Кибербес

Максим Черноморченко
Кибербес

– А, ну да, точно! Ничего не перепутал, всё расшифровал с записи и вставил, как есть, – корреспондент кивнул на диктофон, лежащий на столе. – И в блокноте у меня пометки тоже совпадают.

– Значит, точно?

– На сто процентов! – Гламурнов неловко кашлянул, затем доверительно понизил голос. – Понимаете, ваше преподобие, я ведь по светской хронике в основном. Роботы всякие, бозоны-шнеерзоны – это не моё. Тем более я вечером на банкет попал. Ну, по работе, так-то я не пью. Практически.

Отец Варфоломей понимающе кивнул.

– Поэтому утром у меня уже сил не было что-то придумывать. Устал на работе. А так я ни-ни… Ну, почти.

Ясно, – священник встал. – Благодарю вас за точный и подробный рассказ.

***

Бес двигался к своей цели по пустым улицам неторопливо, впитывая в своё компьютерное сознание мельчайшие детали и отождествляя их с заложенной в память информацией. Он бы хотел спросить прохожих, но середина рабочего дня, да ещё не кончился сезон отпусков – или дачный сезон, скорее. Поэтому он шагал не столько наугад, сколько исходя из логики метода бисекции, деля варианты на правильные и неправильные – ведет ли левая тропинка к цели или скорее правая плитами выложенная дорожка? Анализируем, отбрасываем менее вероятный вариант и двигаемся направо. Бес искал дорогу к храму…

В это время в лаборатории весь маленький коллектив – кибернетик, лаборант и психолог Зоя – предавался безрезультатной, но вполне естественной панике. Пожалуй, только сам Сидоров был спокойнее остальных – он позвонил в полицию и, удивив сотрудников, в местное почтовое отделение. На почте тоже удивились, но когда кибернетик пообещал десять тысяч нашедшему робота-беглеца, отнеслись к просьбе о помощи с неподдельным энтузиазмом. Почтальоны отправились разносить почту, глядя по сторонам с особым вниманием – но, увы, безрезультатно. Полицейские подключили к поиску патрульные машины, однако тоже пока ничего не нашли. Поэтому в лаборатории царило уныние и, когда туда вошел отец Варфоломей, особого радушия к нему не проявили.

– Что вы хотели? – спросил Сидоров. – У нас, извините, аврал. Не до бесед о спасении души.

– Беседе о спасении души всегда есть место, – возразил священник. – Но я сейчас по другому поводу. Это ведь здесь создан механический агрегат с богохульным названием «Бес»?

– Господи, да не до того нам сейчас!

– Не поминайте имя Божие всуе, негоже это.

– Да хоть всуе, хоть в высуе, – раздраженно ответил воинствующий антиклерикал Аксенов, – в церкви будете свои порядки устанавливать. А нам некогда.

Отец Варфоломей помолчал, смиряя негодование и мысленно молясь за спасение язычников. Потом спросил:

– Могу я хотя бы увидеть ваше творение?

– Скорее в церкви, – нервно рассмеялся Сидоров. – Наше творение оказалось не столь совершенно. Один случайный разряд – и кусок мозга выжгло. Похоже, что напрочь.

– Объяснитесь, пожалуйста, – недоуменно потряс головой отец Варфоломей. Голова, отозвавшись на резкое движение, опять заболела. – И причем тут церковь?

– Уверовал наш электронный дурачок, – грустно сказала психолог Зоя. – И сбежал «путём неторным».

***

Отец Варфоломей вышел из дверей института и остановился, глядя на небо. Дождик прекратился, и хотя серые тучи намекали на то, что это временно, погода располагала к прогулке. Деревья были похожи на павлинов, демонстрировавших фантастическое разнообразие цвета – от ещё ярко-зеленого летнего до отчетливо осенней желтизны и пушкинского «багреца». Просто преступно было бы не пройтись среди такой красоты! Священник вздохнул, поморщился от головной боли и сдался:

– Ну, в конце концов, довлеет дневи злоба его – робот найдется не сегодня, так завтра, а к Семену Михалычу надо бы зайти…

Семен Михалыч был старый друг, прихожанин и одновременно участковый врач. Как водится в пожилом возрасте, даже старые друзья могут не видеться месяцами, но отец Варфоломей, наконец, решил совместить приятное с полезным – пожаловаться опытному лекарю на донимавшую головную боль. Тем более, что идти-то всего ничего – полчаса неторопливого шага.

Семен Михайлович был врачом фаталистической школы, предпочитавшим прописывать покой и ароматные травяные чаи в надежде, что организм отдохнет и сам справится. Для старого друга у него имелись и более сильные травяные средства, особенно хорошо согревающие в холодную пору. Отец Варфоломей не пил, но отказаться от рюмки лекарства обычно не находил мужества. Тем более, что все настойки лично готовились наилучшим образом на основе проверенных временем рецептов справочника «Лекарственные растения СССР» выпуска 1967 года.

– Ага, наконец-то сподобился! – радостно приветствовал священника Семен Михалыч и вдруг нахмурился. – Или ты заболел?

– Да нет, слава Богу, более-менее всё хорошо. Вот, зашел навестить.

– Ну и славно!

– Разве что голова болит постоянно… Может, травок каких у тебя есть? Не хочется в поликлинику идти. Обследования эти, очереди…

Семен Михалыч пожал плечами. Потом почесал лысую голову и задумался.

– Вообще-то если переутомление – это одно. А вот давление – совсем другое. Давай-ка, друг мой, сейчас по пол-рюмочки расширителя сосудов примем и сходим без очередей и формальностей к моему юному коллеге Санину. Ему новейшее оборудование привезли, заодно и опробуем. Компьютеры – это не моё, честно говоря, а ведь хорошее дело.

– Нет, – замахал руками священник. – Негоже мне по блату лечиться.

– Не лечиться, – погрозил ему пальцем Семен Михалыч, – а протестировать новое оборудование. Опять же, для всех нас будет хорошо, если ты будешь здрав и бодр – ставку психотерапевта опять сократили.

***

Словно ударенный, отец Варфоломей вышел из кабинета и буквально свалился на лавку. Мысли в голове путались. Перед глазами плавали какие-то точки, взгляд никак не мог ни на чем сфокусироваться.

Следом за ним выскочил встревоженный Семен Михалыч со стаканом воды и какой-то таблеточкой:

– На-ка, друг, выпей и успокойся. Пока ничего не точно. Я же говорю – техника только пришла, толком не откалибрована…

Священник попытался взять себя в руки, глубоко вздохнул несколько раз, взял таблетку и стакан. Выпил, поднял на врача глаза и немного дрожащим голосом произнес:

– Ну что же, все под Богом ходим. Когда Он призовет нас, Ему лучше знать.

Семен Михалыч снова засуетился и забегал туда-сюда перед другом:

– Нет-нет, подожди, ещё надо всё проверить и перепроверить, да и вообще… есть прекрасные новые протоколы лечения… очень впечатляющие результаты, обнадеживающие, я бы сказал…

Но отец Варфоломей уже пришел в себя. Привычка общаться с умирающими и специфическое мировосприятие искренне верующего служителя церкви помогли перебороть панику, вызванную страшным диагнозом.

Рейтинг@Mail.ru