Хроники Варды. Лана

Лия Волк
Хроники Варды. Лана

Лия Волк

Хроники Варды

Лана



Вырезка откуда-то из середины


В подземелье было сыро. Азмат попросил открыть камеру. Стражник повиновался и зазвенел ключами. Засовы скрипнули, и верховный советник увидел, как от этого звука вздрогнул пленник.

Тело Валлохара было подвешено за руки, связанные за спиной. Такая поза приносила мучения и выворачивала плечевые суставы под весом собственного тела. Азмат обошел эльфа, разглядывая его со всех сторон. Лицо парня было в крови, нос сломан, а глаза практически полностью заплыли.

– Я просил не трогать его, до моего прихода!– Азмат поднял голову парня, всматриваясь в его избитое лицо.

– Его не касались, господин. Только подвесили.

– Хочешь сказать, Тродан его так отделал? – Азмат удивленно и вопросительно взглянул на стражника, на что тот лишь пожал плечами.

Маг еще раз осмотрел пленника и ткнул пальцем в его ключицу. Эльф издал тихий стон, больше похожий на выдох долго задержанного дыхания.

– Опусти его. – проговорил Азмат и стражник подошел к рогатке за которую был привязан конец веревки. Невесомость пленника была нарушена и он, застонав, упал на пол словно тряпка.

– Ты слышишь меня, мальчик? – Маг склонился над парнем и постарался говорить мягко, но настойчиво.

Валлохар жалобно застонал, стараясь принять менее болезненное положение для рук, которые были вывернуты за спину несколько часов.

– Будем считать, что да. – Азмат еще раз оценивающе очертил взглядом лицо эльфа, останавливаясь на каждом кровоподтеке и ссадине. – Ты понимаешь, что ты наделал? Ты обвиняешься в измене империи. Почему вы дрались?

– Я… Я… Его не трогал. – Еле слышно прокряхтел эльф.

– Не лги мне мальчик. Ты был найден подле императора избитым до полусмерти. Руки Тродана были сбиты в кровь.

– Там был… Начальник стражи… Прошу, господин!

– Начальник стражи? Джесан?

– Я не прикасался… Не трогал… Прошу… – Эльф заскулил, и слезы потекли по щекам, обжигая и оставляя мокрые дорожки на запекшейся крови.

Азмат посмотрел на эльфа еще раз, взвесив его боевые возможности, и вышел из камеры.

Глава 1

Одна на двоих


Мир был создан уже очень давно, много тысячелетий назад. Первыми в нем появились Древние боги, они наделили этот мир жизнью и назвали его Варда. За все свое существование Варда пережила множество войн, радостей, падений и восхождений. Она изменялась и перекраивалась бесконечное количество раз. Одни горы восходили из низин океана, другие уходили им на смену, вода поглощала сушу и наоборот. В небесах загорались новые звезды, а старые гасли или падали ниц.

Долгое время все менялось, менялись и жители этого мира. Эльфы, люди, гномы и множество других обитателей Варды бились друг с другом в былые времена. То была не одна битва, множество. С самого сотворения мира были те, кто возрождал хаос и тьму, но были и те, кто противостоял этому.

После того как тьма была окончательно повержена, эльфы возгордились своим могуществом и стали враждовать друг с другом. Сначала кланами потом городами. Их число быстро снижалось, а некоторые расы просто исчезали. Истории великих народов канули в небытие, необычайной красоты творения, все, над чем трудились бессмертные, превращалось в руины, зарастало бурьяном. На смену бессмертным пришли люди.

В средней части Варды появилось воинствующее племя, именуемое себя Волками. Некогда они смешали свою кровь с подгорным народом – гномами, до того момента как те исчезли. Куда канул этот могучий народ, никто не знал. Ходили легенды, что они ушли в западное Загорье и завалили единственную тропу, дабы обезопаситься от тягот этого мира. Однако смешение крови с гномами позволило человеческому племени стать крепче и сильнее обычных людей. Предание гласило, что основатели этого рода умели оборачиваться в волков, оттуда и пошло их название. Изначально малая горстка, завоевывала соседей и разрасталась, все дальше уходя на юг. Кануло много веков, Волки становились все могущественней и в один прекрасный момент, очередной правитель, Фолкриц, назвал свои земли империей- «Империей волков» со столицей Волчеградом.

Фолкриц был рыжебородым, с всклокоченными волосами и янтарными глазами. Телом он был крепок и походил на гнома, но был высок и статен как человек. На плече у него было родимое пятно в виде головы волка.

У императора родилось двое сыновей: старший Вельгельм и младший Андрос. Однако не старшему брату суждено было править землями после смерти Фолкрица. У Андроса была та же метка на плече что и у отца. Решено было, что жезл правления будет передаваться не по праву перворождения, а по наличию родимого пятна.

Отметина проявлялась не в каждом следующем поколении, а иногда отсутствовала веками. В это время правил Верховный совет. Никто никогда не посмел даже подумать об изменении правил наследия. Более двухсот лет империя расширяла свои границы, порабощала новые города и расы. Она распростерлась от Мирного моря на юге, до Черных болот на севере, от моря Тысячи смертей на западе, до Серебряной реки на востоке, но это были неспокойные земли, города враждовали друг с другом, и с эльфами. В один прекрасный момент все изменилось.

Под корону встал великий и мудрый правитель Дурабар, потомок Андроса. Он отличался от своих сородичей полнотой, но это не мешало ему быть прекрасным воином. Он объединил лежащие разрозненные города, расширил границы на северо-западе, создал регулярные армии. Это позволило ему изгнать орков в горы за Северных хребет. Также он освободил эльфов от рабства, усмирив стычки между ними и людьми, даровав им крупные лесные земли у побережья моря Тысячи смертей – скалистой группы островов, которая не пропускала не единого корабля на север, создавая дополнительную преграду к миру гномов, до реки Флёдинг, что и стала границей между двумя царствами. Главной целью Дурабара было создание империи с единым отношением ко всем ее жителям. Он заложил в основу правления уважение, как к людям, так и к эльфам. Этот уклад сохранился надолго после смерти правителя.

Естественно, как и в любом процветающем государстве, были в империи и воры, разбойники, попрошайки, бедняки и богатеи. Как раз для эльфов тут нашлась работа. Дурабар создал эльфийские патрули, которые следили за порядком и налогами. В последующие несколько веков серые эльфы стали эталоном армии. Некоторые, кто поднялся выше остальных, были избраны в Верховный совет. Многие остались служить императорской семье, но не как рабы, а как личная прислуга с оплатой и уважением в обществе.

После Дурабара, в течение трех веков сменилось много императоров. На престол взошел Андрос Второй. Жизнь его была недолгой, а правление и того меньше. В возрасте двадцати пяти лет он умер от стрелы, попавшей ему в шею в битве за крепость Дунагор, что располагалась за Серебряной рекой.

Несмотря на то, что Империя волков была огромной и сильной, был у нее враг – тамперы. Люди, орки и ужаснее того – их помеси, возглавляемые последним выжившим темным эльфом, Магором. Сначала они развивались на востоке, на руинах некогда великого эльфийского царства, а в дальнейшем, заняли обширные территории от побережья до Восточных гор, с которых брала свое начало Серебряная река. После падения всеобщего врага, орки разбежались по миру. Часть ушли в северные горы, гонимые армией Дурабара, часть обосновалась на востоке и попыталась возродить его былое величие под началом нового владыки. Люди, служившие тьме во времена ее величия, вновь примкнули к ее отрядам.

Тамперы были могущественны, но из-за Волков их становилось все меньше и они свирепствовали. И вот, под крепостью Дунагор свершилась та, роковая битва, которая изменила ход событий. Завоевание крепости позволило укрепить границы с востока и оттеснить остатки тамперов в их темные владения надолго. Войско Андроса тогда одержало победу, только он этого не увидел.

У его новорожденного сына, Аурда не было метки, ветвь Вельгельма также не проявлялась, правление встало.

Спустя почти пять веков прямого наследия, Верховный совет был обеспокоен тем, кому теперь перейдет власть. Брон, служивший императорской семье наставником и главнокомандующим не первое столетие, утверждал, что такое случалось, что носители исчезали, а потом, спустя года вновь появлялись в империи. Совет успокоил свои тревоги и согласился дать метке время явить себя, а время себя долго ждать не заставило.

Яриц потомок Фолкрица, командир конного отряда был также убит спустя десять лет при повторной защите Дунагор. Он был взят в окружение и сметен в самом начале битвы. Его отряд бесстрашных конников ворвался в авангард врага и разгромил большую его часть. Но они не ожидали, что тем придет подмога, и окружит имперские войска. В той битве отряду Ярица удалось порубать множество вражьих голов, но силы были неравны. Они стойко сражались два дня посреди атакующего со всех сторон врага. Отливающие серебром доспехи, словно солнце, не давали тьме сгуститься. Когда войско Брона пришло на помощь, они ужаснулись и восхитились доблестью конников. Последние из отряда падали пронизанные стрелами и мечами, вставали на последнем издыхании и вновь падали. То была великая битва, каких не было за все времена Империи волков. Яриц погиб одним из последних. На исходе второго вечера, словно темной волной его и его соратников захлестнули тамперы. Империя бросила все свои силы на помощь, но опоздала. Все, что пришедшие смогли найти после того, как оттеснили врага, это растерзанные тела славных воинов смешанные с трупами лошадей. Некоторых было невозможно узнать, они были истоптаны, искусаны и изорваны полчищами орков и их помесей. Брон так и не смог найти тела Ярица. Враг не дал даже оплакать погибших. Он новой стеной надвинулся на имперские отряды, но был сломлен и надолго заброшен в руины эльфийских развален, в город Магтхальб.

 

Жена Ярица Милена, ожидала ребенка на последнем месяце. Через пару недель, после того, как ее муж сложил голову под стенами Дунагор, в Бальдграде, городе с пылающим мечом на черном гербе, раздались крики младенцев. То был не один ребенок, а двойня, мальчик и девочка. Милена успела лишь с улыбкой поцеловать дочь и назвать ее Ланой. Сына она так и не увидела. Женщина не выдержала родов.

Брон был близким другом Ярица и не найдя его на поле боя, он пообещал его душе присмотреть за семьей. Оплакав друга, он отправился к его жене с вестями и успел в тот момент, когда из комнаты Милены раздался детский крик. Он распахнул дверь и в последний раз взглянул в карие глаза женщины и принял дочь из ее обессиленных рук, пока знахарки занимались вторым ребенком.

Когда с младенцев смыли кровь рождения, Брон осмотрел их. У обоих детей, на плече виднелись отметины в виде головы волка. Непонятные чувства пронзили его сердце, когда он увидел омытую девочку. Никогда за все время, у правителей не рождалось более одного ребенка, а метка не проявлялась по женской линии. Возможно, это было предзнаменованием расцвета или упадка империи.

Согласно древней традиции, Лану и ее безымянного брата доставили в замок Волчеграда и представили старейшему из совета. Мальчика назвали Троданом, и советник решил отдать его на воспитание великому стратегу – Кнуту, что славился своим умение сражаться на топорах и предугадывать исход битв. Подразумевалось, что Тродан станет императором, так как метка у него была ярче. Что же касалось его сестры, скорее всего ее удачно выдадут замуж ради расширения территории или иных выгодных сделок.

Было уже темно, когда детей, точнее сына Ярица, привезли в Волчеград. О рождении Ланы пока умалчивали, ее осторожно пронесли в корзине в комнату к брату. Женщин принимавших роды, заперли там же до разрешения вопроса престолонаследия. Брон спустился в залу собрания, где его ожидал Азмат. Глава верховного совета был встревожен. Множественные морщины на лице стали еще глубже, а серые глаза потускнели от дум. Он посмотрел на пришедшего и отвернулся. Брон подошел к столу, на котором были разбросаны бумаги. Среди них мужчина заметил книгу с перечислением всех императоров от самого основания.

– Мы не можем допустить, чтобы империей правила женщина, даже подле брата. – Нарушил тишину Азмат. Он продолжал смотреть в сторону звездного неба.

– И что ты предлагаешь, Азмат? – Вздохнув спросил Брон, и маг повернулся, оглядев военачальника с ног до головы. Брон выглядел уставшим. – Убить ее или отдать на воспитание селянами? М? Пока никто не узнал о том, что Милена родила девочку?

– Не говори глупостей Брон, – Азмат повысил голос, но Брон услышал в нем нотки неуверенности. – У нее на плече метка и рано или поздно об этом узнают. Она вырастет, и мы сможем заключить брачный союз с ближайшими соседями: эльфами, северянами или с островными. А до этого момента, чем меньше людей будет знать о ее существовании, тем будет лучше.

– То есть, ты хочешь сделать ее затворницей, а в последующем превратить в разменную монету? – Брон уперся кулаками в стол и закрыл глаза. – Варда выбрала ее, это значит…

– Я знаю, что это значит. – Крикнул раздраженно советник. – У тебя есть другие идеи? Давай, выкладывай. – Он небрежно отшвырнул на стол документ о рождении девочки и немного помедлив, продолжил. – Проще выжечь ей метку с руки и забыть об этом.

– Ты в своем уме? Метка еще ни разу не ошиблась. Лана должна воспитываться равносильно брату, если ей однажды придется занять трон…

– Что? – Лишившись дара речи, он только рявкнул на Брона и продолжил хлопать глазами размером с блюдце. – Ты сам втайне от всех привез ее в замок, а теперь предлагаешь, чтобы она у всех на виду училась править? От нее толку будет, как с дракона молока. – Брон гортанно хмыкнул.

– И не только править. – Он взял свиток о рождении и аккуратно его свернул. – Я предлагаю воспитывать в ней как правителя, так и воина.

– Да ты действительно свихнулся. Война затуманила тебе разум, тебе пора отойти от командования. Баба – воин. – Азмат рассмеялся и встал, чтобы налить себе вина. Жестом он предложил Брону, но тот отказался. – Если тебе так не терпится экспериментов, дерзай, но никто из учителей не допустит ее даже на площадку с деревянным оружием, не говоря уже о настоящем. Ты где-нибудь видел, чтобы женщины держали в руках меч или лук?

– Если верить легендам, среди гномов были воительницы.

– То были гномы. – Азмат сделал пару глотков и поставил кубок рядом с бумагами.

– В ней течет их кровь. – Настойчиво и без намека на шутку продолжал Брон. – К тому же, ты слышал о пророчестве тамперов? Вдруг речь идет о ее матери.

– Эту байку, которой эти ублюдки пугают своих отпрысков? – Мужчина пристально посмотрел на Брона и разом осушил кубок. – Не думаю, что кто-то захочет ей заниматься.

– Что ж, тогда я займусь ею самолично. Посмотрим, что из этого выйдет. Как ты и сказал, мне пора оставить войны и пойти на отдых. – Брон натянуто улыбнулся. – А сейчас я подготовлю документы, чтобы представить ее совету. – Он поклонился и покинул комнату. Брон верил, что девочка родилась не просто так. Он был первым, кто принял ее из рук матери и ощутил странную привязанность к младенцу. В отличие от Азмата, он возлагал на девочку больше надежд. Более двухсот лет он был наставником всем императорам и их детям по мужской линии. Он обучал военному ремеслу, общему развитию и стратегии. Он не был эльфом, но, судя по сему, он не был и человеком, ибо люди не живут столько. К своим триста двадцати трем годам он выглядел как возмужалый, крепкий, высокий мужчина с едва заметным серебром в темных волосах и короткостриженой, густой бороде. Его серо-голубые, глубоко посаженные глаза, отливали зеленым цветом на солнце, и в них читалась мудрость лет. От прямого, слегка горбатого носа, к уголкам тонких губ расходились две морщинки. Многие женщины мечтали о нем, но он был неприступен, хоть и не брезговал их ночным обществом. В отличие от Азмата, который был главой верховного совета и правил в отсутствие императора, он никогда не стремился к регентству, хотя мог им быть.

Брон поднялся в покои будущего правителя и его сестры. Трое женщин-повитух разом подскочили, и он жестом попросил их выйти. Та, что была старше всех, схватила его за руку, когда он делал шаг к корзине с девочкой.

– Простите Милорд, вы ведь не причините ей вреда? – Озабоченно спросила она, глубоко заглядывая в глаза мужчине, видимо, в надежде прочитать его мысли.

Брон посмотрел на старуху и устало улыбнулся.

– Нет. Но пока ее не представили совету, молчи, и вели своим девицам делать то же самое. – Строго приказал Брон, и женщина пронзительно посмотрев на него, перевела взгляд на младенца.

– От нее стоит ожидать великих свершений

– Ступай, я побуду тут один.

Повитуха вышла, а мужчина подошел к кроватке Тродана. Мальчик спал запеленатый в одело с вышитым гербом империи.

– Вот он, будущий император. – Улыбнулся Брон и услышал кряхтение младенца рядом с кроваткой. Он обернулся к корзине, в которой лежала девочка. Она вывернулась из льняных лоскутов, и неумело размахивая руками, кряхтела. – А это кто тут у нас? Ты любишь свободу? Старухи пытались тебя крепко связать, но у них ничего не вышло, да?– Брон заулыбался и взял ребенка на руки. – А ты сильная. Тише, а то разбудишь брата. – Он погладил ее по маленькой щеке, и Лана ловко повернув головку, ухватила его палец ртом. – О, да ты голодная. Сейчас тебя покормят.

Брон положил девочку обратно в корзину и вышел, повелев женщинам войти обратно и накормить дитя.


Обычно взращиванием младенцев занимались матери и их служанки. Учителя и верховный совет начинали обучение после того, как ребенок умел ходить. Теперь перед всеми стояла иная цель – они должны были воспитывать двух наследников трона. Большую часть времени Азмат, Кнут и Брон проводили непосредственно со своими подопечными. Азмат и его соратники, хоть и уважали Брона, но за спиной, а то и открыто насмехались над тем, что он взял на воспитание девчонку, хоть та и носила метку. Однако сам Брон поставил себе и иную цель, никогда Лана не должна будет назвать его отцом и даже сравнить его с ним, а он не должен привязываться к ней как отец привязался бы к дочери, это было очень важно для становления личности девочки. Так как она была первой в своем роде и прямым претендентом на престол после брата, ее нужно было вдвое сильнее закалять как воина не только физически, но и духовно, а женщины, по природе своей, подвержены эмоциям больше чем мужчины. Отсутствие родственных связей и даже намека на них могло бы помочь в развитие будущей правительницы. Брон был очень обеспокоен тем, кем вырастет Лана, волевой девушкой или своевольной девицей. Никогда ему не приходилось обучать женщин, тем более учить их военному ремеслу, что очень ценилось в роду императоров. Каждый мужчина семьи был превосходным полководцем и ратником, мог сражаться как в рукопашной схватке, так и стрелять из лука и метать топор. Но ныне пред ним стоял не крепкий муж, а маленькая темноволосая девочка с карими, почти черными глазами.


*****

Несмотря на все опасения Брона и остальных, Лана росла сильной и смышленой и ни в чем не уступала брату. Наоборот, она была более крепкой, активной и на тренировках брала верх над Троданом. Она всегда старалась превзойти брата, и это подталкивало ее к более усердной работе, в то время как будущий император, относился к тренировкам более легкомысленно. К четырем годам она уже быстро бегала, могла перепрыгивать довольно высокие препятствия и очень любила лазать по деревьям, а оттуда кидаться в брата яблоками или желудями. Часто служанки приводили ее к наставникам заплаканную с исцарапанными руками и разбитыми коленями. Это означало, что она либо упала с очередного дерева, которое осмелится покорить в следующий раз, либо, бегала наперегонки с братом, а того хуже, с городскими мальчишками и даже дралась с ними. За подобные проступки девочку постоянно наказывали, в то время как у ее брата был мальчик для битья. Поднять руку на будущего императора никто не смел. Поначалу Азмат не брезговал пороть маленькую воительницу, хоть и делал это не самолично, а отдав приказ. Однажды Брон увидел это и едва не вырвал плеть вместе с рукой исполнителя, а потом поговорил об этом с советником. Физические бичевания девочки прекратились, но наказания в виде запирания в комнате, лишения ужина и прочтения самых скучных глав истории, остались. Несмотря на то, что Тродан в бою уступал сестре, чем старше они становились, тем сильнее и быстрее становился он, и часто ему приходилось заступаться за сестру, по этой причине и его тело было покрыто синяками и ссадинами не меньше чем у его мальчика для битья.

Азмат был старейшим из совета, как должностно, так и по возрасту. Это был высокий пожилой муж с хорошей проседью в волосах. Подбородок его украшала небольшая козлинная бородка. В верховный совет его избрали еще при конце правления Дурабара. Он был магом, а они жили дольше обычных людей. К тому же, в империи он был единственным магом, обладающим силой Древних. Его магия выходила за пределы ритуалов, зельеварения и прочих современных практик. Он мог творить необычайные вещи, создавать, перемещать и даже убивать при помощи магии, но он этого не делал. По большей части он отвечал за экономику империи и этому собственно, обучал Тродана и его сестру. В отличие от Брона, он не очень поощрял ссадины и слезы девочки. Он предпочитал, чтобы она выросла леди, и ее можно было удачно выдать замуж за лорда или короля соседних земель и получить прямого наследника метки по мужской линии.

– Она должна носить платья и ходить плывущим лебедем, а не … это. – Азмат мотнул головой во двор замка, где Лана в пошорканных штанах и мокрой от пота рубахе стояла в спарринге с солдатом на «щит-меч». Она усердно блокировала и отбивала его выпады, атаковала и была по уши в пыли.

– Я думаю, ей стоит самой выбрать, чего она хочет. К тому же, держать меч у нее получается лучше, чем иголку с ниткой. – Брон усмехнулся и с гордой улыбкой продолжил смотреть на спарринг. Азмат хмурясь постукивал пальцами по перилам соизмеряя собеседника взглядом.

– Ты не дал ей выбора… – Советник махнул рукой на происходящее внизу.

– Не говори глупостей. – Брон сурово глянул на Азмата. Подумал немного. И расслабил лицо, разгладив складку между бровей. Теперь его голос звучал более мягко. – Мне кажется, что их души перепутали тела в утробе матери. Она более способна быть правителем и воином, нежели ее брат.

– Не задумал ли ты переворот, Брон?– Азмат усмехнулся.

– Все! – Послышался голос снизу и мужчины посмотрели на происходящее. – Я не могу держать его. Он слишком тяжелый для меня. – Лана бросила щит на землю.

– Простите Миледи, но вы не сможете сражаться с одним мечом. – Солдат опустил свое оружие и поднял брошенный щит, протягивая его девочке.

 

– Эта деревяха меня затормаживает. – Раздраженно проговорила девочка и оттолкнула его. – Я смогу. Я буду быстрой без него и меня не смогут поранить.

– Быстрой говоришь? – На площадку спустился Брон. – Давай посмотрим, какая ты быстрая. – Он взял тренировочный меч и Лана, вздохнув, бросилась на него. Брон успешно парировал ее нападение и шлепнул острием клинка. – Похоже, твоя задница не настолько шустрая, как язык. Он сделал круг по периметру двора, заставляя Лану отступать туда, откуда она начала нападение.

– Я уже устала. – Надуто заявила та. – Мы тренируемся больше часа. – Лана провела рукой по лбу, демонстративно убирая влажные волосы. – Дай мне отдохнуть.

– На поле боя ты тоже объявишь передышку?– Сказав это, мужчина начал наступать очень быстро, размахивая мечом на уровне головы девушки. Она увернулась пару раз и, сделав кувырок к щиту, закрылась им как раз в тот момент, когда Брон нанес удар. Дерево задрожало так, что вибрация эхом отдалась до груди. Мужчина сделал пару шагов назад, и Лана выглянула из-за укрытия.

– А это могла быть твоя голова, девочка. Говоришь, щит для тебя тяжелый? Будь он легче или тоньше, я бы разрубил его, вместе с твоим черепом. А не будь его совсем, то до самой задницы.

– Я знаю для чего нужен щит. – Ком встал поперек горла и Лана едва сдерживалась. – Он просто тяжелый.

– Значит, тебе нужно усерднее тренироваться,– Брон схватил девочку за предплечье и потряс его,– чтобы он стал продолжением твоей руки. Ступай, умойся. Негоже опаздывать к ужину.

Лана ушла потупив взгляд и не сказав и слова. Иногда она просто ненавидела Брона.

Азмат спустился вниз.

– Все еще считаешь, что ее место на поле боя? – Его губы едва заметно дернулись в улыбке.

– Нам стоит дать ей время, и она сама решит, что ей нужно.– Брон бросил меч солдату, что тренировал девочку. – Как краситься, одеваться и какие жемчуга выбирать пусть ее служанки обучают, мое дело дать ей то, что я давал всем ее потомкам, и твое, Азмат, тоже, независимо какого она пола. Я провожу с ней больше твоего и могу смело сказать, что она подает больше надежд, чем ее брат и даже их предшественники в этом возрасте…

Несмотря на любовь Ланы к оружию и мальчишечьим играм, она любила созидать. Когда Брон был чем-то обеспокоен, она всегда подходила к нему и старалась успокоить, иногда даже сама едва не заплакав. Она говорила, чтобы он не грустил, потому что будущее империи не может быть без него. Когда брат был зол или расстроен из-за нее или кого-то другого, только она могла его успокоить. Когда Азмат или другие учителя строго смотрели на нее за несделанное задание или провинность, она отвечала, что помогала старушке донести товар с рынка, была у конюха и успокаивала лошадь во время подковки. И это было правдой. Даже в таком раннем возрасте Лана старалась помочь своему народу, сама того не осознавая что делает и делала это напрямую а не через кого-то, отдав приказ. Она не могла пройти мимо раненого животного или тем более человека. Брон всегда находился рядом с ней, так что за безопасность девочки можно было не беспокоиться, хотя порой она от него убегала.

Со временем взросления Лана и Тродан откинули детские забавы и ушли в изучение наук, воинского ремесла и приближались к моменту вступления на престол. Последние несколько лет Азмат начал верить в то, что девушка станет советником, не уступающим мужчинам в мудрости и силе духа, а ее брат, достойным правителем. К четырнадцати годам девушка подавила два мятежа в окрестных селениях. Один из них переговорами, второй грубой силой. Повстанцами были проникшие на территорию селения тамперы, они несколько лет баламутили умы жителей и в итоге склонили их на свою сторону.

Тродан же прописал прекрасную систему управления экономикой, о которой ни один из советников, даже сам Азмат, не задумывался. До малейших деталей он прописал ход действий на сотни лет вперед, и ни в одном из них не виднелось провала.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru