Буридановы ослицы

Лилия Касмасова
Буридановы ослицы

1

Говорят, у одного средневекового француза, по имени Жан Буридан, был осел. Как-то раз Буридан подал ему на ужин две охапки сена – причем абсолютно одинаковые. Сделал ли это старик Буридан по забывчивости, или хотел поощрить осла за хорошую работу двойной порцией угощения – неизвестно. Некоторые даже утверждают, что этот злодей Буридан желал проверить на осле теорию о том, что свобода выбора легко вгоняет человека в тупик и ступор (правда, при чем тут бедный ослик, не имеющий ничего общего с человекообразными, непонятно).

Осел решил, что легче умереть, чем выбрать. И умер… Одна легенда гласит, что от голода – так как не мог выбрать, с какой охапки начать… Другая легенда утверждает – что от обжорства, так как съел обе одну за другой.

Осел тот почил в незапамятные времена… Но наследники и наследницы нерешительного мышления – живут и поныне. Любая возможность выбора выбивает их из колеи, а уж такого важного, как выбор спутника жизни – и подавно.

Впрочем, и претенденты на роль спутников жизни иногда напоминают своим поведением охапки сена – они безвольны и покорны и им, кажется, все равно, кто их сожрет на обед.

2

Шестилетнюю Ирочку, девочку вдумчивую и весьма самостоятельную, вопрос выбора никогда не смущал. И когда продавец отдела канцтоваров подал пять упаковок фломастеров и сказал:

– Выбирай…

Она, нисколько не колеблясь, сразу вернула ему три неподходящие – потому что шестью цветами ничего грандиозного не нарисуешь, а коробки с 36-ю и 52-мя такие большие, что не войдут в ее красивую сумочку с изображением Микки Мауса.

В итоге перед Ирочкой на прилавке остались две пластиковых упаковки по 18 цветов. Ирочка, быстро взглянув на них, опять совершенно без колебаний сказала, указав пальчиком на одну прозрачную упаковку:

– Возьму эти. – И пояснила: – У них шестигранная форма.

Продавец одобрительно кивнул на подобную рассудительность:

– Держать удобно.

Ирочка деловито помотала головой и сказала:

– Чтоб не укатились.

Расплатившись и положив фломастеры в сумку – вошли идеально! – Ирочка направилась к выходу из магазина. Путь ее пролегал мимо отдела игрушек. При всей своей рассудительности она не могла противиться порывам своего детского сердца и зашла туда – только чтобы полюбоваться, потому что денег остались копейки и купить что-либо она не могла.

3

Мимо полок с куклами и мягкими игрушками топотала, держась за руку матери, одна вовсе не рассудительная особа четырех лет – Леночка, чей розовый бант и пышное с оборками платьице делали ее саму похожей на куклу. Тараща глазенки на ряды красивых кукол и миленьких и пушистых зверушек, она изо всех сил тянула за руку маму, молодую модницу в сарафане и шляпке, и канючила:

– Ма-ам, ма-амочка… Купи зайчика… Ну купи-и…

Мама наконец не выдержала напора, остановилась и вздохнула:

– О, хосподи. Выбирай!

Леночка бросилась к полкам, мама достала зеркальце и, пользуясь минутой, поправляла своей модный и яркий макияж.

Леночка взяла с полки зайца, который смотрела прямо ей в глаза. И еще одного, который смешно завалился на бок. Она держала их в руках и переводила взгляд с одного на другого, тихо говоря:

– У тебя бантик… А у тебя цветочки… Ты – голубой, а ты – розовый… А у тебя смешная шляпка, хи-хи… А у тебя хвостик очень пушистый…

Мимо шла Ирочка и тоже глазела на игрушки на полке. Услышав рассуждения Леночки, она остановилась и снисходительно прислушалась к лепету этой смешной мелкотни.

Леночка, обнимая двух зайцев, обернулась к маме:

– А можно два?

Мама ответила, даже не поглядев на игрушки:

– Нет.

Ирочка поняла, что надо вмешаться и выручить человека. Она шагнула к Леночке, взяла у нее из рук голубую игрушку, понажимала на нее ладошками, заглянула под одежку, подергала за ухо и хвост – Леночка в ужасе следила за ее движениями. Ирочка положила игрушку на полку, взяла у ошеломленной Леночки другую, розовую, произвела такие же манипуляции, и вернула ее Леночке со словами:

– Этот качественнее, швы крепче.

– Что-о? – округлила глаза Леночка, ничего не поняв.

Ирочка объяснила понятно:

– Значит, этот заяц будет твоим другом сколько захочешь, хоть всю жизнь.

Леночка обрадованно прижала зайца к себе. А ее мама склонилась к Ирочке:

– Спасибо, девочка. А ты не в нашем дворе живешь? Тут, за магазином.

Выяснилось, что в их. И что мамы даже немного знакомы и иногда разговаривают во дворе о том о сем.

А потому Леночка и Ирочка стали подругами.

4

И спустя аж 20 лет не только продолжали дружить, но даже работали в одном учреждении.

Леночка превратилась в высокую стройную блондинку с пышными длинными волосами, которая не понимала, как можно выглянуть из дома без накладных ресниц или не на шпильках. Даже в офисный костюм она умудрялась вплести кокетливые нотки: это могла быть брошка в виде корзинки с цветами, заколка-бабочка или рюшки по манжетам блузки.

Ира стала крепенькой среднего роста девушкой, волосы она не красила, оставив им их натуральный темно-русый цвет, зато стригла их чуть не по-мальчишески коротко – впрочем, такая прическа шла ее лицу, в котором, несмотря на напускную строгость, проглядывал дерзкий и озорной характер. Строгость распространялась и на одежду: костюмы ее были практичного серого или светло-коричневого цвета, а туфли – на удобном каблуке и не на пике моды – чтобы можно было носить их несколько лет.

И если бы сейчас, когда они обе находились в обувном бутике, туфли себе выбирала Ира, это не заняло бы у нее больше десяти минут и они могли бы прийти с обеда в офис вовремя.

Но выбирала Лена. Она сидела на диванчике, выставив на коврик стройные ноги, обутые в разные туфли: правый был голубой и с бантом, а левый – розовый и разрисован мелкими цветочками.

Ира держала такие же две разные туфли в руках и рассматривала их. Потом, отставляя одну за другой на полку, она стучала согнутым пальцем по подошве и, схватив каблук, пыталась его оторвать. На что испуганный продавец сказал:

– Если вы оторвете каблук, вам придется эти туфли купить.

Ира спокойно ответила:

– Если я оторву каблук, вам придется объяснить, как вы собирались компенсировать травму голеностопного сустава, если бы этот каблук сломался на улице. И поблагодарить меня за то, что вам этого делать не придется и что я спасла ваш магазин от убытков в возможной тяжбе в суде.

– Я позову менеджера, – сказал продавец.

– Не стоит, – сказала Ира. – С ними уже все ясно. – И велела Лене: – Бери розовые с бантами. У голубых цветки стираются, стоит по ним пальцем провести.

– Разве? – оскорбился продавец. И сказал: – Просто у вас пальцы влажные.

– А улицы, видимо, сухие, – сказала Ира.

Продавец схватил голубую туфлю и потер ее легонько пальцем. Затем поглядел на палец, зачем-то подул на туфлю.

– Хорошие туфли, – заключил он.

– Вот и носите их сами, – отрезала Ира.

А Лена сняла обе, обулась в свои бежевые и сказала:

– Да, ты права, куплю розовые…

Ира сама подала ей коробку:

– Давай быстрее, перерыв заканчивается.

5

Они чесали бегом по улице к небольшому трехэтажному зданию, зажатому между двумя высотками, как суши между бамбуковыми палочками. Здание занимала большая и солидная бухгалтерская фирма, где они обе работали. Только вбежав под вывеску с названием «Супербух», придуманным их директором, девушки остановились и перевели дыхание.

– Кажется, не опоздали, – пропыхтела Ира, взглянув на круглые офисные часы на стене, которые показывали два часа.

Уже спокойнее, они пошли по коридору к лестнице. Вдруг откуда ни возьмись, а точнее из комнаты с архивами, выплыл их шеф Цезарь Юлиевич, толстый, солидный, лысеющий, похожий на индюка мужчина лет за пятьдесят. Завидев девушек, он вскинул руку с массивными часами на металлическом браслете и продемонстрировал циферблат подругам:

– Сколько времени?

Ира и Лена ответили хором:

– Два.

– Два-ноль-два! – торжественно произнес Цезарь. – Мы бухгалтера, у нас всё должно быть тютелька-в-тютельку! – И объявил: – Штрафы с обеих!

И он показал на плакат на стене коридора, на котором было напечатано: «Время – деньги». Все три этажа их офиса пестрили подобными высказываниями, касающимися бизнеса и преуспевания – и старомодными, как сам шеф, и новыми – он любил почитывать бизнес-литературу. Даже в туалетах от этих наставлений спасу не было. Они были приклеены и к зеркалам, и к дверям кабин – причем с двух сторон.

Шеф свято верил, что следуя заветам брошюр вроде «Любой может стать миллионером», можно действительно им стать. Такие брошюры и правда, частенько вели к хорошему заработку – но только их авторов.

6

Штрафы шеф считал недостаточным наказанием за опоздания, а потом после обеда в приемную перед кабинетом Иры зашел Владик, парень из другого отдела, и занес кипу папок.

– Привет вам от шефа, – сказал он. – Вы ему час отработки теперь должны.

– Что это? – поморщилась Леночка, полировавшая ногти специальной замшевой подушечкой.

– Документы из архива. Задание вот, – он вытащил из кармана листок с распечаткой и протянул Лене.

А сам быстро ушел.

Лена, скуксившись, проглядела листок, будучи в такой досаде, что не воспринимала, что там написано.

Встала, бросила полировку в ящик стола и пошла к Ире сообщить о сюрпризе от шефа.

– Мало ему штрафов… – проворчала Лена, кладя бумагу с заданием на стол перед Ирой.

Ира, оторвавшись от экрана и поморгав, проглядела листок. Потом вышла в приемную. Лена с недовольной миной следовала за ней.

Увидев папки, Ира присвистнула:

– Тут их лет за десять, что ли?

– За столетие, – сказала Лена.

Ира вздохнула:

– Чтобы внести все это в компьютер, сто лет и понадобится.

– Ага, – кисло сказала Лена. – А сказал, всего час отработать.

 

– Ты же знаешь, он всегда так. Не успеем за час – наши проблемы.

– Рабство, – пробормотала Лена негодующе.

– Ты же не хочешь работу потерять?

– Может, хочу? – с вызовом сказала Лена.

Но Ира, как обычно, не обратила на подобные ее слова внимания, сказала:

– Ну, рассортируй их для начала… Давай половину мне.

Ира схватила больше чем полкипы и потащила к себе в кабинет.

7

Был уже вечер, солнце за окном ушло за соседнее здание. Ира сидела безотрывно за компьютером и все вносила в него данные. Оторвавшись на миг, она протерла устало глаза и поглядела в окно, на ветки дерева, на котором пробивались веселые зеленые майские листочки. Потом снова уткнулась в бумаги.

А Лена в это время листала журнал мод, полагая, что документы как-нибудь и без оцифровки обойдутся. Не может разве Ирка с ее-то умом придумать, как обмануть шефа. Сказала бы, что все сделали, и использовала какие-нибудь старые файлы.

Лена посмотрела на часы на стене – было уже пять минут после шести.

Она вскочила и побежала в кабинет.

Заглянула в дверь и закричала тоненько:

– Кукареку! Пробил час освобожденья!

Ира подняла голову и спросила:

– А ты все данные внесла?

– Нет, – сказала Лена честно.

– Задержись, доделай.

– Слушай, ну кому этот архив нужен? Скажи ему, что мы все внесли, он и проверять не станет.

– Но… так нельзя, – сказала Ира. – Вдруг данные кому-то понадобятся…

– Вот кому они понадобятся, пусть сам их и впечатывает! – сказала Лена.

Ира помотала головой:

– Мы же несем ответственность перед нашими клиентами.

– Сдались они тебе. Лучше нас пожалей. – Она сказала жалобно: – У меня от этих бумажек так голова разболелась… Мне бы до дому доползти и на диван плюхнуться.

Ира махнула рукой:

– Ладно, иди. Сама доделаю.

Ну, если она такая принципиальная, решила Лена, пусть сама и возится. Тем более у нее и зарплата больше в два раза.

И Лена, схватив коробку с новыми туфлями, направилась вовсе не домой.

Через час, под оглушающую музыку, в мелькании света новенькие розовые туфли с бантами скакали на светящихся квадратах пола. Лена весело взмахивала руками и кричала:

– Йех-хоу!

8

Ира же все сидела в кабинете и работала. Потом она вспомнила о праздничном ужине у брата и позвонила Наташе, его жене. Извинилась, что опаздывает, и сказала, что приходится отрабатывать лишнее время. Наташа огорчилась и сообщила, что они как раз позвали на ужин одного хорошего парня, который работает с братом, и он уже пришел.

Ира смутилась:

– Какой еще парень… Зачем…

Наташа все время стремилась устроить Ирино счастье и без конца знакомила с подходящими кандидатами. В этот раз, значит, инженер-конструктор – раз коллега Славы.

– Ладно, постараюсь освободиться пораньше, – пообещала Ира, но на самом деле идти расхотела. И потому добавила: – Но вряд ли получится.

Не то чтобы она не мечтала о личном счастье, но уже и не ожидала, что кто-то полюбит ее вот такую, какая она есть – упертую перфекционистку, у которой к тому же обо всем есть свое независимое мнение.

9

А в квартире Ириного брата, Славы, царило веселье. Кругом парили цветные шарики, висел плакат «С Днем Рождения!», в зале валялись коробки из-под подарков и посередине стоял накрытый стол.

Близнецы-шестилетки – Петя и Паша резвились по своему: Петя стучал Пашу по голове мягкой игрушкой-динозавром и считал вслух:

– Двадцать два, двадцать пять, сто пятьдесят…

Именинница Света, которой сегодя исполнилось десять, в окружении нескольких ровесников – двух мальчиков и трех девочек – читала открытки, при этом комментируя пожелания и их стиль.

– Что же ты, Миша, написал «щастья» на «щ»? – выговаривала она скромному мальчику в очках. – Не умеешь счастья, напиши «здоровья» или «любви»…

Миша краснел и размышлял, не выкрасть ли открытку обратно, когда выдастся подходящий момент.

Слава, Ирин старший брат, расставлял тарелки. А его коллега Толя, симпатичный высокий худощавый брюнет лет под тридцать, стоял и глядел в окно, на зажигающиеся над сумеречной дорогой фонари.

В зал вошла Наташа и сказала с сожалением:

– Тетя Ира звонила, не может с работы уйти. – Она посмотрела на Толю и пожала плечами: – Увы.

Толя проговорил, смущенно улыбаясь:

– Надеюсь, она не меня испугалась?

– Да прям, – отмахнулся Слава. – Просто моя сестренка – трудоголик.

10

Лена натанцевалась и пошла передохнуть и освежиться коктейлем к бару. Когда она подошла к барной стойке, с противоположной стороны зала туда же подошел молодой красавец прямо-таки Аполлонского телосложения, со светлыми, модно взлохмаченными вихрами и в модных узких штанах с низкой талией.

Оба они одновременно крикнули бармену:

– Мохито!

Потом поглядели друг на друга и рассмеялись.

Парень шагнул к Лене и с коротким кивком головы произнес:

– Максимилиан. Для друзей – Макс.

Лена кокетливо повела плечами, говоря:

– Елена. Для друзей – Леночка.

Они выпили коктейль, потом танцевали, а через час, уже ближе к полуночи, вышли из клуба, смеясь и болтая, как хорошие знакомые.

Лена достала телефон из сумочки, но он не включался.

– Разрядился… – расстроилась Лена.

Максимилиан вытащил из кармана свой дорогой смартфон, нажал на значок такси на главном экране, потом поправил ворот пиджака и спохватился:

– Шарф где-то посеял… Я щас.

Он вручил ей смартфон и побежал обратно в клуб.

Лена ждала ответа, слушая гудки. Из клуба, шатаясь, вышел пьяный парень лет шестнадцати. Завидев Лену, он прогундосил ломким голосом:

– Ух, какие тут девчушки водятся.

Лена скользнула по нему взглядом и сказала строго:

– Кому девчушки, а кому тетеньки.

– Извините, бабушка… – ухмыльнулся тип.

В трубке ответила диспетчер, Лена едва успела сказать: «Такси?», как парень выхватил у нее смартфон и дал деру.

А по тротуару вдоль здания клуба шел-брел домой Толя, коллега ириного брата. Толя услышал девичий крик:

– Эй! Стой! Отдай смартфон! Держи вора!

И увидел, как с крыльца сбегает тоненькая блондинка, а от нее неверным пьяным зигзагом удирает юнец со светящимся смартфоном в руке.

Толя бросился вслед за юнцом, который был всего в нескольких метрах от него, но успел забежать за угол здания клуба. Толя нагнал его там, вцепился в плечо, тормознул его, развернул, схватил за руку и завел ее назад.

Парень тут же заныл:

– Да я пошутил…

Подбежала блондинка, воскликнула:

– Ворюга! Это даже не мой смартфон!

Толя, выворачивая руку брыкающемуся Типу, вырвал из его руки смартфон и, пока не отдавая девушке, спросил ее с усмешкой:

– Значит, не ваш?

– Мне его дали на время, – сказала блондинка.

Толя протянул Лене сотку:

– Держите.

Юнец сказал хмуро:

– Да я бы вернул.

Толя сказал с сомнением:

– Ага. Как же.

Потом все же отпустил его, сказал:

– Ремня бы тебе. Так своим родителям и передай.

Парень отошел на несколько метров и, поклонившись шутливо, процитировал:

– «Сколько человека не воспитывай, он всё равно хочет жить хорошо».

А потом побежал прочь.

Толя засмеялся, сказал:

– Философ. Замятина читал, ишь ты.

Девушка улыбнулась ему – очаровательной беззащитной улыбкой:

– Спасибо вам.

Толя кивнул и назвался:

– Толя.

– Леночка.

– Можно проводить вас до дома?

– Я же… из клуба, – она показала на здание. – Мне надо вернуться.

– А я с детского Дня рождения, – сказал Толя, улыбаясь. – И я ни за что туда не вернусь. Двое шестилеток хотели зажарить меня живьем.

Лена засмеялась:

– За что?

– Ни за что. Меня назначили мамонтом. А они были пещерные люди.

Лена звонко расхохоталась, потом обеспокоилась, что ее уже ждет новый знакомый, и сказала – с некоторым сожалением:

– Ну, пока.

Толя понял, что надо брать быка за рога. Он спросил:

– Телефон свой хотя бы дадите?

Лена решила, что парень весьма симпатичный – и тем более такой смелый, пришел ей на помощь и вора поймал. А потому с улыбкой продиктовала свой номер. И убежала к ожидавшему ее красавцу Максимилиану.

11

На следующее день, перед обедом, Иру вызвал шеф Цезарь Юлиевич. Дополнительную работу она сдала с утра, сразу как явилась на работу. И теперь пришла в кабинет шефа, ожидая критики. Но Цезарь встретил ее улыбками и похвалой ее работоспособности. Потом пригласил присесть.

Ира села в кресло. Шеф же отложил в сторону листы отчетов, которые пересматривал, поднялся и направился к большому аквариуму, который призван был настраивать его на сосредоточенную работу.

– Ну, – сказал Цезарь, – раз ты так легко и быстро справилась… – Он повернулся и подмигнул Ире: – Поди еще и на танцульки сбегать успела, хотя… Ты у нас серьезная. Сухарь, так сказать. Настоящий счетовод!

Ира нахмурилась этому сомнительному комплименту. Шеф посыпал рыбам корм, приговаривая:

– Жуйте, жуйте, пучеглазики мои.

Потом обернулся к Ире, увидел сердитую складку на ее переносице:

– Не дуйся, я комплимент тебе делаю… Об изменениях в налогообложении слышала? Проверь, кого из клиентов они касаются. Две недели хватит?

– Конечно, нет.

– Хватит.

Шеф всегда преуменьшал объем работ – оплата была почасовой, и таким образом он мог требовать выполнения ее в меньший срок, хотя только дорабатывая дополнительно после работы и даже дома, можно было успеть все сделать. К тому же Ира знала, сколько у них клиентов – фирма процветала.

Поэтому она твердо сказала:

– Нет.

– Не груби! – сказал шеф, опять подсыпая корм рыбкам. – Ты одинокая, без семьи, что тебе еще делать?

Ира обиделась на эту правду, и сказала хмуро:

– Растолстеют рыбы ваши.

Ее ждали долгие вечера занудной, скучной работы.

12

А Лена, заполучив двух кавалеров сразу, проводила вечера весело. Например, в ресторане с Максимилианом. Он оказался не только красавцем, но и истинным джентльменом: дарил цветы, открывал двери, носил зонт, защищая Лену от весеннего дождя. Сейчас вот даже отодвинул для Лены стул у столика в ресторане. Лена села, чувствуя себя королевой.

А Ира тоже уселась за стол – за рабочий, в офисе. С чашкой кофе, чтобы не клонило в сон. Компанию ей составлял налоговый кодекс. Ира притянула к себе книгу, раскрыла.

Залистала страницами, а, найдя нужную новую статью, покивала:

– Ага… Три процента…

Лена тоже внимательно просматривала – ресторанное меню. И тоже бормотала под нос – но другие слова:

– Салат греческий…

Через пару дней Лена – в соблазнительном мерцающем синем платье – сидела на галерке уже рядом со вторым своим кавалером – Толей. Лена хлопала в ладоши, в восторге от спектакля о двух вечных влюбленных. Бархатный вишневый занавес опустился на сцену, и Лена, охваченная эмоциями, встала и крикнула:

– Браво!

Толя тоже встал и крикнул «Браво!», а там и весь зал присоединился.

Ира тоже в этот момент кричала «Браво!» – но самой себе. Она, как во все вечера этой недели, задержалась на работе – и наконец-то проверила дела всех клиентов. С победным видом отбросила она на стол папку, захлопала в ладоши и похвалила саму себя:

– Браво!

Разумеется, Ира тоже была не совсем одна, ей тоже кое-кто подставлял плечо и помогал и, как и Лене, ей было кому выразить нежность и благодарность, что он рядом.

В то время как Леночка с Максимилианом гуляли по аллее парка и были застигнуты дождем, и Макс раскрыл свой пиджак, как крылья, над ее головой, Лена нежно ворковала:

– Милый Макс…

А Ира говорила нежно комьютеру, нажимая кнопку «Итого» в бухгалтерской программе:

– …и что бы я без тебя делала!

13

Лена тоже пришла в своей деятельности к некоторым результатам. И весьма впечатляющим.

В пятницу вечером Максимилиан пригласил ее в ресторан – красивый супер-романтичный итальянский ресторан на крыше: с кадками деревьев, с гирляндами белых лампочек по перилам, с клумбами роз.

На их столике, как и на других, горели свечи. Между столиками, будто в какой-нибудь Венеции или Риме, ходил скрипач и играл нежные, красивые мелодии итальянских песенок.

Лена и Максмилиан съели лобстера, Лена слушала скрипку и воображала, что она в Италии. Макс вертел головой – наверное, что-то хотел еще заказать официанту. У Лены зазвонил телефон. Она вытащила его из сумочки – на экране светилась надпись «Любимая подруга №2». Так Лена обозначила в смартфоне «Толю». Макс шел под именем «Любимая подруга №1». Зашифровала она их так, чтобы не думать, что отвечать любому из них, если позвонит другой – можно говорить всем одинаково: «Это моя любимая подруга». Даже если и проверят – так дословно в телефоне и написано. А номера им Лена присвоила по порядку знакомства – чтобы не перепутать.

 

Поэтому Лена спокойно и безметяжно ответила в трубку:

– Ало… Да…

Толя почему-то хотел с ней встретиться «прямо сейчас».

Лена сказала:

– Я сейчас занята…

– Ну, может, когда освободишься? – Голос Толи был просительным.

– Да что за необходимость такая? – спросила Лена капризно. Она знала – чем ты с ними капризнее – тем они с тобой обожательнее.

Толя сказал, что у него к ней важный вопрос.

– А по телефону нельзя спросить?

– Нет, – сказал Толя. И спросил: – Встретимся на нашем причале?

Было у залива у них любимое местечко.

Лену разобрало любопытство и она – но снисходительным тоном – согласилась:

– Ну хорошо, в восемь.

Спрята телефон обратно в розовую, расшитую бисером сумочку, она сказала Максимилиану:

– Любимая подруга. – И для правдоподобия назвала имя настоящей подруги: – Ирка. Срочно нужно мое дружеское плечо. – Лена воздела глаза к небу, по которому гуляли красивые лиловые вечерние тучки, и сказала: – Такая у нее неразбериха… Встречалась она с одним, а потом выясняется, что у него кто-то есть…

Макс слушал внимательно. Лена усилила ситуацию:

– А потом выясняется, что этот кто-то – мужик!..

Макс слегка поднял брови. Лена подумала – не верит, что ли. И для убедительности еще усилила:

– А потом – вообще, что он на нем давно женат!

И она поглядела на Макса пылающим от гнева на того изменщика, взглядом.

Макс сказал робко:

– Разве однополые браки в России разрешены?

Лена округлила свои прекрасные с длинными ресницами глаза, довольно артистически (по ее мнению), приложила ладони к щекам и возмущенно воскликнула:

– Так он ей еще и соврал!

Тут подошел официант и поставил перед Леночкой десертную тарелку с кремовым пирожным.

Лена взглянула на официанта вопросительно – никакого десерта она не заказывала, ошибся поди. А мужчина вдруг подмигнул ей и сказал:

– Ваш десерт.

И чего это он, подмигивает?

А Макс быстро произнес:

– Это я заказал. Для тебя. Он особенный.

Официант ушел.

– А для себя почему не заказал? – спросила Лена. – Раз особенный?

– Я же на диете, – сказал Макс и похлопал рукой по своему абсолютно плоскому прессу.

Лене, как девушке, пришлось сказать:

– Я тоже на диете.

Хотя ни на какой диете она не была. Фигура у нее была вполне себе стройная, талия – тонкая от природы. Но кокетливость не позволяла ей сказать манекенщику Максу: «А я – нет» и, загребая полными ложками воздушное пирожное, слопать его в два счета.

Поэтому Леночка взяла ложку как бы нехотя, сняла с верхушки пирожного каплю крема, слизнула ее и сказала:

– Вкусное! – Хотя толком и не распробовала.

– Да ты поешь! – агитировал ее сидящий на диете Макс. – Там в середке самое вкусное.

Лена взглянула на него вопросительно, а он только улыбнулся широко своей белоснежной, как водится у манекенщиков, улыбкой.

– Джем, что ли? – спросила Лена, погрузила ложку в крем, и почувствовала, что наткнулась на что-то твердое.

Лена вмиг разгребла крем и увидела выпуклую розовую бархатную крышечку.

– Что это?? – воскликнула она. – Коробка?

Лена очистила ложкой крем вокруг, а Макс говорил:

– Понимаешь, в одном фильме кольцо было в пирожном без всякой упаковки. И девушка… проглотила его! И я на всякий случай…

– Кольцо?.. – Лена подняла на Макса удивленный взгляд.

Но взгляд пришлось тут же опустить – потому что Максимилиан упал на одно колено около стола и заговорил быстро и взволнованно:

– Леночка, любовь моя… Две недели, с тех пор как я встретил тебя, я сам не свой. Согласна ли ты стать моей женой?

Глаза Лены засверкали от счастья – Макс, такой красавец, такой милый и рыцарственный, хочет на ней жениться! И Лена ответила единственное, что ответила бы любая романтическая девушка, в чьем воображении именно вот так выглядит принц из сказки:

– Да!

Макс был в восторге, они пили шампанское, смеялись и отмечали помолвку, а потом Леночка вспомнила, что обещала встретиться с Толей. И улизнула под предлогом, что завтра рано на работу.

14

Долговязый Толя, в своей светлой, не слишком модной куртке стоял у причала, на их любимом месте. Ветер трепал его темные волосы, гнал волны к бетонному берегу.

Лена подошла ко второму возлюбленному и сказала строго:

– И зачем ты меня звал так срочно?

Толя обернулся, улыбнулся обрадованно:

– Привет.

– Ну привет, – пожала плечами Лена и тоже улыбнулась. Она была так радостна сегодня, что не могла ни на кого сердиться, даже на этого остолопа, который зачем-то оторвал ее от ее жениха. Как звучит! Жениха. Лена усмехнулась.

Толя сказал:

– Ты так мило улыбаешься. Могу любоваться твоей улыбкой вечно.

– Спасибо. Так ты позвал меня, чтобы моей улыбкой любоваться? – с легкой смешинкой спросила Лена.

Толя вдруг взял ее за руки – нежно, любя – и проговорил:

– Лена, у меня к тебе важный разговор… Ты такая замечательная, милая. Лучшая девушка из всех, кого я когда-либо встречал…

– Спасибо, – снова сказала Лена, не понимая, к чему вдруг сразу охапка комплиментов. Не расстаться ли он с ней хочет? Впрочем, она теперь невеста, будет даже правильно, если Толя с ней расстанется. Хотя нет, правильнее – если она его бросит. Потому что иначе – обидно.

Лена изучающе смотрела на него, а он молчал, глядя ей в глаза. Потом сказал:

– Выходи за меня замуж.

– Что?! – Лена даже отступила на шаг.

Но он держал ее руки в своих, и шаг получился маленьким.

– Что, – повторил Толя. – Выходи за меня.

– А кольцо? – Может, он шутит? Вот если с кольцом – тогда другое дело.

А Толя суетно зашарил по карманам:

– Черт, то есть, прости, я так разволновался, что…

Он наконец вытащил из кармана синюю коробочку, открыл ее – и там сияло золотое кольцо.

– Ты согласна? – спросил он.

Милый, умный, высокий! Ну чего еще надо?

И Лена ответила:

– Да!

15

Вечером, перед сном, Лена, уже лежа в кровати и вытянув перед собой обе руки, любовалась колечками, которые она надела – одно на левую, другое – на правую руку, чтобы сравнить. Как они ей идут, и даже сочетаются между собой. И как это симметрично и красиво – по помолвочному колечку на каждой руке.

Рейтинг@Mail.ru