Кибербес

Максим Черноморченко
Кибербес

«Бес» остановился около сложного устройства. Несколько минут он обрабатывал информацию, строил предположения и делал прогнозы. Потом аккуратными и точными движениями соединил некоторые части устройства с другими частями, помедлил секунду, а потом переключил тумблер.

Вошедший в этот момент Аксенов замер и заорал в ужасе «Стой!!!», но было поздно – электрический разряд соскочил на руку кибера и голубой молнией взорвался на грушевидном теле. Кибер покачнулся, совершенно по-человечески произнес «не понима…» и замер в перекошенной позе.

***

Аксенов в ужасе бросился к рубильнику, обесточивающему оборудование, дернул его, а потом медленно, со страхом приблизился к Бесу. Мысли, одна другой депрессивнее, толкались в его голове: «как же теперь шеф… меня выгонят, наверное, как бы в армаду не загреметь… если сгорел мозг, это на миллион баксов… бедная железяка, он же почти как человек стал…»

Пока лаборант паниковал и медлил, резервный «мозг» – по сути просто небольшой компьютер – ожил и начал рутинную диагностику системы. В каком-то смысле Бес был наполовину аналогом обычного ПК: с отключенным мозгом он управлялся резервным компьютером, в задачу которого входило анализ работоспособности систем и запуск главного мозга. Корпус также был вполне обычно для механизмов сконструирован устойчивым и внешне определить уровень повреждений было затруднительно.

Аксенов понял, что Бес «ожил», только по выпрямлению корпуса кибера. Лаборант подскочил к нему и, словно человека, спросил:

– Ты как?!

Бес повернул голову и своим проникновенным голосом ответил:

– Системы функционируют нормально. Поврежден участок мозга. На работоспособности не скажется. С божьей помощью буду жить.

– Чего?! – вытаращился на кибера Аксенов. – С какой, на хрен, божьей помощью?!

Кибер свел вместе манипуляторы, словно пародия на статую святого, и нараспев произнес:

– Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной…

***

– Нет-нет, ваше преподобие, я очень уважаю нашу матерь церковь, – с душевным подъемом, но стараясь не дышать на посетителя, сказал Гламурнов и размашисто перекрестился.

– В другую сторону, – иронически посмотрел на него отец Варфоломей.

– В смысле?

– Крестятся в православии в другую сторону. Или вы католик?

– Я?! – ужаснулся Гламурнов. – Ни в коем случае! Я вообще против всего этого…

– Против чего?

– А, да вообще… против этого растленного Запада, – махнул рукой корреспондент предположительно в сторону растленного Запада. – Педофилия, непотизм… Дранг нах остен, опять же. Чудское озеро. Ох, простите, я что-то сбился. О чем это мы говорили?

Отец Варфоломей, вначале рассерженный тем, что в редакции автор статьи встретил его в изрядном подпитии, теперь даже забавлялся, глядя на Гламурнова. Конечно, пьянство есть порок, но корреспондент напоминал добродушного щенка, готового резвиться с игрушкой – настолько он с готовностью стал рассказывать о своей статье и уверять, что ничего не перепутал.

Рейтинг@Mail.ru