Не читай это днём!

Маир Арлатов
Не читай это днём!

Не читай это днем!

Однажды мама отправила сына в супермаркет за хлебом! И он пошел. Долго шел, так долго, что не заметил, как ушел… в себя. Ушел, да так и не вышел. Зато в долгом путешествии по недрам своего подсознания поднялся он однажды на высокий каменистый холм и замер: то ли от удивления, то ли от испуга. Да и как не удивиться, и не испугаться, если холм усеян, выбеленными на солнце костями и черепами. В свое время мальчик интересовался анатомией и узнал, что в каждом человеческом теле обязательно имеется скелет, и то что вокруг него кости и черепа человеческие, даже не сомневался. Озадачился мальчик вопросом: «Куда это тела делись, если их скелеты здесь лежат?» Странно все это как-то…

И вдруг ветер, летающий со свистом над холмом, донес до слуха мальчика, ушедшего в себя, знакомый шелест. Будто кто-то книжную страницу перелистнул. Враз забыл он странном вопросе, и стал оглядываться по сторонам. Вскоре увидел недалеко от себя заросший мхом плоский камень, за которым сидел живой человеческий скелет в лохмотьях. И скелет этот очень медленно перелистывал страницу за страницей толстой старинной книги. А вокруг живого скелета много полуразвалившихся мертвых. Странно все это как-то…

Мальчик не был трусливым. Может он просто не знал, что у ушедших в себя людей напрочь отсутствует инстинкт самосохранения? И потому смело направился он к живому скелету. Но не скелет его заинтересовал, а книга. Живой скелет был так поглощен чтением, что взглянул на подошедшего лишь, когда тот стал забирать его книгу. Судорожно вцепился скелет иссохшими руками в книгу, посмотрев на мальчика черными глазницами, в глубине которых едва теплился бледно-красный огонек затухающего сознания. Не заметил мальчик отчаяния и ужаса в последний раз вспыхнувшие в глазницах живого скелета. Дернул изо всех сил, отняв книгу вместе с его руками. Затем с трудом разжав онемевшие костяные пальцы, швырнул руки скелету, а сам стал рассматривать книгу. В воздухе пронесся протяжный вздох и остатки сознания покинули бывшего владельца книги, а ветер, оторвав от его лохмотьев несколько лоскутов, понес их играючи прочь с холма.

Книга была старинная. На ее потертой от времени и местами продырявленной обложке едва можно было прочесть: «Не читай это днем!» Название являлось важным предупреждением, на которое не обратил внимание мальчик. И не заметил он странные цифры в уголке «18+». Впрочем, он и раньше не отличался внимательностью к предупреждениям, а тут и вовсе решил, что это указана стоимость книги. Но денег с собой нет, и плату никто не просит…

«Что в книге такого, что ее днем читать нельзя?» – спросил себя мальчик. – «Темно же ночью будет. Может она светится по ночам?» Терпением мальчик тоже не отличался и потому не стал дожидаться темноты. Уселся он у камня, отодвинув от себя скелеты, положил книгу на колени и…открыл ее. Прочитал первую страницу, перешел к следующей…

Все истории, даже ужасные, когда-нибудь заканчиваются. И история читающего мальчика тоже имеет свое окончание. А то, что с ним случилось – это уже другая история…

Предупреждение:

«Не читай последнюю страницу!!!»

Жестокий отбор

Что-то настораживало Арису, когда она приближалась к телепортационному пункту. Это странное чувство начало беспокоить девушку с того времени, как она получила электронное сообщение на свой мобильник.

«По результатам анализов Вы (такая-то…) были отобраны для продолжения человеческого рода за пределами Солнечной системы. Поздравляем вас! Персональные рекомендации…»

И вроде бы она должна быть счастлива. Как-никак такой чести удостоилось всего-то человек сто из пятидесятитысячного населения города. И она волей судьбы оказалась в их числе! Невероятное везение! А всем остальным предстоит погибнуть. И дата давно была известна… Как же ей все завидуют! Такой шанс спасти свою жизнь и стать продолжательницей рода человеческого на другой планете. И какая ответственность! Может ощущение ответственности тяготит ее душу?

И вроде бы она должна радоваться со всеми, что живущие там – в недоступных для понимания глубинах иных звездных систем братья по разуму вошли в незавидное положение Землян, и направили для их спасения три гигантских космических корабля. И она радовалась поначалу. Как не податься всеобщей эйфории? Она ночами не спала, все пыталась представить, как это увидеть своих спасителей? Как передать им свою безмерную благодарность? Оправдает ли она надежды, возложенные на нее человечеством?

У телепортационного пункта уже образовалась очередь из таких же, как она счастливцев. А за оградительным барьером теснились провожающие. Было шумно. Многие плакали. Но все за исключением детей понимали значимость этого дня и не пытались удержать родных от космического путешествия. Лишь «осчастливленные» дети бурно протестовали, не поддаваясь уговорам родителей. Они решительно пытались избежать расставания. Но последние, настойчиво вручали судьбу своих детей в руки военного персонала, веря, что желают им только добра. Ариса старалась не смотреть на эту вынужденную жестокость, но крики детей невольно заставляли сжиматься в страхе ее сердце.

– Ариса! – внезапно знакомый голос вынудил девушку остановиться. Она оглянулась.

– Эй, Эрик, я вижу тебя!

Ариса с улыбкой махнула рукой в толпу провожающих.

Черноволосый паренек с трудом протиснулся к оградительной решетке, чтобы в последний раз посмотреть на нее.

– Я рад за тебя, Ариса. Удачи!

– Спасибо, что пришел. Ты моих не видел?

– Они побоялись, что ты передумаешь. Им трудно прощаться.

– Да, понимаю…

Девушке вдруг стало невыносимо тоскливо. Еще немного времени и все! Не увидит она больше знакомых лиц, не увидит солнца, небо, не услышит пения птиц, шелест травы… Только теперь она ясно поняла, что настораживало ее последнее время.

– Эрик… – ей с трудом удалось не заплакать.

– Ничего, все в порядке. Иди. Мы все рады за тебя!

Молодой человек в военной форме неожиданно возник за спиной девушки и, беря за локоть, проговорил:

– Госпожа, вам пора.

– Эри-и-ик! – Ариса выкрикнула срывающимся голосом.

– Иди, прошу…

Ей ничего не оставалось, как последовать за военным. Она пыталась заставить себя не оглядываться. Эрик по-прежнему был где-то там…

–Следующий… Положите руку на подставку. Вам будет нанесена идентификационная печать… – бесстрастным голосом проговорила диспетчер пункта.

В глазах Арисы неожиданно потемнело…

==\\==

После взлета всех детей погрузили в анабиоз. Их истерики и бесконечный плач могли оказать плохое влияние на психологический комфорт членов экипажа и, следовательно, сам полет, который до встречи с кораблями инопланетных братьев по разуму предстоял быть долгим.

Арису поселили в четырехместную каюту. Первые часы она, как и три ее соседки просто сидела на своей не застеленной кровати, погруженная в немое отчаяние. Может и хорошо, что перед взлетом оказались наглухо закрыты иллюминаторы. Девушке казалось, если бы она увидела, как все дальше от нее становится Земля, ее сердце не выдержало бы муки расставания и разбилось бы на куски подобно хрупкой хрустальной вазе.

Девушка, сидевшая напротив, тихо плакала уткнувшись лицом в подушку, но в сердце Арисы уже не осталось места для жалости. Только боль: щемящая и прожигающая насквозь. Потом появилась злость. В первую очередь на себя. Как она могла разрушить свою судьбу, согласиться на этот перелет? Только сейчас она с ужасом осознала всю трагичность случившегося. И ничего уже не исправишь…

Неожиданно тревожную, пропитанную тяжелыми мыслями тишину каюты нарушил приятный мужской голос:

– Вниманию пассажиров космического лайнера «Надежда»! Полет проходит в нормальном режиме, и вы можете посетить специально оборудованные для вас отсеки: столовую, спортивный зал, отсек психологический или медицинской помощи и многие другие. Убедительная просьба ознакомиться с правилами поведения во время перелета, которые описаны в брошюрах, находящихся в ваших каютах и соблюдать их неукоснительно. Это необходимо для вашего же блага. По всем возникшим вопросам обращайтесь к обслуживающему персоналу. Приятного Вам полета!

Брошюры в количестве четырех штук действительно лежали на столике.

Ариса первой взяла одну и без особого интереса принялась изучать содержимое. Из всего написанного поняла, что никакой она не особенный человек. А скорее заключенная с максимально ограниченной свободой. Сплошные запреты: нельзя громко смеяться и разговаривать, собираться в группы более двух человек, провоцировать кого бы то ни было на проявление агрессии, оскорблять пассажиров, обслуживающий персонал и членов экипажа, быть нетерпимым к пассажирам иной расовой принадлежности, вероисповеданию или политическим взглядам, нельзя скрывать болезненное состояние организма и вступать в половые отношения. И много чего другого…

Оказалось, всюду были размещены невидимые глазу камеры слежения и нарушение правил грозило нарушителю помещением его в анабиозную камеру на время всего полета.

– Боже… – молчание нарушила одна из девушек, которые по примеру Арисы взялись за чтение брошюр. – Похоже мы попали в тюрьму. Хорошо, что лететь три недели. Иначе я сойду с ума.

Закрыв брошюру, она внимательно глянула на присутствующих в комнате незнакомок и обратилась к ним:

– Может познакомимся? Меня Ника зовут.

Ариса подняла на нее глаза. Ника была красивой длинноволосой брюнеткой лет двадцати двух с выразительными зелеными глазами. По строгим чертам лица и волевому подбородку чувствовался ее властный характер и наличие лидерских способностей.

– Ариса, – первой ответила Ариса и опять вернулась к чтению.

Плачущая девушка, наконец, перестала всхлипывать и вытерев глаза нехотя произнесла:

– Гелия.

Она тоже была брюнетка, но с печальными карими глазами.

– А меня зовут Санни, – отозвалась четвертая соседка по каюте – светловолосая коротко стриженная шатенка с симпатичным личиком и первыми мимическими едва заметными морщинками вокруг серых, обрамленных длинными черными ресницами, глаз. Прочитанное в брошюре вызвало у нее бурю негодования: – Не понимаю, зачем надо так рано просыпаться? В шесть часов! И зачем эта ежевечерняя проверка, будто нам есть куда отсюда сбежать.

 

– Раньше надо было думать, – сердито бросила Ника. – Возомнили себя особенными! Обрадовались, что в живых останемся! Уж лучше бы со всеми на Земле остаться.

– Что же не осталась? – с сарказмом в голосе спросила Гелия.

– Дура потому что!

– А я в обморок упала, – призналась Ариса, – но все равно сюда запихнули.

– Надо было эпилепсию изобразить. Так многие делали. Особенно дети.

– А может не все так плохо? Нам просто надо это пережить, – сказала Санни. – Кстати, я не прочь познакомиться с мальчиками. Идем?

Она первой направилась к выходу. Дверь оказалась не заперта. Из коридора доносились приглушенные голоса.

Так начиналась для спасенных людей новая жизнь. Она Арисе не нравилась, заставляла чувствовать себя неуютно и всегда быть настороже. В отличие от многих пассажиров ей никак не удавалось расслабится и не думать о родных и своем любимом Эрике. Мысли о гибели человечества прочно засели в ее голове и тревожили во время сна.

Первая неделя полета далась Арисе с большим трудом. В душе росла непонятная злость и все чаще ей хотелось выплеснуть ее на ком-нибудь. Возможно сказывалось ограничение свободы и численность пассажиров. Но не она одна переживала такое состояние. Были те, кто не выдерживал и скрывался, устраивая драки и причиняя разрушения. Потом их больше не видели. Ко второй неделе полета психологическое состояние пассажиров пришло в относительно уравновешенное состояние. Но спокойствие это оказалось обманчивым. Многие впали в депрессию. А соседка Арисы Гелия оказалась первой покончившей жизнь самоубийством. Она перерезала себе вены в общей душевой каюте. Для Арисы это был настоящий шок. Ведь казалось, что ничто не предвещало такого трагического исхода. Все эти психологические тесты, которые проводились до полета по выявлению лучших представителей человечества, оказались бесполезны.

Часами Ариса сидела у иллюминатора и смотрела в звездную черноту космического пространства. Она видела далекое Солнце, не в силах отвести от него слезившиеся тоской глаза. Где-то там существовала третья по счету дорогая сердцу планета. Ее уже давно не видно. Но она осталась там…

Ариса чувствовала себя предательницей. Она бросила все, что ей дорого. Ради чего? Что ее ждет там, куда унесет ее один из инопланетных кораблей. Так ли все будет благополучно? Или может ей найдут пару и заставят размножаться как животное? Почему она раньше не подумала о таком варианте развития событий?

– Собираешься повторить судьбу Гелии? – поинтересовалась, входя в каюту Ника.

Ариса ничего не ответив, холодно глянула на девушку.

– Сходи лучше пообедай, а то тобой врачи уже интересовались.

– Чего им надо?

– Ты третий день к психологу не ходила.

– Пошли они…

– Я предупредила.

– Ника, ты знаешь, сколько нас всего на лайнере?

– Из бодрствующих около трехсот, а сколько спящих – не в курсе.

– И сколько таких лайнеров следует за нами?

– Не считала. Говорили около сотни.

Ариса вздохнула опять, уставившись в иллюминатор. Ей не видно было ни одного, идущего следом лайнера, и казалось, что их просто нет. От этого все больше возрастало пожирающее душу чувство одиночества.

Вскоре после ухода Ники произошло событие, потрясшее Арису до глубины души. Она по привычке продолжила смотрел в иллюминатор, как вдруг пространство вокруг лайнера озарилось яркой вспышкой. Ариса вздрогнула испуганно и прильнув к холодному пластику иллюминатора, постаралась отыскать взглядом эпицентр этого явления. В голове мелькнула ужасная мысль:

«Неужели… Земля?!»

И тут лайнер ощутимо содрогнулся. Пришлось ухватиться за стол, чтобы не упасть. Чувствовалась как от догадки возможно случившейся трагедии стынет кровь и сбивается дыхание. Ариса кинулась к выходу. Она должна знать, что на самом деле произошло!

Оказавшись в коридоре, она увидела пассажиров, спешащих к общему залу. На лицах их читалось недоумение и страх.

– Что это было? – тревожным полушепотом спрашивали они друг у друга и непонимающе пожимали плечами. Многие откровенно боялись высказывать свои догадки, понимая, что могут и не ошибиться в своих выводах.

На негнущихся ногах Ариса вклинилась в толпу пассажиров и вошла в зал. Все и она в том числе были одеты в одинаковые коричнево-красные комбинезоны и невольно Ариса сравнивала эту компанию с курами на птицефабрике. Очень породистыми курами…

В взволнованным пассажирам вскоре вышла молодая девушка в белой униформе. Все знали ее как психолога высшего уровня – Милену Шандри. По выражению ее лица без слов стало понятно то, о чем все боялись сказать вслух. Милена долго подбирала слова и, наконец, обратилась к публике, не сводящей с нее пристальных глаз.

– Друзья мои… будьте мужественны. Земли больше… нет…

В зале на несколько секунд повисла пронзительная тишина, словно присутствующих внезапно парализовало от заполнившего сердце каждого леденящего ужаса.

У Арисы подкосились ноги, и она инстинктивно схватилась обеими руками за стоящего рядом мужчину. Он бережно поддержал девушку.

Но вот осознав произошедшую трагедию, раздался крик не выдержавшей напряжения женщины. За ней закричала другая… Зал содрогнулся от криков и стенаний. Многие лишились сил, и упав на колени, в слезах выражали свое горе по погибшим родственникам, оставленным на Земле, или принимались неистово молиться, обращаясь к Богу с просьбами о спасении.

Ариса не помнила, как вернулась в свою каюту. Ощущение горя было таким сильным и всепоглощающим, что даже лишило ее слез. Она вновь села у иллюминатора и не сводила глаз с огненного зарева, накрывшего весь небосвод.

На Нику, вернувшуюся в каюту вскоре после нее, Ариса не сразу обратила внимание. Та молча забралась в постель и отвернувшись к стене, накрылась одеялом. Но глянув на нее случайно, она вдруг заметила, что ее красивые черные волосы стали… седыми.

==\\==

Прошло несколько дней. Число пассажиров значительно уменьшилось. Многие добровольно согласились продолжить полет в состоянии анабиоза. Были так же те, кто вынужден был пройти эту процедуру без согласия. Их психологическое состояние оказалось особенно неуравновешенным.

Арисе тоже предлагали анабиоз, но она наотрез отказалась, заверив, что чувствует себя нормально и пережитый стресс не оказал на нее негативное влияние. О том, что у нее стали выпадать волосы в большом количестве, она заранее решила умолчать. А вот Санни очень скоро положили сначала в лазарет, а оттуда без лишней волокиты быстро погрузили в анабиоз. Ариса была тогда у порога в лазарет, упрашивая медсестру пустить ее навестить соседку по каюте.

– Ее готовят к процедуре анабиоза, – холодно сообщила медсестра.

– Ну хотя бы на минуточку…

Только ее жалобный тон не подействовал. Двери лазарета закрылись перед самым ее носом. Ей даже одним глазком не удалось увидеть, что происходит в палате. Охранник неожиданно оказался за ее спиной, строгим голосом велев покинуть лазарет и возвращаться в свою каюту.

В расстроенных чувствах Ариса медленно брела по серому коридору, освещенному голубыми лампами. Люди словно вымерли, до того пусто и одиноко. Даже голосов не слышно. Задумавшись и не глядя по сторонам, она и не заметила, что ошиблась поворотом и вышла в совершенно незнакомую ей часть корабля. Она опомнилась, когда неожиданно оказалась перед металлической дверью с вывеской: «Вход посторонним запрещен!». Испуганно уставившись на дверь, девушка некоторое время пыталась понять, как она тут оказалась. Потом оглянувшись, начала вертеть головой лихорадочно разыскивая глазами верную дорогу.

Дверь за спиной издала предупредительный пищащий сигнал, заставив девушку поддаться панике. Единственное, что она успела сделать прежде, чем дверь открылась – отбежать от нее на несколько шагов и прижаться к стене в робкой надежде, что ее не заметят.

Дверь открылась и в коридор вышли двое молодых мужчин в серой рабочей форме, вывозящие саркофаг. Судя по тому, что им приходилось применять силу при его перемещении, в устройстве определенно находился человек. К счастью для Арисы, мужчины ее не заметили, свернув в другую сторону. У девушки неожиданно проснулось любопытство. Что скрывается за дверью? Радуясь, что она автоматически не закрылась, видимо в ожидании возвращения работников, Ариса прошмыгнула в запретную часть лайнера.

Перед ее взором оказался все такой же серый коридор, с той лишь разницей, что в нем было заметно холоднее. Обхватив себя руками и поеживаясь, девушка направилась быстрыми шагами вперед, помня о том, что рабочие, которых она видела, могут в любой момент вернуться. Сердце бешено стучало в груди, словно подгоняя ее двигаться побыстрее. Внимание привлекла серебристая дверь без каких-либо объясняющих назначение скрытых за ней помещений надписей. Ариса взялась за ручку и надавила, не особо рассчитывая, что она просто так откроется. Но к удивлению, раздался щелчок и дверь отворилась. Ариса с опаской шагнула внутрь, успев заметить, что в помещении царит сплошная темень и без фонаря она вряд ли что сможет увидеть. Но ей нужно было перевести дух и успокоиться. Закрывая за собой дверь, она услышала приближающие шаги и разговор идущих по коридору мужчин.

Ариса прижалась к стене, прикрыв по возможности плотно дверь. Закрыть ее полностью она не решилась, опасаясь привлечь внимание щелчком замочного устройства, который в тишине коридора будет подобен звуку выстрела.

– Еще пара дней и не останется ходячих пассажиров, – сказал один.

– А я жду этого. Устал что-то тела возить к мясникам. От того как они их разделывают на части меня выворачивать начинает.

– Не говори так, – предупредил полушепотом напарник. – Здесь везде уши. Как бы тебя самого к ним на стол не положили.

От услышанного по спине невольной свидетельницы их разговора пробежал холодок.

«Мясники? О чем это они? Как это разделывают на части?»

Внезапно в помещении, в котором она так удачно спряталась, начало включаться освещение.

Первое, что ей бросилось в глаза – ряды прозрачных, расположенных друг над другом капсул, а в них тела людей, находящихся в анабиозе. Да, она именно так и решила. Ей приходилось видеть раньше такие установки. И вот решительно приблизившись к первой капсуле, она дотронулась до прозрачной преграды, стирая слой наледи, вдруг увидела, что в капсуле никого нет. Проверила следующую, потом еще…

«Людей нет! Никого в них нет! Куда они делись?»

Прохаживаясь между пустыми устройствами, она пыталась убедить себя, что люди спят где-то в другом отсеке, а это дополнительная анабиозная камера. Настораживало, что все капсулы подключены к электричеству, но вдруг это просто проверка оборудования? Ариса с готовностью верила всем придуманным ею версиям. Но сомнения становились все настойчивее.

«Он сказал, осталось мало ходячих пассажиров… То есть нас? Ариса, хватит уже фантазировать. Никаких тайн здесь нет. Давай вернемся в каюту, выпьем концентрированного апельсинового сока или калорийного коктейля и ляжем спать…»

Она почти согласилась с собой и даже направилась к выходу, но желание выяснить, что происходит в запретной части корабля, оказалось сильнее.

Девушка осторожно вышла в коридор, намереваясь продолжить свое путешествие. Вскоре стали попадаться помещения, закрытые на электронные замки Ариса даже не рискнула прикасаться к ним, опасаясь, что может сработать сигнализация. Ноги привели ее к большому смотровому окну, установленному прямо в стене, за которым хорошо просматривалась часть помещения, напоминающего завод. То, что там происходило повергло девушку в шок… За транспортерами, стояли люди и с бесстрастными выражениями лиц сортировали движущиеся на ленте части человеческих тел. Головы в одну корзину, руки и ноги в другую, органы в третью. Все вокруг было в крови: транспортеры, пол, одежда на рабочих, их руки, облаченные в толстые резиновые перчатки. Едва корзина наполнялась еще хватали и уносили куда-то за пределы видимости.

«Мне это кажется…» – пыталась успокоить себя Ариса. Она отвернулась не в силах смотреть на такое. Неожиданно к горлу подступила тошнота. Она приложила ладонь ко рту, стараясь заглушить рвотные позывы.

«Тошнит, значит, не кажется…»

От сделанных выводов самочувствие лишь ухудшилось.

«Что же здесь, черт возьми, происходит?!»

О возвращении в свою каюту и мирном сне не могло быть и речи. Ариса продолжила свой путь. Вскоре ей попалось еще одно смотровое окно. Через него она увидал, как рассортированные по корзинам части тел, собираются в специальные емкости и при помощи пресса из них выдавливаются жидкости и текут по прозрачным трубочкам. Причем жидкости были не только красного цвета. Их путь предварительно лежал через сепаратор, где они разделялись на разные цветные фракции. Эти фракции в свою очередь делились на другие составляющие и направлялись в огромный частично видимый девушке контейнер.

 

Наблюдая за процессом, Ариса была настолько шокирована таким зрелищем, что совсем забыла о своей безопасности. Только послышавшееся эхо мужских голосов вернуло ее в реальность. Вздрогнув, она резко отошла от окна, и в надвигающейся панике начала лихорадочно искать возможность остаться незамеченной. Неожиданно коридор вывел ее в огромный светлый зал. Пробежав по нему несколько шагов, Ариса остолбенела. В центре за очень странным пультом управления стояло на толстых щупальцах какое-то существо серо-зеленого цвета. У него была голова, часть туловища немного напоминающая человеческую, а также руки с очень длинными пальцами, заканчивающимися присосками. Пальцами оно производило на пульте какие-то манипуляции. Ариса медленно попятилась, не сводя глаз с чудовища. И тут до ее слуха донеслись тревожные щелчки, перемешанные с противным пронзительным писком. Что-то заставило Арису поднять глаза к потолку. Под ним висело на толстых белых канатах не меньше полусотни таких же существ. Ариса от шока не могла даже пошевелиться.

«Ты кто?» – пронесся в ее голове голос. Его холодное металлическое звучание вернуло девушку в чувство.

– Я… – задумалась она ненадолго и уверенно ответила: – Человек!

«Еда… еда…» – эхом отозвались, перебивая друг друга голоса.

– Я человек!

«Тебе здесь не место»

В душе Арисы вспыхнул гнев, и она выкрикнула:

– А кто вы? Что здесь происходит?

«Твоя планета погибла. Мы прилетели за своей добычей. Вы наша добыча», – ответило существо, находящееся у пульта. Ему не было необходимости поворачиваться к незваной гостье. Один из его многочисленных глаз, располагался на затылке и отлично видел ее.

–Почему погибла моя планета?

«Вы ее погубили»

Существо отвлеклось от манипуляций с пультом управления и переключило внимание на пирамидоподобное устройство, висевшее над его головой все состоящее из торчащих наружу прозрачных трубочек. Ухватив одну рукой, оно подтянуло его к своему лицу и сунуло в ротовое, с торчащими наружу клыками, отверстие. По трубочке побежала розовая жидкость. А к горлу Арисы снова подкатила тошнота. Она-то отлично понимала, что это.

В душе родилось сильное желание уничтожить этих существ. Даже руки затряслись что-нибудь такое сделать. Случайно глаза зацепились за вполне человеческую деталь интерьера – стул. Ей было не до вопросов зачем здесь находится этот предмет, совершенно неуместный, будто даже по случайности забытый. Он лежал у дальней стены так и маня к себе.

Девушка, соблюдая осторожность медленно направилась к нему.

Существо, занятое удовлетворением физиологической потребности, нисколько не обращало внимания на гостью. Да и другим до нее не было никакого дела. Они дремали, раскачиваясь на толстых канатах.

– С какой вы планеты? – Ариса решилась нарушить тягостное для нее молчание.

«У нас нет ее, она нам не нужна. Наша планета – наш корабль»

– А я думала с Альфа-Центравра или Сириуса. Ну или хотя бы с созвездия Орион.

«Орионцы наши враги. Они долго контролировали нашу добычу и следили за ее размножением, а теперь и вовсе предъявили на нее свои права. Нам пришлось отбить их корабль. Вы наша добыча. Тебе здесь не место – называющий себя «человек». Возвращайся на дезактивацию»

Существо щелкнуло пальцем по пульту и спустя несколько секунд в помещение вбежала пара молодых мужчин. Они замерли, ошарашенно уставившись на девушку.

«Уведите, – холодно велело существо. – Отдайте ее нашей матери – этот экземпляр должен ей понравится»

Понимая, что терять собственно уже нечего, Ариса схватила за ножки стул и подбежав к пульту управления, что есть силы с криком опустила его на голову инопланетного существа.

– Сдохни тварь! Сдохни!!!

Стул разлетелся в щепки, а существо как ни в чем не бывало уставилось на девушку ничего не выражающими глазами. Ариса поняла, что не причинила ему ни малейшего вреда. От сознания своей беспомощности, она едва не разрыдалась.

Едва на пол упал последний обломок стула, как образовавшуюся тишину разорвали громкие аплодисменты. Ариса медленно посмотрела вверх…

На нее смотрели люди, облаченные в странные костюмы и улыбаясь, хлопали в ладоши. Некоторые даже восклицали: «Браво!». Потом они вдруг начали спускаться на пол. А существо, которое ей не удалось убить, вдруг начало снимать маску, под которой оказалась человеческая голова в защитном шлеме.

–Чуть ведь не убила, – насмешливо вымолвил мужчина, изображавший инопланетное чудовище.

У Арисы от увиденного перехватило дух, закружилась голова, затем потемнело в глазах, и она потеряла сознание, упав в руки первого, поспешившего к ней на помощь мужчины.

–В лазарет срочно! – скомандовал кто-то.

==\\==

Очнулась Ариса в лазарете, лежа в мягкой постели, укрытая легким белым одеялом. Первую минуту она отчаянно старалась понять, что с ней случилось. Обрывки воспоминаний выглядели туманными и пугающими.

«Это все был сон… ужасно-реальный сон», – вскоре твердо решила она.

Девушка даже искренне поверила такому выводу и минуты три пребывала в эйфории от сознания, что случившееся всего лишь сон. Просто очень страшный сон…

Но потом в палату вошел врач. Его лицо напомнило Арисе чудовище из сна. Мужчина глянул на девушку с веселой улыбкой и вопросительно произнес:

– Уже очнулась? Как самочувствие?

Ариса медленно села, невольно прижимая одеяло к себе, не сводя глаз с посетителя. Почему-то на нем не было привычного синего медицинского комбинезона с эмблемой космической врачебной помощи. Мужчина был уже не молод, но довольно привлекателен, с густыми русыми волосами и улыбающимися синими глазами. Взяв стул, он подошел ближе к пациентке и сев, внимательно посмотрел на ее настороженное лицо.

– Что со мной? – с тревогой спросила девушка.

– Ничего серьезного. Просто упала в обморок.

– У меня были галлюцинации?

И тут мужчина спохватился:

– Их-то как раз и не было. Извините, забыл представиться: меня зовут Хемиль Дилявский. Ариса, помните, пару лет назад вы писали эссе на тему: «Враждебный космос»?

Рейтинг@Mail.ru