Хроники Варды. Лана

Лия Волк
Хроники Варды. Лана

Глава 2

Коронация

Солнце закатилось за горы. Сгустились сумерки. Лана сидела у окна под крышей южной башни и смотрела вдаль. Она любила это место. Часто она убегала сюда, чтобы подумать или спрятаться от наставников и брата. Только Брон знал об этом укрытии. Лана рассказала ему, когда ей было семь. Они стали хорошими друзьями. Иногда ей казалось, что только ему она может доверять. Он мог заставить ее сожалеть, смеяться, задуматься и позабыть обо всем. В большей степени Брон обучал ее ратному делу. Первое время она очень обижалась на него за синяки и ссадины, но вскоре, когда она поняла, что в бою она лучше брата, ей это стало даже нравиться, да и травм поубавилось. Наставник часто говорил, что еще чуть-чуть, и она сможет победить его самого. Естественно он лгал, но это подбадривало девочку. Она не знала кто он такой. Да в целом, никто не знал. Он никогда не болел, не старел, и раны его заживали очень быстро. Брон был довольно мудрым и малоразговорчивым, а на вопрос: «Кто же ты?» – обычно отвечал – «Я тот, кто я есть. Почему так происходит, я не знаю».

Сегодня в башне было очень ветрено, но девушка не замечала этого. Ее голова была полна мыслей о грядущем. Через два дня Тродан восседал на престол, а она должна была стать его десницей.

– Семнадцать лет. – Я так молода и неопытна, вдруг у меня не получится? Вдруг я уничтожу все, что создали до меня? Но я ведь смогла подавить мятежи… и… скольким жителям империи я уже помогла. Они знают меня, они меня поддержат. В первую очередь надо провести реформу. Да, как и планировали с Троданом. А вдруг не сработает? Нет, должно сработать. Это укрепит наш статус и положение… А что если я все испорчу? Может брату стоит править одному? Может и правда Азмат прав и мне нужно поискать себе мужа?…

– Брр как холодно. – послышался голос со стороны лестницы. – Что ты тут делаешь? Хочешь простыть и пойти на коронацию брата с соплями?

– Ууу… Брон, вечно ты готов испортить всю романтику. Лана ехидно улыбнулась и молча проследила за движениями наставника.

– Так ты думала о романтике? – Он едва слышно хмыкнул и подошел ближе, толкнув девочку. – Не поделишься?

– Ну, я представляла коронацию как нечто великое…. И, отчасти, страшное.

– Страшное? Почему? Из-за соплей? – Он снова хмыкнул, и сел рядом, облокотившись на оконный уступ.

– Мне всего семнадцать лет Брон. В моем возрасте девушки выращивают цветы и шьют себе приданное под строгим надзором матери и служанок. У меня этого никогда не будет.

– Ну, может оно и к лучшему… – Он задумчиво улыбнулся и демонстративно почесал затылок.– Я видел как ты шьешь. Честно… С таким приданым я бы тебя не взял.

Лана хлопнула его по спине. – Я ж говорю, ты горазд разбить мечты… – Она замолчала и уставилась на свои колени. – А если честно… Я боюсь. Боюсь, что все испорчу. Возможно, Тродан стал бы лучшим правителем без меня.

– Тродан станет отличным правителем, в этом я уверен. С тобой или без тебя, он будет править империей достойно, но вспомни, вы были вместе еще в утробе матери, на тренировках вы стояли спиной к спине и были единым, непобедимым целым. Поверь, без тебя он справится, но с тобой… Варда не зря избрала вас, вы будете вершить великие вещи. Ты боишься будущего, но ты не оборачиваешься в прошлое, чтобы посмотреть, чего уже добилась. Я был наставником у многих правителей нашей империи, никто не подавал таких надежд как ты. В большей степени все старались вершить власть через оружие. Твой предок Дурабар был первым, кто пришел к миру, твой брат унаследовал его характер и склад ума, но ты, ты унаследовала его военное мастерство. Вы очень похожи.

– Надеюсь не внешне. – Лана усмехнулась – Не хочу быть похожей на огромного бородатого мужика с огненными волосами и косичками на подбородке.

– А на кого хочешь?

– Не знаю. – Ответила девушка и посмотрела в окно. – Пока что на себя.

– Это вас и роднит. – Брон искренне заулыбался и положил ладонь на плечо воспитанницы, пытаясь ее приободрить. – Дурабар как и ты, старался быть самим собой а не подражать предшественникам. К тому же, ты не одна, вы с братом первые в своем роде, кто будет править вместе, и я уверен, из него выйдет мудрый император, а из тебя прекрасный вождь рядом с ним.

– Говоришь как о родовом быке.

Лана ухмыльнулась, и Брон ответил тем же. Он несколько секунд внимательно изучал ее лицо, что девушка почувствовала себя некомфортно и застенчиво улыбаясь, отвела взгляд.

– На самом деле, внешне ты просто копия своей матери.

– Я ее не знаю, – вдохнула девушка, – видела только на картине.

– Зато я тебя хорошо знаю, и знаю, что ты сделаешь все для процветания империи, как и твой брат.

– О, я даже уверена, как сделать так, чтобы правление не отягощало меня. – Лана оживилась и буквально, подпрыгнула со скамьи.

– Да, и как же?

– Увидишь – Она улыбнулась и пошла к лестнице. – Ты прав, тут стало холодно, идем. – Игриво бросила она через плечо.

– Не успела вступить на престол, а уже интриги. – Брон устало, практически по-старчески поднялся с лавки. Иногда он просто не успевал за ходом мыслей или тем более желаниями воспитанницы, но ему это даже нравилось.

– Ты будешь в курсе всех моих помыслов Брон, не беспокойся. Я сделаю тебя своим советником.

– Да, Эльдагодора и Азмата это очень обрадует.

– Тродан уже в курсе, это было наше совместное решение, без тебя я… – Она замолчала и остановилась у лестницы. – Мы, не справимся.

– Азмат будет против. – Без намека на веселье ответил Брон. – Я уже давно вышел из Верховного совета, и не очень хочу туда возвращаться. Я могу быть твоим наставником а не … – Лана повернулась.

– Так вот и будешь наставлять меня. Неужели ты не понимаешь Брон, я могу доверять только тебе.

– Поверь, Азмату и верховному совету ты можешь доверять. – Брон старался быть убедительным, но едва он начал давить, как заметил, что девушка вот-вот заплачет. Он понимал, что ее жизнь на днях изменится и это пугает ее. Он сбавил обороты и подошел ближе. – Их заботит благополучие империи…

– Но не мое благополучие. – Лана снова отвернулась и, выдержав паузу, продолжила. – Ты мой единственный друг на кого я могу положиться, могу доверить свои тайны. Ты всегда был рядом и… Мне будет очень тяжело, если тебя не будет. Даже Тродан не так близок мне. – Голос девушки задрожал, и Брон обнял ее, посмотрев в глаза.

– Эй, я всегда буду рядом. Чтобы не случилось, я всегда буду с тобой. – Прошептал он хрипло.

Утро оказалось солнечным. Недолго думая, Лана велела поседлать коня и отправилась на озеро Одинокое. Оно находилось недалеко от Волчеграда. Лана любила это место. Оно было тихим и спокойным, тут никогда никого не бывало, кроме нее и животных, так что озеро можно было назвать вторым убежищем девушки. С одной стороны его прятал густой лес, с другой оно, словно амфитеатром, было окружено скалами, а с их вершины тонкой струйкой падал водопад. Вода была чистая и прозрачная, но, несмотря на то, что это было горное озеро, за счет своих небольших размеров оно очень хорошо прогревалось солнцем. Лана нашла его много лет назад. Когда она освоила езду верхом, ее любимым занятием стало изучение окрестностей Волчеграда. Все близ города она исходила вдоль и поперек, но на коне можно было ускакать дальше и не бояться опоздать к ужину. К тому же, лошади хорошо запоминали дорогу, так что плутать ей бы тоже не пришлось.

Вот и сегодня вода была необычайно теплой. Все утро Лана провела на берегу. Ей не хотелось возвращаться в замок, где все хлопотали над приготовлением к коронации. С одной стороны, она понимала, что у нее нет выбора, так как метка избрала ее и Тродана для чего-то, но с другой, ей совершенно не хотелось вступать на престол, хоть и подле брата. Она очень давно начала задумываться над тем, как обезопасить себя от тягот правления и при этом не потерять статус, положение и лицо наследника империи. Больше всего ей хотелось странствовать, а не сидеть рядом с братом, подписывая бумаги и выслушивая жалобы подданных.

Лана лежала на бревне, опустив ноги в воду. Ее темные волнистые волосы слегка трепал ветер, а карие глаза были устремлены в небо. После вчерашней тренировки, когда она с копьем бросилась на брата, а он в коем-то веке успешно парировал ее выпад и ударил щитом ей в голову, затылок немного саднило. Хорошо, что женщинам не нужно коротко стричься, а то пришлось бы идти на коронацию с огромной шишкой. Она погрузилась в свои мысли, как по воде раздались шлепки от камней. Девушка вскочила и схватилась было за клинок, но тут же отпустила его и в недоумении уставилась на незваного гостя.

– Как? Откуда ты… Орочьи яйца, как ты нашел это место?

– Думаешь, ты одна умеешь незаметно убегать из-под стражи и от слуг? – Тродан ловко прыгнул по камням, перелез через поваленное дерево и сел н него недалеко от сестры. Лицо его украшала надменная улыбка. – Я знал об этом озере уже несколько лет. – Проговорил он как бы между делом.

– Врешь. – Укоризненно огрызнулась Лана, пытаясь поджарить брата взглядом. – Ты сказал бы мне или давно пришел сюда.

– Зачем? – Он оторвал небольшую щепу и бросил ее в воду, пронаблюдав за тем, как ее подхватил поток. – Мне было это без надобности.

– А сейчас, я так понимаю, у тебя есть веская причина прийти в мое место. – Лана отвернулась и плюхнулась на бревно, резко схватившись за шишку. Незваный гость довольно фыркнул и поерзав в сторону девушки, сел рядом, положив свою руку на ее плечо.

– Голова болит? – Заботливо спросил он.

– Немного. – Уже не так раздраженно ответила Лана. – Но на левом боку я буду спать не скоро. Ты хорошо мне влепил, Ваше величество. – Сказала она и они оба одинаково усмехнулись.

– Брось, сегодня последний день, когда я могу тебя вот так просто увидеть, потрогать, потрепать за волосы. С завтрашнего дня, на виду у всех, ты должна будешь обращаться ко мне – Ваша милость, император…

 

– Брось Тродан, ты прекрасно знаешь, когда наша реформа укрепится, я смогу осуществить свою мечту, а ты свою.

– А ты говорила об этом Брону?

– Нет. Никто не должен знать, пока не наступит время. – Лана открыла глаза и серьезно посмотрела на брата, закрываясь ладонью от солнца.

Тродан выдержал паузу и ее взгляд. – Ты боишься?

– Конечно, я боюсь, – Лана резко поднялась, оказавшись одновременно удивленной и сбитой с толку таким вопросом. – Не каждый день твоему единственному брату на плечи надевают императорскую мантию. Я очень жду этого момента и очень боюсь.

Тродан молча выслушал ее, и стоило девушке закончить, как он тихонько засмеялся. – Коронуют меня, а беспокоишься о моих плечах ты. Забавно. Что ж, если ты так боишься мантии, то мне явно не стоит думать о свержении.

– Вот о чем, о чем, а об этом тебе точно не стоит беспокоиться. – Лана кинула в него щепой коры. – Не думаю, что я надолго задержусь в городе после твоей коронации. Может пара лет, не больше.

– Ты словно бежишь отсюда. – Тродан потер руки, словно пытаясь оттереть с них грязь. Лана посмотрела за его движениями, подбирая фразы для ответа.

– Я не бегу. Точнее да, бегу, но не от чего-то, а к чему-то. Я знаю, что должна уйти. Там на севере меня что-то манит.

– На севере? Так вот куда ты собираешься? – Парень ошарашенно уставился на сестру.– Но никто никогда не преодолевал хребет. Он же… Огромный.

– А ты в этом уверен? – Лана игриво улыбнулась, словно была уверена в своей правоте. – Наши предки ведь загнали туда орков, значит, они смогли перейти через горы.

– Может они там замерзли или их пожрали великаны? – Отчаянно отрезал Тродан.

– Все может быть. Именно это я и хочу узнать… Конечно, не то, как меня сожрут великаны.– Сказала Лана глядя в глаза брату. Губы ее дрогнули, и они вместе рассмеялись.

Понежившись под теплым солнцем, брат с сестрой отправилась в город. Стоило Тродану появиться на пороге замка, как тут же вокруг него, словно мошкара, засуетились слуги и советники, но он был не против, в отличие от сестры, которой тоже досталось внимания.

– Тебе не стоило уезжать сегодня, твой брат последовал за тобой, а весь день необходимо было посвятить…

– Эльдагодор, – Лана устало прикрикнула на советника, сбив его мысли. – У меня такое чувство, что коронация нужна больше вам, а не моему брату.

– Прости, как тебя понимать? – Эльф нахмурился, сдвинув кустистые брови и сверля спину девушки взглядом. Лана остановилась, дабы не быть прожженной заживо и резко повернулась к высокому, зеленоглазому советнику.

– Он может править и без видимого пиршества на целую неделю, которое так хочет. Все и так знают, что завтра наше семнадцатилетие, а это означает восход под корону. Зачем нужны все эти коронации? Вы еще тамперам приглашение отправьте, чтобы они точно ничего не пропустили.

– Миледи, это традиция!– Лана развернулась и быстрым шагом отправилась дальше.

– Я просила не называть меня так. Традиции можно изменить. Это будет моей первой задачей, когда мне исполнится семнадцать.

– Что? Как ты смеешь?

– Как я смею? У нас много лишнего и ненужного на что тратится время и бюджет империи. Лучше бы раздали эти деньги бедным… А ведь действительно… – Лана вновь резко повернулась к эльфу.– Эльдагодор, вели прислуге собрать несколько сотен мешков зерна и завтра после коронации я не буду сидеть за столом и выслушивать похвалы и напутствия, мы поедем раздавать их бедным. Тродан, что ты об этом думаешь?

Брат с одобрением махнул рукой, и советник едва не скрипнул зубами от злости.

– Лана ты с ума сошла?

– Нет, это вы посходили с ума. – Лана пронзила эльфа грозным взглядом. – Жители окрестных деревень недоедают, как мы можем быть уверены, что последующие атаки врага будут сдержаны на границах? Они должны знать, что защищают империю которая думает о них. Передай это Азмату. Пусть порадуется. И приготовь послов. – Девушка развернулась и ускорила шаг.

– Лана тебе необходимо отбросить эти предрассудки… – Советник попытался ее догнать, но девушка резко остановилась, что тот едва не врезался в нее.

– Эльдагодор! Это мое слово, или ты противишься своей… миледи?– Лана посмотрела на эльфа настолько злобно, что ему показался огонь в ее темных глазах.

– Я все устрою. Но не уверен, что Азмат и твой брат это одобрят.

– Мне не важно мнение Азмата по данному вопросу. Я разговаривала на днях с хранителями, у нас залежи зерна, того и гляди оно начнет гнить точно так же, как и доверие наших пограничных земель. Новые поставки скоро прибудут из Эльдарьира, не зря ведь у них лопасти мельницы на пшеничном гербе,– Лана руками попыталась изобразить мельницу. – Они просто засыпают Волчеград зерном.

С этими словами Лана отмахнулась от слуг. Ее нагнал брат.

– Я думаю, Азмат сейчас в огненном клубе прибежит к тебе и будет брызгать слюной. Зря ты так резко. Хотя, я и сам думал о подобном.

– Единственными людьми, которым будет дозволено мне перечить, с завтрашнего дня станете ты и Брон. Если совет не будет согласен с моим мнением, может, стоит избавиться от него?

– Надеюсь, кроме меня, твоих слов никто не услышал. Ты ведь понимаешь, что это измена?

– Ты знаешь, что я просто сказала…

– Не говори так больше. Это опасно, сестра. В последующем, все твои решения необходимо сначала оговаривать со мной. К тому же, традиции…

– Тродан, все вокруг нас только и делают, что говорят о традициях. Тебе не надоело? Традиция как позавтракать, пообедать, выехать на охоту только в определенные дни. Чтобы ванну принять это даже не традиция – целый ритуал. – Лана толкнула брата в грудь и удалилась в свою комнату, чтобы успокоиться и полистать книги истории былых лет. Через некоторое время, как и предвещал Тродан, двери распахнулись и в них влетел Азмат. Его длинные седые волосы были взъерошены, а глаза горели огнем. И без того морщинистое лицо было искорежено злостью а тонкие губы сжались почти до невидимости.

– Ты с ума сошла! – Практически сквозь зубы прокричал он.– Наплевать на вековые традиции чтобы показать свое своеволие? Твой брат еще не был коронован, а уже пытаешься переделать все, чего добились твои предки.

– В женские спальни необходимо стучать, если ты не забыл. Уйми свой пыл советник! – Лана закрыла книгу и подошла к окну не глядя в сторону Азмата.– Или у тебя есть кто-то еще на примете более покладистый нежели я, кого можно посадить на трон подле императорского? А может, ты вообще хочешь, чтобы правил только мой брат? Ты ведь благоволишь ему больше.

– Ты прекрасно знаешь, что нет. Однако это не позволяет тебе менять вековые устои…

– То есть, ты предлагаешь мне закрыться в своем замке и пировать в течение недели, пока мои люди сидят по окраинам империи впроголодь? Хороши правители набивающее свое брюхо на чужом недосыте. Лучше я отпраздную коронацию брата вместе со своими подданными, так я смогу заручиться их поддержкой.

– Ты забываешь о том, что они помнят твои заслуги до следующего свершения, а будет оно добрым или злым, таким оно в памяти и останется. Чем больше добра ты будешь делать, тем больше его будут требовать. – Голос советника стал тише, и Лана повернулась к нему.– Не старайся выглядеть слишком мягкой. Неумение показать власть и силу, это враг любого правителя, а ты будешь прямым его представителем, его голосом. Тродана должны уважать ровно настолько, насколько и бояться… И наоборот. Традиции, это вековые устои, которые нельзя менять просто потому, что тебе захотелось этого. Это наше наследие, история и уклад. Не будет их, не будет империи.

– Мы не хотим запугивать своих жителей с первого дня. Брат и я создадим совершенно иную империю Азмат.

– Вы должны советоваться с верховным советом перед принятием каких-либо решений, -Азмат немного помедлил с продолжением, – перед тем, как научитесь править самостоятельно.

– Я посоветовалась с Эльдагодором, он готов помочь с организацией зерна.– Девушка улыбнулась.

– Мне казалось, он был против. – Азмат дернул уголками губ в попытке улыбнутся, но передумал.

– Так или иначе, зерно будет роздано пограничным землям. Это укрепит авторитет брата перед жителями. А теперь, не мог бы ты оставить меня одну?

– Не мог бы. Нам необходимо обсудить завтрашнюю церемонию. – Лана закатила глаза.

– О, Древние боги. Мы обсуждали эту церемонию всю мою жизнь. Разбуди меня посреди ночи и я расскажу тебе в какую сторону должна шагнуть или махнуть рукой в то или иное время, я знаю наизусть свою присяжную речь брату, как и речь большей половины придворного состава.

– Лана, это твоя обязанность присутствовать завтра на коронации Тродана, и, отчасти, твоей, в рамках традиции. Пока что, ты не вправе этого менять.

Ничего другого не оставалось кроме как поддаться Азмату и до самого вечера, в окружении слуг и наставников, в тысячный раз репетировать, выслушивать и отвечать касательно грядущей даты. К ужину Лана была выжата до последней капли. Она не стала спускаться в общую залу, а попросила принести еду в ее кабинет. Девушка настолько устала и злилась на эти пустые, никчемные традиции, что есть особо не хотелось, но знала если не поужинать, то к утру она будет совершенно вымотана, а день обещал стать очень тяжелым.

*****

Утром Лану разбудили очень рано, едва солнце показалось из-за гор. Служанки помогли ей умыться и стали наряжать в пышное платье цветов имперского флага – бурый волк на белом фоне. Лана не очень любила подобные наряды, ей по душе были охотничьи костюмы, юбки с разрезами, не мешающие бегать, лазать по деревьям и скалам, ну и для особых вечеров она имела в гардеробе длинные облегающие платья с короткими шлейфами, которые подчеркивали ее изящную фигуру. В общем, в одежде она любила практичность и комфорт, нежели пышность и излишнюю красоту которую пытались привить ей служанки по велению Азмата. Он не оставлял надежд вырастить из сестры императора благородную деву, плавно плывущую при каждом шаге, разговаривающую с цветами и, так уж и быть, умеющую с эльфийской грациозностью стрелять из лука. Однако ничего не вышло. Стараниями Брона, девушка больше тяготела к древковому и клинковому оружию, убегала в лес, вступала в драки, соревновалась с братом. В целом, все намерения Азмата ничем не увенчались. Но он не отступал.

Вот и сегодня Лану слой за слоем, словно праздничный торт, наряжали в коричневое платье с серебристой оторочкой. Поверх, на ее плечи, накинули тяжелую мантию из белого меха. Волосы цвета плодородной земли были аккуратно уложены в прическу и закреплены золотым гребнем с изумрудами. Из-под него нежно свисали длинные волнистые пряди, а голову с обеих сторон обвивали тонкие косички с вплетенной россыпью самоцветов. На груди покорно лежало ожерелье из нескольких алмазов в виде капель дождя. Наверное, оно было единственным, что ей нравилось в нынешнем облике. Когда-то давно Брон подарил его на день рождения. Уши потяжелели от камней, и Лана попросила убрать серьги. Служанки покорно повиновались. «Вот бы попросить их принести мне мой повседневный костюм» – Подумала она. Но, пришлось продолжить терпеть порхание рук вокруг себя. Через пару часов Лана была готова. Она еле могла узнать себя в зеркале. Да, выглядела она очень статно, можно сказать, по-императорски, но это не сильно радовало ее взор. Она отпустила слуг и осталась совершенно одна. Ей хотелось спрятаться на весь день или заплакать. В дверь постучались два раза и через секунду еще раз. Это был Брон.

– Входи!

– Ты как? Ого, выглядишь… Изумительно. А ну повернись.– Лана с улыбкой прокрутилась пару раз.– Знаешь, что мне больше всего нравится в твоем облике?

– Что?

– Ты похожа на мать, просто копия. Ну, и еще это ожерелье… Интересно, кто тебе его подарил?

– Один очень хороший друг, – усмехнулась девушка, но улыбка тут же сошла с лица.

– Стараюсь разрядить атмосферу. У тебя вид такой, что ты идешь на убиение, а не на коронацию брата.

– Я даже не знаю, радоваться этому или нет. – Лана повернулась к зеркалу и стала рассматривать свое отражение.

– Эй, я двадцать семь лет ждал, когда у нас, наконец, появится император, а рядом с ним сядешь ты. – Брон подошел к девушке и встал позади нее, положив руки на ее плечи. – Не порти мне ожидания девочка, а то заставлю в этом наряде бегать по полю с препятствиями.

– Это слишком жестоко. Сам попробуй походить в корсете весь день. Это просто пытка какая-то. Я еще и пары шагов не сделала, а уже вздохнуть не могу. – Лана попыталась разжать корсет руками.

– Может это потому, что ты не носила его с детства, как все послушные, милые девочки?

– Значит, я не милая?

– Ты не послушная. Но, такова женская доля. – Брон подошел к открытому сундуку с одеждой и задумчиво провел рукой по ткани. – Мужчины должны быть сильными, а женщины – красивыми.

 

– Я думала, мужчинам больше нравятся раздетые женщины… Ну, или мужчины.

Брон смущено улыбнулся.

– Если ты сейчас пойдешь со мной в большую залу и сделаешь все как надо, возможно, я надену твой корсет, дабы испытать все тяготы сегодняшнего дня.

– Да ладно? Ты врешь!– Глаза девушки загорелись от одной мысли увидеть Брона в женском корсете.

– Хочешь заключить пари?

– Да. Я иду на коронацию и делаю все как надо в рамках… – Лана закатила глаза и развела руки – традиции, а ты потом надеваешь корсет. Договорились?

– На что не пойдешь ради благополучия империи и того, чтобы ты повеселела. Идем, сестра императора. Хотя нет, постой.– Брон начал поспешно искать что-то в поясной сумке. – Вот, это тебе. Сегодня у тебя тоже день рождения. – Он протянул Лане талисман из когтя медведя.

– Брон. – Лана посмотрела на него, едва не заплакав. – Он прекрасен.

– Простая вещица, но я надеялся, что она тебя порадует. А еще, думаю, тебя порадует новый конь из Ловаквароса со сбруей, изготовленной дикими племенами. Эй, постой. – Он схватил девушку за руку, как только та попыталась выбежать из комнаты. – Помнишь, у нас уговор, про тради… корсет.

– Но я хочу посмотреть свой подарок.

– Еще успеешь. Идем, скоро начнется.

Лана тяжело вздохнула и молча указала наставнику идти первым.

Тродан проснулся с первыми лучами солнца. Сегодня был великий день. В отличие от Ланы, он был воспитан Азматом и стал приверженцем традиций и не пытался их обойти, однако, еще будучи детьми, они с сестрой договорились править вместе. Он с упорством изучал науки, историю, религию Древних, готовился стать правителем, в то время как Лана бегала с мальчишками и дралась на деревянных мечах. Иногда он вспоминал, что сказал Брон: «В утробе матери их души перепутали тела».

Полежав в теплой постели еще какое-то время, он встал, умылся и подошел к зеркалу. Примерно через полчаса должны набежать слуги. Чтобы не предстать перед ними в чем мать родила, он натянул нижнюю рубаху и чулки. Привычным движением руки он проверил, отросла ли за ночь щетина, и пришел к выводу, что нет. Это немного удручало. Почти все мужчины в империи носили бороду или крупную щетину, ходили в одеждах из шкур или кожи, в общем, всем своим видом показывали, насколько они сильны и воинственны. Тродан же не отличался особой крупностью и мускулистостью, он был стройным, словно только что выкованный меч. Не имел даже намека на щетину, не говоря о бороде. Да, он был сильным, выносливым, умел сражаться, хоть и уступал в этом сестре. У него были длинные тонкие пальцы, острое, но довольно приятное лицо с коричневыми глазами. Несмотря на то, что они с Ланой родились в один день, разница в них была колоссальной.

– Ты уже проснулся? Я даже не заметил, как ты встал.

– Не хотел тебя будить. – Тродан подошел к кровати и нежно проведя рукой по щеке, поцеловал Валлохара в губы. Это был молодой светловолосый эльф с изящным телосложением. Когда-то он был мальчиком для битья, который принимал на себя все тумаки за проделки будущего императора, а теперь, дабы скрыть свою связь с ним, Тродан назначил его своим чашником.

– Сегодня великий день.

– Да, скоро ты должен будешь обращаться ко мне по титулу.

Эльф схватил его руку и опустил к своим бедрам.

– Ты хочешь, чтобы я это сделал, снова?

– Да, мой император.

Тродан усмехнулся и страстно поцеловал любовника.

– Тебе лучше уйти, скоро придут слуги. Потерпи до вечера, и ты возляжешь с правителем великой империи.

– Я могу сказать, что еще у тебя великое.

– Оденься, не хочу, чтобы тебя тут застали в моих покоях голым.

Валлохар надел накидку, и бегло поцеловав возлюбленного, вышел из комнаты.

Тродан проводил его и устремил взгляд в дальний угол своей комнаты, там лежал его сегодняшний наряд: белая рубаха с высоким воротом, коричневый сюртук с гербом под сердцем, вышитый золотом, темные штаны и начищенные сапоги с меховой подбивкой. Тродан подошел и провел рукой по сюртуку. Шерсть не кололась как на повседневной верхней одежде. Когда он станет императором, закажет себе несколько таких. В дверь постучались, и Тродан откликнулся. Почти бесшумно внутрь прошли слуги и начали подготавливать будущего правителя. Он смотрел на себя в зеркало и улыбался. Сегодня… Сегодня свершится то, о чем он мечтал на протяжении всей своей жизни. С сегодняшнего дня, он воссядет на престол.

Брон и Лана спустились по лестнице в нижний коридор, где их уже поджидала свита. Возглавлял ее командир стражи Джесан. Это был высокий, статный, сероглазый мужчина двадцати пяти лет. Его светлые волосы были собраны в тугой хвост. Сколько Лана его помнила, какая бы одежда на нем не была, он никогда не затягивал повязки у горла, и рубаха всегда оголяла верх его груди. Лет с тринадцати девушка положила на него глаз. Возможно, это сработала его манера ношения рубахи, возможно, его улыбка, которая всегда появлялась на лице при виде любой придворной дамы. Так или иначе, она старалась выкинуть это из головы в течение дня, но каждый вечер перед сном придумывала себе интересные сюжеты с Джесаном в главной роли.

Сегодня же командир был с ног до головы в роскошном наряде на военный манер. Черная кожаная кираса закрывала шею почти под подбородок. На левом боку, в красивых ножнах висел меч. Лана заметила, что ножны у него новые, их украшали переплетенные узоры и голова лошади – герб Ловаквароса, значит, он был родом оттуда, так как присягнуть кинагу другого города он не мог, а носить гербы имеют право только те или другие. В голове метнулась картинка как они вдвоем скачут по полю, как Джесан хватает ее коня за узду и вот они уже валяются на попоне, украшенной вышитой головой лошади. Девушка моментально отбросила это видение и жестом показала командиру на горло, тот улыбнулся и развел руками, дескать, сегодня положено.

Лана встала в центр коридора образованного свитой из двенадцати человек, не считая командира. Брон замыкал сзади. Такой колоннадой они пошли до тронной залы, где с минуты на минуту начиналась коронация.

Потолки были очень высокими. По колонам спускались коричнево-белые ткани с имперской геральдикой. Откуда-то сверху падали белые лепестки роз. Возможно, это было колдовство, а возможно, просто слуги стояли под самой крышей. По красной ковровой дорожке Лана медленно, но уверенно шагала к Тродану который ждал ее у трона. Рядом с ним стояли два других эльфа. Один с короной, другой с перстнем и золотыми цепями на коричневой, отороченной серебром подушке. Верховный совет восседал позади трона. Ниже по обе стороны от дорожки были придворные и простолюдины, которые смогли пробраться раньше других на свободные места. В первых рядах от них каждые полтора метра стояли стражники в сверкающих латах. По правую сторону от себя они держали рунку1 увенчанную литой головой волка по бокам от лезвия.

Лана стала подле брата и повернулась к народу лицом.

– Сегодня…– начал советник Эльдагодор– Вся наша империя ликует от того, что на престол вступает наш новый правитель. Тродан сын Ярица сына Эльдара, готов ли ты вести нас за собой как делали это твои предки?

– Готов! – Гордо ответил молодой муж.

– Готов ли ты работать не покладая рук над благополучием Империи волков?

– Готов! – Ноги начали дрожать, и ему захотелось поскорее сесть на трон, чтобы унять мандраж.

– Готов ли ты оборонять наши границы и защищать наших жителей, а, если потребуется, отдать свою жизнь за империю?

– Готов! – Ответил он в последний раз.

– Я, Эльдагодор, сын Эльдуина сына Тургона, от имени Верховного совета и всего народа, нарекаю тебя Тродан, Правителем Империи Волков!

Толпа возликовала. Эльф поднял руку и все вновь стихли. Император воссел на трон. Так было намного легче. Мантия не казалась такой тяжелой, и ноги уже не так сильно тряслись. Эльдагодор поднял корону над его головой. Она была выполнена эльфами из белого золота и увенчана сверкающими самоцветами. Ее завитки причудливо и гармонично переплетались между собой, образуя голову волка. Когда корона коснулась головы, то показалась невероятно тяжелой, хотя и совсем ничего не весила. Встав позади трона, эльф возложил на плечи правителя цепи с символикой Древних, выкованные еще при Фолкрице в подгорном королевстве гномов на алтаре Древних богов. И, наконец, на средний палец правой руки было надето кольцо с гербом. По традиции его надевали на безымянный перст левой руки, но так как Тродан имел очень узкие кости, оно пришлось впору только на этом пальце.

1Рунка – разновидность древкового колющего оружия, представляющая собой фактически копье с двумя дополнительными боковыми наконечниками, меньшими, чем центральный; также иногда именуется боевыми вилами
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru