотя я еще на бете регистрировался. Ты кого-то ждешь тут?

– Капитана одного, с 457-го. Сказали погулять пока. Занят он.

– Не знаю такого. Судя по номеру кабинета – следак. Из особого отдела. Когда спрашивать будет, сразу отвечай правильно и не ври. Они узнают правду, рано или поздно. А за ложь устроят несладкую жизнь. Если все же решил утаить чего – просто молчи.

– О’кей. Спасибо за совет, – удивился я поведению патрульного, хоть и сам планировал держаться этой тактики в разговоре. – Кстати, огневику своему сразу бери ауру восстановления маны. На тридцатом магических сил ой как не будет хватать. С пятнадцатого, как откроешь навык, он сам прокачиваться будет! Ждать до двадцатого, чтобы сразу два очка навыков влить, очень не советую.

Когда меня вызвали, я даже немного огорчился. Уже вовсю резвился со своим обновленным, бронебойным шипом, разрывая в клочья совомедов двадцатого. Против бронированных целей это улучшение просто нечто!

– Ден, прости за ожидание, – начал капитан, кинув мне бумажку. – Ознакомься и подпиши. «О тайне следствия и неразглашении». Стандарт.

Пробежав по диагонали, я убедился, что так оно и есть. Пока расследовали аварию с родителями, пока меня по судам таскали после выходки на день рождения, столько таких подписал, что и не сосчитать.

– Короче, слушай. Дело – дрянь. Не против, если я закурю? – забрал подписанные бумаги к себе в шкафчик стола следователь.

– Нет. Я и сам…

– Если хочешь, кури, – пододвинул поближе ко мне пепельницу гостеприимный хозяин. – Вас, «новых магов», стали убивать. Игровыми методами, – не стал ходить вокруг да около Федор.

– Простите, но это же невозможно, – не поверил я сказанному.

Нейроинтерфейс, вплоть до третьего уровня интеграции имел жесткие ограничения на воздействие. Даже будучи парализованным «игровыми заклинаниями», я мог мысленно отдать приказ на снятие «оглушения» и вмиг вернуть полный контроль. Другое дело, что я бы проиграл бой, экстренно покинув игру. Но жизни моей ничто не угрожало. Я уже молчу о возможности настроить игру так, что она превратится чуть ли не в таблицу из цифр. Без эффектов, моделей монстров, красивейшей анимации и прочей красоты топовой игры в дополненной реальности.

– Невозможно, хах. Люди так говорят исключительно, чтобы себя раззадорить. А потом берут и делают. Ладно, мы не знаем, так ли это на сто процентов. Те данные, что у нас имеются, указывают именно на такое трактование событий. Сидит «маг», пьет кофе, изучает квесты на день. И тут бац – в него влетает большое количество урона, убивает персонажа, а нейросеть выжигает мозги.

– Если все так, то нужно срочно блокировать игру.

– Ага, щас. Так нам и дали это сделать из-за пары случаев. Да и то не точно доказанных. Мы уже запустили досудебное расследование, но пока то да се, – говорил больше для себя Федор, чем для меня.

Хотя, раз он из особого отдела, то не исключено осознанное «открытие перед потенциальным соучастником». Или как там называется этот психологический прием?

– К разработчикам обращались?

– Ден, ты нас за кого держишь? Они, как и ожидалось, оперативно отреагировали, заявив, что это невозможно. Всевозможные предохранители как сами разрабы, так и сторонние компании тестируют. Дали только выписку игровых действий за последние полчаса. И всё! Еще и назвали это добровольным раскрытием конфиденциальной информации и содействием следствию! Хотим больше – добро пожаловать в суд.

– Ладно, – решил я притормозить и не влезать в это дело больше, чем нужно. Меньше знаю, спокойнее спать буду. – Я вам для чего нужен?

– Для помощи в расследовании, конечно же. Озвученные версии и сами проработаем. Ты же… – затянулся дымом Федор. – Активные игроки, вроде тебя, должны хоть что-то знать. Или имеют больше шансов добыть информацию. Сам пойми, даже если дадут нам разрабы прокачанного перса, его пока введут в тусовку… У нас нет ни кадров свободных, ни времени этим заниматься.

Ага, как же. Поверил я вам. Так называемые «свои» и в игре, и в тусовке точно были. Просто палить агентов не хотели, или еще что.

– Удобнее и проще готового «крота» завербовать, – я сделал вид, что понял, к чему ведет следователь. – Но какой мне смысл помогать? И, главное, как? Мне нравятся «маги», и закрывать их не круто! Особенно из-за такого. Может, у жертв просто сбойнул старый нейр и все?

– Говорю же, с этой версией мы работаем. На данный момент все чисто. А для тебя я все же могу сделать кое-что. Твоя судимость.

– Что с ней? – аж сжал я непроизвольно руку и сломал недокуренную сигарету.

– Если немного подкорректировать данные, то можно немного сдвинуть по времени дату приговора. В документах будет значиться, что ты признан виновным до восемнадцатилетия. Если учил право, то знаешь, что таким образом на будущее твоя судимость никак не повлияет.

– Я на госслужбу не собираюсь, – перебил я следователя. Предложение, откровенно говоря, не очень.

– Это сейчас. А что будет лет через десять, никто не знает. Да и не только госслужба, а все структуры полиса станут недоступны. И частные предприятия редко берут на работу хулиганов. Те же Кимы к себе принимают судимых в виде очень большого исключения, – намекнул Федор на вчерашний турнир. Нет у них людей. Как же!

– Да и если накроют турнир какой, а с ним и тебя, то не факт, что влетит по полной. Если вообще влетит. Причин мне помочь у тебя очень много. А отказываться – ну просто глупо.

Вот последнее мне понравилось. Не завуалированная угроза, нет, а некое покровительство. Заниматься тем, чем занимаюсь, не опасаясь влететь в тюрьму – это по мне. Немного подумав, раскуривая вторую подряд сижку, я не находил здравой причины отказать. Я под колпаком – большой новостью это не стало. Но Федор прав. Вдруг решу покинуть полис? Или кредит в банке взять официальный для расширения семейного бизнеса, которым еще пять лет управлять дяде. В таких случаях судимость будет мешать. И отказываться, несмотря на заверения Федора, я скорее всего не смогу. Явно были не только пряники, а и связка кнутов заготовленных, про которые он пока не говорил детально. С другой стороны, варианта реально помочь я тоже не видел, о чем и сообщил.

– Расскажи сейчас все, что знаешь. Может, слух о смертях был? Без имен, без мест, где на турнирах сражаешься. Мы и так все знаем. Или узнаем вскоре: другие игроки, которых мы решили привлечь, оказались более разговорчивые.

– Хорошо, расскажу. Только беспокоит один момент. Даже два. Где гарантии, что вы свое слово сдержите, и как понять, что я сделал достаточно для выполнения своей части сделки?

– Гарантий – никаких. Сам понимаешь – то, что я предлагаю, малость противозаконно, – усмехнулся Федор. – Моя личная инициатива. А насчет второго… Ну, даже не знаю. Месяц, или сколько нам потребуется, пошуршишь, поспрашиваешь, что да как. Турниры твои крыть не будем, не бойся. Где еще инфу собирать тебе? А если раньше закроем убийцу магов, то и хорошо. Ты, главное, старайся. А я уж решу – на все сто вкалывал, или как.

– Можете прокинуть, – я не спрашивал, а просто озвучил внезапную мысль.

– В теории – могу. Но зачем мне это? Вдруг, не дай боги, еще какая фигня будет, с «магами» связанная? Вот к тебе и обращусь в первую очередь. А мы в долгу не останемся. Например, место среди техников наших найдем, – дал понять Федор, что за время с последней встречи он узнал и о направлении моей учебы. Чччерт, я под плотным колпаком! Увяз по самые помидоры.

Ни эти странные убийства, ни предложения мне не нравились. Тем не менее очистить свое имя от последствий глупой выходки – заманчивое предложение. Уже позже, на соцработах я не раз корил себя за слабину. И вот такой шанс исправить все окончательно. Да и обзавестись знакомством в полиции лишним не будет. Пусть и нехотя, а местные корпы подчиняются полиции Тория, не давая самим себе устроить хаос и межклановую войнушку.

– Я согласен. Записываете? – окинул я взглядом комнату.

– А ты как думал? Слушаю.

– В общем, не знаю, поможет ли. Есть одна схема. Но про нее разве что слепой и глухой не знает.

В принципе, от обычного разбойного нападения способ отъема ладонного экрана или очков дополненной реальности отличался лишь изощренностью. Один игрок использует приманку для вызова редкого или эпического монстра. Где-нибудь в закоулке, потемнее. И ждет, когда простофиля клюнет на наживку. Когда «рыбка» приходит и убивает этого монстра, благодаря вселенский рандом, есть момент, когда можно подсечь улов. Игрок тянется к поверженному для сбора лута, поверх трупа выскакивает окно, предлагающее увеличить трофеи в два раза за символическое пожертвование в десятку золота. Сумма, откровенно говоря, смешная. Потому многие соглашаются. Да и закрыть этот экран невозможно. Тут и происходит оно самое. Под кнопкой «умножить добычу» кроется не что иное, как вызов на дуэль. Мгновенно прилетает в «рыбку» ошеломление и ослепление от давно готового «мага». И пока игрок думает, что произошло, с него забирают самые ценные и легко снимаемые гаджеты. Слышал, даже ювелирку умудрялись аккуратно стянуть. Пока дойдет, что случилось, пока отменит дебаф экстренным выходом, шустрые воры уже убегут.

Способ, как по мне, изощренный, и лучше уже просто травматом или шокером угрожать. Разве что, если за углом полиция схватит, то не будет отягчающих за ношение оружия. Да и разбоем такое не назовешь. Короче, риски для грабителей минимальные.

– Мы знаем об этом способе. К сожалению, с каждым днем база игроков все больше и случаев таких – тоже, – слушал меня Федор вполуха, но не перебивал.

– Вообще странно, что еще такие водятся. Разработчики при каждом входе задалбывают: не ходите в одиночку по стрёмным местам! И все равно раз в неделю слышу, что кого-то ограбили.

 

– А это окно? Его как подделать выходит? Игру все же взломали?

– Да это вообще просто, и к взлому не относится. Проецируют рекламный баннер, который в глаза бросается с каждого магазина. А под него – приглашение на дуэль. Так-то не могут игроки по другим стрелять: снаряд насквозь проходит, не замечая преграды. Ну, дебафы тоже не накидываются – они из категории атакующих заклинаний, – решил я детальнее объяснить копу, но тут же понял, что он не сильно в теме.

– Гмм. Не знал. Это не решение, но зацепка точно. Я в игре не сильно разбираюсь, – подтвердил он мою догадку. – Пока не разбираюсь.

– Другое дело, что выжечь мозг – нереально, – решил я не обращать внимания на этот пассаж, – нет технической возможности. По крайней мере, у серийных интерфейсов без надстроек. Да и кто в здравом уме даст нейру просто возможность себя поджарить? Даже у сверхмодов сотни предохранителей стоят.

– А ты, вижу, разбираешься в этом деле? Какой у тебя уровень интеграции?

– Единичка. Вернее, 1.2. База, но вросшая. И пара внешних модулей периферийных. Они специально под «магов» сделаны и к нейроинтерфейсу не относятся по сути. Периферия и только.

– Когда у большинства два плюс, ты, такой спец, и всего на единичке? – не удержался от усмешки Федор. – Боишься, что все-таки сожжет тебя техника?

– Не хочу в киборга превращаться, только и всего. Да и не нужна мне пока более глубокая интеграция, – проигнорировал я явную издевку.

– Не обижайся. Вижу, что надулся. Я тебе оставлю номер одного из своих замов. Связь через нее. Свой номер тоже оставлю, но это на крайний случай. Ты это – сильно не пались, что на нас работаешь. Особенно на турнирах. Их устроители публика разумная, раз до сих пор не за решеткой.

– Не дурак, сам понимаю.

– Тем не менее будь осторожен. «Бегунок» заберешь у бота в приемной, – кивнул капитан полиции на дверь и демонстративно стал вчитываться в некую распечатку.

«Бегунок». Это, пожалуй, самая незначительная из моих проблем.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru