Кибербес

Максим Черноморченко
Кибербес

***

Словно ударенный, отец Варфоломей вышел из кабинета и буквально свалился на лавку. Мысли в голове путались. Перед глазами плавали какие-то точки, взгляд никак не мог ни на чем сфокусироваться.

Следом за ним выскочил встревоженный Семен Михалыч со стаканом воды и какой-то таблеточкой:

– На-ка, друг, выпей и успокойся. Пока ничего не точно. Я же говорю – техника только пришла, толком не откалибрована…

Священник попытался взять себя в руки, глубоко вздохнул несколько раз, взял таблетку и стакан. Выпил, поднял на врача глаза и немного дрожащим голосом произнес:

– Ну что же, все под Богом ходим. Когда Он призовет нас, Ему лучше знать.

Семен Михалыч снова засуетился и забегал туда-сюда перед другом:

– Нет-нет, подожди, ещё надо всё проверить и перепроверить, да и вообще… есть прекрасные новые протоколы лечения… очень впечатляющие результаты, обнадеживающие, я бы сказал…

Но отец Варфоломей уже пришел в себя. Привычка общаться с умирающими и специфическое мировосприятие искренне верующего служителя церкви помогли перебороть панику, вызванную страшным диагнозом.

– Ты не суетись, Семен, ты мне только скажи – сколько? Мне надо дела в порядок привести.

Семен Михалыч остановился, тягостно вздохнул и сказал:

– Я же не онколог, но… Хорошо, не буду врать – опухоль мозга штука поганая. Повторюсь – я не специалист, но по моему опыту…

Он прервался на секунду и закончил:

– По моему опыту если – то поспеши со своими делами.

Отец Варфоломей встал и взял друга за плечи:

– Спасибо, что не юлишь. Да ты же знаешь, смерть – это всего лишь начало вечной жизни. Просто человеческая природа такова, что страшно и…

Дорога домой вызвала у священника самые странные чувства. Как будто его бренное боролось с вечным. То он смотрел на окружающие осенние красоты и вздыхал – мол, вот и полюбовался, не известно, сколько ещё доведется. То вдруг со стыдом думал – да что это я, мне радоваться впору, что Господь призвал. То смотрел на желтизну листьев и сравнивал с сигналом светофора – вот-вот и загорится красный, вечный стоп. То вспоминал привычные строчки богослужебных книг и преисполнялся какого-то героического воодушевления. А ещё на миг почувствовал дурацкое облегчение от того, что не надо будет ремонтировать начинающую подтекать крышу – зачем, на его век хватит.

Так, в непонятных и расстроенных чувствах, он добрел до своего дома. Метров за сто до него попал в лужу. Ботинок черпанул воду, по-осеннему неприятно холодную. Священник по-настоящему расстроился – вот ведь день не задался! – и стал старательно смотреть под ноги. Уже перед самым домом, нашаривая в кармане ключи, поднял взгляд и обомлел: перед его дверью, молитвенно сложив блестящие металлические «руки», стоял тот самый бесовской робот.

Рейтинг@Mail.ru