Кузина из России

Любовь Рябикина
Кузина из России

Дэн собирался уходить и стоял перед зеркалом в ярко освещенной прихожей, приглаживая рукой непослушные волосы, когда перед ним неожиданно появился отец с письмом в руке:

– Дэн, подожди. Я хотел бы поговорить об очень важном деле. Это касается нас всех.

Джон обернулся в сторону кухни, прислушался к жужжанию миксера и позвал:

– Мелани, подойди, пожалуйста!

Дэн сделал шаг к двери:

– Отец, у меня нет времени!

– Это не займет у тебя его слишком много. Мелани, где же ты?

Подошла Мелани, вытирая руки кухонным полотенцем. Вопросительно взглянула сначала на стоящего перед ней мужа, а затем на сына:

– А в чем дело?

Джон взглянул на письмо в своей руке:

– Я никогда не говорил вам о том, что в России у нас есть родственница… – Он почесал затылок и поднял глаза на изумленных родных, – Помните, мой покойный брат Рой работал при посольстве более двух лет? В России у него была женщина, жениться на ней он не мог, тогда это было практически невозможно, но у него там осталась дочь. Рой, когда вернулся, рассказал мне об этом ребенке. Он очень любил их и так и не женился здесь. Вчера я получил письмо от той женщины… Сейчас в России настали другие времена! Дочка Роя, Оля, собирается приехать в Америку. Надеюсь, мы не откажемся принять ее у себя?

Джон взглянул на замершую рядом Мелани, потом перевел взгляд на сына, скорчившего недовольную гримасу:

– Дэн, пожалуйста, не делай такого лица. Она наша родственница, хоть брак и не зарегистрирован. Рой признал ее своей дочерью. Именно им он отправлял многочисленные посылки и составил завещание, по которому в двадцать один год его русская дочь вступит в наследование его ранчо.

– Почему ты не говорил об этом раньше?

– Рой взял с меня слово перед смертью, что я расскажу вам об этом ребенке лишь тогда, когда придет какое-нибудь известие от нее. Неужели мы отправим бедную девочку в гостиницу? Она будет так одинока в незнакомой стране, с абсолютно чужими людьми.

Мелани воскликнула:

– Господи, да об этом и речи быть не может! Мы обязаны принять ее.

Дэн хмуро взглянул на родителей сверху вниз:

– Я с ней возиться не буду.

Мать с тревогой взглянула на отца:

– Дэн, а тебя никто об этом не просит. Просто будь хотя бы поприветливее. Ведь она твоя кузина. К тому же впервые в Америке…

– Когда она прилетает?

Джон полистал письмо:

– Тут написано «восемнадцатого июля вылет из Москвы». Значит девятнадцатого надо встречать! Позвоним в аэропорт и узнаем, когда прилетает самолет.

Дэн вытащил записную книжку из кармана и взглянул на календарь:

– Я встретить не смогу. Дежурство.

– Встретим мы с мамой.

– Интересно, а как вы ее узнаете?

– Фамилию и имя знаем. Напишем плакат и она сама подойдет. Кстати, Оля говорит по-английски.

Дэн решительно повернулся к двери:

– Я пошел.

Дверь резко хлопнула и родители переглянулись. Мелани задумчиво протянула:

– По-моему, он очень недоволен.

Джон махнул рукой, исчезая в проеме кухонных дверей:

– Пройдет! Может быть, девочка сделает его прежним Дэном? Я очень на это надеюсь.

Мелани вздохнула и тоже отправилась на кухню. Подошла к мужу, который смотрел в окно вслед сыну и прижалась лбом к его щеке:

– Ах, если бы не эта Джоанн…

Вдруг она резко подняла голову и взглянула на Джона:

– Послушай, а сколько лет этой девочке?

Джон некоторое время размышлял, потом произнес:

– Получается лет 18-19.

Мелани обрадовалась:

– Взрослая девушка! Может быть Дэн привыкнет к ней и перестанет избегать женщин?

– Все может быть. А где мы ее поселим?

– Ты забыл? Ведь рядом с комнатой сына есть еще комната.

– Отлично! Надо приготовить ее для гостьи…

Наступило девятнадцатое июля. Аэропорт. Джон и Мелани стояли возле огромного окна с плакатом в руках. Оба заметно волновались. По эскалатору спускались и поднимались люди. К ним подошла невысокая хрупкая девушка с золотистыми волосами и зелеными глазами. Она ничем не отличалась от американок: те же светлые брючки в обтяжку и клетчатая рубашка, покроем похожая на мужскую. В руках незнакомка держала большой чемодан и сумку, очень плотно набитую. На плече висела маленькая молодежная сумочка. Взглянула на плакат, поставила вещи и улыбнувшись сказала:

– Здравствуйте, я – Оля. А вы мои дядя Джон и тетя Мелани?

Роджерсы изумленно разглядывали девушку. Джон опомнился и крепко притянул ее к себе:

– Здравствуй, девочка! Мы очень рады видеть тебя.

Мелани поцеловала ее в щеку:

– Здравствуй! Господи, да ты уменьшенная копия молодого Роя!

Джон подхватил багаж Оли:

– Едем домой!

Сели в такси. Оля спросила:

– Мама говорила, у меня есть двоюродный брат, а где он?

Дядя ответил, обернувшись с переднего сиденья:

– Сегодня Дэн на дежурстве. Он служит в полиции.

– Правда? А какой он?

– Он очень большой, хмурый и не разговорчивый. Но ты его не бойся. Дэн, в сущности, неплохой парень. Как-нибудь я расскажу тебе об этом.

Они вышли возле белого двухэтажного особняка с черепичной крышей, стоящего в тени вековых деревьев. Оля удивленно огляделась:

– Это ваш дом?

– Да.

– Вот здорово! Какой огромный и красивый!

И она, как ребенок, бросилась бегом по дорожке, подскакивая и срывая на бегу листья с деревьев. Дядя и тетя весело переглянулись:

– Похоже, Дэну будет некогда скучать.

Когда Оле показали ее комнату, она не сразу поверила: большое светлое помещение с широкой кроватью, книжным и платяным шкафами, письменным столом и двумя креслами, привело ее в восторг:

– Я здесь буду одна жить?

Джон обнял жену за плечи:

– Это все твоя тетя придумала.

С детской непосредственностью Оля подбежала к ним, обхватила обеих за шеи, расцеловала в щеки. Потом слегка отстранилась и уже серьезно спросила:

– А я не буду вас стеснять? Мне бы не хотелось быть в тягость.

– Ну что ты! Какие глупости! Мы так рады тебе. Может и Дэн изменится.

Последние слова Мелани произнесла совсем тихо, но Оля услышала:

– А что с Дэном произошло?

Тетя покачала головой и не ответив на вопрос, сказала:

– Беги в ванную. На полке найдешь все, что нужно.

Все трое спустились вниз. Тетя и дядя направились в кухню, а Оля в ванную. Когда в ванной зашумела вода, Мелани повернулась к мужу:

– Милая девушка и непосредственная, как ребенок. Даже не ожидала! Я рада, что она еще не испорчена жизнью. Может и Дэн это заметит?

Оба долго молчали. Когда Оля вышла из ванной в коротком халатике, вся розовая от теплой воды, Джон окликнул ее:

– Иди кушать!

Девушка сидела за столом в уютной кухне и пила кофе, с улыбкой поглядывая на родственников напротив:

– А Дэн сегодня придет? Мне бы хотелось познакомиться.

– Нет, он появится только утром.

Мелани поставила чашку на стол, вопросительно взглянула на мужа, а потом решительно сказала:

– Оля, мы хотим рассказать тебе о Дэне, чтобы ты не сердилась на него в будущем. Обиды и недоразумения вполне могут возникнуть. Его поведение и отношение к девушкам далеки от идеального. Хотя, если честно, он не так уж и виноват… Только он об этом разговоре знать не должен. Хорошо?

Девушка уже серьезно взглянула на нее:

– Я ничего не скажу.

Мелани начала говорить:

– История Дэна короткая. Года три назад он влюбился, но женщина оказалась не порядочной и обманула его надежды. С тех пор наш сын замкнулся, стал хмурым и неразговорчивым. Честно сказать, мы с Джоном надеемся, что ты поможешь ему стать прежним Дэном.

Оля задумчиво водила ложечкой по блюдцу:

– Я попробую.

Тряхнула влажными волосами и лукаво улыбнулась родственникам:

– Только на меня не сердиться за все мои шалости. Согласны? А уж я его заставлю встряхнуться и вспомнить, каким он был!

Мелани и Джон переглянулись и все трое, не сговариваясь, протянули друг другу руки. Таким образом союз родственников против Дэна был заключен.

Утром усталый Дэн осторожно прикрыл за собой входную дверь. Начал тихонько подниматься по лестнице на второй этаж и вдруг остановился. Наверху лестницы стояло маленькое и хрупкое светловолосое создание, одетое в бежевые шорты и белую тенниску. Оно задорно смотрело на него сверху и широко улыбалось.

– Привет!

Дэн, хмуро разглядывая незнакомку, буркнул:

– Привет.

У создания улыбка стала гаснуть, оно внимательно принялось разглядывать Дэна и тот профессионально почувствовал какую-то тревогу. Еще раз взглянул на создание:

– Ты и есть моя кузина?

– Да, я и есть! Оля!

С каким-то тайным вызовом она протянула ему руку, но Дэн усмехнулся и прошел мимо, сделав вид, что ничего не заметил. Демонстративно закрыл за собой дверь в комнату. Создание, прищурив глаза, посмотрело ему вслед и сложив ручки за спиной удалилось вниз, тихонько пробормотав:

– Ничего, ты сам протянешь мне руку.

Днем Оля сидела в гостиной, забравшись с ногами на диван и перебирала фотографии, беспорядочно сваленные в большую коробку. Их, по ее просьбе, снял с антресолей дядя Джон. Сверху спускался Дэн. Она как раз держала в руке его фото, где он был снят в полицейской форме. Взглянув на брата, Оля искренне сказала:

– А тебе идет форма!

Дэн, проходя мимо, мельком взглянул на фото, но ничего не сказал, лишь громко хмыкнул и скрылся в кухне. Оля взглянула на его широкую спину, обтянутую рубашкой и прошипела:

– Ну и индюк! И это мой брат?!? Нет, пора браться за дело!

После обеда она спросила дядю Джона:

– Дядя, а где у вас лежат инструменты?

Джон удивленно поднял голову:

– Тебе надо что-то отремонтировать?

Оля лукаво улыбнулась:

– Хочу кое-что исправить… в комнате Дэна…

Дядя широко улыбнулся, покачивая головой:

 

– Все в кладовке под лестницей, в большом ящике.

Оля напевая веселую песенку по-русски, скрылась в кладовке. Вскоре там что-то грохнуло и все стихло.

Ночь. В доме стояла тишина. В темном тренировочном костюме Ольга выскользнула из своей комнаты. В руке у нее были зажаты отвертка и длинные шурупы. Она тихонько приоткрыла дверь в комнату брата. Тот спал раскинув руки и слегка похрапывая. Возле кровати стояли его шлепанцы. На лице девушки появилась хитрая улыбка, она осторожно подкралась к кровати, опустилась на колени и начала прикручивать тапочки к полу. Дерево слегка поскрипывало. Дэн заворочался, но не проснулся. Оля быстро закончила работу и ушла к себе.

Утром Дэн по привычке сунул ноги в шлепанцы, шагнул… и оказался на полу. Удивленно оглянулся, тапочки стояли на прежнем месте. Он встал и наклонился над ними, заметил шляпки шурупов, схватил обувь и в ярости дернул, но ничего не получилось. Тогда он рванул их изо всей силы, послышался треск, шлепанцы оторвались и Дэн шлепнулся на пол. Какое-то время он изумленно взирал на дыры в задниках тапок, потом перевел взгляд на пол. Шурупы так и торчали из пола с лохмотьями ткани и резины. Дэн яростно вскочил, отшвырнул тапки в сторону и босиком направился в ванную, раздраженно прыгая через две ступени.

Выглянула из кухни Мелани:

– Доброе утро. Почему без тапочек? Решил закаляться?

Дэн ничего не ответил и рассерженно хлопнул дверью ванной. Мать удивленно посмотрела на отца, но тот был так увлечен газетой, что ничего не слышал.

Оля встала, выглянула из комнаты. Прислушалась, затем осторожно открыла дверь в комнату брата, увидела остатки шлепанцев на полу и радостно улыбнулась:

– Это только начало, братец!

Подняла тапочки, поглядела на дыры и лукаво заулыбалась. Вытащила ремень из висевших на спинке кровати брюк Дэна, связала тапочки вместе и прикрутила их к наружной ручке двери. Полюбовавшись на свою работу спустилась вниз.

Осторожно выглянула. Братец с хмурым видом сидел за столом и уплетал яичницу. Дядя уткнулся в газету, тети почему-то не было. Оля вошла в кухню с серьезным видом, хотя в глазах так и плясали веселые искорки и громко спросила:

– Привет! Дэн, а что делают на дверях твои шлепанцы?

От этих слов по лицу парня пошли багровые пятна. Он перестал жевать, молча встал, испепеляющим взглядом окинул кузину и пошел наверх, шлепая босыми ногами. Оля тут же схватила перечницу, подняла кусок поджаренной ветчины на бутерброде Дэна и густо-густо посыпала хлеб перцем, снова положила ветчину на место. Быстро открыла кухонный шкафчик, пробежалась взглядом по баночкам со специями. Зачерпнула полную ложку сухой горчицы и размешала в кофе у брата. Дядя не обращал внимания. Она подошла к плите, взяла на тарелку кусок омлета, налила кофе и с чувством выполненного долга принялась за еду.

А Дэн, открутив злосчастные тапки от двери, кипя от гнева, распахнул окно и со всей силы вышвырнул их на улицу, чтобы вредная сестричка ими больше не воспользовалась. Не желая того, попал в соседа, который ковырялся на клумбе. Сосед схватился за голову и растянулся в полный рост, перемяв все цветы. Быстро вскочил и закрутился на одном месте, пытаясь угадать – откуда свалилось на него такое несчастье. Но никого не увидев, горестно взглянул на испорченную клумбу, махнул рукой и ушел в дом, держа в руках злосчастные шлепанцы. Но Дэн этого не видел, он уже шел вниз.

Не взглянув на кузину, сел, доел остатки остывшей яичницы. Пододвинул кофе, взял бутерброд и откусив, стал жевать. Сначала все было нормально, но вдруг Дэн замер и стал прислушиваться к чему-то внутри себя, лицо стало наливаться кровью, рот непроизвольно открылся, он зашарил рукой по столу, схватил чашку с кофе и хлебнул. От его вопля Джон опрокинул себе на колени горячий кофе и заорал вместе с сыном. Уронил на пол газету, а на нее тарелку с остатками омлета. Дэн бросился к стулу Оли, но той уже не было. Кое-как затушив пожар внутри себя водой из-под крана, пылая праведным гневом и изрыгая проклятия в адрес кузины, он бросился к комнате Оли, но дверь оказалась заперта. Дэн стоял и орал перед дверью все, что он о ней думает.

Накричавшись, он отправился в полицейский участок, по дороге придумывая планы отмщения. Лицо его пылало. Он размахивал руками и ругался. Прохожие испуганно поглядывали на него и шарахались во все стороны, но он ничего вокруг не видел. Возле участка встретил своих друзей, Билла и Майкла. Взглянув на багровое лицо Дэна, парни переглянулись:

– Ты что, заболел?

Он подробно рассказал им о проделках зловредной сестрички, не заметив веселых глаз. Друзья сочувственно кивали головами, еле удерживаясь от смеха. Когда Дэн вошел в здание, оба откровенно расхохотались:

– Никогда не думал, что он может так распалиться. А ведь я с ним не один раз в таких переделках бывал. Считал, что он не человек, а камень.

– Ну и бесенок, эта его кузина!

Оля вышла на улицу следом за братом. Постояла на крылечке, оглядываясь. Справа находился гараж и оттуда доносились удары молотка. Это дядя Джон копался в моторе автомобиля. Механика и всевозможные моторы было хобби старшего Роджерса. Девушка зашла внутрь и увидела большой мотоцикл. Спросила:

– Это мотоцикл Дэна?

Джон поднял голову на мгновение, проследил за ее взглядом и кивнул:

– Да, он купил его совсем недавно. И теперь часто ездит на нем в город.

– Дядя, тебе помочь?

– Ну, что ты! Я и сам справлюсь. Лучше сходи прогуляйся, но далеко не уходи. Город большой и заблудиться очень легко.

Девушка нашла спортивный магазинчик и вошла внутрь. Через пару минут она с довольным видом вышла из дверей и направилась назад. Когда Оля вернулась, дядя все еще копался в моторе. Он поднял голову при ее появлении:

– Уже вернулась?

Она кивнула:

– Знаете, а город у вас красивый.

– Ты еще всего не видела!

Дядя снова склонился над мотором, а Оля наклонилась и что-то быстро засунула в выхлопную трубу мотоцикла. Зашла в дом положить сумочку и на обратном пути столкнулась в дверях с Дэном. Тот моментально прижал ее к стене своим могучим корпусом и прошипел, глядя сверху вниз:

– Дошутишься!

Оля взглянула на него невинными глазами:

– А что ты имеешь ввиду? Кофе, тапочки или бутерброд?

– Еще одна подобная шутка и я тебя отлуплю!

Она нахально сморщила носик:

– И тебе будет не стыдно обижать маленьких? А еще полицейский!

Он оглядел ее и злорадно произнес:

– Нет. Пожалуй, тебя бить не стоит. Кулаки отобьешь о кости! Просто запакую в ящик и отправлю твоей мамочке! И билета покупать не надо будет!

Оля возмутилась:

– Это просто не вежливо! Я тебе слова плохого не сказала, а ты грозишь меня в посылку превратить!

Дальше слушать Дэн уже не мог, он со зверским выражением лица, сцапал ее за воротник рубашки. Слегка приподнял и встряхнул, отчего одежда затрещала, а голова Оли чуть не проскочила в ворот тенниски, и выставил на крыльцо. Сестрица оглянулась на закрывшуюся дверь, одернула тенниску и улыбнулась:

– Ты опоздал с предупреждениями, Дэн.

Зашла за угол дома. Любовалась прекрасными розами, когда входная дверь стукнула. Она быстро подбежала к углу дома и осторожно выглянула.

Брат выводил мотоцикл из гаража. Вывел за калитку, завел мотор. Сел, нажал на газ: раздался оглушительный свист. Дэн недоумевая оглянулся и отпустил ручку газа – свист прекратился. Он снова нажал на газ и со свистом проехал несколько метров. Заглушил мотор и обошел мотоцикл несколько раз, внимательно разглядывая, но ничего не обнаружил. А сзади раздался звонкий смех. Резко повернулся и увидел у калитки весело хохочущую кузину. Сразу же сообразив, чьих рук это дело, он бросил мотоцикл и кинулся к ней. Но девчонка оказалась проворной и когда Дэн влетел в калитку, то увидел ее уже взбирающейся на дерево перед крыльцом. Он кинулся за ней с криком:

– Все, теперь не уйдешь! Ты меня вывела из терпения!

Оля вдруг рассмеялась так радостно, что Дэн остановился и подозрительно посмотрел вверх. А оттуда раздалось:

– Эй, лови!

Что-то летело к нему и он чисто автоматически схватил. Посмотрел и тут же отбросил большое осиное гнездо, но оно застряло в ветвях. Со злым жужжанием из него стали вылетать осы. Одна с лету цапнула его в шею, Дэн отпустил дерево и схватившись рукой за ужаленное место, грохнулся вниз. Уткнулся в траву и прикрыл голову курткой. Через несколько секунд рядом приземлилась Оля. Быстро подползла к Дэну на коленках и спрятала голову и часть спины под полой его куртки. Из гаража удивленно смотрел дядя Джон.

Осы, немного полетав над ними, исчезли. Оля осторожно выглянула из-под куртки, села и потрясла брата за плечо:

– Дэн, они улетели!

Он сел, уставившись на нее злыми глазами, его рука поднялась и снова вцепилась в ворот тенниски. Ольга закрутила головой:

– Ой, подожди! Я исправлю твой мотоцикл, но обещай прокатить меня. Согласен?

Он задумался на мгновение, а потом отпустил ее:

– Хорошо.

Они вместе направились к стоявшему за калиткой мотоциклу. Дэн молча глядел, как кузина подошла к выхлопной трубе и что-то вытащила двумя пальцами, потом протянула это что-то ему. Он увидел обыкновенный спортивный свисток, повертел его в руках и сунул в карман. Задумчиво взглянул на кузину:

– Давно ты знаешь этот трюк?

Она взглянула на часы:

– Уже давно, больше часа.

Лицо Дэна скривилось, как от зубной боли:

– И часто тебе приходят в голову такие идеи?

– Как только требуются.

– Ловко. Не возражаешь, если я этот трюк возьму на вооружение?

Она великодушно разрешила, махнув рукой:

– Пользуйся!

– Ладно. Садись. Едем.

Выглянуло из калитки лицо дяди Джона, подмигнуло Оле и скрылось.

Оля вцепилась в куртку Дэна мертвой хваткой, а он все прибавлял и прибавлял скорость. Наконец она не выдержала и приподнявшись, крикнула ему в ухо:

– Дэн, потише!

Но он расхохотался полуобернувшись:

– Ну уж нет! Теперь я пошучу!

В тот же миг ошалевшая от страха Ольга приподнялась еще немного и вцепилась зубами ему в ухо. Рев Дэна перекрыл уличный шум. Машины начали притормаживать. Из кабин высовывались водители и спрашивали друг друга:

– Что это было?

Дэн мгновенно сбросил скорость и зубы отцепились. Обозленный, он повернул назад. У калитки стащил кузину с мотоцикла, дал затрещину и даже не взглянув на нее, уехал.

Вечером Оля долго плескалась в ванной. Выбравшись из теплой воды, накинула пижаму. Не спеша, нанесла крем на лицо. Поглядев на руки, решила намазать и их. Рядом лежал еще один тюбик с рисунком ладоней. Выдавила немножко крема и принялась растирать по кистям, глядя на себя в зеркало. С каждой секундой крем почему-то становился все гуще, когда она взглянула на руки, их даже оторвать друг от друга было уже нельзя. Руки склеились намертво, между пальцев, как у лягушки, образовались желтенькие перепонки. Кое-как, при помощи локтей, Оля открыла дверь и вышла в холл в пижаме.

Перед телевизором сидели Мелани, Джон и Дэн. Глядя в затылок брата злыми глазами девушка прорычала:

– Это твоих рук дело!

Он медленно повернул голову, ласково улыбнулся и мурлыкнул:

– Да что ты! Я на такое не способен.

Оля кипела:

– Все равно это ты сделал! И что я теперь делать буду со склеенными руками, ты подумал?

Дэн сделал задумчивое лицо, но глаза его злорадно сверкали:

– Ну что же делать? Недельку-другую дома посидишь. – Он окинул ее взглядом: – В пижаме с мишками и всклокоченной, как швабра, головой, а потом руки может и сами расклеятся.

Она попыталась достать ногой его широкую спину, но едва не упала и крикнула:

– Ты еще и издеваешься!?! Ну, ладно, я тебе это припомню!

Все это время Мелани и Джон молча разглядывали руки Оли. Наконец дядя встал:

– Ничего, бензином или ацетоном отмоем.

Дэн хмыкнул:

– Ей и ведра не хватит. Это суперклей. Застывает за две минуты.

Тетя накинула Оле на плечи теплый шарф и связала концы на груди:

– А то еще простудишься.

Братец, улыбаясь, смотрел в телевизор и явно был очень доволен сделанным. Он даже не прислушивался к спортивному комментатору по бейсболу, хотя в другое время слушал спортивные новости очень внимательно. Мелани укоризненно и молча глядела сбоку на довольное лицо сына.

Той же ночью, тихонько приоткрыв дверь из своей комнаты, Оля снова отправилась «в набег». Прислушалась, подошла к двери Дэна и попробовала открыть, но дверь оказалась запертой изнутри. На ее лице отразилось разочарование, но вдруг личико прояснилось и она прошептала:

– Ну что ж, к тебе нельзя, но и от тебя не выйти.

Вернулась к себе. Вышла с двумя кожаными ремешками, связала их и крепко привязав дверь за ручку к перилам, ушла спать.

Утром Дэн подошел к двери, повернул ключ в замке, потянул ее на себя, но дверь не открывалась. Он потянул сильнее – ничего не вышло. Рванул изо всей силы. Ручка от дверей оказалась у него в руках, а сам он грохнулся на пол. Но дверь все равно не открылась. Морщась, Дэн встал на ноги и яростно прорычал:

 
Рейтинг@Mail.ru