Litres Baner
Истории зимней луны (сборник)

Холли Вебб
Истории зимней луны (сборник)

© Кузнецова Д., перевод на русский язык, 2019

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

Я боюсь темноты
Анна Уилсон

Солнце садилось в ясном, синем небе. Ночь обещала быть морозной. В лесной чаще просыпались зверушки: они потягивались и зевали, а затем, вспомнив, какое особенное время наступало, принимались оживлённо болтать. Сегодня была ночь подготовки к Рождеству! Все будут запасаться едой, красивыми шишками, бурыми листочками, веточками и ягодами, которыми они затем украсят свои норки.

В своём опрятном маленьком домике, расположенном в дупле дерева, мама-зайчиха была взволнована не менее остальных. По правде говоря, она была настолько взволнована, что не замечала, что её сын, Малыш, выглядел довольно расстроенным.

– Иди сюда, Малыш, дорогой, – позвала Ма, касаясь лапки Малыша. – Время рождественских сборов.

– Нет, – ответил Малыш и увернулся от маминого прикосновения.

Мама-зайчиха покачала головой и одним прыжком оказалась возле сына. Она ласково потянула его за ухо.

– Ты не можешь остаться дома один, – произнесла она.

– Я не выйду наружу. Там слишком холодно. И темно, – поёжился зайчонок.

– Глупости, – фыркнула Ма. – Ты уже большой мальчик. Все зайцы учатся добывать корм ночью. Пришло время и тебе учиться.

– Нет, – повторил Малыш.

Ма вздохнула:

– Ну хорошо. Но мне придётся найти кого-нибудь, кто бы мог за тобой присмотреть.

Малыш состроил гримасу:

– Я уже не маленький.

Ма наклонила голову:

– Конечно же нет. Но я уверена, что твой добрый друг Совёнок с удовольствием придёт к нам в гости. Как тебе идея?



Малыш улыбнулся.

– Хорошо, – согласился он.

Мама-зайчиха чмокнула его в носик.

– Вот и прекрасно, Малыш, – сказала она. – Немедленно позову к тебе Совёнка. Я отлучусь, ты и не заметишь. Жди меня с вкусными сюрпризами.

С этими словами мама-зайчиха поскакала к выходу из их уютной маленькой норки и, махнув хвостиком, скрылась в темноте.

Малыш подпрыгнул к двери.

– Поскорей, мам! – крикнул он в ночь.

Но ответом ему стало эхо его собственного голоса.

– Скорей-мам-скорей-мам!

Малыш моргнул.

– Не люблю темноту, – сказал он сам себе.

Темнота хмуро посмотрела на него в ответ.

– И по-моему, я ей тоже не нравлюсь, – добавил Малыш.

Зайчонок вернулся в свою уютную кроватку и пытался думать о чём-то тёплом и пушистом. Но в его голове вертелась лишь одна мысль: «Я не люблю темноту».

– У-У-У-У-У-У-У-УХ!

От этого страшного звука Малыш подпрыгнул.

– О-ой! – пискнул зайчонок и свернулся в самый маленький клубочек, какой только мог. Лапками он потянул ушки вниз, закрывая глаза, и попытался уснуть.

– У-У-У-У-У-У-У-У-У-У-УХ! – раздался звук снова.

В норку ворвались порыв холодного ветра и звук хлопающих крыльев. В дверном проходе возникла тёмная фигура.

Малыш вскочил с кровати и выставил передние лапки, готовый дать отпор.

– Тебе это не нужно, – прозвучал низкий тихий голос. – Это всего лишь я – Совёнок.

– О-от-т-куда мне знать, что это ты? – спросил Малыш. – Всё, что я вижу, так это страшную тёмную фигуру. И мне она не нравится!

Совёнок издал нетерпеливое «тю-уить-тю-ууух!».

– О, – вымолвил Малыш. – Это ты.

В лесу никто не говорил «тю-уить-тю-ууух», кроме Совёнка.

– Конечно, это я. Тебе не нужно бояться темноты, – сказал Совёнок. – Если ты выйдешь со мной наружу, то увидишь, что на самом деле там не так и темно.

Малыш пошевелил носиком.

– Я не хочу, – насупился он.

– Пойдём, – позвал Совёнок. – Верь мне.

Он расправил свои широкие крылья и легонько подтолкнул дрожащего Малыша к выходу.

Оказавшись за пределами своей норки, Малыш испуганно огляделся. Длинные чёрные тени лежали на земле, а между деревьями маячили зловещие фигуры.

– Тут темно, как я и думал, – задрожал Малыш. – А ещё страшно.

Совёнок крепче обнял Малыша своим мягким крылом.

– Здесь нечего бояться, – произнёс он. – На самом деле многие звери любят ночь больше, чем день. Хочешь с ними познакомиться?

– Я не знаю. – Малыш не был уверен, что стоит верить Совёнку. Слишком тихо было кругом, чтобы кто-то бодрствовал. Но в лесу все знали, что Совёнок очень умный, может быть, ему стоило поверить…

– Ай! – Зайчонок подпрыгнул от неожиданности, когда что-то промелькнуло прямо перед его носом, задев мордочку. – Что там такое?



Перед Малышом летал крошечный огонёк размером с булавочную головку.

– Это я… Светлячок, – прозвучал тоненький голосок.

Малыш догадался, что голос доносится оттуда, откуда и свет.

– Ты похож на крошечное пляшущее солнышко, – в восторге произнёс зайчонок.

– Правда, он красивый? – спросил Совёнок. – Днём ты светлячков не увидишь. К тому же днём они спят.

– Спят? – хихикнул Малыш. – Днём? Какие лежебоки!

– А вот и нет! – возмущённо пропищал Светлячок. – Я тружусь по ночам, как и твоя мама. А вот ты лежебока! – поддразнил он. – Ночью столько красивого, а ты всё пропускаешь, потому что спишь у себя в норке. Ты только взгляни на звёзды! – Светлячок указал своим светом наверх.

Малыш запрокинул голову. Небо, которое ещё совсем недавно казалось тёмным, словно ягоды черники, теперь светилось миллионами мерцающих звездочек. Внезапно одна из них сорвалась и полетела.

– Падающая звезда! – обрадовался Светлячок.

– Ух ты! Откуда они взялись? – удивился Малыш. Он так запрокинул голову, чтобы разглядеть как можно больше звёзд, что кувыркнулся назад.

Светлячок рассмеялся тоненьким, звонким голоском.

– Они всегда там были. Раньше ты не мог их разглядеть, потому что твои глаза не привыкли к темноте.

– Но раз звёзды светят, это означает, что здесь не так и темно! – воскликнул Малыш, вскочив на задние лапки.

Светлячок подлетел и замерцал возле мордочки Малыша.

– Так и есть.

– Значит, нечего бояться, верно? – спросил Совёнок.

Малыш посмотрел вперёд, туда, где деревья стояли стеной.

– Тут по-прежнему очень темно, – прошептал он. – И мне это не нравится. Откуда мне знать, кто там прячется?

Словно в ответ на его вопрос из-за ствола дерева раздались шорох и шелест.

Малыш пискнул и спрятался за Совёнком, когда навстречу им выступило несколько тёмных фигур.

– Не бойся, это мои друзья, – объяснил Совёнок. – Они, как и твоя мама, собирают украшения к Рождеству.

Малыш прятался под крылом Совёнка, а на плечо зайчонку опустился Светлячок. Его свет выхватил из темноты барсука, мышонка, крота и летучую мышку. Зверушки тут же радостно затараторили:

– Мы столько всего собрали!

– Хочешь попробовать ягод?

– А ты сегодня видел падающие звёзды? Просто волшебно!

– Давайте пожарим эти каштаны!

Малыш не верил своим глазам. Оказывается, столько лесных обитателей не спит по ночам!

– А ты что нашёл, Малыш? – спросил Барсук.

Зайчонок не знал, что ответить. Он посмотрел на Совёнка, который хихикнул и затем объяснил:



– Малыш впервые вышел гулять ночью. И он немного побаивается.

Барсук улыбнулся:

– В этом нет нужды. Пойдём с нами, и мы покажем тебе, что темнота может стать тебе другом. – С этими словами Барсук протянул зайчонку лапу.

– Иди, – подбодрил его Совёнок, потому что Малыш колебался. – Иди с Барсуком. Я буду над вами.

Малыш сделал глубокий вдох и позволил Барсуку увести себя в темноту, туда, где стеной высились деревья.

– Подними нос и втяни свежий ночной воздух, – велел ему Барсук.

Малыш сделал, как ему сказали, и тут же уловил сразу несколько очень аппетитных запахов.

– Ммм! Пахнет шишками, ягодами и корой! – произнёс он. – Но где же они? – Малыш принялся вертеть головой по сторонам.

– Прислушайся к своему носу, – напутствовал Барсук.

Малыш хихикнул:

– Как мне это сделать?

Барсук показывал зайчонку, а остальные звери шли за ними по пятам, перешёптываясь, смеясь и тоже собирая разные вкусности. Малыш обнаружил, что чем глубже они уходили в лес, тем проще было уловить ароматные запахи. Совсем скоро он самостоятельно обнаружил свои первые лакомства: ягоды, орехи, семена и сладкие корешки растений.

Друзья собрались на полянке, залитой лунным светом. Камни и трава сверкали. Зверюшки сложили в кучу свои съестные припасы и уселись вокруг, довольно улыбаясь. Перед ними лежали груды угощений и множество красивых камешков и шишек, которые можно было использовать для украшения.

– Пора подкрепиться, – сказала Мышь.

– Нам нужен костёр! – произнёс Крот.

– Соберу хвороста, – предложила Летучая мышка.

– Я помогу, – вызвался Совёнок.

Барсук и Малыш собрали камешков, чтобы соорудить очаг. Остальные зверушки помогли сложить в него хворост. Барсук показал Малышу, как правильно высекать искру из палочек, и очень скоро вспыхнул костёр, заливая поляну тёплым светом. Друзья подождали, пока хворост немного прогорит, а затем Летучая Мышка и Крот положили орехи на угли и принялись жарить ягоды на длинных прутиках. Совсем скоро вкусная трапеза для всех была готова.

Малыш, согревшись у костра и вдоволь налакомившись жареными ягодами, почувствовал, как у него закрываются глаза. Он начал дремать, уронив голову и покачиваясь из стороны в сторону. Но вдруг зайчонок резко проснулся, навострив уши и вскочив на лапы.

 

Все звери захихикали.

– Кажется, кому-то уже пора в кровать, – заметил Барсук.



– Пойдём, Малыш, – позвал Совёнок. – Запрыгивай мне на спину. Не удивительно, что ты так устал. Столько новых открытий было для тебя сегодня. Я думаю, твоя мама уже вернулась, поэтому я отнесу тебя домой.

Маленький зайчонок сонно улыбнулся. Когда Совёнок поднялся в воздух и закружился над поляной, Малыш уютно зарылся в мягкие перья друга.

– Спокойной ночи, Малыш! Спокойной ночи, Совёнок! – кричали на прощание звери.

– Спокойной ночи! – крикнул в ответ зайчонок. – И спасибо вам!

Когда Совёнок и Малыш вернулись домой, мама-зайчиха была уже в норке. Она подбежала к двери, едва услышав уханье Совёнка, который здоровался. Ма крепко обняла своего сына.

– Я надеюсь, Совёнок хорошо за тобой смотрел, – сказала она. – Тебя не очень испугала темнота?

– Испугала? Темнота? – переспросил Малыш, гордо выпятив грудку. – Чего её бояться! Темнота – это весело!

Ма рассмеялась:

– Да неужели?

Совёнок кивнул.

– Сегодня вечером Малыш повзрослел. Думаю, что он уже достаточно большой, чтобы ходить вместе со всеми за припасами. У-у-увидимся! – ухнул он на прощание и улетел прочь.

Малыш встал на задние лапки, чтобы помахать.

– Совёнок прав. Я уже достаточно взрослый, – заявил он маме-зайчихе. – Смотри!

Он начал боксировать передними лапками в воздухе, но потерял равновесие и упал.

– Мой глупый смешной Малыш, – улыбнулась мама-зайчиха. – Пойдём домой. Тебе пора спать. Ты всю ночь бодрствовал, а уже скоро встанет солнце. Нам с тобой пора отдохнуть.

– Хорошо, Ма, – кивнул Малыш. Он поскакал за мамой в тепло их норки в дупле дерева. Зайчонок зевнул, потянулся, а затем устроился возле теплого пушистого бока мамы-зайчихи. – Можно я завтра пойду с тобой за припасами, Ма?

– Конечно, можешь, Малыш, – ответила мама-зайчиха. – Можем вместе полюбоваться звёздами. Только посмотри! – указала она на вход в норку. – Снег пошёл! Как раз к Рождеству! О, Малыш, ну разве это не чудесно?

Но Малыш ничего не ответил, потому что уже крепко спал.

Северный олень в саду
Холли Вебб

– Пойдём, Элфи! – Люси упёрла руки в бока и повысила голос. – Поторапливайся! Нам ещё маме нужно купить подарок!

– Иду, – буркнул Элфи, рассматривая северного оленя. На мгновение мальчику показалось, что один из оленей посмотрел на него своими тёмными, внимательными глазами. – Осталось уже недолго, всего два дня до Рождества, – прошептал он и бросился догонять сестру и отца. Его сапожки немного скользили по снегу.

– Ты что, разговаривал с теми оленями? – спросила Люси.

– Я просто на них смотрел, – пожал плечами Элфи. Сестра вечно его дразнила. Она была на два года старше и на том основании всегда и во всём считала себя правой.

– Не понимаю, почему тебе нужно это делать каждый раз, как мы проходим мимо, – сказала Люси. – Это же никакие не олени, а просто лампочки да моток проволоки.

Элфи поморщился. Ему не нравилось, что сестра говорит такие вещи. Разумеется, он прекрасно понимал, что олени – всего лишь украшение. Но с тех пор как сосед Пит поставил их у себя в саду две недели назад, Элфи нравилось ими любоваться. Лёжа у себя в комнате, он смотрел сквозь занавески на их сияние и мечтал о Рождестве. Когда бы он ни проходил мимо, то всякий раз перегибался через ограду, чтобы снова взглянуть на оленей. Даже если они были сделаны из лампочек, Элфи был уверен, что выглядели они весьма дружелюбно.

– Они тебе так нравятся? – спросил папа, когда они торопливо шли по дороге к автобусной остановке. – Может быть, нам тоже таких купить на будущий год? Они отлично смотрятся перед домом.

Элфи резко замер на месте и потянул папу за рукав, чтобы тот тоже остановился.



– Нет!

– Почему нет? – не понял папа.

Мальчик уставился на отца, гадая, как объяснить так, чтобы тот понял.

– Потому что… потому что они особенные, – прошептал он наконец. Ему совсем не хотелось думать, что олени – это нечто, что каждый может купить в магазине.

Папа наморщил нос.

– Ну ладно. Но может, все-таки купить несколько гирлянд и повесить на деревьях? – Он обнял сына за плечи. – Пошли, нам лучше поторопиться, если мы хотим успеть на автобус.



Был Сочельник, и Элфи лежал, укрывшись, в кровати. Мама пекла вторую порцию пирожков с сухофруктами, чтобы к Рождеству они были свежими, и аромат с кухни долетал даже наверх. Всё было готово к празднику. Даже согласно прогнозу погоды снег не должен был растаять. Элфи с Люси упаковали подарки для всех. Правда, те, что делал он, оказались немного помятыми и не слишком аккуратными, но Элфи считал, что это не так уж и важно. Брат с сестрой поставили тарелку с рождественскими пирожками у двери для Санта-Клауса. В доме не было дымохода, но папа сказал, что это не имеет значения. Они также положили несколько морковок у порога, а Элфи сбегал в сад и бросил морковку соседскому оленю. На всякий случай.

Мальчик приподнялся на локтях, чтобы убедиться, что носок для подарков по-прежнему висит в изножье кровати. В свете, который падал с улицы, он разглядел красные и белые вязаные полоски. Элфи повернулся на бок и посмотрел сквозь занавески на оленя.

– Спокойной ночи! – прошептал он. – Надеюсь, тебе понравится морковка!

Затем он натянул одеяло, укрыв плечи, и, свернувшись калачиком, уснул.

Когда Элфи проснулся, ему потребовалось некоторое время, чтобы сообразить, что изменилось. Он сонно поморгал, озираясь, а затем понял – свет исчез. Олени больше не светились, озаряя мягким сиянием его спальню. Полностью проснувшись, Элфи выглянул в окно. Может быть, Пит их выключил? Но мальчик точно помнил, как сосед говорил папе, что олени работают на солнечных батареях и ему не нужно беспокоиться об этом. Элфи раздвинул занавески. В свете уличных фонарей мальчик видел сад Пита дальше по дороге. Элфи прищурился, пытаясь разглядеть две тёмные фигуры оленей. В темноте это было непросто сделать, даже учитывая то, что Элфи помнил, где они находились. Они же должны там быть, разве нет? Не могли же они уйти? Элфи прижался носом к стеклу, но только затуманил его своим дыханием. Он все ещё не мог их разглядеть. Мальчик выскользнул из кровати, набросил халат, сунул ноги в тапочки и тихонечко вышел из комнаты. Помедлив, он постоял некоторое время возле лестницы, пытаясь разглядеть что-то через перила. Куда подевались олени? Может, их украли? Или… произошло что-то куда более интересное? Элфи слышал, что внизу мама с папой смотрели телевизор. Да, прокрасться мимо них к выходу будет непросто.



– Ты что тут делаешь? – кто-то прошептал ему прямо в ухо, и Элфи подпрыгнул на месте, взвизгнув. – Тс-с-с-с! – шикнула на него Люси. – Тебе достанется!

– И тебе тоже!

– Так почему ты не в кровати?

Элфи с сомнением посмотрел на сестру. Он не был уверен, что хочет ей всё рассказать, но она от него всё равно не отстанет.

– Олени куда-то делись.

Люси закатила глаза.

– Никуда они не делись.

– А вот и делись. Сходи и сама посмотри, если мне не веришь. Выгляни в окно!

Люси окинула брата взглядом, а затем ушла к себе в комнату. Через мгновение она вернулась, но уже в халате.

– Хорошо. Пропали. Ты скажешь маме с папой? Может быть, их действительно кто-то украл. – Люси, похоже, была в предвкушении чего-то интересного. – И может, мы даже вызовем полицию?

Элфи покачал головой:

– Нет, я собираюсь на улицу. Хочу посмотреть сам.

– Посмотреть на что? И тебе нельзя туда. Родители будут ругаться.

Но Элфи надоело спорить. Он уже спускался на цыпочках по лестнице и миновал холл, когда услышал шаги сестры у себя за спиной. Элфи прибавил ходу и повернул дверную ручку. За стеклом чернела зимняя ночь, и мальчик поёжился. Он уже был не против, что Люси пошла с ним.

– Ключ у меня, – прошептала она, тихонечко притворяя за собой дверь. Ключ девочка положила в карман халата. Элфи об этом даже не подумал. В его голове было слишком много вопросов, чтобы беспокоиться о каких-то там дверях.

Они ступали в тапочках по заснеженной дорожке, а дойдя до невысокой каменной ограды, отделяющей сад Пита, перегнулись через неё. Теперь, когда глаза Элфи привыкли к темноте, он видел, что олени точно исчезли.

– Кто-то их украл, – сказала Люси. – Это так нечестно. Бедный Пит.

– Бедный Пит, – пробормотал Элфи, а затем распахнул калитку. Он услышал, как Люси ахнула у него за спиной, но двинулась следом по припорошенному снегом газону, ворча что-то про тапочки, которые промокли насквозь. Сестра потянула брата за рукав.

– Что?

– Не нужно подходить близко. Что, если там остались следы? Полицейским не понравится, если мы всё затопчем.

– Наверно… – согласился Элфи. Он опустился на корточки, изучая место, где стояли олени, рядом с остролистом, в центре газона. Припорошённый снегом остролист походил на широкий белый холмик. Рядом с ним снег немного подтаял и был рыхлый. Но не виднелось ни одного следа. Только странные отметины, по форме напоминающие сердечки. Их было много, и они тянулись в разные стороны. Следы копыт! А рядом две длинные полосы, оставленные на снегу. Элфи покачал головой, гадая, что их могло оставить.

– Не вижу никаких следов, – разочарованно протянула Люси. – Ничего, что бы могло пригодиться полиции.

– Ты разве не видишь это? – спросил мальчик, указывая на следы копыт.

– Знаю, но это же следы животного. Лисицы, например.

– У лисиц лапы. Ты что, не видишь, это же следы оленя! – настаивал Элфи. – А это следы от саней! Ты только посмотри, Люси!

Мальчик, перепрыгивая с ноги на ногу от восторга, указал на глубокие борозды, оставшиеся от полозьев.

– Не глупи! – отмахнулась Люси, а затем опустилась на корточки, чтобы как следует разглядеть. – Значит, вот так выглядят следы от копыт оленей?

– Да! Люси, у тех оленей, что тут стояли – ну, сделанных из огоньков, – не было нормальных копыт. Так, заострённые маленькие ножки.

Сестра посмотрела на Элфи и от удивления широко распахнула глаза.

– Элфи! Люси! Ради всего святого, что вы тут делаете? – Папа бежал по дорожке и выглядел напуганным. – Вы же замёрзнете! Даже сапоги не надели! И вам давно пора быть в кроватях!



– Па-ап, олени Пита пропали… – начала Люси. – Мы подумали, что кто-то их забрал.

Но затем девочка перехватила взгляд брата и посмотрела в тёмное, усеянное звёздами небо.

– Они, может, ещё вернутся завтра, – прошептал Элфи.



На следующее утро Элфи проснулся очень рано и первым делом проверил носок на кровати – он был полон, – а затем раздвинул занавески и выглянул в сад Пита. В свете уличных фонарей снег казался оранжевым, но этого было достаточно, чтобы мальчик мог всё разглядеть. Следы никуда не делись, и на мгновение Элфи подумалось, что олени исчезли навсегда. Но затем мальчик увидел их – две спящие фигуры, прижавшиеся друг к другу под остролистом.

Элфи спрыгнул с кровати, набросил халат и влетел в комнату Люси. Он стянул с сестры одеяло – единственный способ её разбудить.

– Что такое? – пробормотала Люси, поёживаясь от холода.

– Олени! Ты должна прийти посмотреть!

Но сестра только накрыла голову подушкой.

– Скорее, Люси, уже почти утро. Все скоро проснутся, и олени исчезнут.

Элфи вздохнул и развернулся, чтобы уйти, но затем кровать сестры скрипнула. Мальчик обернулся – Люси с надеждой смотрела на прислонённый к кровати носок, плотно набитый подарками.

– Ещё так рано, – прошептала она. – Я ещё даже не проверила, что там внутри.

– Пожалуйста, пошли! – Элфи схватил сестру за руку и потянул из комнаты вниз.

У двери мальчик прыгал на одной ноге, стараясь как можно скорее натянуть свои резиновые сапоги. Он не знал, сколько ещё осталось времени до рассвета, но почему-то был уверен, что едва солнце встанет, как олени снова превратятся в обычные рождественские украшения.

 

– Что ты видел? – шёпотом спросила Люси, когда брат открыл дверь.

– Оленей, – ответил он. – Настоящих. Я почти уверен…

Он на цыпочках вышел в сад так тихо, как это позволяли резиновые сапоги. Люси не отставала от него ни на шаг. Было ещё довольно темно, и неестественный свет, падавший от фонарей, делал тени длиннее, а знакомые предметы в нём выглядели непривычно.

Рейтинг@Mail.ru