Станта в мире Ваннешри

Лита Марсон
Станта в мире Ваннешри

Пролог

В огромном здании Института Магии оглушительно выла сирена. Наставники, студенты, персонал и прочие обитатели Института метались туда-сюда и не понимали, что происходит. За последние двести лет сигнал опасности не срабатывал ни разу, поэтому все попросту растерялись. По древней инструкции, при включении сирены первым делом нужно было включить экраны во всех помещениях, по которым кто-то из руководства сообщит, что происходит и как действовать дальше. Те немногие, кто вспомнил об этом правиле, честно включили все доступные экраны, но никакого сообщения не передавалось.

Спустя несколько минут вой сирены смолк, зато все мониторы разом включились, даже те, которые не были подключены. Это означало только одно – Совет Управления Институтом передавал информацию без помощи технологий, только чистой магией. Такое случалось лишь в чрезвычайных ситуациях, когда Совету было необходимо, чтобы абсолютно все обитатели здания были оповещены.

На дисплеях не появилось изображения, зато звуковой сигнал шел по максимуму. Голос Главы Советы загремел по всем помещениям:

– Боевая тревога! В здании находится Маг Тьмы! Он сбежал из заключения, и теперь мы все находимся под угрозой! Повторяю, в здании находится сбежавший из заключения Маг Тьмы! Всем действовать по инструкции! Боевая тревога! Боевая тревога! Приступайте!

Порядок действий на случай боевой тревоги все обитатели Института заучили наизусть, поэтому сумятица и паника быстро прекратились. Персонал и студенты покинули здание, отправившись по домам, а наставники включились в общую сеть, объединив магические силы, в результате чего все входы и выходы перекрыл волшебный щит. Теперь никто не мог войти или выйти, оставалось лишь найти Мага Тьмы и водворить его обратно в темницу. Все опасные враги, особенно Темные, обычно содержались в Институтах магии, где хватало сильных магов. В крайнем случае маги просто объединяли свои силы и легко справлялись с любым сопротивлением пленников.

Сегодняшний случай оказался исключительным. Спустя полчаса снова включились экраны, и Глава Совета отдал приказ снимать защиту, подтвердив указание особым паролем. Маги послушались, после чего им было велено собраться в главном зале Института.

Там их уже дожидались все члены Совета, включая Главу Совета, хмурого мужчину средних лет, который нервно расхаживал вдоль окна и периодически бросал недовольные взоры на всех присутствующих. Убедившись, что все наставники и маги собрались, он встал посреди помещения и без каких-либо предисловий заявил:

– Мы его упустили. Это был один из самых сильных Темных Магов за последние три столетия, и мы его упустили. Он покинул здание, и больше нам его не поймать.

– Может… – робко сказала одна из наставниц, – может, мы могли бы его перехватить в городе и снова захватить в плен? Если мы объединим свои силы…

– То ничего не выйдет, – отрезал Глава, снова глядя в окно и отвернувшись от других. – Сама по себе идея неплохая, но в данной ситуации мы не можем этого сделать. Темный не просто сбежал от нас, он покинул этот мир и отправился в другой мир, где нам его не достать. Но это не самое страшное.

– А что же тогда? – с ужасом спросила наставница, не представляя, что может быть плохого в том, что хоть один из Темных временно не представляет собой угрозу для них всех.

– Самое страшное заключается в том, что он направился во вторичный мир. А мы все знаем, что это означает для всех нас, – веско ответил Глава Совета, снова поворачиваясь к остальным и отмечая, что почти все вздрогнули и побледнели. Реакция магов его не удивила, он ожидал, что многие из них будут напуганы. По рядам магов прокатился взволнованный шепот, затем один из членов Совета произнес искаженным от страха голосом:

– Это значит, что нам пора готовиться к войне…

Глава 1

Светлана

Центральный рынок гудел и бурлил, как огромное море. Продавцы наперебой предлагали свои товары, покупатели задавали вопросы, уточняли, отказывались или покупали, и все эти звуки складывались в общий неумолчный шум. Пять павильонов рынка были окружены огромным количеством небольших ларьков, навесов и прилавков, стоящих прямо под открытым небом.

За одним из прилавков стояла усталая девушка в теплой куртке и плотных джинсах. Ее короткие темные волосы были собраны в небрежный пучок, а взгляд темно-синих глаз не отрывался от земли. В отличие от других продавцов на рынке, она не пыталась зазывать покупателей, не рекламировала товар, а просто стояла, терпеливо ожидая конца рабочего дня.

Ее жизнь казалась девушке серой и беспросветной, а перспективы будущего не были ни радужными, ни оптимистичными. Простая продавщица в возрасте 22 лет, торгующая (без особого энтузиазма) мелкими товарами для дома, без высшего образования, без знания государственного языка на достаточном уровне, без полезных знакомств и денежных накоплений не смела даже надеяться на то, что однажды хоть что-то изменится к лучшему. С какой стати? Давно уже пора бы привыкнуть к тому, что ей вечно не везет.

– Светусь, присмотришь за моим столом? – окликнула ее соседка, худенькая женщина среднего возраста в зеленой вязаной шапочке и зимнем сером пальтишке. Света кивнула и слегка переместилась, встав поближе к соседнему столику, на котором громоздились шерстяные носки, шарфики и варежки. Мимо пробегали потенциальные покупатели, но она даже не пыталась привлечь их внимания. К сожалению, кое-кого такое отношение, наоборот, притягивало…

– Привет, красотка! – перед девушкой возник пьяноватый парень в заношенном спортивном костюме и слегка рваной кожаной куртке. На его выбритой голове красовалась засаленная кепка, в руке была зажата сигарета, и в целом он выглядел не самым привлекательным образом. Уже несколько месяцев он добивался того, чтобы Света сходила с ним на свидание, но безуспешно. Вернее, он настойчиво звал ее пойти с ним вместе в местный барчик и не уставал поражаться тому, почему она не менее упорно отказывается.

Нельзя сказать, что Светлану не интересовали представители мужского пола. Но она никак не могла взять в толк, почему она должна – нет, просто обязана – пойти на свидание с нетрезвым надоедливым поклонником только потому, что работает продавщицей на базаре. Все торгующие по соседству женщины и девушки считали, что «девчонка просто зажралась» и «невесть какого-то принца ждет», а должна была бы уже давно «хватать, что дают, и нос не кривить». Вечно полупьяный Димон числился у местных девушек завидным кавалером по трем причинам: пил и курил почти непрерывно (настоящий мужик!), подрабатывал грузчиком в одном из павильонов (и работа мужская, физическая!), а уж его настырность и неотступность по отношению к Свете возносили его на недосягаемую для простых смертных высоту.

Светлана вовсе не считала Диму плохим человеком, но в качестве возможного спутника жизни его рассматривать даже не собиралась. Все детство она зачитывалась сказками, в юности перешла на книги в жанре фентези, а любимым автором был, разумеется, Дж.Р.Р.Толкиен. Хотя она была реалисткой и прекрасно понимала, что светлый эльф в ее жизни не возникнет и не предложит ей руку и сердце, но все равно ее тянуло к чему-то высшему, небесному, чистому, волшебному. Грузчик на рынке, не прочитавший ни единой книги (или даже газеты) за всю жизнь, вечно пьяный и насквозь прокуренный, в сказочную картину жизни как-то не вписывался. Возможно, если бы девушка влюбилась в него, то могла бы со временем забыть о своих мечтах и смириться с реальностью, но Дима ее не привлекал ни коим образом. Вот и приходилось часами его игнорировать, заодно не обращая внимания на осуждающие и непонимающие взгляды продавщиц вокруг.

Когда-то Светочка Корнилова была уверена, что однажды встретит своего прекрасного принца. Пускай у него не будет белого коня, но зато будет отважное сердце и чистая душа, готовая к подвигам. Когда-то она верила в светлое будущее и смотрела на окружающий мир сквозь розовые очки.

Три с лишним года назад она жила с родителями в Москве, заканчивала школу и планировала продолжить образование в ВУЗе. А потом отец бросил их ради длинноногой юной красоточки с накладными ресницами, которая пришла к нему на собеседование. Папа Светы много зарабатывал, а красотка только что лишилась щедрого папика и искала новую надежную гавань. Спустя пару месяцев, оформив развод с матерью Светланы, папуля женился на новой пассии и отправился на медовый месяц куда-то в Турцию. А мама с дочкой остались без средств к существованию, без квартиры, без друзей и без вариантов. До развода семью обеспечивал отец, поэтому мама могла позволить себе не работать и заниматься ребенком. У нее не было образования, да и особого желания ходить на службу не было тоже.

Однако после ухода мужа все изменилось кардинально. К счастью, мать вспомнила, что в Латвии у нее остались родственники, с которыми она продолжала переписываться и поддерживать контакт после того, как вышла замуж и уехала вслед за мужем в Россию. На последние деньги были куплены билеты, и спустя трое суток Рига стала их новым домом, вернее, крохотная комнатка в трехкомнатной квартире почти в самом центре города.

Двоюродная сестра матери и ее муж встретили неожиданных гостей довольно прохладно и вскоре начали намекать, что за комнату и еду следует давать денег.

К сожалению, полученное в Москве среднее образование не особо котировалось в Латвии, да и отсутствие хотя бы минимальных знаний государственного языка не вдохновляло работодателей, поэтому Света никак не могла найти работу, а ее мать даже и не пыталась этого сделать. Она лишь часами бродила по улицам города, легко находя собутыльников и постепенно превращаясь в горькую пьяницу. Вскоре обстановка в доме стала практически невыносимой, но девушке повезло, ей удалось найти работу на Центральном рынке, где знания латышского языка никто не проверял. Светлана была достаточно сообразительной, обладала хорошей памятью, поэтому вскоре выучила основные фразы на латышском и даже не поленилась заучить наизусть названия всех товаров, которыми торговала. Зарплата была не самой большой, но хватало на еду и на оплату комнаты. Казалось, что жизнь налаживается, но тут пропала мать. Вышла из дома, но обратно не вернулась. Спустя трое суток родственники забили тревогу, еще спустя два дня полиция нашла тело. Обычная пьяная потасовка из-за последней бутылки обернулась трагедией, когда один из собутыльников достал нож и начал угрожать всем вокруг. Что произошло дальше, никто толком не сумел рассказать, все показания сводились к тому, что мать Светы попыталась успокоить агрессивно настроенных приятелей и полезла их разнимать. Убивать ее никто не собирался, произошел несчастный случай, по крайней мере, по словам участников. Зачинщика с ножом посадили, дело закрыли.

 

Светлана долго не могла поверить, что осталась сиротой. Отец давно забыл про них, но мать всегда была рядом, пускай и пила по-черному. Невозможно было поверить, что ее больше нет, что больше нет ни единого человека на всем белом свете, кого волнует судьба юной продавщицы. Троюродная тетка с мужем погоревали (больше для вида), помогли с похоронами, а спустя пару недель указали осиротевшей девушке на дверь. Пока была жива мать, родственники хотя бы пыталась поддерживать иллюзию того, что они одна семья, но со смертью матери Света оказалась никому не нужной и лишней.

С тех пор прошло около девяти месяцев. Девушка нашла дешевую комнатушку в пятикомнатной квартире, в которой проживало несметное количество студентов. Самих квартирантов было всего восемь, они жили по парам в остальных четырех комнатах, но реальное число обитателей квартиры стремилось к бесконечности. В этом огромном шумном жилище оставались ночевать те, кому далеко было добираться до общежития, те, кто хотел отдохнуть от родителей, те, кому нужна была помощь с учебой… В общем, за все время, пока Света жила там, она так и не смогла выучить, кто из этой пестрой толпы действительно живет здесь, а кто просто постоянно приходит в гости. К тому же она старалась пореже бывать дома.

После работы усталая девушка бродила по городским паркам, сидела на скамейках и бездумно смотрела на воду, стараясь забыть все, что с ней произошло за последние годы. Она не могла понять одного – почему светлая полоса в жизни так резко и страшно сменилась черной, и есть ли надежда на то, что однажды все наладится. Иногда она верила в то, что надо лишь подождать, и все снова будет хорошо, но чаще всего понимала, что ничего уже не изменится, и все сильнее впадала в глухую тоску.

Поняв, что Светлана забыла об его существовании, Дима нахмурился и повторил погромче:

– Здравствуй, Света!

На собственное имя она все-таки среагировала, подняв голову, но убедившись в том, что это все еще надоедливый ухажер, снова отвернулась, даже не став здороваться. Парень обиженно засопел, не зная, что ему делать дальше. Подумав, он решил уйти, раз с ним так обращаются. Отошел было от прилавка, потом вернулся и непонятно зачем добавил:

– Я сегодня твое имя видел на каждой стене, поэтому и пришел.

– На какой стене, Димочка? – с умильной улыбкой спросила другая продавщица, густо накрашенная блондиночка по имени Карина, давно положившаяся глаз на незадачливого грузчика. Ее жизненным девизом была фраза: «Главное, чтобы мужик был в доме». Несмотря на явную увлеченность Светой, Дима казался Карине легкой добычей, и она неустанно строила ему глазки.

– Да по набережной шлялся сегодня, и там везде надписи «Света», «Светлана», – неохотно ответил парень, продолжая смотреть на ту, ради которой пришел. – Как будто ночью кто-то взял красную краску и исписал все камни. Вот людям делать нечего…

– Красную краску? – встрепенулась девушка, повернувшись.

– Ну да, красной краской все исписано, – Дима не мог понять, почему это так заинтересовало девчонку, но радовался тому, что она обратила на него внимание. – На кровь похоже, во!

Он гыгыкнул, довольный тем, что нашел удачное сравнение. А Светлана снова забыла о его существовании, перед ее мысленным взором горели рубиновые буквы, складывающиеся в ее собственное имя. Она не понимала, почему рассказ парня чем-то отозвался в ее душе, но уже была твердо уверена в том, что после работы сходит на набережную, чтобы своими глазами увидеть эти надписи.

Спустя несколько часов девушка закончила работу и устало побрела на берег реки, пытаясь понять, зачем это делает. Уже темнело, но набережная была хорошо освещена фонарями. Спустившись по ступенькам к самой воде, Света обернулась к каменному ограждению и убедилась в том, что поклонник был прав. Ее имя было выписано десятки раз ярко-алой краской. Но не только красной, еще и черной кое-где. Сочетание красного и черного казалось смутно знакомым и притягивало как магнитом. Подойдя поближе, чтобы рассмотреть буквы, девушка споткнулась и упала на одно колено, ухватившись правой рукой за камни, чтобы удержать равновесие. Кожа на ладони слегка ободралась, и пара капель крови испачкала стену.

«Ммм… Кто-то пришел…» тихий голос произнес где-то рядом. Девушка вскочила и начала крутить головой, пытаясь понять, кто еще здесь есть. Но рядом никого не было!

«Ты не там ищешь», голос стал более внятным, но и более насмешливым.

– Так где же ты?!

«Не ори, я не глухой. Посмотри в воду».

– В воду?

Наклонившись над поверхностью Даугавы, Светлана увидела на дне что-то блестящее, но не смогла понять, что именно. Она склонилась пониже, еще ниже… и неожиданно рухнула прямо в ледяную воду реки. От резкого холода у нее перехватило дыхание, после чего она отключилась.

Очнулась от громкого вопля прямо в голове:

«Подъем! Хватит дрыхнуть, впереди дел полно!»

Не понимая, кто может кричать ей прямо в ухо, да так, чтобы казалось, что голос звучит непосредственно в черепе, девушка открыла глаза, но ничего не увидела. Вокруг царила темнота, было очень холодно, а ее тело определенно лежало на чем-то твердом, возможно, даже каменном.

«Ох уж эти людишки, даже в темноте видеть не умеют», ворчливо произнес голос, после чего вокруг слегка посветлело. Светлана с удивлением обнаружила, что находится в очень маленькой пещере, размером с кладовку, а перед ней на стене пылают глаза густо-рубинового цвета, вместо зрачков в которых виднелась вертикальная черная полоса. Остального лица видно не было.

– Где это мы? То есть я? И кто со мной говорит?

«Кто я, пока не имеет значения. А находимся мы с тобой в моем временном обиталище на дне Даугавы».

– То есть мы под водой? А как же я могу тут дышать? А почему со мной говорят глаза?

Вопросам девушки не было конца, но непонятный собеседник явно не собирался на них отвечать. Раздался глубокий вздох, после которого странный собеседник начал бормотать себе под нос, как ему надоели однообразные вопросы, и этот отсталый мир, и вечное отсутствие информации у будущих правителей, и постоянные объяснения, от которых у него ум за разум заходит… Но Света не собиралась покорно выслушивать жалобы неизвестного создания, так как она потихоньку начинала впадать в панику. Когда погибла ее мать, девушка была уверена, что больше не хочет жить, что в жизни нет смысла, но сейчас она вдруг поняла, что очень хочет жить. Страх за свою жизнь изгнал апатию, сознание стало четким, мозг заработал с невероятной скоростью, пытаясь найти варианты спастись. Но сама мысль о том, что она находится под толщей воды в загадочной пещере, сбивала с толку и мешала разобраться в ситуации полностью. К тому же разговор с красными Глазами завел ее в полный тупик.

Видимо, незнакомец понял, что придется что-то объяснять, так как перестал ворчать и веско произнес:

– Тебе плохо в этом мире, ты несчастна, у тебя нет денег, нет родных и нет надежд.

От этих слов девушка побледнела. Откуда он знает? Что происходит? Несмотря на страх и изумление, она ощущала, что с этого момента ее жизненный путь сделает крутой поворот. А голос неумолимо продолжал:

– Если хочешь, чтобы твоя жизнь изменилась к лучшему, ты должна вернуться домой.

– Домой? В Москву, что ли?

– Да какую Москву! В свой настоящий дом! Туда, где ты нужна, где тебя ждут и верят в твое возвращение. В другой мир, свой родной мир, откуда мы оба родом. Тебя ждет магия, удивительные приключения и абсолютно иная жизнь!

– Постой-постой… Я ничего не понимаю…

– Здесь я не имею права ничего объяснять. Только когда мы окажешься там, я смогу рассказать тебе твою историю. Настоящую историю. А пока нам пора уходить.

– Но кто ты такой? И как ты пойдешь со мной, если от тебя только глаза остались?

Не успела Света закончить фразу, как светящееся изображение погасло. Вместо него появилась дверь.

– Я встречу тебя на той стороне. Входи и прими свою судьбу!

– Постой, постой, ты все это говорил всерьез? – всполошилась Света, которая до сих пор не могла до конца поверить в рассказы таинственного обитателя подземной пещеры. В ответ раздался такой вопль разочарования, что пришлось все сомнения отложить в сторону и не сердить незнакомца. Тем более она всегда мечтала попасть в мир магии, мир фентези, и в глубине души ей казалось, что настал тот час, когда ее мечты исполнятся.

Однако девушка все-таки осмелилась заметить:

– Если я навсегда покидаю этот мир (сама не верю в то, что говорю), значит, мне надо уйти с работы, собрать вещи, сообщить хозяевам квартиры, что площадь освобождается, денег снять со счета…

– Ты шутишь или как? Поверь, в нашем мире тебе эти дурацкие латы и сантимы нужны не будут! И какие вещи ты планируешь взять с собой? Вторую пару заштопанных носков? Рваные колготки? Или ты свою книжную полку на себе потащишь в другой мир? Вот так насмешила!

– Прекрати издеваться, – насупилась Светлана, понимая, что насчет вещей и денег он прав. – Но с квартирой и работой мне обязательно надо разобраться, иначе это как-то недостойно приличного человека получается.

– Кто тебе сказал, что ты человек? Хотя… если тебе это так важно, не буду спорить. Я ждал тебя десятки лет, пару часов погоды не сделают. Когда будешь готова, приходи снова на берег и позови меня.

– А как мне тебя называть? Как твое имя?

– Знаешь, если честно, я давно забыл, как назвали меня при рождении. Отныне я буду тебе помогать и всегда буду рядом с тобой, поэтому зови меня Напарником. И возвращайся поскорее!

После этих слов Напарника в глазах девушки потемнело, после чего она обнаружила себя лежащей на набережной. Вот только надписей с ее именем больше нигде не было. Видимо, таинственное послание выполнило свою функцию, после чего исчезло. Поднявшись на ноги, Света заторопилась домой, на ходу доставая из кармана мобильный телефон.

Глава 2

Спайт

Обиженный на весь мир Дмитрий брел по улице, остервенело пиная ногами мелкие камешки. Почему-то именно сегодня равнодушие Светы задело его сильнее всего. Он специально пришел к ней на работу, чтобы рассказать о странных надписях на набережной, а она не обратила внимания. Нет, если быть точным, она заинтересовалась его рассказом, но не им самим. Хотя внешне Дима выглядел обычным быдловатым грузчиком, внутри него прятался романтик, который верил в любовь с первого взгляда, любовь-судьбу и в теорию вторых половинок. До сегодняшнего дня ему казалось, что Света не может быть его половинкой, что она слишком хороша для него, пускай даже работает простой продавщицей. Было в ней нечто неуловимое, что отличало ее от прочих девушек. Но эти непонятные надписи, сделанные красной краской, заставили Дмитрия на секунду поверить в то, что все это неспроста. Не зря он встретил Светлану, не зря влюбился в нее, не зря пытался добиться ее внимания вот уже столько месяцев. Он шел к ней сегодня с надеждой в сердце, а она его снова проигнорировала. Как всегда.

«Надо забыть о ней. Вокруг полно других девчонок, та же Каринка постоянно строит глазки. Чего я зазря время трачу? Бесполезно это все. Прямо завтра позову Каринку на свидание. Она-то точно не откажет».

На следующее утро Дима уверенной походкой направился на базар, но на полпути его начали терзать сомнения. С одной стороны, он был полностью уверен, что со Светой у него шансов нет. С другой стороны, если он начнет ухаживать за другой, то потеряет и тот мизерный шанс, который у него все еще мог оставаться.

Почти добравшись до нужного прилавка, неудачливый поклонник решил пойти на компромисс и дать Светлане последнюю возможность. Если и сегодня она откажет ему, тогда все, можно ставить точку и начинать новую жизнь. Принятое решение не казалось Диме таким уж правильным, но другие варианты устраивали его еще меньше.

Однако суровая реальность разрушила все его планы. Когда парень добрался до места работы своей любимой девушки, то обнаружил, что ее там нет. Такого расклада он не ожидал и поначалу опешил. Неужели она настолько не хочет его видеть, что даже не вышла на работу? Или она заболела? Охваченный тревогой, Дима расспросил Карину и выяснил, что Света уволилась сегодня рано утром. Девушка ничего не стала объяснять, получила расчет и поторопилась уйти, только вскользь упомянула, что собирается уехать куда-то очень далеко и надолго.

 

Обескураженный и полностью сбитый с толку, Дмитрий решил пойти домой к своей возлюбленной, хотя раньше никогда не позволял себе подобных вольностей. Уточнив адрес у Карины, готовой помочь ему чем угодно, лишь бы он обратил на нее свое внимание, парень заторопился в указанном направлении. Нехорошее предчувствие подгоняло его, ему казалось, что он уже опоздал, поэтому к дверям дома он прибежал со всех ног. Поднявшись на третий этаж, он позвонил в дверь.

Ему открыла девушка в халате с заспанным лицом, которая долго не могла взять в толк, чего от нее хотят. После долгих переговоров она позвала еще кого-то, тот позвал еще кого-то, таким образом был найден кто-то из постоянных жильцов квартиры, а тот уже позвонил хозяйке. После короткого телефонного разговора кучка студентов сообщила Дмитрию, что Светлана вчера вечером собрала вещи, а утром освободила комнату, даже не забрав залог, который внесла, когда въехала.

– Знаешь, приятель, мне кажется, что она очень торопилась, – доверительным тоном сказал один из студентов, когда остальные разбрелись по комнатам и продолжили отсыпаться после очередной бурной вечеринки. – Ей даже деньги не были нужны, и многие вещи она оставила здесь, подарила девчонкам почти всю свою одежду и посуду, а все остальное вынесла на помойку. В общем, ее здесь больше нет, так что смирись. Если она не оставила тебе никаких возможностей с тобой связаться, значит, не хотела, чтобы ты ее нашел.

– Кого здесь больше нет? Светланы Корниловой? – поинтересовался строгий голос за спиной Димы. Грузчик повернулся и увидел перед собой необычного типа. Тип был очень высоким, худощавым, с короткими темными волосами, темными пронзительными глазами и слегка сероватой кожей, как будто припорошенной пылью. На нем были черные брюки и куртка из непривычно выглядящей ткани, и сам тип выглядел каким-то странным, но одновременно пугающим. Студент быстро закивал, пробормотал что-то о том, что он ничего больше не знает, и вообще, у него завтра экзамены начинаются, надо готовиться, после чего ловко захлопнул дверь. Странный визитер повернулся к Дмитрию и все так же строго спросил:

– А ты знаешь Светлану?

– Конечно, знаю! Я сюда пришел, чтобы найти ее, но она здесь больше не живет. А мне так надо с ней поговорить…

– Я уже понял, что ее здесь нет, – слегка надменно ответил тип, после чего глянул на собеседника более внимательно и сузил глаза. – А ты пришел сюда ей предложение делать, что ли?

От такого предположения бедолага грузчик судорожно закашлялся и лишь спустя несколько мгновений сумел ответить вопросом на вопрос:

– С чего ты взял? Кто ты вообще такой?

– Меня зовут Спайт. Да так, показалось. У тебя глаза такие… полные любви и отчаяния. Как у человека, который решился на что-то ради своей возлюбленной. Скажешь, я ошибаюсь?

– А тебе какое дело?

– Да никакого, – пожал плечами Спайт. – Мне нужна Светлана, а не ты.

– Зачем тебе она? – не отставал Дима. Ему казалось, что появление странного незнакомца как-то связано с исчезновением девушки. Может, она знала, что ее ищут, и поэтому сбежала? Или ее ищут именно потому, что она решила уехать куда-то далеко?

Непонятный тип неопределенно качнул головой, не отвечая на вопрос, и вроде как собрался уходить, но неожиданно вернулся и предложил Дмитрию посидеть где-нибудь и поговорить. Спустя полчаса они уже сидели в местном барчике и попивали пиво за почти дружеской беседой. Спайт задавал вопросы о Светлане, а ее несостоявшийся поклонник охотно отвечал, с радостью ухватившись за возможность выплеснуть все, что наболело.

– Понимаешь, приятель, Света не такая, как все. Она настоящая…

– А остальные девушки тогда какие – нарисованные?

– Нет, остальные такие… ну обычные. Ну типа как все. А она такая… Другая. Она видит что-то такое, чего никто не видит. Как кошка.

– Кошка? – переспросил Спайт, нахмурившись.

– Ну не то чтобы реальная кошка, ну знаешь, с усами и хвостом. Не в этом смысле. Вон, бабки на рынке всегда говорят, что коты вроде как видят призраков, что они видят другие миры. Вот и Светка у нас такая. У нее взгляд всегда такой… Я все хотел с ней поговорить по душам, понять ее. А она всегда отказывалась. Девки с базара никак понять не могут, чего она от меня нос воротит. А я вот понимаю. Зачем я ей? Но обидно, понимаешь? Я к ней с открытым сердцем, а она на меня смотрит как на пустое место. Как со стенкой разговариваю, чесслово! Обидно, но…

– Закономерно.

– Хочешь сказать, что так и должно быть? – недовольно прищурился уже изрядно выпивший Дима. Его собеседник безразлично ответил:

– Именно так. Светлана не для тебя. Она другая. У нее свой путь, по которому она обязана пройти. А ты ей только мешаешь.

– Наверно, ты прав, – насупился Дмитрий, понимая, что упустил свой шанс и теперь ему остается только жить дальше, забыв о своей несчастной влюбленности. – Конечно, ты прав! Поэтому она и уехала куда-то далеко, у нее своя жизнь, свой путь, а я…

– Что ты сейчас сказал? – Спайт весь подобрался, глаза засверкали, даже тон голоса изменился, он выглядел как настоящий хищник, напавший на след жертвы. В этот момент грузчик как-то сразу понял, что его загадочный собутыльник – не человек, а нечто иное, но очень страшное. Запинаясь, он торопливо поведал о том, как увидел красные надписи на Набережной, как Света заинтересовалась этими письменами, и что на следующее утро она уволилась, сказав бывшим товаркам, что уезжает далеко и надолго.

Пока рассказ продолжался, в глазах Спайта горел неподдельный интерес, но при последних словах его взгляд потух, он опустил голову и задумался. Дима тоже умолк, и за столиком на долгое время воцарилась тишина. После продолжительных размышлений странный тип решительно встал и направился к дверям, не обращая внимания на собеседника. Но тот решил не сдаваться и двинулся следом.

На улице Спайт оглянулся, увидел Дмитрия и тяжело вздохнул:

– Чего тебе надо?

– Давай будем искать Светку вместе! – на едином дыхании выпалил влюбленный парень, не думая о последствиях своих слов. Он уже понял, что вся эта история выходит за рамки его понимания, но ради любимой девушки он был готов пойти куда угодно. Почему-то он был уверен в том, что ей понадобится помощь, и надеялся, что сможет стать тем, кто поможет ей.

Однако Спайт явно не считал это здравой затеей. Пытаясь отвязаться от непрошенного помощника, он привел ему кучу доводов, давил на то, что нельзя вот так, с бухты-барахты, бросать друзей, семью, работу, и нестись сломя голову за малознакомой девушкой и еще менее знакомым человеком, который ее ищет. Дмитрий не сдавался и доказывал в ответ, что настоящих друзей у него нет, только собутыльники по барам, семья давно махнула на него рукой, а работа не стоит даже упоминания. В итоге тип выложил козырную карту:

– Ты даже не представляешь, что тебя ждет там, куда уехала Света.

– А ты знаешь, где она? Куда она отправилась? И ты молчал??!

Спайт слегка поморщился от резкого вопля, но все же честно ответил:

– Да, молчал. Я надеялся, что она просто куда-то переехала, но после твоего рассказа я понял, что опоздал, что она уже ТАМ. Значит, я не успел ее перехватить, и теперь мне тоже пора возвращаться ТУДА. А вот тебе со мной нельзя, это точно.

– Сначала скажи мне, где это, а я уже сам решу, можно мне туда или нельзя, – упрямству отвергнутого влюбленного не было границ.

– Ладно, ладно, ты сам напросился. Сам не знаю, зачем я это делаю, – последовал тяжелый вздох, но отступать было некуда, поэтому пришлось признаваться. – Я из другого мира. Этот мир находится очень далеко отсюда и носит название Ваннешри. Ваннешри сильно отличается от вашего мира, хотя там тоже есть технологии, схожие с вашими, в чем-то даже более развитые. Но есть существенное отличие – в нашем мире есть магия.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru