Ромео и Джульетта. Девочка для мажора

Лили Рокс
Ромео и Джульетта. Девочка для мажора

Спустя годы…

Март, 2001 год.

– Ну наконец-то, – недовольным голосом говорит Лера, открывая дверь.

Иван входит в квартиру, на ходу разуваясь и скидывая пальто. Он молча протягивает Лере сверток, который та с нетерпением разворачивает и видит коробочку с мобильным телефоном. Она с трудом сдерживает крик! Это именно та модель, котора только-только начинает набирать популярность и стоит огромных денег.

– Милый, ты такой щедрый, – Лера бросается в объятиях Ивана. Подарок на 8 марта превзошел все мои самые смелые ожидания!

Иван обнимает Леру в ответ, но он уже не испытывает к этой женщине ничего, кроме чувства долга, заставляющего его являться в этом квартиру на Арбате, заниматься с этой женщиной любовью, а потом дарить ей подарки, выдергивая деньги из семейного бюджета.

Он старается до последнего игнорировать назойливые звонки Леры ему на работу, ему совершенно не надо, чтобы его недавно родившая второго сына жена догадалась о его связи с медсестрой. Иван чувствует себя подонком, вступая в интимную связь с недостойной женщиной, которая знает о его тайне и его долгой связи с ней. Он давно в курсе того, что Валерия весьма неразборчива в своих сексуальных связях, и он – один из многих ее поклонников-любовников.

Ему противно вспоминать тот день, когда в узкой комнатушке он по неосторожности и глупости начал эту историю, которая длится и длится как жвачка. Сначала ты испытываешь сладость, затем жуешь по привычке, и вот уже она начинает раздражать и ты думаешь, куда бы ее выплюнуть? Она уже не сладкая, она уже противная, и вот-вот раскрошится во рту и превратится в горькую субстанцию, которую надо или выплюнуть, или проглотить.

– Как там Галя? Ванечка? Андрюшка? – интересуется Лера, а Ивану кажется, что она нагло сует свой нос в его личную жизнь, которая для этой женщины должна оставаться неприкосновенной.

Но он снова и снова рассказывает ей о том, что Галина вся в материнстве, Ванечка растет и даже похож на Галю все больше и больше, а маленький Андрюшка только начал учиться ходить.

– Как летит время! – мечтательно произносит Лера и соблазнительно устраивается на диванчике. – Кажется, что еще недавно Ваню выписывали из роддома.

Опять она возвращается к той истории и давит на больную мозоль. Иван морщится, секса ему не хочется. Ему хочется домой, к жене и детям, а приходится, наступив себе на горло, заниматься любовью с опостылевшей ему Лерой.

Каждый раз он собирается сказать ей, что все кончено, но страх обмана и предательства, проросший глубоко в душу Ивана, мешает ему расстаться с Лерой и освободиться от этой ежемесячной обязанности являться в ее дом.

Возвращаясь домой, Иван снова мысленно возвращается к тому, что случилось три с половиной года назад, и его снова передергивает от мысли о том, что он мог всего избежать, если бы в тот день не уединился с Лерой.

Дома его встречает маленький Ванечка, который не по годам смышленый и отлично играет на игрушечных музыкальных инструментах. Галина даже хочет отдать его в музыкальную школу при первой же возможности, она считает, что эти данные у Вани от ее бабушки, которая играла в оркестре.

Галина, сильно поправившаяся после вторых родов, встречает Ивана в прихожей, нежно целует. Несмотря на то, что ее фигура поплыла, а Лера находится в идеальной физической форме, Иван продолжает любить жену. И детей он очень сильно любит и старается, чтобы у них было все необходимое и даже больше.

В это же время в детском доме, куда попала Инна Тарасова, решается ее судьба. Девочка попала в детский дом, как только ей исполнилось три года, и уже на протяжении полугода девочку пытается удочерить семья Смирновых, которые заметили Инну еще в доме малютки, но не успели оформить все документы до того, как Инну перевели в детдом.

Девочка очень добрая и ласковая, она уже понимает, что осталась одна в этом большом мире, и у нее есть только старая гитара, оставшаяся от родной матери, которая кочует с Инной из роддома в дом малютки, а теперь хранится в детском доме, ожидая когда девочка покинет его стены.

Инна очень привязалась к Смирновым, она уже готова называть их мамой и папой, она мечтает о том, что у нее тоже будет большая и крепкая семья, такая, как на картинках в книгах, которые им читают нянечки перед сном. И обязательно у нее будет своя собака, которую она назовет Гита, в честь гитары, оставшийся ей от матери.

Та таинственная женщина, которая подарила ей жизнь, и которую Инна, разумеется, не помнит.

Но злой случай решает судьбу девочки. За несколько дней до того, когда Инну должны забрать из детского дома в семью, а она уже с нетерпением ждет приезда своих новых родителей, в детский дом приходит грустное известие. Точней, его получает заведующая, которая звонит Смирновым, чтобы сообщить о том, что все необходимые документы подписаны, и за Инной можно приезжать через пару дней.

По телефону, на который звонит заведующая, ей сообщают о том, что чета Смирновым погибла в автокатастрофе еще неделю назад, в тот день, когда они возвращались из детского дома, полные надежды на то, что скоро у них будет дочь.

С того дня Инна замыкается в себе: ее надежды терпят крах, а собаки не будет в ближайшие много-много лет. И только плюшевый мишка, подарок Смирновым, остается у Инны в память о прекрасной паре, так и не ставшими ее мамой и папой.

Через несколько дней одна из нянечек застает Инну за беседкой, где та с помощью спичек, украденных из кухни, поджигает плюшевого медвежонка, вместе с ним сжигая свои надежды и мечты.

Новая любовница

Октябрь 2007 года.

– До каких пор это может продолжаться? – спрашивает Галина, уронив голову на руки, лежащие на столе.

Иван встает на колени и крепко прижимается лицом к ногам жены:

– Прости меня, родная, но я ничего не могу с собой поделать. Эта женщина будто околдовала меня, я ни дня не могу прожить, не видя ее.

– Зачем ты все это мне сейчас говоришь? – снова спрашивает Галина, не поднимая головы.

– Ты ведь такая чуткая, добрая и родная для меня, что я просто не могу больше тебя обманывать. Наш брак – это союз двух друзей, которых связывают дети и общий быт, но любви уже давно нет!

Галина поднимает голову, по ее щекам текут слезы, которые она вытирает пухлыми пальцами. За последние несколько лет Галина совсем запустила себя, Иван не мог этого не заметить. Она перестала ходить к парикмахеру, на работу так и не вернулась, и вела чисто домашнюю жизнь, посвящая все свободное время детям и готовке.

Иван терпел, он долго старался побороть чувство жалости к жене, которое все-таки пересилило чувство любви. Теперь Иван не видит в Галине никого иного, кроме как мать своих детей и женщину, которая разогревает по вечерам ужин.

– Ты уйдешь от нас к ней? – обреченно спрашивает Галина, в надежде услышать строго отрицательный ответ.

– Милая, пойми меня правильно. Конечно же, пока пацаны не подрастут и не пройдут подростковый возраст, я не оставлю вас. Но ты должна понять, что сейчас я буду разрываться между этим домом и домом Алены.

Ивану тяжело смотреть на страдания жены: он бы с удовольствием сейчас принял бы весть о том, что его жена влюблена в другого мужчину и будет пытаться построить с ним свою жизнь, но она здесь, грузная, седовласая, такая чужая.

А Алена, молодая и красивая, принесшая в жизнь Ивана столько позитива и радости, он словно помолодел лет на пятнадцать. И про Леру забыл почти сразу после того, как впервые увидел Алену в зале суда, где та работала секретарем судебного заседания. Тогда он судился со своим бывшим партнером, проиграл дело и остался ни с чем. А Лера помогла ему выбраться из дерьма и с помощью своих связей и устроила Ивана в Думу депутатом.

С того дня началась новая жизнь Сурикова. Он начал получать хорошую зарплату, у него появился статус, к которому не смогла остаться равнодушной симпатичная Алена.

Лера сразу пронюхала про их интрижку, но тогда махнула на это рукой: во-первых, Иван хорошо заплатил ей за помощь в трудоустройстве, а, во-вторых, Лера собиралась замуж за иностранца и в ближайшее время покинуть страну, находящуюся в очередном кризисе.

На прощание Лера пригласила Ивана на ужин, на который тот до последнего не хотел идти и искал всяческие отговорки, предполагая, что за ужином последует прощальный секс, а у него только наметился серьезный прорыв в отношениях с Аленой. Лера, будучи умной и хитрой женщиной, раскусила и этот секретный ход Ивана, поэтому сразу предупредила:

– Брось, ты мне давно не интересен как мужик. Я получила от тебя все, что хотела. Думаю, что ты тоже не в обиде на меня. Но мне есть что рассказать тебе об Иване-младшем.

Уже после этих слов Иван несся в ресторан на всех парусах. Лера выглядела в тот вечер довольной и преисполненной самых дерзких планов. Ее будущий муж исполнил все ее мечты, и обещал исполнять их дальше.

– Мне есть, что тебе рассказать на прощание, дорогой, – сказала тогда Лера, по привычке кладя свою руку на руку Ивана, – Я бы, возможно, и дальше бы молчала и с этой тайной уехала в Америку, но какой-то червячок меня грызет, и я не могу увезти его с собой. Хочу, так сказать, очистить совесть и с чистенькой уехать навсегда.

– Ну так говори, не тяни, – Иван начинал нервничать, он терпеть не мог вот этой показухи, которую обожала Лера.

– В тот день, когда я передала тебе новорожденного Ваню, в неонаталке осталась его единоутробная сестра-близнец. То есть та тетка, которая умерла при родах, родила не одного ребенка, а двоих. То есть у твоего старшего сына где-то по планете шастает десятилетняя сестренка.

Сказав это, Лера отпила вино из бокала и спокойно посмотрела на Ивана.

– Почему ты столько лет молчала об этом? – спросил он, хватаясь за голову и понимая, как сильно изменилась его тайна, которую он столько лет носит в себе.

– А что бы это изменило? – равнодушно уточнила Лера

 

Только в этот момент Иван до конца понял, что этой женщине всегда было плевать на всех, кроме себя.

Она открыла секрет и ее след испарился, оставив тяжелые думы от вновь открывшейся семейной тайны.

С того вечера Иван ни на один день не забывает о том, что у его старшего сына где-то есть родная сестра. Если она близнец, значит, они похожи, и, если когда-нибудь встретят друг друга, то обязательно узнают себя друг в друге.

Теперь, глядя на десятилетнего сына, Иван все время представляет себе его точную копию, только в виде девочки. Как сложилась ее судьба? Узнать бы.

Но Лера уехала, не оставив ни номера телефона, ни адреса, а узнавать такую информацию ему, как депутату, имеющему безупречную репутацию, весьма и весьма рискованно. И разводиться рискованно именно по этой самой причине: начнутся пересуды, сплетни, и его репутация уже не будет такой безупречной, а в глазах коллег он превратится в обычного тюфяка, променявшего семейную жизнь на распутство в обществе молодой девчонки.

Алена младше Ивана на двенадцать лет, ей всего двадцать пять, но ни его, ни ее это не смущает. Она понимающе относится к его карьере и не претендует на статус его супруги. Но и Ивану она поставила некие условия: так как она не является его женой, то является свободной женщиной, которая может в любой момент встретить мужчину, готового взять ее в жены.

Эта мысль сводит Ивана с ума, в последнее время он сам не свой, он просто потерял голову от этой юной красотки, и совершенно запутался.

Страх потерять ее, не дает покоя, а в совокупности с мыслью о том, что у Ваньки есть сестра, и что правда рано или поздно может выплыть – лишает бедного мужчину сна и аппетита.

Жену он по-прежнему нежно любит, но эта иная любовь. Не та, которую он испытывает к Алене. А иногда он чувствует, что Галина его жутко бесит, ведь только она сейчас стоит между им и его возлюбленной.

Ни одна женщина не могла понять его, но с этой нимфой он мог расслабиться, и его сердце тянется к ней! Каждый раз, когда он собирается на встречу, он словно молодеет душой. Никогда прежде он не мог признаться жене и даже Лере, что ему нравятся игры в подчинение. Алена сама раскусила его и сразу же дала понять, что с ней он может раскрыться.

Теперь у Ивана-старшего началась новая тайная жизнь, где он мог почувствовать себя властным господином, у которого есть собственная секс-рабыня.

Этот факт помог ему значительно поднять самооценку в собственных глазах и успешно продвигаться по карьерной лестнице. Сегодня он снова встречается с ней и его член весь день буквально выпрыгивает из штанов.

Начинается встреча как всегда в ресторане, красивая обстановка, изысканные блюда, высококлассный сервис…

Он осторожно протягивает руку под столом и начинает щипать ее, оттягивая половые губы.

– Ты не надела белье, маленькая дрянь? Ты будешь наказана! – строго произносит он и Алена вспыхивает.

Ей так нравится, когда он проявляет грубость, нравится, когда он наказывает ее. Сразу же после ужина обычно они едут в гостиницу и там он придумывает для нее всегда что-то невообразимое и новое, этот мужчина имеет фантазию и умеет удивлять.

Он часто связывает ее и берет силой, несколько раз использовал легкую порку, но самое возбуждающее в нем, что заводит ее больше всего, это когда он использует всевозможные ругательства во время секса.

Пальцы Ивана продолжают щипать половые губы, время от времени задевая клитор и скручивая его до боли. Алена сидит красная, у нее пропал аппетит, она тяжело дышит, боясь закричать. Ей больно и приятно одновременно. Сильнейшая гамма чувств захватывает все тело и перед глазами все плывет. Она вот-вот кончит.

Но мужчина не дает ей кончить, к ее огорчению, он убирает руку из-под стола и начинает есть принесенную еду, как ни в чем не бывало.

Но Алена знает, скоро этот ужин и прочие формальности подойдут к концу и они смогут наконец-то уединиться.

Он достает поводок и надевает на нее собачий ошейник, как только они выходят из ресторана. Он ведет ее, идя по одной из центральных улиц.

Поводок не натягивается в этот раз, поскольку сегодня он заехал в собачий магазин и купил поводок подлиннее. С виду, для прохожих, их пара выглядит достаточно уважаемо, но если бы они только знали о том, чем занимается эта парочка, когда остается наедине, все были бы поражены.

Алена смущенно улыбается, но Иван знает, что ее заводит эта игра. Под ее платьем – ничего, что очень заводит мужчину. Об этом знают только они вдвоем. Люди вокруг несомненно поменяли бы свое мнение об этой красотке, узнав о ее одеянии, а точнее о его отсутствии под платьем.

– Сегодня мы не поедем в гостиницу, – улыбаясь, произносит Иван.

Спутница очень удивляется, когда любовник ведет ее в противоположную сторону от парковки, но при этом ничего не говорит ему. Она уже поглощена желанием и страхом… Страхом стыда, который предоставит ей Иван в дальнейшем. И то, что было за ужином далеко не все. Дальше – больше.

Они сворачивают в сквер, который расположен неподалеку от выбранного Иваном ресторана. Поначалу они идут по хорошо освещенной аллее, но с каждым шагом становится все темнее и темнее. Вот они уже идут по участку, где почти нет фонарей, и Иван уверенно ведет ее в самую затемненную часть парка, и заводит ее за кустарное ограждение.

– Что-то ты мне давненько не делала минет, нужно бы напомнить мне какого это…

Говоря эти слова, он расстегивает ширинку и достает свой упругий пенис. Грубо собрав ее волосы в руку, он ставит ее на колени перед собой и направляет голову Алены к своему стоячему члену.

Она медленно принимается сосать, лаская головку языком по кругу. Иван в ауте. Он обожает именно такой минет, когда губы медленно обволакивают стоячий орган, а язык нежно скользит вдоль и поперек.

Иван слегка стонет, затем начинает двигаться, пытаясь задать темп. Иногда он так увлекается, что засаживает своего зверя прямо в горло спутнице.

Алена испытывает стыд и возбуждение, она ласкает член любимого, и одновременно пытается иногда оглядеться, чтобы убедиться, не идет ли кто, однако он не дает ей этого сделать. Вскоре она перестает нервничать, прекратив все попытки увидеть посторонних людей, и вовлекаясь процессом доставления удовольствия своему господину.

Этой юной красотке всегда нравилось сосать. Она могла это делать и нежно, медленно заглатывая ствол и одновременно посасывая при этом язычком. Ивану очень восхищался ее умением и старанием, он видел, с каким наслаждением она это делает, двигаясь не спеша. Но также эта нимфа могла брать в рот жестко, и однажды она даже удивила Ивана, набросившись на него в туалете в ресторане и грубо ососав у него, да так, что он толком не успел даже понять, что происходит.

Сейчас она сосет неспешно, зная, что ему нравятся подобные ласки. Его руки время от времени направляют ее голову, тем самым заставляя брать член в горло, и с каждым разом все глубже и глубже…

Несколько минут стараний и она настолько уже уходит в процесс, что перестает переживать, что они делают это в парке и их могут увидеть. Ее волосы полностью растрепались, слюни текут по лицу, стекая на платье. Но она продолжает самозабвенно сосать.

В этот момент мир ограничивается лишь его мужским достоинством и ее губами. Ее миссия: удовлетворить его достоинство любой ценой, чтобы ее мужчина запомнил этот минет надолго.

Двигаясь тихо и не спеша, она старается насаживаться как можно больше, принимая в себя его мощный ствол. Несмотря на то, что губы уже начинают неметь, она не подает виду и продолжает исполнять свое предназначение. И вот снова его руки упирается в ее голову, а ее нос утыкается прямо в пах, он вот-вот кончит и спустит в нее свое любовное семя.

Иван закрывает глаза и задирает лицо верх, ноги судорожно трясутся и он стонет, руки плотно сжимают голову Алены, опасаясь потерять драгоценный сосуд для слива спермы.

Внезапно влюбленные слышат мужской голос:

– Офигеть! Вась, ты только посмотри, что тут творится!

– Ого! – слышится второй голос, – Ничего себе соска, мне бы такую! Мужик, не поделишься?

Иван и Алена, испуганно смотрят в сторону молодых людей, один из которых уже начинает доставать камеру.

– Уходим отсюда! – Иван резко отталкивает Алену ногой, и прячет член.

Девушка повалившись на землю, быстро вытирает рот от слюней и с ужасом смотрит то на парней, то на любимого.

– Ну вот, обломал мне весь кайф! Такое видео могло получится, не мог промолчать! – говорит один из зрителей и разворачивается к дорожке.

– Сразу надо было снимать, придурок, нашел виноватого! – отзывается другой, удаляясь вслед за другом.

Иван-старший стоит красный и тяжело дышит. Его карьера была на волосок от гибели. Одно такое видео – и плакал его пост. Нужно быть осторожнее…

– Ты не ударилась? Извини, пожалуйста, я не специально… Я растерялся, – он подает руку девушке, помогая подняться.

– Все в порядке, – улыбается Алена, – Может все-таки поедем в гостиницу?

В эту ночь Иван окончательно понимает, что любит эту красотку и не может без нее жить. Нужно признаваться жене и решать проблему. Он просто не может допустить, чтобы Алена ушла из его жизни.

Придя домой он набирается смелости, чтобы признаться жене в том, что он любит другую. Он смотрит на Галину и понимает, что больше не может так жить, уж очень тяжело ему ложиться в постель с опостылевшей женщиной, которая не только не возбуждает его, но и вообще вызывает только отрицательные чувства.

Ни он, ни Галина еще не знают о том, что такое физическое состояние женщины – это симптомы серьезного заболевания, которое следует лечить. А они, погрузившись в свои личные переживания, не обращают на это внимания.

Очень обеспокоен за здоровье матери Иван-младший: он видит, как страдает мама, он замечает, что отец отстраняется и от нее, и от них с Андреем, многое в голове ребенка еще не уложилось в правильную картинку, но есть вещи, которые он в свои десять лет отлично подмечает.

Андрюха еще занят машинками и стрелялками, он только пошел в первый класс, и ему тоже не хватает полноценного мужского присутствия в жизни, а отец занят чем-то другим, постоянно задерживается на работе, уезжает в длительные командировки.

Глава семейства все больше увлекается своей новой пассией, дети для него уходят на второй план. Сумасшедший и разнообразный секс полностью занимает его мысли, заполняет всю его жизнь.

Так и течет жизнь Суриковых, в паутине из лжи и жалости, эгоизме и нежелании видеть очевидное.

Выжить в детдоме

В это же время, в детском доме в Подмосковье, ведет борьбу за место под солнцем Инна Тарасова. Прежний детский дом закрыли, и десятилетняя Инна попадает в другое учреждение, где уже сложились свои правила и устои, привыкать к которым у нее получается с трудом.

Более взрослые девчонки постоянно посмеиваются над ее поведением, считая ее «не от мира сего». Вместе с Инной в детский дом перекочевала гитара с разноцветными наклейками, гитара старая и потрепанная, как и одежда девочки. Но Инна настроена по-боевому, она знает, как постоять за себя, и уже в первый вечер своего пребывания в новом детском доме, между ней и другой девчонкой, считающей себя главной, завязывается сначала словесная перепалка, а затем и драка.

Воспитатели разнимают девочек, считая виноватой в сложившейся ситуации именно новенькую, ведь до ее прихода в заведении царил почти идеальный порядок. Да и вторая девочка, которая считается пострадавшей, никогда не выделялась агрессией.

Инну вызывает к себе заведующая детским домом:

– Что заставило тебя так жестоко поступить с Мариной?

Инна молчит, нахмурившись, ее кулаки все еще крепко сжаты, она готовится вступить в бой в любой момент.

– Итак, Инна, расскажи, почему ты ударила Марину?

– Она смеялась над моей челкой, – наконец выдавливает из себя Инна, и снова хмурится.

– И, по-твоему, это повод для того, чтобы бить девочку?

Инна снова молчит. Как объяснить этой женщине в очках то, что все девчонки окружили ее и, тыча пальцами в нее, громко смеялись, а их смех отдавался в голове Инны как удары молотком.

– Они все смеялись надо мной, – снова тихо произносит Инна, ей кажется, что эта женщина теперь отстанет от нее со своими вопросами.

– Ты будешь наказана, и я возьму под особый контроль твое присутствие в моем детском доме. Ты должна знать о том, что существует место, где живут дети, подобные тебе: агрессивные и склонные к насилию. Там не так приятно находиться, как в обычном детском доме, и дети там не смеются над челкой, они вообще не умеют смеяться. Если ты не хочешь попасть в такое место, тебе надо учиться держать себя в руках. Ты поняла меня?

Инна кивает, ее короткая челка подпрыгивает над бровями. Она не смотрит в глаза заведующей, она вообще редко смотрит в глаза другим людям. Когда-то она смотрела в глаза Смирновых, она видела в них любовь и ласку, а после их смерти, такие люди на коротком жизненном пути Инны больше не встречались.

 

В чужих глазах, окружавших ее с тех пор, она видела только боль и одиночество, поэтому просто перестала смотреть в глаза других людей, в том числе детей, которые окружают ее. Да и не дети они вовсе, это несчастные одинокие люди, которые оказались в одиночестве по самым разным причинам: ведь у некоторых родные родители все-таки есть, просто они лишены родительских прав. И у этих детей всегда есть надежда на то, что их родители одумаются и заберут их из этого страшного места, заполненного детскими слезами, отчаянием и вечной борьбой за существование.

А у Инны такой надежды нет, ее мать умерла, а Смирновы так и остаются лишь теплым воспоминанием, единственным теплым воспоминанием в памяти Инны.

На следующий день к Инне подходит Марина, под левым глазом синяк, губа разбита и заклеена пластырем. Девочки сидят в столовой за обедом, и, видя Марину, Инна машинально отодвигает тарелку, готовясь к новым насмешкам и новому бою. Она ни на секунду не сомневается в том, что, если еще хоть одну насмешку в свой адрес она услышит, дело не закончится синяком и ссадиной, Марине будет гораздо больнее. Но эта девочка не смеется:

– Привет. Ты меня вчера классно отмутузила. Ты просто Джеки Чан в юбке.

Поначалу Инна хочет обидеться, считая, что ее оскорбляют в очередной раз, но потом она вспоминает о том, как смотрела в прошлом детском доме фильмы с участием Джеки Чана, который мастерски дрался с врагами, и ей становится смешно. Джеки Чан в юбке – да, довольно забавно.

– Я просто не люблю, когда надо мной смеются.

Марина садится на соседний стул и говорит:

– Никто этого не любит, поверь. И никто больше не будет над тобой здесь смеяться. А, если посмеют, я помогу тебе постоять за себя.

Инна смотрит на Марину, она смотрит ей в глаза и видит в них поддержку и понимание. Конечно, в десять лет понять, что именно эти два важных человеческих качества она видит в глазах другого человека, сложно, но Инна уже разбирается в человеческих поступках и знает, когда надо защищаться, а когда – доверять.

С того дня Инна Тарасова и Марина Ревенко становятся лучшими подругами.

* * *

Декабрь 2014 года.

В детском доме все украшено и готово к празднованию нового года. Инна крутится перед зеркалом в новом платье, она очень нравится себе в этом необычном платье, подол которого обшит ярко-оранжевой мишурой.

Это она сама обшила его именно мишурой этого цвета, она обожает оранжевый. Конечно, платье не новое, оно достается ей от какой-то другой девочки, которая живет в семье, и чьи родители периодически отдают вещи, из которых она вырастает, в детский дом.

– А ты слышала, что сегодня к нам придут мальчишки из другого корпуса, и мы будем сидеть за столами с ними? – заговорщицки спрашивает Марина, она сидит на кровати и разглаживает свое платье, которое тоже досталось ей от какой-то незнакомой девочки.

Инна кивает, она знает об этом давно и с нетерпением ждет праздничного вечера. Ведь на нем обязательно будет Дима, с которым она познакомилась много лет назад на таком же праздновании Нового года. Тогда он стал первым мальчиком, пригласившим ее на танец, а этим летом, когда некоторые из ребят детского дома отправились в поход, он впервые поцеловал ее на берегу бурной реки.

С тех пор Инна чувствует, что начинает влюбляться в Диму. Ею столько книг прочитано про чувства и любовь, она постоянно перечитывает свою любимую книгу «Джен Эйр» и верит в то, что все переживания, связанные с Димой, и есть зарождающаяся любовь.

Он такой необычный мальчик: высокий, умный, красивый. Он пишет стихи и посвящает их Инне, а она тайком читает их, а потом прячет в свой потайной ящик. Только Марина знает о том, что Инне нравится парень Дима, но та относится к этому с иронией, потому что вообще не верит в любовь, считая ее человеческой выдумкой.

– Если бы любовь существовала на самом деле, – важным голосом заявляет Марина, – Мы бы не оказались с тобой в этом ужасном месте. И вообще никаких детских домов бы не существовало, все любили бы друг друга и не допускали того, что плод их любви может испытывать страдания.

– Но бывают же исключения! – горячо спорит Инна. – Моя мама умерла, как ее любовь спасла бы меня от того, что я попала сюда? Это судьба так распорядилась!

Тогда Марина пользуется самым главным козырем, который больно режет душу Инны:

– Не забывай о том, что у любого ребенка есть два родителя: мать и отец. И, если любовь матери не способна спасти в силу обстоятельств, то любовь отца обязательно спасет! Так что не существует никакой любви, это выдумки, о которых пишут в глупых книжках! Тупых любовных романах, которые такие же, как и ты дурочки, зачитывают до дыр.

Инна молчит. Она часто думает о своем отце: кто он, и почему ей ничего не рассказали о нем, жив ли он и как живет. Наверняка, у него есть другая семья, и ему абсолютно все-равно на свою родную дочь, которая всю свою жизнь кочует из одного детского дома в другой. Инна решает, что как только выйдет из детского дома, в первую очередь поедет в роддом, откуда ее забрали в дом малютки и направится в архив, чтобы узнать о подробностях своего рождения.

А сегодня она будет танцевать с Димой, крепко обнимая его за шею, а потом, в темном коридоре при свете уличных фонарей, они будут долго целоваться, в подтверждение того, что любовь все-таки существует!

* * *

В этот же новогодний вечер семья Суриковых не в полном составе садится за праздничный стол.

– Где отец? – спрашивает Ваня у матери.

– Он у Алены, – просто отвечает она, тяжело садясь на стул.

В последнее время она сильно устает, порой ей не хватает сил для того, чтобы дойти до магазина и обратно. Несмотря на то, что она сильно похудела, ее физическое состояние ухудшается с каждым днем, и Ваня с ненавистью думает об отце, который целиком и полностью погружен в свою новую семью, где у него недавно родился сын.

– И он не собирается приехать к нам вообще? – не отстает он от матери.

– Ваня, нет, он не приедет! И хватит говорить об этом!

На глазах матери снова появляются слезы, и Ваня, спохватившись, обнимает мать. В его душе борются между собой безумное чувство жалости к матери и чувство растущей ненависти к отцу, который разрушает семью.

О существовании Алены мальчикам объявила Галина, когда у того родился внебрачный сын. И, если Андрей отреагировал на эту новость более или менее спокойно, он был равнодушен к родителям, и его больше интересовала виртуальная реальность, то Ваня испытал чувство горечи и разочарования: жизнь уже не будет такой безоблачной.

Конечно, он не дурак, и давно видит, что в отношениях родителей нет тех чувств и тепла, какие были много лет назад, но он понимает, что любовь не может длиться вечно, и, рано или поздно, ей на смену приходят чувство взаимоуважения и глубокой верности. Но тут не пахнет ни тем, ни другим. Папаша просто променял их замечательную маму на другую тетку, причем сделал это много лет назад, только вот заботливая мама оберегала чувства детей, создавая видимость дружной семьи.

За это Ваня был безумно благодарен матери, а чувство негодования и ненависти к отцу росли с каждым днем, превращаясь из маленького росточка в огромное дерево, напоминающее своими очертаниями дуб, который рано или поздно вырастет в мощное дерево. А в этом году у них дома даже не стоит новогодняя ель, под которой обычно мальчишки по утрам находили подарки.

В эту ночь отец даже не позвонил домой, он погружен в заботы о своей новой семье, а у Вани в душе жалость к матери заглушается желанием набить морду отцу.

Спустя неделю Галина уже не встает с постели, и напуганный Ваня звонит в «скорую» и отцу. Они встречаются в больнице, куда госпитализируют мать, и врач сообщает им страшную новость о том, что Галина Сурикова умирает от рака шейки матки, самого страшного и неизлечимого на ее стадии заболевания.

«Кто виноват в этом?» – думает Ваня, сидя рядом с отцом в кабинете врача. Отец или мать? А, может, они все вместе взятые, в том числе и сама мать, которая давно перестала следить за своим здоровьем и никому не говорила о том, что ее мучают боли и кровотечения?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru