Служба по Восстановлению Памяти

Маир Арлатов
Служба по Восстановлению Памяти

«Опять их штучки? Значит, они уверены, что я здесь…»

Анализируя свое первое посещения гипермаркета, Эрник понял, как к нему попал маячок. Народу было немного и парня, столкнувшегося с ним в проходе, он запомнил хорошо. Не помешала разглядеть его лицо даже надвинутая на глаза бейсболка. Редко у кого он встречал такие выразительные зеленые глаза…

«Один из них… он», – ему вспомнились слова одного из преследователей, прицепившего ему маячок.

В квартире становилось все темнее и темнее. Свет уличных фонарей едва проникал через плотно зашторенные окна спальни. Эрник лежал в постели, глядя в потолок. Спать давно уже не хотелось. Ночь предстояла быть долгой и утомительно скучной.

«Хоть бы комиксы какие были или кроссворды. Чем заняться? Ну, вы там посоветуйте, что ли в гипермаркет сходить, затариться литературой…»

Обращение к тому, кто внедрял в его голову посторонние мысли, вызвало у Эрника ироническую улыбку. Он был доволен, что смог их вычислить, а значит победить в этом странном состязании.

«А до следока я все равно доберусь, и вы меня не остановите!»

Потом он слегка пожалел, что поспешно выдал свои намерения. Оставалась слабая надежда, что пока он спал, не успели изобрести прибор, читающий мысли или хотя бы не успели ввести его в эксплуатацию. Конечно, работы в этом направлении велись давно, но крайне безуспешно.

«Надеюсь до спецслужб вам еще очень далеко»

Именно им обычно в первую очередь доставались самые передовые изобретения.

Утром стали ясны первые последствия отключения электричества. Часть продуктов в холодильнике оказалась безнадежно испорчена и запах соответствующий. Кое-что оставалось пригодным к употреблению, но положение нужно было срочно спасать. Рискуя быть разоблаченным, Эрник побежал включать счетчик. И тут его поджидал неприятный сюрприз – электричества не было! Сколько он не щелкал выключателем толку ноль.

В расстроенных чувствах Эрник вернулся на кухню. Захотелось промочить горло. Он включил кран, а вода… не потекла. Выручил теплый консервированный апельсиновый сон.

«Осталось при такой духоте отопление включить, – подумал он раздраженно, выпивая очередной стограммовый пакет сока. – Ну чтобы уж наверняка довести клиента до нужного состояния. И приставленный ко мне полицейский не подает признаков жизни. Неспроста это все…»

Прибрав кое-как в холодильнике, он несколько часов нервно мерял комнату шагами, взвешивая свои шансы на долгосрочное пребывание в квартире, и понимал, что их совсем немного. С водой он бы продержался дня три-четыре. А без нее его можно будет брать тепленьким уже через сутки.

«Лучше бежать, пока есть силы», – наконец решил он.

Поспешно надев куртку, он принялся искать подходящее средство для самообороны. Но кроме длинных кухонных ножей, которые неудобно носить при себе ничего полезного не нашел. Ни одного баллончика освежителя воздуха, что уж там мечтать, например, об аэрозоле для защиты от собак. Электрошокер вообще был где-то за гранью реальности.

«Ничего, я так справлюсь»

Очень тревожно на душе становилось по мере того, как он приближался к входной двери. Эрник настолько привык находиться в квартире, ощущая себя в относительной безопасности, что мир за ее пределами начинал все сильнее пугать его. В последний момент он резко остановился и поспешно вернулся на кухню. Его била нервная дрожь.

«Совсем расклеиваюсь…» – огорчился он.

Прежде чем снова повторить задуманное, он решил выглянуть в окно, стараясь делать это как можно незаметнее. Снаружи ничего подозрительного не оказалось.

На этот раз он уговорил себя открыть дверь и не поддаваться панике. Затем закрыл ее, как положено на ключ. Прислушался. С верхнего этажа послышались шаги. Кто-то спускался. Не желая встречаться с ним, Эрник поспешил к выходу.

По пути решил покинуть эту часть города тем путем, которым возвращался после ночного приключения. Он надеялся, что деревья и декоративные насаждения скроют его от любопытных глаз. Чем дальше уходил он от населенного пункта, тем сильнее ощущал на себе чей-то жгучий взгляд. Но найти источник никак не удавалось.

Эрник уже не шел, он почти бежал, временами оглядываясь по сторонам и все глубже погружаясь в состояние беспричинного все возрастающего страха. Он уже не мог успокоить себя убедительными объяснениями своего состояния. Хотя все объяснения уже не казались ему такими уж убедительными, скорее глупыми.

Неожиданно лесопарковая зона закончилась, и он выбежал к большому черному болоту, на котором ничего не росло. Он него неприятно пахло, на поверхности появлялись и шумно хлопали пузыри. Почва под ногами начала проседать, вынуждая держаться ближе к деревьям.

Эрник прошел несколько шагов вдоль болота, как вдруг в метрах десяти из-за дерева вышел парень, явно поджидая его. Эрник даже вздрогнул от неожиданности, замер и в поисках путей отступления, оглянулся. Позади на некотором расстоянии тоже стоял парень. Если первый, увиденный им, казался безоружным, то у этого в руках было что-то похожее на кусок железной трубы. Оба молча приближались. И от их молчания становилось лишь страшнее. Эрнику ничего не оставалось, как попытаться преодолеть болото.

– Остановись! – выкрикнул тот, что был с трубой, догадываясь о намерении беглеца, и даже рванулся вперед, чтобы успеть удержать его. Но Эрник уже ступил в черную жижу болота, оставив преследователей у его окраин разочарованно разводить руками. За ним они последовать не решились.

Эрник так спешил, что не чуял под собой ног. Болотная грязь едва успевала прицепиться к его обуви. Он пришел в себя лишь, когда выскочил на твердую почву.

«Никогда еще я так не боялся… – подумал он, распластавшись без сил на земле и пытаясь привести дыхание в порядок. – Намерения у этих типов более чем серьезные…»

И тут над головой средь ивовых кустов послышалось какое-то шевеление. Эрник вздрогнув, весь напрягся от ожидания увидеть очередной источник своих неприятностей. Глаза метались в поисках ближайшего укрытия. И он успел лишь встать на колени, как из кустов выскочила красивая с длинными, распущенными, волнистыми каштановыми волосами девушка лет шестнадцати. На ней было платье с желтыми цветами, едва прикрывающее колени, голубая ажурная кофточка с неестественно длинными рукавами, а на ногах белые туфельки без каблучка.

– Братишка! – не давая ему опомниться, воскликнула девушка.

– Ан…жел…ика?! – Эрник не мог поверить своим глазам.

Перед ним была его старшая сестра, с которой он не виделся уже почти год. Девушка бросилась к нему и, взяв за руку, помогла встать.

– Ты… откуда здесь?

– Некогда разговаривать. Бежать надо. Тебя убить хотят!

Она потянула его за собой. Он и не возражал. Встреча с родным человеком была столь неожиданной, что не было сил чему-либо сопротивляться.

Выбравшись из кустов, они оказались перед развалинами. Эрник узнавал эти места. Останавливаясь передохнуть, сестра произнесла:

– Я была у них в плену и сбежала. Они такое задумали, просто кровь в жилах стынет.

– Но почему меня хотят убить? Я же ничего не делал.

– Если не делал, то почему ты стал таким важным свидетелем, что попал под программу защиты?

– Я только помню, что угнал корабль…

– Ну да с двумя трупами на борту.

– Нет, такого не было!

– Это факт. В деле все зафиксировано. Со мной что ли спорить будешь?

– Ничего не понимаю… – Эрник совершенно растерялся от полученной информации. – Это я их что ли… убил?

– А я по-твоему?

– Из пистолета?

– О, это было бы просто. Но ты ведь любишь сложности. Одному шею свернул, другому позвоночник сломал.

– Да, ладно… Не может такого быть!

– Все некогда разговаривать! Нам нужно убраться от этого места подальше. Побежали, пока нас не засекли.

Только сестренка не могла бегать долго, уже через триста метров она остановилась перевести дух. Потом она останавливалась все чаще. Такие остановки заставляли Эрника еще больше нервничать.

– Извини, я не спец по марш броскам, – призналась Анжелика. – Давай передохнем.

– Что такое страшное ты узнала?

– Ты разозлил каких-то извращенцев – любителей мальчиков. Даже мерзко об этом говорить. Может лучше тебе не знать их планы? – девушка устало присела на землю.

– Почему? Говори.

– В общем… Прежде, чем тебя убить, заказчики хотят получить кое-какие доказательства…

Эрник внимательно смотрел на сестру, пытаясь понять, куда она клонит. Ей было тяжело говорить о чем-то.

– Доказательства?

– Короче, им нужно видео, где ты меня того… Для этого я им и понадобилась. Ты понял, о чем я?

Догадка потрясла Эрника, он потерял дар речи. Его широко открытые глаза дали Анжелике подтверждение того, что братец понял, о чем она умышленно не договорила.

Найдя в себе силы, Эрник проговорил.

– У них не получится… Я никогда…

– Запомни меня хорошенько, братец, – она понизила голос, добавив угрожающие нотки. – У них все получится! Ты еще не знаешь на что они способны. Но если нас поймают… – она вытащила из бокового кармана кофты перочинный ножик и демонстративно щелкнула, освобождая лезвие. – Я скорее отрежу твое хозяйство, чем позволю им такое со мной сделать. Хотя могу и сейчас, пока не стало слишком поздно…

– Нет, пожалуйста, не пугай меня! – взмолился отчаянно Эрник.

– Я не пугаю. Лишь открываю глаза на ближайшую возможную перспективу.

– Ну, почему это со мной происходит?

Эрник в отчаянии закрыл лицо руками.

– Даже знать не хочу, почему. Побежали скорее!

Но далеко убежать не удалось. Анжелика первой заметила среди строений подозрительных личностей и, указав на них брату, заставила отступить за кирпичную стену.

– Давай внутрь. Пройдем насквозь. Только тихо…

Пройдя полпути Эрник замер на месте. На вопросительный взгляд сестры, указав пальцем вверх. На верхнем этаже, сквозь полуразрушенное перекрытие виднелся силуэт стоящего человека.

 

– Засада… – трагическим голосом прошептал Эрник и теперь уже сам стал выбирать безопасный маршрут.

Идти по щебенке было крайне неудобно, при каждом шаге она предательски шуршала. По пути Эрник подобрал металлический прут, готовя себя к неизбежной встрече с преследователями. Им удалось незамеченными уйти подальше от опасного места и тут далекий стук по каменной стене чем-то металлическим, заставил их вздрогнуть и остановиться. Стук повторился, кроме этого до них вскоре донеслась речь одного из преследователей, усиленная специальным устройством.

– И где же спрятались наши голубки? Мы все равно вас найдем. Папочка уже рядом… Эрник, нехороший мальчик, тебе следует приготовиться к встрече…

– Чего замер? – Анжелика дернула брата за рукав куртки. – Уходим! Там выход!

Оцепенение, неожиданно сковавшее его тисками колючего страха, так же быстро прошло. Эрник вновь поспешил за сестрой. Впереди и, правда, был выход, еще издали он разглядел остатки когда-то массивного крыльца, с полуразрушенными ступенями.

Преследователи продолжали стучать по стенам и что-то говорить, но Эрник их уже не слушал. Ему хотелось скорее выбежать из развалин и скрыться в зарослях кустов, что так манили к себе спасительной зеленью. Ему стало казаться, что преследователей с каждым шагом становится все больше, и он слышит их торопливые шаги.

На последней ступеньке Анжелика споткнулась и упала, испуганно вскрикнув. Эрник бросился к ней на помощь.

– Ты как?

– Нога… – девушка скривилась от боли. – Кажется… сломала.

Эрник помог ей подняться и довел до ровной площадки, потом начал осматривать ногу, осторожно ощупывая покрасневшее место.

– Нет, все в порядке. Небольшой вывих и царапины.

– Ты должен бежать. Оставь меня! Скорее! – Анжелика устало опустилась на землю.

– Я не оставлю тебя!

– Уходи, кому говорю! Они убьют тебя!

– Но они и тебя убьют.

– Я им не нужна. Им нужен ты!

– Нет, нет, и не проси. Я смогу защитить тебя! Поверь мне.

– Да, что ты можешь? Тебя же трясет от ужаса. Уходи, пока не поздно.

Но Эрник решил стоять на своем, несмотря на все возражения сестры. У него кроме нее никого роднее не было.

Анжелика поняла, что спорить бесполезно. Поднявшись, прихрамывая, она дошла до края стены и осторожно выглянула. Потом резко отпрянув, испуганно посмотрела на брата. Он все понял без слов. Вскоре послышались многочисленные шуршащие шаги. И вот с разных сторон беглецов стали окружать, враждебно настроенные люди с палками и обрезками труб в руках. Эрник отступил к стене, выставив перед собой оружие. Анжелика пряталась за его спиной. Преследователи все теснее смыкали круг.

– Не подходите… – угрожающе проговорил Эрник и несколько раз со свистом рассек воздух железным прутом, держа его в обеих руках. Он следил за каждым шагом приближающихся людей и готов был в любую секунду броситься в драку.

И тут из толпы вышел уже знакомый ему зеленоглазый тип, он молча направился к нему, не имея в руках никакого оружия. Эрник сконцентрировал на нем все свое внимание, и, видя, что его угрозы не действуют, приготовился атаковать. Он ясно понимал – отсутствие оружия у противника еще ничего не значит. Расстояние между ним и зеленоглазым катастрофически снижалось. Эрник не выдержал и напал первым. Только мощный удар пришелся по воздуху, нападавший ловко увернулся, потом схватил за прут и, выкручивая, вырвал его из рук. Все произошло так быстро, что Эрник на мгновение оказался в замешательстве. Единственное, что ему оставалось это драться врукопашную. Когда преследователь отбросил прут в сторону, он накинулся на него с кулаками. Только противник был не промах, он знал о его намерениях и, используя защитный прием с выворачиванием рук, повалил мальчишку на землю. Эрник отчаянно сопротивлялся, пытаясь встать, но тут на него накинулись еще двое парней и крепко прижали к земле.

– По-вашему не будет… лучше убейте… – прерывисто дыша, сквозь зубы процедил Эрник. Если б только было можно он сжег бы всех присутствующих взглядом пылающим ненавистью.

Зеленоглазый достал из кармана своей куртки браслет и защелкнул его на запястье правой руки беглеца. Другой в это время прицепил пластырь у локтевого сгиба левой руки и достал шприц.

– Заканчивайте с ним! – взволнованно произнесла Анжелика. – Показатели запредельные!

Зеленоглазый глянул на помощника со шприцом и утвердительно качнул головой.

Эрник напряг последние силы, отчаянно задергался, пытаясь избавиться от захвата. Но это не помогло. Он почувствовал укол в руку и захотел закричать, но из горла вырвался лишь приглушенный хрип. Волна жара прокатилась по всему телу, вызвав болезненные конвульсии. Он содрогнулся несколько раз, судорожно захватывая ртом воздух. Не прошло и минуты, как глаза закатились и сознание покинуло его.

Зеленоглазый поднялся с земли и, повернувшись к немым свидетелям жестокой сцены, сказал:

– Благодарю за помощь. Все свободны. Понадобитесь, я свяжусь с вами.

И разношерстная публика: от подростков до пожилых людей, поздравляя друг друга с успешным выполнением работы, и делясь впечатлениями, стала расходиться.

Зеленоглазый поднял мальчишку и, закинув на плечо, направился к выходу из защитной зоны. Его взялись сопровождать двое парней и девушка с каштановыми волосами в желтом коротком платье.

==\\==

Эрник очнулся, лежа на надувном матрасе. В голове туман, правая рука немилосердно болит, словно ее сдавили тисками. Приподнявшись, он стал осматриваться.

Он находился в просторной, светлой комнате. Сразу в глаза бросился круглый стол на одной ножке с четырьмя стульями. Правая стена помещения была на верхнюю половину зеркальной.

«Допросная…», – догадался он, задержав взгляд на зеркальной стене.

Но вскоре боль в руке отвлекла на себя его внимание. Все дело оказалось в злополучном серебристом браслете. Он явно был не по размеру. Эрник принялся изучать его, нажимая на непонятно для чего предназначенные кнопки и двигал в разные стороны подвижные детали. Что-то сработало и браслет ослабил хватку, только вот снять его так и не удалось. Наконец, он решил забыть о браслете, переключив внимание на левую руку. Пластырь уже практически растворился в воздухе, заканчивая свою миссию по предотвращению попадания микробов в рану.

У изголовья лежала его кожаная куртка, которая тоже была мала. Со стороны ног стояли ботинки. Он взял один и прислонил к своей ноге, превосходящей его почти вдвое. Затем стал надевать. Как бы это странно не казалось, но обувь стала изменяться, увеличиваясь в размерах, пока не приняла идеальную форму. Далее изменениям подвергся другой ботинок.

После этого Эрник поднялся и стал обходить комнату по кругу. У входной двери задержался, убеждаясь, что она заперта. Приблизился к кулеру с водой, стоявшему недалеко от входа и, взяв пластиковый стакан, напился воды. Затем встретил на пути туалетную комнату, в которой умылся, пытаясь смыть неприятные воспоминания яркими картинками, вспыхивающими в голове. Взглянув в висящее над раковиной зеркало, увидел в нем отражение далекое от привычного образа тринадцатилетнего мальчишки с темно-каштановыми волосами. Он с огорчением понял, что начал забывать, как выглядит на самом деле.

Торопливо вытерев лицо бумажным полотенцем, он поспешил вернуться в комнату допросов. Немного походив по ней, наконец, присел за стол, временами поглядывая в сторону входной двери. Рано или поздно кто-нибудь о нем вспомнит. Ему оставалось только ждать. Чтобы скрасить свое ожидание, опять принялся мучить браслет. Хотелось во чтобы то ни стало разгадать его механизм и избавиться, наконец, от раздражающей кожу вещицы. Но когда он рискнул пустить вход зубы, со стороны двери послышался звук отодвигаемой засовы. И вот дверь отворилась.

В помещение вошел зеленоглазый коротко стриженый блондин, одетый по-деловому в пиджак темно-синего цвета, бирюзовую рубашку и зеленый галстук. Появление гостя вызвало в душе сидящего за столом человека бурю негодования, которое незамедлительно отразилось в его карих глазах и напрягшихся скулах.

Отодвигая стул, с намерением сесть напротив него, посетитель, пристально глядя, спокойным голосом произнес:

– Эрни Клайнерс, курсант высшей полицейской академии, проходил зачетную практику как инспектор по делам несовершеннолетним в колонии № 17 «Синий Аист». Возраст 23 года, образование высшее, не женат…

– А ты кто?

– Меня зовут Бохрад, – посетитель не рискнул предложить ему для пожатия руку, чувствуя, что парень настроен не очень-то дружелюбно. Он сел, продолжая внимательно изучать своего клиента. Потом сказал: – Я руковожу Службой по Восстановлению Памяти.

– Никогда не слышал.

– Это очень секретная организация. Вижу перемены, так сказать, на лицо… – Бохрад видел перед собой симпатичного темно-русого парня с правильными чертами лица, несущем на себе оттенок нескрываемой усталости и затаенной печали. От пережитых волнений лицо его было бледным, отчего особо выделяли дугообразные серые брови, а светло-карие глаза казались необычайно большими и чрезвычайно выразительными.

– Как обстоят дела с памятью?

– Лучше, чем прежде, – недовольно пробурчал Эрни.

– Вспомнил все или еще есть провалы?

– Провалов нет. Значит… все было подстроено, чтобы выудить из меня нужную информацию?

– Мы лишь выполняли свою работу и, согласись, мы с ней справились.

Эрни тоже не спускал с собеседника глаз. Его мучил один важный вопрос, который он поспешил озвучить:

– Значит… Анжелика не существует?

– Ее роль исполняла наша сотрудница. Твоя сестра давно вышла замуж, и ей явно не до тебя.

– А я… поверил.

– Что ж награжу ее премией за убедительность, – Бохрад весело улыбнулся.

Эрни перевел взгляд на браслет собеседника и сравнил со своим. Они были одинаковыми.

– Так чего мне ожидать теперь?

– Скоро придут представители следственных органов. Пообщайся с ними. Они должны быть довольны за потраченные деньги. Скрывать что-либо не имеет смысла.

– Это понятно. Ну, а потом?

– Мы обсудим этот вопрос, когда твои гости уйдут. Кстати, пока их нет, можно кое-что спросить? Любопытство так и гложет, – Эрни молча кивнул. – Как тебе удалось перейти болото?

– Пошел по нему и все.

– Так оно же жидкое!

– Я не заметил. Показалось твердое, как асфальт.

– А защитный барьер как преодолел?

Эрни не хотелось говорить на эту тему, слишком сильны были неприятные воспоминания, но посетитель ждал ответа, прожигая пристальным полным восхищения взглядом.

– У меня сильная воля.

– Да, что есть, то есть, – согласился Бохрад. – Ты доставил нам массу хлопот.

– Вы что всех своих клиентов доводите до нервного срыва?

– У нас индивидуальный подход к каждому клиенту, основанный на информации заказчика и сведений, полученных в результате наблюдений. В твоем случае пришлось действовать жестко. И сроки поджимали… Единственный способ разблокировать память, было использовать самый мощный стимулятор – страх.

– А вкололи что? Из головы будто часть мозга вынули.

– Неприятные ощущения скоро пройдут. Это было вещество, которое в совокупности с адреналином, позволило вернуть тебе твой настоящий вид. Понимаю, ты вправе сердиться…

– Еще бы! Ну и методы у вас…

– Другие варианты не подходили.

– А браслет? Может снимешь?

– Пока не могу. Он позволит нам контролировать твое поведение. Не хотелось бы, чтобы заказчики пострадали. Они очень впечатлены твоей расправой на корабле.

– Это была самооборона! Я представился и попросил их сдаться – все по инструкции! Они не послушались моего совета.

– Так никто тебя не обвиняет. Прошу, как бы тебя не злили следаки, держи себя в руках. Договорились?

– Хорошо, – буркнул Эрни.

Бохрад провел какие-то манипуляции со своим браслетом и вскоре радостно воскликнул:

– А вот пришло сообщение! Твои гости уже здесь. Ну до встречи!

Он спешно встал и направился к выходу. У двери остановился и, оглянувшись, задумчиво произнес:

– А я все никак не мог понять, зачем тебе одежда из аквапласта. Генетическая аномалия?

Эрни качнул в ответ головой. Это была еще одна тема из его личной жизни, о которой он распространялся крайне неохотно. Если в данном случае Службе по Восстановлению Памяти страх помог вернуть забытое, то обычно происходило наоборот. От избытка негативных эмоций Эрни забывал, что он взрослый человек и превращался в запуганного подростка. Во время зачетной практики, он решил использовать эту необычную способность, но едва не забыл, с какой целью попал в колонию для несовершеннолетних правонарушителей.

Следователи были в курсе его физической особенности, и восприняли произошедшие в нем изменения, как само собой разумеющееся. Их было двое: главный, которого он знал по Программе Защиты Свидетелей – коренастого телосложения высокий светловолосый пожилой господин по имени Сельвейер и второй, которого он видел впервые – высокий, худой, немного сутулый молодой человек, исполняющий роль его помощника – Рейвел Хоудс.

 

Оба были в пиджаках и при галстуках, всем своим видом давая понять, что люди они чрезвычайно серьезные.

Допрос велся часа три. Главный в основном задавал вопросы, а его помощник фиксировал все на видео и часто делал пометки в электронном блокноте.

Эрни узнал, что после его отлета «мясники» вызвали корабль, который всегда был у них на подхвате и покинули астероид, взорвав его. Так они скрыли все следы и убрали всех свидетелей, а их было без малого триста человек. В том числе среди погибших значился директор колонии – «мясникам» балласт был не нужен.

Сам Эрни рассказал, как расправился с людьми, оказавшимися на корабле, как обнаружил преследователей и долго пытался уйти от них. Выждав удобный момент корабль «мясников» обстрелял его самонаводящимися ракетами. И вскоре им удалось его подбить. Им бы наверно повезло больше, если бы не патрульный эсминец, курсирующий неподалеку. «Мясникам» пришлось скрыться.

Когда патрульные вошли на борт потерявшегося корабля, они застали там напуганного мальчишку, совершенно не понимающего, что он здесь делает и два трупа, запертых в креокамере.

Сам Эрни без утайки выдал все имена, что помнил, составил фотороботы и рассказал им массу интересного. Следователи были довольны. Дело предстояло быть громким и, пожалуй, самым значимым за последние годы.

– Если у нас появятся еще вопросы, мы назначим новую встречу, – уведомил его напоследок главный следователь, и, вставая, протянул для пожатия руку. – Приятно было с вами работать, Эрни Клайнерс.

Эрни тоже поднялся и ответил рукопожатием.

Проводив гостей взглядом, облегченно вздохнул. Потом направился к кулеру, чтобы напиться воды. Жажда долго не проходила.

Минут через пять пришел Бохрад, и с порога поинтересовался:

– Как прошло?

– Ты же сам все знаешь.

Эрни вернулся за стол, стараясь не смотреть на улыбающуюся физиономию посетителя. Она его начинала раздражать.

– У тебя признаки обезвоживания, – обратил внимание Бохрад.

– Интересно, с чего это вдруг?

Но сарказм Эрни остался незамеченным. Бохрад прошел к столу и сел, напротив.

– Прежде чем мы отправимся в столовую, хочу сделать тебе деловое предложение: переходи к нам работать.

– В Службу по Восстановлению Памяти? – в глазах Эрни вспыхнуло недоверие.

– Я отправлю в академию запрос о твоем переводе. Все документы они вышлют. Диплом, считай, ты уже получил. Еще слышал, тебя собираются наградить орденом за особые заслуги. Полный социальный пакет, приличная зарплата, интересная работа. Соглашайся. Не понравится, всегда сможешь уйти.

– Ты это серьезно? Это не очередной розыгрыш?

– Все совершенно серьезно.

– Я как-то не уверен, что хочу у вас работать. После всего, что случилось…

– Понимаю, – Бохрад дотронулся до браслета на руке Эрни и тот, как по волшебству раскрылся.

Эрни принялся растирать запястье, и поинтересовался:

– У тебя такой же. В чем его польза?

– О, этого я тебе рассказать не могу. Ты же не сотрудник нашей организации. Вот если бы был… – в зеленых глазах засверкали искры затаенной хитрости.

– Но я же ничего не смыслю в вашей работе.

– Ну, хоть попытайся, – и спохватился: – Слушай, ты есть хочешь?

– Очень, – нехотя признался Эрни, отводя взгляд.

– Так вот, соглашайся скорее и пойдем в столовую.

– А не соглашусь, не пойдем?

Перспектива остаться голодным совсем не привлекала.

Бохрад вздыхая, с ноткой огорчения ответил:

– Конечно, пойдем, но твой отказ меня очень огорчит. Мне нужен такой человек как ты.

Эрни вдруг не сдержал улыбку, и смущенно отвернулся.

– Что смешного?

– Ты так уговариваешь, что хочется согласиться.

– О, если бы ты знал, сколько времени и сил я потратил, чтобы уговорить Илаис, ты бы понял, что я готов на все ради ценных кадров. Хорошо, я не заставляю тебя прямо сейчас принимать такое важное решение. Подумай все, взвесь, познакомься с ребятами. Поверь моему слову, у всех у них были серьезные проблемы в жизни, и с памятью в том числе. Им пришлось через многое пройти.

– Сколько всего на тебя работает?

– Трое.

– А кто были все те люди, участвовавшие в облаве?

– Это волонтеры. Приходится часто прибегать к их услугам. Не беспокойся, они тебя на улице не узнают, и пальцами тыкать не будут.

– Хорошо бы…

Бохрад поднялся.

– Так ты есть идешь?

– Иду.

– Браслет не забудь. Он твой на случай если согласишься работать, ну а в противном случае придется вернуть.

Оба вышли из комнаты. Яркий солнечный свет, влетающий в широкие окна коридора, вынудил Эрни зажмуриться.

– Думаешь, зацепить меня побрякушками?

– Ну а вдруг… – Бохрад с нескрываемым интересом взглянул на парня, рассматривающего браслет. – Это последнее слово техники, а не побрякушка.

– Я подумаю. А Илаис… та самая… Анжелика?

– Хотелось бы соврать, сказать нет, но ты все равно рано или поздно все поймешь. Начнутся истерики, скандалы… В общем, да, это она.

Эрни не знал, как реагировать на его слова. Внутренне он был готов к подобному ответу. Он долго шел молча, раздумывая над стратегией своего поведения и предложением о работе. Наконец, останавливаясь, уверенно произнес:

– Хорошо, я согласен.

Бохрад повернулся к нему и, на радостях обхватив его за плечи, воскликнул:

–Эрни Клайнерс! Я был уверен, что ты примешь мое предложение. Ты не пожалеешь! Добро пожаловать на Службу по Восстановлению Памяти!!!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30 
Рейтинг@Mail.ru