Litres Baner


По трудам архимандрита Иоанна (Крестьянкина)
Главное – быть с богом

Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви (ИС 11-112-1378)

Предисловие

Книга, представленная вниманию широкого круга читателей, представляет собой сборник изречений о. Иоанна (Крестьянкина) о вере, жизни, терпении и утешении.

Архимандрит Иоанн (в миру Иван Михайлович Крестьянкин) – один из подвижников и исповедников XX века.

Он родился в 1910 году в Орле, в семье мещан Михаила и Елизаветы Крестьянкиных. В младенчестве он лишился отца, так что воспитание будущего подвижника целиком легло на плечи его матери – глубоко верующей женщины. С шести лет Ваня Крестьянкин прислуживал в храме.

В 1929 году по окончании школы Иван Крестьянкин поступил на бухгалтерские курсы, закончив которые он стал работать в одном из советских учреждений. Несколько лет спустя он вынужден был перебраться в столицу – это произошло в 1932 году.

В Москве он устроился на небольшое предприятие главным бухгалтером. В свободное от работы время он жил полной церковной жизнью, посещая богослужения и общаясь с единомышленниками. Так прошло более десяти лет.

В конце войны, летом 1944 года, когда наступило потепление в отношениях Церкви и государства, Иван Михайлович Крестьянкин оставляет светскую работу и по благословению митрополита Николая (Ярушевича) становится псаломщиком церкви Рождества Христова в Измайлове. Спустя полгода митрополит Николай рукоположил его во диакона целибатом. А 25 октября 1945 года Патриарх Алексий I (Симанский) рукоположил диакона Иоанна Крестьянкина во иерея.

Очень скоро о. Иоанн Крестьянкин проявил себя как ревностный проповедник и внимательный пастырь. К каждому приходящему он относился с христианской любовью – это привлекло к нему искреннюю любовь прихожан и духовных чад, одновременно став источником многих искушений.

Всего пять лет продлилось служение о. Иоанна в храме Рождества Христова в Измайлове – в апреле 1950 года он был арестован. А 8 октября 1950 года он был осужден на семь лет лагерей. Отбывать заключение о. Иоанну пришлось в Каргопольлаге. Впоследствии, вспоминая о годах заключения, о. Иоанн говорил: «В заключении у меня была истинная молитва, и это потому, что каждый день был на краю гибели. Молитва была той непреодолимой преградой, за которую не проникали мерзости внешней жизни. Повторить теперь, во дни благоденствия, такую молитву невозможно. Хотя опыт молитвы и живой веры, приобретенный там, сохраняется на всю жизнь» [3, c. 15–16].

15 февраля 1955 года о. Иоанн был освобожден досрочно. После освобождения власти не разрешили ему жить в столице. Он попытался было устроиться в Псковской епархии, но на него было заведено новое дело, так что ему пришлось покинуть Псков и перебраться в Рязанские пределы.

Около десяти лет прослужил о. Иоанн на различных сельских приходах Рязанской епархии. Храмы, в которых приходилось служить о. Иоанну, находились в плачевном состоянии; они требовали срочной реставрации. При помощи духовных чад о. Иоанн находил средства и возможности для ремонта храмов.

В 1966 году, находясь в гостях у своего духовника о. Серафима (Романцова), о. Иоанн был пострижен в монашество. В постриге о. Иоанн сохранил прежнее имя, сменив святого покровителя – он был наречен в монашестве в честь апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Вскоре, по благословению о. Серафима, он обратился к Патриарху Алексию I с просьбой направить его в монастырь. Патриарх благословил о. Иоанна на служение в Псково-Печерском монастыре.

Всю оставшуюся жизнь, почти сорок лет, о. Иоанн провел в Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре. Здесь в полной мере раскрылись его духовные дарования. В обители о. Иоанн прошел ряд монастырских послушаний: череды седмичного священника, в которые входили и поездки по местным сельским приходам; духовника, сначала паломнического, а затем и братского. Кроме того, о. Иоанн стал сначала для прихожан и паломников, а затем и для монашеской братии – духовным наставником – старцем, хотя он сам и избегал такого наименования. Все, кто имел счастье лично или письменно пообщаться с о. Иоанном, вспоминают его необыкновенную любовь – отражение любви Божией, и одновременно неколебимую твердость в христианских заповедях, следование которым о. Иоанн неустанно проповедовал. Большую часть своего времени о. Иоанн отдавал приему посетителей.

Вот что вспоминает один из таких посетителей, ныне епископ Зарайский Меркурий (Иванов), с юных лет окормлявшийся у о. Иоанна: «Отец Иоанн обладал удивительным даром любви к людям. Даже тогда, когда он казался суровым и требовательным, заставляя чад своих задуматься о смысле происходящего в духовной жизни» [6, c. 162]. И еще: «Его появление, встреча с ним оставляла всегда то же самое ощущение – ни с чем не сравнимое чувство внутренней чистоты, любви и свободы» [6, c. 142].

Не меньше сил отдавал о. Иоанн и воспитанию послушников. Им, пришедшим в обитель из современного мира, трудно было свыкнуться с монастырскими порядками. С одной стороны, они нуждались в утешении любвеобильного старца, а, с другой, в строгом наставлении подвижника, дабы мирской дух не проник и в стены обители.

Бывший в те годы послушником, архимандрит Тихон (Шевкунов), так отзывается об о. Иоанне, наставившем его на путь монашества: «Главным духовным качеством о. Иоанна для меня всегда был и остается не только его дар рассуждения, но и неколебимая вера во всеблагий и совершенный Промысел Божий… Отец Иоанн – один из очень немногих живших в наше время людей, которым Господь открывал Свою Божественную волю и о конкретных лицах, и о событиях, происходящих в Церкви и мире» [6, c. 264–265].

К началу XXI века о. Иоанн, которому исполнилось уже 90 лет, стал сильно утомляться – организм уже не мог сопротивляться надвигающейся немощи. Он уже не мог, как прежде принимать посетителей. Общение же с духовными чадами и всеми нуждающимися в старческом совете свелось к переписке.

5 февраля 2006 года, в день празднования новомучеников и исповедников Российских, о. Иоанн отошел ко Господу.

Литературно-духовное наследие о. Иоанна обширно: множество проповедей, собрание писем, сочинение «Размышление о бессмертной душе», книга «Опыт построения исповеди», книга поздравлений, а также ряд небольших произведений, неизданных при жизни о. Иоанна. Кроме того, о. Иоанн является автором-составителем «Настольной книги для монашествующих и мирян».

Наибольшей популярностью пользуется книга о. Иоанна «Опыт построения исповеди». Это цикл бесед о заповедях Декалога и заповедях Блаженств. Первоначально эти беседы о. Иоанн проводил с паломниками перед исповедью; затем он систематизировал свои записи; на их основе и была создана эта книга. Книга «Опыт построения исповеди» переиздается практически ежегодно.

Сочинение «Размышления о бессмертной душе» можно назвать компилятивным. Занимаясь этим вопросом, о. Иоанн изучал святоотеческие творения, а также труды авторов нового времени: архиепископа Никона (Рождественского), митрополита Вениамина (Федченкова) и митрополита Николая (Ярушевича). На основании всего изученного, о. Иоанн повествует о бессмертии души, о спасении и о смысле христианской жизни.

В настоящее время также изданы несколько сборников проповедей о. Иоанна. В них входят проповеди на двунадесятые праздники, великопостные проповеди, проповеди на богородичные праздники, проповеди пасхального цикла, рождественские проповеди, проповеди на праздники Псково-Печерской обители, а также проповеди, произнесенные в праздники различных святых.

По кончине о. Иоанна братия Псково-Печерского монастыря приложила большие усилия, чтобы собрать письма о. Иоанна разных лет. Духовные чада о. Иоанна, а также многие из тех, кому он в свое время помог советом, пошли навстречу Псково-Печерской братии. В результате появилось собрание писем о. Иоанна. Эта книга пользуется большой популярностью – она выдержала уже несколько переизданий.

Еще одним собранием писем можно считать книгу поздравлений – эти открытки с поздравлениями и краткими духовными советами о. Иоанн посылал их друзьям и духовным чадам к Пасхе и Рождеству. Они также были собраны Псково-Печерской братией уже по кончине о. Иоанна.

«Настольная книга для монашествующих и мирян» была составлена о. Иоанном из отрывков различных аскетических творений.

Все эти сочинения объединяет главная мысль – насущная необходимость христианина быть верным Христу и Его заповедям, невзирая на соблазны падшего мира. По мысли о. Иоанна – это «единое на потребу» и ведет человека ко спасению.

Та же мысль присутствует и в предлагаемом читателю настоящем сборнике. Каждая фраза о. Иоанна – следствие его огромного духовного опыта. Он не просто дает советы, ныне уже из вечности – он сам прошел путь следования за Христом. Поэтому, его слова о том, как избегать соблазнов мира, как нести свой крест и в чем искать утешения, особенно ценны.

Анна Маркова

Промыслительные удары от Бога

Без Бога… жить нельзя, но только медленно и мучительно умирать, наблюдая повсеместное разрушение жизни вокруг себя.

* * *

Грехи, которые творятся в ведении, порождают болезни, совершенно связывающие человека.

Особенно тяжкие последствия смертных грехов несут те, кто творил их в ведении.

* * *

Есть такие грехи, за которые словесного покаяния мало, а попускает Господь скорби, это и есть покаяние делом. И враг на согрешающих смертными грехами предъявляет свои права. Результат этого Вы реально ощущаете в своей жизни. Наберитесь терпения в молитве и в сознании, что несете от Господа данную епитимию.

*** ***

Господь творит только благо, только добро, но воля темной силы и наша человеческая воля, делающая выбор между добром и злом, причина того зла, которое усматриваете Вы теперь в своем прошлом, и в настоящем.

 
* * *

Не Господь наказывает нас, нет! Наказываем себя мы сами – тем, что живем без Бога. И какие бы хорошие не были мы по человеческим меркам, там, где нет Бога, нет жизни живой, созидающей, нет радости жизни. Где нет Бога, там хозяйничает враг Божий. И «наказание» или жизненная туга – это его проделки.

* * *

Куда бы мы не поехали, наш спасительный крест легче не станет. Внешние скорби отступят, но тут же навалятся внутренние, еще более тяжкие и глубокие.

Одно ясно, что от Креста освобождаться мы можем, только совсем отойдя от Бога. Но тогда вместо Креста наденем другое ярмо и безнадежное.

Вся наша трудность и боль именно потому, что мы не хотим принять Божьего и все домогаемся своего.

* * *

Чаще к Богу приводит сейчас беда, когда сердце будто умирает от горя; приходят и такие, которые начали познание духовного мира с близкого касания к темной, все убивающей силе.

* * *

У Господа ни ошибки быть не может, ни неправды. Ты проходишь жизненный урок и пока, не делая для себя выводов правильных, буксуешь на одном и том же.

* * *

Страшные болезни нашего времени породило безбожие. И болезни эти такого свойства, что не поддаются искусству врачей, но требуется желание больного выздороветь и его хоть малые усилия к тому. А если усилия подкрепляются обращением к Богу за помощью, то, поверьте, болезнь отступит. Но как часто теперь страдают близкие, а больной глух и слеп и погружается все глубже в трясину греха.

* * *

От креста нам не уйти. Но есть во спасение, который несут с помощью Господа и по Его благословению, а есть самодельный, под которым человек часто падает, ибо нет ему помощи свыше, и этот крест не утешает человека надеждой на спасение.

* * *

Примите все скорби, какие переживаете через свое чадо, как очистительное наказание за свое прошлое и научитесь благодарить Бога за все, сознательно и ответственно, принимая все от Руки Божией.

* * *

Ради наших грехов жизнь вокруг становится невыносимой тугой, и каяться надо в этом, ожидая помощи и прощения от Бога. И милость Божия не замедлит. А если для очищения от прежней черноты нашей нужны болезни и скорби, то надо претерпеть их без ропота и с благодарностью Богу.

* * *

Тяготы нашей теперешней жизни рождены мраком наших грехов. И только терпение и покаяние, да еще благодарность Богу помогут нам пройти сквозь них во спасение.

Грех, прилагаясь ко греху, рождает беззаконие, беззаконие разоряет весь строй жизни. И ни один человеческий суд не утешит Вас сейчас, ведь над Вами, слава Богу, сейчас, а не после смерти, совершается Суд Божий.

Только страдания, только боль – своей епитимьей держат людей в рамках человеческого достоинства, не давая им опускаться до бесчеловечности.

* * *

Милостив Господь – учит нас уму-разуму, а теперь чаще, чем когда-либо ранее, лекарствато все прискорбные да болезненные. Уж очень много мы дел непотребных натворили, прежде чем о Боге задумались.

* * *

Источник всех неприятностей и зол надо искать не вовне, не вокруг себя, а в себе.

* * *

Жизнь сейчас особенно сложна, а знаете почему? Да потому что совсем отошли от Источника жизни – от Бога.

Мы теперь, понаделав в жизни таких безобразий, которых нашим бабушкам и дедушкам и представить было невозможно, не желаем терпеть очистительных покаянных скорбей. Ведь одно дело – покаяние словом, и совсем другое – делом. И нетерпением спасительных скорбей дальше изрываем под собой яму.

* * *

Без Бога и раньше-то жизнь шла кувырком, а теперь и подавно, когда враг получил свободу искушать и соблазнять людей, именно из-за того, что они не знают Бога.

Когда люди живут без Бога, то жизнь превращается в ад, и за ней уже следует ад в вечности.

* * *

Трудности нынешнего времени усугубляются нашим маловерием, неумением быть последовательными в том, что избираем, и духовным одичанием общества.

* * *

Беда людей… в том, что они утратили главное в жизни – понятие о Боге и Его благом Промысле, созидающем жизнь всего мира и каждого человека отдельно.

* * *

Неужели Промысл Божий ушел из нашей жизни, оставя нас на произвол человеческих страстей и вражьей тирании? Нет, быть этого не может. А значит, камо бежим от лица Божия, от гнева Божия, от любви Божией? Любовь Божия возвела нас на Крест, и только этот Крест нам во спасение.

А грех отступления от Бога ни аллопатия, ни гомеопатия, ни остеопатия не излечат. Но ведь именно в этом корень наших бед и болезней ныне – это та действенная и горькая терапия, которая возвращает заблудших на путь спасения к Богу.

Муки и терзания будут преследовать Вас до тех пор, пока не осознаете необходимости последовать за зовом Божиим.

* * *

Мы, Господи, гордынею и злыми порождениями ее отравляли свою жизнь, удаляя себя от Тебя, закрывали доступ Благодати Божией к нашим душам, а потому не имеем радости, счастья, блаженства.

* * *

В отношении к Богу, Который посылает или попускает нам те или иные испытания, мы грешим: безнадежностью, ропотом, даже хулой на Бога, посылающего, по нашему мнению, «несправедливые» и «непосильные» кресты.

Впадаем в малодушие, а некоторые доходят даже до отчаяния, этого смертного греха, то есть душевной смерти.

Мы тяжко, смертельно больны духом, но не ищем средств к выздоровлению. Не принимаем даже того, что предлагает нам чадолюбивая Мать-Церковь, желая напоить нас целительной Благодатью Божьей.

А ведь Господь видит наше сердце и судит нас по внутреннему нашему состоянию души.

* * *

Нынешние чада Церкви совершенно особые, порождение всеобщей апостасии; они приходят к духовной жизни, отягченные многими годами греховной жизни, извращенными понятиями о добре и зле. А усвоенная ими правда земная восстает на оживающее в душе понятие о Правде Небесной. И эти две правды по сути своей совершенно различны и непримиримы. На земле Небесная Правда пригвождается ко кресту.

Спасительный же крест, который каждый человек должен взять и понести сознательно и с любовью, крест, которым только и можем мы оторваться от земных привязанностей и пристрастий, отвергается как бремя неудобоносимое. И внешне поклоняясь великому Кресту Христову и Его страстям, воспевая орудие нашего спасения, человек ловко и изобретательно будет сторониться своего личного спасительного креста.

Но пал человек, и вечная радость и сладость райской жизни в присутствии Божием сменилась трудами и потами земными, где редкие радости смешаны с горем, и грех сторожит добро.

Но что делает человек? Как когда-то в раю он пожелал быть богом, поспешно последовав нашептыванию врага, так и днесь он стремится строить свою «вавилонскую башню», замышляет насадить свой виноградник, не желая возделывать виноградник Божий. И примеры живших до него поколений, разбившихся своим богоборчеством о краеугольный камень жизни – о Бога, стираются в сознании и памяти, и все начинается сначала.

Получив в наследие от Бога обетованную землю, они закружились в веселии жизни, многие промыслительные удары Божией руки вменяя в случайные неудачи, продолжая утверждаться в самости и себялюбивом эгоизме.

И зло в человеческой душе, взращенное злом мира – сатаной, ширится, растет, и человек, как продавшийся раб греха, ежедневно понукаемый на зло, перестает ощущать и испытывать ежедневные промыслительные удары от Бога.

* * *

Все те бедствия и скорби, которые переносит ныне наша Родина, некогда Православная Русь, – это ведь явные признаки, что в нашем винограднике, в нашей жизни явились злые делатели, которые глумятся над верой, богохульствуют, попирают святыню, отвергают духовную власть пастырей; которые сами себе голова, и угождают во всем своим капризам.

Но почему мы, новый Израиль, опять теперь ощущаем на себе дыхание гнева Божия? Стихийные бедствия сменяют одно другое: то солнце яростно пожигает виноградник жизни, то проливные дожди обещают голод, то опустошительные пожары и землетрясения несут смерть живущим. И неслыханные доселе болезни поражают самое начало жизни – младенцев. А лохматое, страшное зло разгуливает свободно, вламываясь в жизнь, и руками человека-делателя сеет разрушение и смерть. И человек становится изощреннее беса во зле.

При внешнем подобии православной жизни внутреннее в нас в лучшем случае – наша самость, а то и просто откровенно вражье. И, дорогие мои, со всей ответственностью священника я говорю вам – именно об этом свидетельствуют бедствия жизни нашей.

Даже большинство тех, кто находится в ограде Церкви, холодным и расчетливым умом исповедуя Бога, не приникли к Нему любовью сердца своего, оставляя сердце в плену страстей и прихотей своих, отдавая его не небу, но земле всецело. И, оставаясь внешне верующими, мы жизнью своей подобимся повапленным гробам, которые рассыпаются в прах при первом касании к ним малейшего искушения и испытания.

* * *

Други наши, будем же внимательны к тому, что проповедуют нам святые. Ведь и мы видим, что нравственные и физические муки для грешного мира неотвратимы, и они не умалятся со временем, но только возрастут, и будут возрастать, ибо за «умножение беззакония иссякнет в мире любовь» (см. Мф. 24: 12).

Здесь и наши болезни, и скорби о болезни близких наших. Здесь и неимоверная сердечная туга, грех ради наших тяготящая нас, и скорби общественные, и все мы, сюда пришедшие, находимся в ярме жизненных страданий.

* * *

Люди, не просвещенные светом евангельского учения, испытав жизнь, с ее превратностями и будто бы бессмыслицей чередования радостей и скорбей, начинают считать лучшим жребием на земле совсем не родиться и не видеть солнечного света, ибо для них жизнь – «дар случайный, дар напрасный». Тогда живи одним днем, ешь, пей, веселись, ибо завтра умрем. И не так редки в безбожном мире случаи самовольного дерзкого прекращения своей жизни.

Так вот в чем причина бедствий, нашедших на нас. Мы стали слепы и глухи. Мы ожесточенным сердцем готовы обвинить любого и каждого, забывая, что только личный грех искажает нашу жизнь.

Скорбно, тяжко на сердце в скорбные минуты, и именно в это время надо бежать нам в сердце свое: не оно ли причина туги – мое, восстающее на Промысел Божий сердце, требующее у Бога отчета, прочему это происходит так, а не иначе.

Но вот и другая скорбь уже ощутима нами – жалуемся мы, что окамененное нечувствие возобладало душой. Мы страдаем, чувствуя безнадежность этого состояния. И Господь подтверждает наши худшие опасения.

Грех сторожит нас на каждом шагу. И если мы дадим ему свободу, то он, разрастаясь в нас раковой опухолью, пожирает нашу жизнь.

* * *

Только грех разоряет жизнь и губит все живое. Все же прочее, каково бы оно ни было, – кратковременно и не вредит бодрому духу, укорененному в Боге.

* * *

В наше время, когда наша беспечность и духовный сон обнажили нас от покрова Божией благодати, от силы духа, диавол встает перед нами во всем своем злобном обличии.

Это мы преступили закон Божий! Это мы нарушили Его завет! Это мы забыли Бога!

И наша матушка-кормилица земля уже рождает одни терния и волчцы от злобы живущих на ней. И небо, когда-то дарившее людям светлый дождь жизни и плодоносную росу, сеет на наши головы химическую отравляющую влагу, и ветер Чернобыля обжигает мир своим смертоносным дыханием. И разгул зла, лукавства и вражды идет по земле.

Теперь нам с вами уже не отдаленные примеры, а наша собственная жизнь дает почувствовать насилие, тиранию над нами и самого диавола, и сынов противления, то есть людей, которые стали исполнителями злой воли диавола на земле.

Цепи, скованные из тьмы предательства, измен стихийной гордости, лжи и самомнения, все крепче опутывают наши сердца, связывают наш ум, наши руки, все наше существо. И мы становимся неспособными ни к чему доброму. И светлый Ангел Хранитель стоит поодаль, оплакивая сердца наши, ставшие игралищем бесов. Нормой жизни становится – ходи по трупам задавленных тобою, рви кусок из чужого рта и плюй на всяческие заветы. А тот враг, что посеял страшные плевелы злобы и гордыню лжеименного разума, он – человекоубийца искони, лжец и отец лжи – любуется плодами дел своих.

И у всех живущих на земле возникает в наше время предощущение грядущей катастрофы, но человечество, томимое тяжелым предчувствием, не хочет остановиться, задуматься, понять, что же с ним происходит. Дьявольские силы поработили ум и сердце живущих грехом, который согнул и исказил человека, настолько, что он перестал видеть Бога.

 

И нет любви к Богу – Благодетелю, Целителю, Источнику жизни. И опять Бог забыт до какой-нибудь очередной беды, болезни, скорби, которые снова вскормит их же греховная жизнь.

* * *

Жизнь – трудное дело. И она становится невыносима трудна, когда из нее изгоняется Бог.

* * *

Человек без конца прибегает к Богу и требует, требует благ: счастья, довольства, здоровья. Он подбегает к Богу со своей нуждой, но не живет Им, и всякий раз, получив просимое, возвращается к прежней греховной жизни. И эта бесплодная толчея человека возле Бога все чаще и чаще вызывает в прокаженных душах ропот на своего Творца, ропот на все и вся. Тогда Бог становится виновным во всем: это Он не отвечает на просьбы-требования, это Он не дает человеку всю полноту жизненного счастья.

А то, что сам человек не живет по предписаниям Божиим и в законе Божием, что он пожинает горечь разрушенной своими же беззакониями жизни, не приходит ему на ум. Нет у него подлинной веры, подлинной жизни духа, и не кончится спасением жизненный путь.

Священнослужители и народ церковный, попуская себе ходить в жизни в похотях сердец своих, одновременно молясь Богу и работая греху, получают за это должное воздаяние.

Ныне отступление от Бога и веры распространяется по земле. Человек, отвергая добро и избирая зло, становится соучастником темной силы в борьбе против дела Божия – созидания жизни на земле.

* * *

Всякий пришедший в мир человек с рождения наследует крест прародителей своих и неизменно до конца дней своих несет его по жизни. Земля же – юдоль плача и печали, место изгнания преступившему Божие повеление, – полна скорбями и страданиями. Волчцы и терния греховных навыков и страстей, с которыми мы сроднились и услаждаемся, одновременно ранят душу и воспаляют круг жизни.

* * *

Присмотритесь, други наши, к жизни людей вне Христа. Как часто она кончается духовной смертью намного раньше смерти физической. Зло и грех пожирают в человеке все человеческое, зло ненасытно и ненасытен человек во зле. И это тоже страдание, но страдание не спасительное; оброком этого страдания всегда будет неминуемая смерть и гибель души. Суетен и бесплоден жизненный крест без Христа, как бы тяжел он ни был.

* * *

Как разнообразны в жизни скорби и искушения, которые посылает нам Господь для врачевания нашего, какое различие у людей и в самих телесных силах и здоровье, как разнообразны и наши греховные немощи.

Не ищите виновников того, что происходит ныне все не так, как мнится вам, но бойтесь стать судьями над Промыслом Божиим.

* * *

Семьдесят лет безбожия в России, и плоды его мы пожинаем сейчас. О них много говорить не надо. Мы их видим своими глазами и чувствуем их на себе.

* * *

И еда съедает человека, и питие не просто веселит сердце, но утопает человек в нем, забывая ближних и даже себя самого. И бессмертная душа захлебнулась! И опилась Русь-матушка вином, и залилась горем и слезами. И окрадена умом, ибо Бог забыт. И чрево стало богом. «…Ешь, пей, веселись!» Нынешнее разнузданное веселие, объевшееся и опившееся, влачит человека в то, о чем срамно и глаголати. Тяжесть плотских грехов, пришедших вослед веселию, безобразит весь строй жизни, превращая ее во ад уже здесь, на земле.

* * *

И не потому ли что истощилась вера наша, мерещатся теперь в смятенном мире, ожидающим бедствий, два противоположных образа – образ поруганной Божией любви и торжествующий смех дьявольской злобы.

Грех – вот единственный действительный страх и страх ужасный, ибо «…сделанный грех рождает смерть», разрушая тело болезнью, а бессмертную душу связывая адскими узами (см. Иак. 1: 15).

* * *

Юдоль плача и печали – земля приняла изгнанника, чтобы по заповеди Божией израстить преступнику волчцы и терния, чтобы в поте лица снесть ему хлеб свой, чтобы в боли, слезах и печали родить и вскармливать детей своих, чтобы пожать все горькие плоды своего преслушания Отцу Небесному. Плакал Адам по изгнании своем, седе «прямо рая», плакал вспоминая кем он был, и чем обладал, и Кого лишился. И по Адаме первом все человечество по сей день плачет и воздыхает о неуловимом теперь призраке счастья. А мир весь, издерганный и усталый, плачет от беспутия, оттого, что обнажена душа, что бесцельна и безрадостна жизнь.

Но мы – изгнанники. Рай далеко, и чем дальше живет человечество от времени падения, тем туманнее в нем становится прекрасный образ рая, тем глубже боль и страдания человечества и тем больше стирается образ и подобие Божие в душе человека. И погиб бы мир давно, если бы не второй Адам – Христос, вновь отверзший заключенный рай и давший человеку возможность туда вернуться.

* * *

Отступление от Бога – вот причина всех бед и во все времена.

* * *

Не видим ли мы, что человек становится или соработником у Бога или разорителем того, что Господь созидает. Смотрите, дорогие мои, како опасно ходим. Можно быть в храме, но без Бога. И Бог наказывает людей за непочитание Себя, за отвержение храма. Десятилетиями длятся спасительные Божии наказания людям, призванные вернуть сердце человеческое Богу.

Душа болеет от наших грехов душевными муками, скорбями и тревогами, которые врачуются в Церкви Христовой.

* * *

Ну как же ты читаешь Священное Писание и вдруг говоришь, что не можешь понять причину скорбей. «В мире скорбны будете, но мужайтесь…» Да и во что превратится человек без очистительных скорбей? Подумай. Настало такое время, что только скорбями и спасается человек. Так каждой скорби надо в ножки поклониться и ручку облобызать.


© Фикшнбук, 2001 - 2017    
Рейтинг@Mail.ru