25 святых

Люттоли
25 святых

Глава 1

Июль. Пустыня Мохаве

Пустыня Мохаве. Безбрежные пески тянутся на тысячи километров. Место совершенно безлюдное. Казалось, что может быть безлюднее пустыни? А такое место было. Долина… «долина смерти», как её прозвали с незапамятных времён. Человек здесь такая же редкость, как и дождь. Зато ураганный ветер частый гость пустыни. Ветры бывают такой силы, что, вздымая миллиарды песчинок, образовывают непроглядную тьму, наглухо перекрывая путь солнечным лучам. Явление безумное по красоте и опасности. И всё это происходит, когда столбик термометра поднимается за отметку 40 градусов жары.

Именно в такую погоду двигались два армейских джипа по «долине смерти». У обоих джипов были включены фары, что никоим образом не облегчало путь. Однако позволяло сохранять дистанцию в пять метров. На такой дистанции, противостоя мощному песчаному урагану, джипы с небольшой скоростью продвигались вперёд. В первом джипе находилось три человека. Двое впереди и один сзади. Джип постоянно встряхивало. Иногда он замедлял ход, пробиваясь сквозь малые песчаные холмики, нанесённые ураганом на дорогу. Но, едва замедлив ход, джип снова уверенно прорывался вперёд. Лобовое стекло полностью залеплено песком. Но даже без этого невозможно было разглядеть, бегущую впереди дорогу.

– Проклятая пустыня, – в который раз чертыхнулся водитель. Пустив в ход стеклоочистители, он попытался улучшить обзор. Однако эта попытка ровным счётом ни к чему не привела. Видимость по – прежнему была нулевой.

– Держитесь прямо, – раздался голос Шондера, сидевшего рядом с водителем, – просто держитесь прямо. Мы идём точно…

– Откуда вы знаете? – не мог скрыть удивления водитель. – Ничего вообще не видно, а вы уже битый час твердите о правильном направлении. Чёрт, у вас нет ничего. Даже приборов, по которым можно определить направление.

– Подбавьте газа, впереди большая куча песка. Мы можем застрять, – вместо ответа посоветовал Шондер.

– Да откуда вы знаете? – не выдержал водитель, – я вот ни хрена не вижу!

– Подбавьте газ, – более настойчиво повторил Шондер.

Водитель только осуждающе покачал головой. Но в следующее мгновение сделал то, на чём настаивал Шондер. Он надавил на педаль газа. Джип ускорил ход. Через несколько секунд все трое почувствовали резкое сопротивление. Машина начала замедлять ход. Казалось, ещё немного, и она остановиться. Колёса едва толкали машину вперёд. Но в последнюю минуту все почувствовали резкий рывок вперёд. Словно машина освободилась от груза. Машина пошла прежним ходом.

– Надо остановиться, вторая машина застряла, – сказал водитель, нажимая на педаль тормоза.

– Она не застряла, – уверенно ответил Шондер, – второй джип идёт следом. Так что не останавливайтесь. Прежде, чем дать газ, водитель посмотрел в боковое зеркало. И действительно, сзади пробивался тусклый свет. На этот раз он ничего не сказал Шондеру. Только вздохнув, ускорил путь.

– Правее, – неожиданно скомандовал Шондер.

Водитель, без излишних слов, последовал его приказу.

– Достаточно. Держитесь прямо…вот так.

Увидев, что всё идет как нельзя лучше и вскоре они достигнут цели, Шондер обернулся назад и, обращаясь к сидящему сзади пассажиру, извиняющимся тоном произнёс:

– Простите за неудобства в пути, ваше преосвященство. Могу заверить вас, что очень скоро всё кончится.

Человек в епископской мантии только молча кивнул головой в знак того, что всё прекрасно понимает.

Шондер вернулся в прежнее положение и сразу же коротко произнёс, обращаясь уже к водителю:

– Ещё немного правее…вот так. Отлично. Сейчас вы увидите красный свет,…остановитесь прямо перед ним.

Водитель, в который раз удивлённо посмотрел на невозмутимого Шондера. Он искренне недоумевал. Откуда мог появиться в пустыне красный свет? Это же не город. Здесь нет светофоров. Однако только он об этом подумал, как отчётливо увидел этот самый красный свет. Это был, несомненно, мощный луч красного цвета. Он появился перед ними, как некий шлагбаум. Через минуту оба джипа остановились перед этой непонятной преградой. Ураган всё ещё завывал за окнами джипов, неся мимо них тонны песка.

– Что это за хреновина? – только и успел спросить водитель.

В следующее мгновение по обе стороны от джипов загорелись уже четыре луча разных цветов. Они возникли из-под земли и, сканируя, прошлись вплоть до крыши автомобилей. Затем исчезли. Красный луч впереди погас. Загорелся зелёный.

В джипе почувствовали толчок, а в следующее мгновение находившиеся в нем люди ощутили, как машина плавно уходит под землю.

Невидимый механизм опустил машины на несколько метров. Они оказались в железном ящике. Сверху крыша ящика начала над ними закрываться. Едва крыша закрылась, как вокруг загорелся яркий свет. Все увидели лопасти мощного вентилятора сбоку от себя. А впереди находились единственные ворота. Они начали открываться. Впереди показался такой же железный ящик.

Шондер коротко сказал:

– Переезжайте в следующий лифт!

Оба джипа тронулись вперёд. Ещё перед тем, как за ними закрылись ворота, водитель увидел как мощные лопасти вентилятора, выгребают песок со дна первого лифта. Едва ворота закрылись, как лифт начал опускаться вниз. Это продолжалось недолго. Последовал толчок. Они встали. Перед ними, в пятидесяти метрах, находились мощные ворота. Едва джипы двинулись вперёд, как ворота начали открываться. Они проехали мощные ворота и оказались в небольшом помещении с такими же мощными воротами впереди. Перед вторыми воротами оба джипа остановились. Водитель искоса посмотрел на Шондера, надеясь, что и на сей раз, он откроет ворота, но тот хранил безмятежное молчание. Неожиданно послышался лёгкий шум. Водитель сразу же посмотрел налево, в окно. Там возникла жёлтая линия. Она мгновенно отсканировала автомобили. Следом за ней появилась жёлто – белая линия. Она так же отсканировала автомобили. Затем, то же самое проделала белая и красная линии. Прошло ещё несколько секунд, и ворота начали открываться.

– Они не откроются, если существует опасность, – коротко пояснил Шондер.

– Какая опасность? – не понял водитель.

– Скоро всё узнаете, – последовал уклончивый ответ.

Ворота открылись. Оба джипа въехали в огромное здание. Поставив машины слева от выхода, все вышли наружу.

– Управление Х-5 Национальной безопасности США, – Шондер сделал приглашающий жест рукой. Трое, вышедшие из второго джипа, присоединились к их группе. Двое из них были в монашеских одеяниях, а третья – девушка в военной форме лейтенанта. Все они с глубочайшим изумлением и восторгом, оглядывали представшее перед ними зрелище.

Помещение было ярко освещено.

Что сразу бросалось в глаза, это огромный стеклянный конус. Он был подвешен к потолку на высоте не менее пятнадцати метров с помощью одной железной опоры, прикреплённой сверху к центру конуса. И был подвешен остриём вниз. От конуса, с левой стороны здания, по воздуху был проложен стеклянный коридор. Коридор держался на специальных штангах, которые так же были прикреплены к потолку. Коридор плавно входил в камень, где, по всей видимости, находилась дверь. Конус был напичкан различным оборудованием. Оно было отлично видно с любой точки помещения. Впрочем, как и люди, которые за ним работали.

– Это сердце управления, – пояснил Шондер, заметив пристальный интерес своих спутников к конусу. – Сюда поступает вся информация, и отсюда начинаются все действия.

Какие именно, он уточнять не стал. Люди были поглощены осмотром. Всё помещение было огорожено отдельными стеклянными частями. В каждой из которых работали люди в белоснежных халатах. Везде стояли супер современные компьютеры и много другой, не совсем понятной техники. В некоторых стеклянных отсеках стояли длинные столы с различными микроскопами и прочими приборами. Что ещё бросалось в глаза, так это много странного на вид оружия, которое, по всей видимости, производилось здесь же. И не только оружия, но и боеприпасов. В одном из отсеков было видно, как люди в белых халатах отливают пули. И, причём, делают это с огромной осторожностью.

Дав им несколько минут, Шондер прервал осмотр.

– Это предварительное ознакомление. Здесь есть очень много всего. Так что не надейтесь с первого раза всё увидеть. Что касается вас, – Шондер обращался с этими словами к водителям джипов, простите, не помню ваших имён…

– Лейтенант армии США Джейк Эмброн, – отрапортовал первый, который ехал вместе с Шондером за рулём джипа. Он был выше среднего роста, крепкого телосложения с выразительными чертами лица, лет 25 – 28.

– Лейтенант армии США Меган Кинсли, – отрапортовала девушка. Она была приблизительно одного возраста с Эмброном. Она была стройна, подтянута и всячески пыталась напустить на себя серьёзность, чтобы по возможности скрыть миловидные черты лица.

Шондер поморщился от их крика.

– Вы не в армии. В таких деталях нет необходимости. Будьте добры, следуйте за мной. А вы, ваше преосвященство, будьте добры подождать несколько минут. Я скоро вернусь за вами.

Дождавшись кивка, Шондер повёл водителей джипов за собой. Он вёл их по проходам между стеклянных лабораторий и не раз был вынужден останавливаться, чтобы дождаться излишне любопытных спутников. Так, петляя между проходами, Шондер вёл их к правой стороне помещения. Вёл до тех пор, пока справа от них не показалась огромная площадка, на которой стоял вертолёт. А рядом штук двадцать новеньких джипов. Все они были марки Форд Эксплоэр.

– Ух, ты! – в восторге одновременно закричали оба лейтенанта, увидев перед собой вертолёт. Ничего подобного они в жизни не видели. – Что это за штука?

– Ваш транспорт немного левее, – Шондер незаметно усмехнулся, указывая на новенькие джипы. – К вам скоро подойдёт один из наших специалистов, который поможет разобраться в машине. А пока осваивайтесь.

– Что тут разбираться? – уверенно проговорила лейтенант Кинсли. – Ерунда, игрушка по сравнению с нашими военными джипами.

 

– С сегодняшнего дня вы оба – агенты национальной безопасности США, – внушительно проговорил Шондер, – и уж поверьте, здесь нет ничего похожего на «ерунду». Оттого, как вы будете управлять этой машиной, будет зависеть и ваша жизнь, и жизнь людей, которые будут находиться рядом с вами. Так что, будьте добры, отнеситесь со всей серьёзностью к моим словам.

Выговорив водителям, которые даже не представляли, с чем в скором времени им придётся иметь дело, Шондер вернулся обратно. Прихватив епископа и двух монахов, он повёл их к левой стороне помещения и вскоре исчез с ними в одной из неприметных дверей, выдолбленных в камне. Шондер провёл их через узкий, хорошо освещённый коридор, к железной двери, справа от которой находилась электронная панель. Шондер приложил палец к панели. Появились линии, сканирующие палец, а через мгновение дверь открылась. Они вошли в лабораторию, где за различными приборами трудились более двух десятков учёных. Не заостряя на них внимания, Шондер повёл гостей дальше, к одинокой стеклянной двери. Дойдя до неё, Шондер открыл дверь, приглашая войти их внутрь.

– А вы? – епископ остановился перед дверью и посмотрел на Шондера.

– Моя миссия закончена!

Епископ кивнул. А в следующее мгновение он вместе с двумя монахами вошёл внутрь комнаты, которая служила личным кабинетом профессору Коэл. Профессор по-прежнему возглавляла исследовательскую работу, которую теперь уже вело управление Х-5.

Увидев вошедших, профессор оторвалась от исследования какого-то документа и, приветливо улыбаясь, направилась им навстречу.

– Профессор Коэл, – мягко представилась она, протягивая руку.

– Кардинал Джузеппе Орсиньи, – представился человек, в мантии и тут же, указывая на своих сопровождающих, добавил, – брат Бенедикт и брат Кедрос. Они наши эксперты.

– Прошу вас, – профессор Коэл указала на три кресла перед её столом, которые, по всей видимости, были заранее приготовлены для гостей.

А тем временем оба лейтенанта, прибывшие с Шондером, подошли к пилоту вертолёта. Пилот, взобравшись на опору, протирал ветровое стекло вертолёта.

– Классная штука, – лейтенант Кинсли, с восторгом оглядывая вертолёт, – я за шесть лет службы в армии, ни разу такого не видела. Даже на авианосце.

– В армии нет такого, – откликнулся сверху пилот, не прекращая при этом своей работы. – Это «Зевс Громовержец». Мы его называем «Громилой». Ударный вертолёт нового поколения. На малых высотах нет ничего, чтобы могло справиться с этой штукой. Включая, и сверхскоростные истребители.

– Ну, ты это загнул, – раздался снизу недоверчивый голос Кинсли, – так уж и с истребителями справиться? Быть такого не может.

– Хочешь – верь, хочешь – нет, – последовал сверху равнодушный ответ, – у него оружия хватит, чтобы авианосец потопить к чёртовой матери.

– Вот это штучка авианосец потопит? – снизу раздался смех. Пилот, обернувшись, увидел, что оба военных показывают на небольшое отверстие, расположенное прямо под необычным носом вертолёта.

– Смешно? Это новейшая ракетная установка «Дождь». Производит полторы тысячи выстрелов в минуту.

Объяснение пилота привело военных в состоянии шока. Они недоумённо уставились на пилота.

– Ты что, нас за полных идиотов принимаешь? – раздался снизу голос, – где это ты столько ракет уместишь? Что это – авианосец?

Сверху раздался хохот. Пилот спустился вниз и, всё ещё смеясь, пошарил в кармане и вытащил очень странную штуку, немного похожую на патрон. Это штука была всего лишь несколько сантиметров в длину, светлая с зелёной головкой. Лейтенант Кинсли взяла её в руки. Штучка оказалась очень лёгкой.

– И что это? – поинтересовалась лейтенант.

– Ракета, – последовал ответ пилота, – одна такая ракета способна вывести из строя сверхсовременный истребитель. Вот смотрите, – пилот, видя явный интерес, а больше всего из-за недоверия к его словам, решил провести маленькую экскурсию по вертолёту. Вертолёт имел очень необычную форму. Первое, что сразу же бросалось в глаза – это место, где по всем правилам науки должны были находиться лопасти вертолёта. Вместо них, на вертолёте был сооружён некий стальной диск с многочисленными вентиляционными решётками. Сверху на диск были прикреплены две тонкие, продолговатые установки, которые весьма напоминали ракетные отсеки. С переднего края к конусообразному, слегка вздёрнутому вверх носу вертолёта, спускались две выгнутые стойки, напоминающие своими формами переднюю раму мотоцикла. Между стойками находилось ветровое стекло вертолёта. За ветровым стеклом находилась кабина пилота. Прямо под носом находился ещё один ракетный отсек, искусно встроенный в общую форму вертолёта. Борта вертолёта резко отличались своими формами. Они состояли из множества полуовальных выступов, что очень и очень напоминало выпуклую чешую змеи. Хвост вертолёта был сетчатым. На нём также, вместо винта, стоял маленький стальной диск с такими же вентиляционными решётками. На диске было установлено крохотное устройство, весьма напоминающее своими формами радар.

– Наверху, на стальном диске, ещё две установки «Дождь». Сзади на хвосте, – пилот указал рукой в направлении маленького устройства, – система слежения, которая позволяет обнаружить даже таракана в норе и точечным ударом уничтожить его. Выпуклости по бортам, – продолжал рассказывать пилот, – это нечто патронташа для ракет. Основное хранилище ракет расположено под дном вертолёта. Оттуда на все три установки подаются ракеты. Наверх, по бортам вертолёта, ну, а в нижний ракетный отсек, под дном. Это позволяет вести одновременный огонь сразу в нескольких направлениях и сразу по нескольким целям. Что очень важно. Ведь, по сути, каждая ракетная установка, рассчитана на различные уровни. Понятно?

– Какие уровни?

Пилот улыбнулся в ответ на этот вопрос.

– Ребята, вы хотя бы имеете малейшее представление о том, куда попали?

Оба военных пожали плечами.

– В национальную безопасность! Куда же ещё?

– Вы разве не подписывали документа, который обязывает вас хранить полное молчание обо всём, что вы увидите здесь и исключает любую внешнюю связь с миром?

– Подписывали! Ну и что? – разговаривала по-прежнему лейтенант Кинсли. Эмброн, всё время молчал.

– А разве, вам ничего не объяснили по поводу того, куда вы направляетесь?

– А что нам должны были объяснить?

Пилот, усмехаясь, покачал головой и негромко произнёс:

– Ребята, вы в Х-5!

– Х-5…Х-5 – раздражённо повторила лейтенант Кинсли, – нам только об этом и твердят. И что всё это значит, чёрт возьми?

– Я объясню, – послышался голос сзади них. Оба обернулись. В нескольких шагах от них стоял молодой парень в белом комбинезоне. На губах у него играла нагловатая ухмылка. Комбинезон был буквально увешан различным оружием, о предназначении которого военные могли только строить догадки. Так как ничего подобного раньше не видели.

– Я капитан Савьера! – представился он, – я возглавляю боевые ударные группы, входящие в состав управления. Вы оба поступили в моё распоряжение. Я образно обрисую картину, которая вас ждёт впереди, – Савьера, ухмыляясь, подошёл к ним и, подняв указательный палец, ткнул им сперва в одного, – и ты,-… затем ткнул во второго, – и ты… вы оба в таком дерьме, что даже, при всём своём воображении, представить не можете.

Глава 2

– Мы прибыли из Ватикана так быстро, как только смогли, – кардинал Орсиньи выглядел совершенно расстроенным и голос его звучал подстать выражению лица. – Мы прибыли, уповая на чудо, которое, пусть и не совсем понятно, было нам обещано вашим управлением. Признаться откровенно, дорогой профессор, я более не в состоянии терпеть происходящее безумие. И, если эта поездка не укрепит меня в вере божьей, я покину навсегда Ватикан и уединюсь в каком-нибудь отдалённом месте.

– Бог есть. Он здесь. С нами. Как вы можете сомневаться в этом? – профессор Коэл была поражена словами кардинала и даже не собиралась этого скрывать.

– Завидую вашей уверенности, профессор, – удручённо продолжал кардинал, – не так давно я сам был полон веры в Господа нашего Иисуса Христа. Но сейчас вера моя пошатнулась. Я в смятении. Не знаю, что мне и думать. Все в Ватикане пребывают в смятении в связи с последними событиями. Неужели всё,… всё было ложью? – этим вопросом кардинал закончил свою речь.

Профессор Коэл видела, что оба монаха, прибывшие с кардиналом, согласны с его мнением. Она видела это по их лицам. Нужно было разобраться во всём досконально. И понять, чем было вызвано такое поведение кардинала.

– А собственно, что привело вас к такому мнению? Почему вдруг вы перестали верить в бога? – не могла не спросить профессор Коэл.

Все трое с откровенным удивлением посмотрели на профессора.

– А разве вы ничего не знаете? – в голосе кардинала прозвучало искренние удивление.

– А что я должна знать?

– Вы не следили за событиями, происходящими в мире последние месяцы?

– Простите. Последний год я провела в этом кабинете. По этой причине я и понятия не имею, о чём вы говорите. Если, конечно, вы не имеете в виду эту смешную выдумку про всяких там потомков Христа…о том, что он был человеком и прочую чушь, для которой не требуется особого ума. Ведь каждый может это сказать. И каждый может предположить, что Христос был человеком. Это проще всего сделать. А вот доказать обратное…,доказать, что Христос являлся божеством и доказать это на основании неопровержимых фактов… труд, действительно, достойный самого глубокого уважения.

Кардинал отрицательно покачал головой, явно не соглашаясь с профессором Коэл.

– Боюсь, вы профессор, не до конца понимаете всю сложность ситуации. Найдена гробница Марии Магдалины. Найден потерянный Грааль. Найдены потомки Христа и Марии Магдалины. Это не может вызывать никаких сомнений. У нас на руках имеется кровь Христа и тело Марии Магдалины. Семь независимых, европейских лабораторий провели анализ ДНК. И этот анализ, во всех без исключения случаях, подтверждает родственные связи найденных людей с Христом и Марией Магдалиной. Они прямые потомки. Следовательно, ни о какой божественности не может идти и речи. Христос был простым смертным. Он был мужем Марии Магдалины. Наука это доказала. Как ни прискорбно это осознавать, но все мы были введены в заблуждение.

– Наука доказала? – задумчиво повторила профессор Коэл слова кардинала, – это, несомненно, серьёзный аргумент. Но у меня есть другой аргумент, так же доказанный наукой и многочисленными опытами. Налицо два совершенно разных результата, доказанных наукой. В своих выводах я уверена, – профессор Коэл устремила напряжённый взгляд на кардинала, – следовательно, в выводах ваших европейских лабораторий, кроется ошибка.

– Не могли же все семь лабораторий ошибиться, – возразил кардинал, – скорее, это у вас кроется ошибка.

– Исключено, – уверенно, в свою очередь, возразила профессор Коэл и, показывая вокруг себя, добавила. – Это управление появилось на свет только благодаря неопровержимым доказательствам. Поверьте мне. Мы каждый день сталкиваемся с волей, если не божьей, так, по меньшей мере,…дьявольской. Мы все на краю пропасти и лишь рука Господа удерживает нас от гибели. И заявлять сейчас, что его не существует – значить отнять у нас последнюю надежду на спасение.

– Вы о чём профессор? – не понял кардинал.

– Скоро я вам всё покажу, а пока… вы привезли образцы крови?

Кардинал в ответ кивнул. По его знаку брат Кедрос вытащил из потайного кармана два маленьких сосуда. Один был стеклянный, с красной жидкостью. Второй был запечатан в маленький инструктированный ларь. Кардинал с величайшей осторожностью взял из рук брата Кедроса ларь и передал его профессору Коэл.

– Кровь Христа!

Профессор Коэл так же бережно приняла ларь. А вслед за ним и стеклянный сосуд, в котором содержалась кровь «божественных» потомков. Вслед за этим профессор Коэл нажала кнопку на телефонном аппарате. Сразу же в ответ раздался женский голос.

– Зайдите, пожалуйста, Элизабет, – попросила в телефон профессор Коэл.

Через минуту в кабинет вошла женщина средних лет, в белом халате. Без излишних пояснений профессор Коэл протянула ей оба полученных ею сосуда.

– Будьте добры, Элизабет, сделайте анализ крови на предмет их совместимости!

Женщина молча забрала сосуды и вышла. Потекли минуты ожидания. Кардинал и оба монаха ёрзали в креслах. Профессор Коэл постукивала пальцем по столу. Прошло всего немного времени, когда прозвенел звонок. Профессор Коэл нажала кнопку.

– Слушаю, Элизабет!

– Совпадение 100 %. Похоже, это кровь одного человека!

– Спасибо!

Профессор выключила телефон и посмотрела на упавшего духом кардинала. Видимо, он всё ещё надеялся до того момента, пока не услышал результат анализа.

 

– Это ничего не значит, – профессор Коэл заговорила голосом, в котором сквозила железная убеждённость, – возможно кровь не принадлежит Христу. Возможно, она принадлежит кому-то другому. Настоящему супругу Марии Магдалины.

Кардинал устало махнул рукой.

– Зря мы приехали…Христос был обыкновенным человеком. Нам придётся смириться с этим и жить дальше.

– Значит, я не смогла вас убедить?

Все трое отрицательно покачали головой.

– Ну что ж, в таком случае… будьте добры, следуйте за мной. Я вам кое-что покажу!

– Предупреждаю вас, вы не сможете изменить моё мнение, – по всей видимости, кардинал был твёрд в своём убеждении, хотя и всей душой желал обратного.

– Смогу. Идите за мной.

Профессор Коэл вывела их из лаборатории. Они вернулись в главный зал и через мгновение свернули в следующий коридор. Профессор вела их несколько минут по различным коридорам, пока они не оказались в тупике. Перед ними возникла глухая стена.

– Что дальше? – не скрывая недоумения поступками профессора, поинтересовался кардинал.

– Следите за мной, ваше преосвященство!

Профессор подошла к стене и встала так, чтобы все трое видели четыре красных пятна.

– Во имя отца, сына и святого духа!

Пальцы профессора дотрагивались до пятен, как и положено при крещении. Стена заскрипела, отодвигаясь в сторону и открывая проход. Профессор указала кардиналу рукой, приглашая войти внутрь.

– Ну и шуточки у вас, у американцев, – пробормотал кардинал, проходя через отверстие внутрь. Монахи последовали за ним. Последней вошла профессор Коэл. Все сразу же увидели пожилого монаха, сидевшего за столом, покрытым красной материей. Монах читал какую-то книгу. При виде профессора Коэл, он улыбнулся. Затем перевёл взгляд на кардинала и его спутников. Взгляд его резко помрачнел. Он снял очки, которые всегда надевал при чтении, и поднялся с места.

Кардинал протянул ему руку, но монах даже с места не двинулся. Кардинал убрал руку и хмуро посмотрел на монаха. Он уже собирался что-то сказать, когда послышался голос незнакомого ему монаха. Он обращался к профессору Коэл.

– Зачем ты привела этих людей в это святое место?

– Это кардинал Орсиньи из Ватикана, – попыталась было ответить профессор, но монах тут же перебил её.

– Всего лишь звание и ничего более. В сердце у него нет веры. Как и у его спутников. Им здесь нечего делать.

– Но им нужно показать…

– Показать? – монах снова оборвал профессора; его одухотворённое лицо пылало праведным гневом. – Что я должен им показать?

– Брат мой, ты служишь католической церкви и должен соблюдать её устои, – пытаясь говорить внушительно, произнёс кардинал, но был обескуражен ответом священника.

– Я не служу церкви!

– А кому же ты служишь?

– Только Господу нашему и святому Генриху!

– Что ещё за святой Генрих? – кардинал начал испытывать раздражение от поведения незнакомого священника.

– Покажи им, Джонатан, – попросила профессор Коэл.

– Показать легче всего, – негромко ответил отец Джонатан, – но прежде, пусть вспомнят, что сказал сын божий, когда после своего воскрешения явился к апостолам.

– Не хватало, чтобы приходской священник учил меня святому писанию, – кардинал не на шутку начал злиться, – что это за маскарад, профессор? Куда вы нас привели?

Вместо ответа, профессор умоляюще взглянула на отца Джонатана. Укоризненно качая головой, священник направился к маленькой часовне, что стояла посередине комнаты. Подойдя к ней, он взялся за ручку и открыл дверь. Не понимая происходящего, кардинал, а следом за ним оба монаха, подошли к часовне.

– Кто это? – прошептал кардинал, со лба которого мгновенно заструился холодный пот, – кто это? Кто?

– Святой Генрих! – последовал ответ.

– Святой Генрих? О чём ты говоришь? – прошептал, поражённый услышанным, кардинал. – Этот человек жив. У него с пальца капает кровь.

– Он умер 600 лет назад!

– Не может быть, – кардинал, а за ним и оба монаха медленно вошли внутрь. Пламя свечей мерцая, бросали свет на пьедестал, где лежало тело мужчины. На нём была поношенная одежда. Волосы были очень длинные. Правая рука свешивалась с пьедестала. С указательного пальца капала, не переставая, кровь. Мужчина производил впечатление спящего человека. Цвет лица был самым обычным. Никаких изменений.

– Не может быть такого, – прошептал кардинал, оглядывая лежавшее перед собой тело, – этот человек жив.

По его знаку оба монаха подошли вплотную к телу. Отец Джонатан собирался запротестовать, но профессор схватила его за руку, умоляя взглядом не делать этого. Отец Джонатан кивнул головой и молча отошёл назад, предоставляя представителям Ватикана делать всё, что они найдут нужным сделать.

Оба монаха, под бдительным взором кардинала, с величайшей тщательностью обследовали тело. Осмотрено было всё. Лицо, глаза, грудь, ноги. Особое внимание было оказано пальцу, с которого текла кровь. Больше двух часов эксперты Ватикана обследовали тело и, в конце концов, с совершенно растерянным видом подошли к кардиналу.

– Ваше преосвященство, этот человек, несомненно, умер. Трудно сказать когда,…но он действительно умер.

– А кровь? – затаив дыхание, спросил кардинал.

– Исходит из пальца. В этом не может быть сомнений!

Кардинал буквально выбежал из часовни и подбежал к отцу Джонатану. Взяв его за грудь, кардинал закричал:

– Это не может быть правдой!

По лицу кардинала струился обильный пот. Руки дрожали. Лицо выражало полную беспомощность. Отец Джонатан прекрасно понимал его состояние. Оторвав его руки, он проводил кардинала до стола и усадил на свой стул. После этого отец Джонатан поставил перед ним книгу.

– Прочитайте, и вы всё поймёте!

Услышав эти слова, брат Бенедикт и брат Кедрос, немедленно заняли место за спиной кардинала. Кардинал дрожащими руками дотронулся до книги.

– «История жизни Генриха V, божьей милостью короля Англии…написанная им собственноручно», – голос кардинал сильно дрожал. Ему понадобилось некоторое время, для того чтобы хоть немного успокоиться.

Оставив их в обществе отца Джонатана, профессор Коэл вышла из часовни и направилась в свою лабораторию. Едва войдя внутрь, она сразу же направилась к рабочему месту Элизабет. Увидев её приближение, Элизабет встала.

– Ты не могла ошибиться? – с ходу спросила профессор Коэл.

– Нет, – последовал уверенный ответ Элизабет, – я дважды проводила анализ. Оба раза один и тот же результат.

– Позволь-ка мне – профессор Коэл села на место своей сотрудницы. Оба сосуда стояли у неё на столе перед компьютером. Профессор взяла из них пробы и ввела данные в компьютер. Через мгновение на экране появился результат. 100 % совпадение.

– Попробуем-ка ещё раз, – профессор повторила опыт. Компьютер выдал тот же результат.

– Странно, – пробормотала профессор Коэл.

– Да нет, всё правильно, профессор. Компьютер точен в подсчётах.

– Точен? – пробормотала профессор Коэл, – вот именно, слишком точен. Процент совпадения слишком высокий. Разве не странно?

– Кровь одного человека, поэтому и такое совпадение.

– Вот именно, что не одного!

Профессор встала из-за компьютера и отправилась в свой кабинет. Там она погрузилась в размышления. Получалась настоящая головоломка. С одной стороны, у неё полно доказательств существование бога. С другой – данные, которые полностью опровергают эти доказательства, тем самым, отрицая его существование.

– Головоломка, – пробормотала профессор Коэл. Что же она значит? И как быть науке, когда у неё два совершенных разных результата, и оба доказаны? Да нет,… такого быть не может,…не может. Где-то кроется ошибка. Она где-то есть,…иначе и быть не может. Но где? Вот головоломка, вот вам и задачка. Интересно, как бы поступил Джеймс… – внезапно профессор Коэл вскричала от радости. – Джеймс. Конечно, Джеймс. Как она о нём не подумала?

Профессор Коэл нажала кнопку на телефонном аппарате и громко сказала:

– Боуд. Джеймс Боуд. Вам нужно срочно пройти в лабораторию профессора Коэл.

– Что случилось? – раздался в телефоне знакомый голос.

– Нужна твоя помощь. Срочно.

– Иду!

Ровно через десять минут, как обычно, одетый в серый костюм с галстуком, Боуд вошёл в кабинет профессора Коэл.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru