Расплата за доверие

Лили Рокс
Расплата за доверие

Предложение

После нашего горячего секса с наказанием, Александр смягчился и сказал, что будет вести себя более сдержанно и стараться всеми силами не давать мне повода для ревности. Меня это вполне устраивало. Хотя, на соседку я теперь не могла смотреть без брезгливости и ненависти. И, может быть, немного зависти.

И три долгих месяца моя жизнь снова превратилась в сказку. Мы жили душа в душу, между нами, казалось, установилась какая-то новая связь, словно кто-то свыше взял и связал наши души в одно целое. Это что-то мистическое.

Несколько раз мы ссорились и очень серьезно, но каждый раз было бурное примирение, после которого я забывала даже предмет нашего спора. В постели Александр стал гораздо нежнее, как и после всех серьезных ссор.

Казалось, я пребывала в некой нирване, моя жизнь была похожа на сказку, Александр даже не смотрел в сторону других женщин, не предлагал пригласить девушку или парня для сексуальных экспериментов, а наши бдсм-игры были настолько сладкими, что я по-настоящему фанатела от всего, что он делал.

Наш сынуля рос и радовал своей любознательностью. Я все ждала от Александра предложения руки и сердца, чтобы наконец-то узаконить свои родительские права на Диму, но мой возлюбленный не спешил вести меня в ЗАГС. Тогда я не выдержала и сама предложила ему расписаться.

Просто расписаться втихаря, чтобы никто не знал об этом.

– Ага, и как ты себя представляешь такое? И что скажет мама? – Александр всерьез занервничал, как только я стала намекать более активно.

– Ничего с твоей мамой не случится, перебесится и смириться! А я перестану нервничать, что ты от меня уйдешь и заберешь сына!

– Никуда я от тебя не собираюсь уходить, где я еще такую дуру найду? – рассмеялся Александр.

– Саша, я серьезно! Я хочу чувствовать себя рядом с тобой, как за каменной стеной!

– А сейчас ты не чувствуешь себя под защитой? – задал он компрометирующий вопрос.

– Дело не в это… Кто я для тебя? Завтра ты пойдешь и распишешься с какой-нибудь новой Алиной, а я опять буду куковать. Давай уже решим этот вопрос раз и навсегда!

– Детка, неужели, ты мне так сильно не доверяешь?

– Саша, дело не в доверии, просто мне нужны гарантии.

– Мне нужно еще время, чтобы все решить.

– Ты не уверен, хочешь ли связать со мной свою жизнь? – во мне снова заговорила злость и ревность. – Или ты хочешь оставить свой паспорт пустым на случай, если подвернется вариант получше?

– Черт, Ольга, да что ты такое несешь? Послушай себя! – возмутился он.

– Тогда сделай это! Давай пойдем в ЗАГС и поставим эти чертовы подписи, я хочу быть полноценной матерью для нашего сына, еще непонятно сколько времени займет вся эта волокита.

Мы в итоге расписались только через три долбанных месяца. Все это время я психовала и выводила его из себя. Больше всего бесило то, что он боялся своей мамочки. Да, эта ведьма конечно же всегда будет против, чтобы ее сын женился на стареющей женщине, которая, к тому же, старше его родителей, но ведь Александр уже давно не ребенок. Он сам вправе решать, с кем ему идти в ЗАГС.

К моему изумлению, Александр не сорвался, не бросился пить или гулять, а стал реально идеальным семьянином. Я в очередной раз убедилась, что он может просто взять в один момент и измениться до неузнаваемости! Никогда не перестану этому удивляться!

Долгое время я боялась, что он будет страдать по своей Алине, пытаться связаться с ней, звонить или даже навещать, но нет. Он полностью успокоился и смирился с тем, что мы отправили ее лечиться подальше от нас. Про эту мелкую тварь мы благополучно забыли.

Мне хватило мозгов не вспоминать ее всуе, как я делала это раньше, напоминая каждый раз Александру про нее, наступая тем самым на его больные мозоли.

После нашей росписи мы словно заново начали узнавать друг друга. Это было волшебно!

В сексе у нас произошли кардинальные изменения уже в тот удивительный день, когда мы вернулись из ЗАГСа. Наверное, это изменение произошло сначала в моей голове, потому что я долгое время боялась потерять любимого, всегда ждала, когда он уйдет от меня, можно сказать, внутренне готовилась к этому.

И вдруг свершилось: мы стали мужем и женой. Да я просто обезумела от счастья! Мой новый статус в качестве его жены позволил мне понять голову и стать смелее. Перестать бояться.

Для меня поступок Александра был настоящем подарком судьбы, и я хотела доказать моему мальчику, что я готова на все, лишь бы сделать его счастливым.

Зная его слабости и извращенные предпочтения в сексе, я решила посвятить всю себя во благо его удовольствию. Не требовать, а отдавать. Не запрещать ему самореализовываться, а выполнять все требования, чтобы у него не было искушения искать мне замену на стороне.

Нашу свадьбу мы отмечали только вдвоем. Мы пришли из ЗАГСа и сразу же набросились друг на друга, словно до этого момента мы не могли заниматься любовью.

Ребенок был у матери Александра, и мы могли до следующего утра заниматься диким и безудержным сексом, устроить настоящее представление друг для друга, воплотить все самые дикие желания. А у меня они были.

Уже в прихожей мы скинули одежду, продолжая ласкать друг друга и целовать. Я подхватила ладонью его член и стала подталкивать своего мальчика в спальню, в сторону кровати.

– Полегче, крошка, что на тебя нашло? – засмеялся Александр, слегка удивляясь моему напору. Обычно я веду себя гораздо скромнее, когда мы занимаемся любовью.

– Сегодня я хочу доказать тебе, насколько сильно люблю! – задыхаясь от страсти, прошептала я и ощутила, как от моих слов все его тело затрепетало в предвкушении.

Мы медленно двигались к кровати, и все это время мы страстно целовались. Этот мужчина всегда был доминантом в нашей паре и почти никогда не мог довериться мне, не мог позволить быть главной в сексе. Должно быть он и правда очень меня любит, если позволил сейчас взять пальму первенства и вести его. А может быть, он просто подыгрывает, чтобы потом показать себя во всей красе?

Я знаю, что наши предпочтения в сексе извращенные. Александр совершенно не обычный парень, он очень чувствительный и гиперсексуальный. Его не устраивает обычный секс, ему нравится фетиш, причем совершенно разный.

Вылизывание ног, гениталий, принуждение к золотому дождю, но больше всего он зависим от анальных ласк. Я знаю это, потому что именно из-за его чертовой потребности в этих ласках, он и начал когда-то встречаться с Алиной, а потом и вовсе ушел.

Во время нашей разлуки я многому научилась, даже работала проституткой недолгое время и специализировалась на страппонах. У меня даже было рабочее имя “Мисс страппонеса”.

Я знаю про мужские анусы все, знаю, как доставить наслаждение через массаж простаты, но Александр не особо стремиться раскрыться передо мой, позволяя только приближаться к своей заветной точке языком.

Благодаря Александру я стала такой. Извращенкой. Может быть, кого-то и устраивает быть сукой, раздвигающей ноги для члена, но не меня. Я чувствую удовлетворение, когда ласкаю мужчину так, как многие не позволяют себе ласкать.

Мне нравится исследовать мужское тело, погружаться в него полностью и не только языком или пальцами, но также мне нравится трахать мужчин страпоном. Да, у меня нет настоящего члена, способного доставить другому человеку удовольствие, но есть, пальцы, язык, и я стараюсь сделать все, чтобы мужчина почувствовал со мной нечто такое, что он раньше никогда и ни с кем не испытывал. Конечно все это странно. Все это теперь почему-то возбуждает меня больше, чем член, долбящий во влагалище.

Сейчас, толкая моего новоиспеченного мужа на кровать, я уже порядком возбудилась. Он сегодня подозрительно покладистый и принимает поцелуи, позволяет исследовать рот, показывать губы и язык. Сильный и харизматичный доминант подчиняется мне, получая от этого взаимное удовольствие.

Мой любимый уперся ногами в кровать. От невозможности двигаться дальше он присел на самый край. Он снова принимает правила игры. От этого улыбка появляется на моем лице. Несмотря на полезную самоуверенность, я каждый раз переживаю, что он остановит, откажет. Но этого не происходит, хотя я уже давно знакома с его правилами и характером. Он может в любой момент разозлиться и ударить, если посчитает нужным.

Еще до нашего похода в ЗАГС мы обсудили предпочтения друг друга, нашли компромиссы. Единственное, что мне хотелось, чтобы он забыл свою теорию о полигамности мужчины и наслаждался сексом только со мной.

Я столько всякой информации перечитала на различных форумах, как удержать мужчину в своих руках, как сделать так, чтобы он вообще больше не смотрел налево.

Там многие писали, что мужчины получают крышесносный оргазм от стимуляции простаты, даже если не прикасаются к члену. Сегодня хочется добиться небывалых результатов. И начну я пожалуй с его любимого минета. Не понимаю тех женщин, что кричат нос при упоминании члена у себя во рту.

Мне очень нравится, как член моего мальчика ощущается на языке, его тяжесть, бархатистость головки, вкус.

Я опрокидываю своего мужа спиной на кровать, его возбужденный член стоит и шаловливо смотрит на меня, словно так и просится ко мне в рот.

Мне очень нравится вот так опускаться перед ним на колени, когда он распластанный по кровати лежит и ждет моих дальнейших действий. Он уже догадывается, что сейчас я возьму его член в рот, буду ласкать головку языком, глубоко заглатывать член, но мне хочется его немного поразить. Пусть еще подождет.

Ладонями я принялась сглаживать его раздвинутые бедра, между которых я так удачно устроилась. Под коленями приятно ощущалась ворса мягкого ковра, а пятки приятно упирались в собственные ягодицы. Ладонями я стала ласкать его бедра, постепенно поднимаясь к мошонке. От предвкушения его яйца поддались и открыли мне вид на ложбинку между ягодиц.

Я наклонилась над ним и повела мокрым от слюны языком по яйцам к основанию члена. Мой любимый до ужаса любит минет, чтобы я тоже могла получать удовольствие, он все тщательно выбрил. Кожа в паху у него гладкая и приятная на вкус, без всяких синтетических отдушек. Только чистая кожа, я улетаю каждый раз, когда провожу языком по этому бархату.

 

Член его в моей руке стал подтягивать, из уретры выскользнула капелька смазки. Недолго думая, я лизнула щель. От этого мой мужчина бедрами подался на встречу.

Больше я не стала его мучить и погрузилась член в рот до середины. Александр застонал от удовольствия, но сходу трахать мой рот не стал. Он помнит, что я сегодня главная.

Я уперлась одной рукой в его бедро, а другой стала помогать себе, надрачивать ему член. Во рту скопилось слюна, я старалась сильнее размазывать ее губами по стволу, который все сильнее набухал и твердил. На нем вздулись вены. Я стала каждую из них проследовать языком.

Это потрясающе, ощущать подтягивание члена во рту. Это мои действия приносят Александру столько наслаждения, что он не способен контролировать собственное тело. Я слышу, как он загнанно дышит.

Каждый выдох из его горла вырывается с полу стоном – полу хрипом. Я принялась трахать его своим ртом, опуская голову вниз, пока губы не задели паховую кожу, и вверх, поднявшись по стволу до головки, пощекотать языком уздечку, нырнув кончиком в уретры, извергающую новые порции предэякулята, который уже перемещается с моей собственной слюной.

Мой мужчина уже с трудом сдерживает свое тело от наступательных движений, еще немного и у меня не хватит сил придавливать его к кровати. Я выпустила изо рта его член, после чего услышала разочарованный стон. Руками я слегка похлопала любимого по коленям. Он видимо вспомнил о том, что это значит с прошлого раза. Мне не пришлось прибегать к помощи слов и озвучивать свое желание. Он сам подхватил свои ноги под коленями и задрал их вверх, прижимая к груди.

Во рту у меня пересохло от открывшегося вида. Его упругие ягодицы были растянуть в стороны, а сфинктер сжимался. Идеальная картина. От того что моему мужчине нравились мои действия я все больше возбуждалась.

Моя вагина уже давно стекала собственной смазкой, клитор увеличился в размерах и с каждым движением, огромной волной удовольствия напоминал о том, что тоже нуждается во внимании, но это позже, потому что сейчас нужно позаботиться о дырочке Александра.

Его сфинктер до сих пор сопротивляется, но скоро я начну его ласкать и он станет более податливым. Все что я хочу, это заставить Александра раскрыться передо мной до конца, позволить трахать его страпоном, как это делала его любимая Алина.

Его раздутое эго не позволяет до конца слиться со мной в любовных играх, не позволяет раскрыться до конца, но как только это случится, мы станем настолько близки, что я смогу быть уверена, он не будет искать никого на стороне для этих игр, потому что дома его всегда будет ждать готовая ко всему жена.

– Саша, доверься мне, я сделаю все, как надо. – прошептала я, а затем прикоснулась языком к его волшебной точке, массируя анус по кругу и расслабляя его.

Его сфинктер такой горячий и слегка пульсирует, словно понимает, что скоро получит в себя страпон, который я планирую надеть в любую минуту, как только почувствую, что уже пора.

Одной рукой лаская член, массирую языком анус, слегка проталкивая кончик языка. Александр мечется в беспамятстве и что-то бормочет, беспорядочно взмахивая руками.

Подготовка перед вторжением

Сколько я имела опыта с разными мужчинами, лаская их анусы во время моей подработки, но такой реакции я не видела ни у кого. Александр всех их переплюнул, потому что только он обладает такой сверхчувствительностью.

Облизываю пальчик и ввожу в его анус, параллельно заглатывая член. Тут мой муж уже не выдерживает и начинает стонать в голос. Играю с его простатой и членом, а у самой на душе такое ликование, наконец-то, все идет так, как я и хотела!

Надеваю на себя пояс со страпоном, Александр видит это, но ничего не говорит, делает вид, что его это не особо интересует, хотя по его взгляду я сразу же понимаю, что он занервничал.

Страпон уже болтается между моих ног от каждого движения. Надеюсь, что сегодня мой искусственный друг сможет доставить моего любимого на луну, как и многих других мужчин до него.

Руками я показываю Александру, что он должен немного раздвинуть свои ноги в стороны. После того как он выполнил просьбу, я снова наклоняюсь к его гениталиям. Беру в руку член, потянув его назад и погружаю в рот.

Пока я любовалась его гладким задом, член немного потерял твердость, но во рту слова стал крепнуть. На кровати уже лежал, ранее приготовленный пузырек с лубрикантом и презерватив. Не выпуская член изо рта, я потянулась за ним одной рукой, а второй сняла крышечку. На пальцах гель ощущается на удивление очень холодным.

Я выдавала еще и размазала смазку пальцами, согревая ее. После этого скользнула двумя связанными пальчиками к сфинктеру, который сразу начал сокращаться от поглаживания. Попробовала самыми кончиками надавить на дырочку, она поддалась, пальцы беспрепятственно скользнули внутрь. Я думала, что за почти полгода перерыва его дырочка снова станет тугой, и мне придется тщательно ее растягивать.

Теперь мне стало ясно, что я ошибалась. И это меня немного заставило насторожиться, потому что кроме моего языка в последние несколько месяцев в его анусе ничего постороннего не появлялось.

Анус любимого сжал мои пальцы еще до того, как они проникли вглубь наполовину, но особой тесноты я не наблюдала. Продолжая заглатывать член, я стала ласкать его анальное отверстие, разглаживает тонкие стенки.

Очень скоро я начала делать пальцами поступательные движения, в такт им я продолжала отсасывать. Его член пульсировал, а Александр уже откровенно стонал.

Сегодня он не был так зажат, как в прошлые разы, когда я пыталась коснуться его дырочки, значит он уже не ощущал былого дискомфорта в заднице от моих действий. Все это меня саму сильно возбудило. Его громкие искренние стоны прекрасной музыкой ласкали мой слух. Сокращающееся вокруг моих пальцев анальное отверстие так и манило к себе. Как же хотелось иметь свой собственный член, чтобы погрузить его внутрь и трахать любимого сильно, резко.

Терпение мое стало испаряться, во рту пересохло. Я вытащила пальцы из него и стала смотреть, как края дырочки пытаются закрыться, но они уже сильно растянуть.

Александр замер на кровати, он знает, что мне нравится, когда он позволяет смотреть.

Облизав пересохшие губы, я снова выдавала лубрикант и проникла в анус уже тремя пальцами. В этот момент я вспомнила, как он рассказывал о своем первом опыте с Алиной. Она была первой, кто подсадила его на страпон. Именно этим она и подчинила его, а также сломала характер. Он больше не мог быть доминантом и стал кем-то другим.

Я всегда знала, стоит мне только найти к нему подход, как он забудет эту шалаву и будет снова любить только меня одну, восхищаться мной и наконец-то, будет ценить наши отношения.

Сейчас я видела, как он пытается побороть желание остановить все это безумие. Он мучился душевными терзаниями, потому что в то же время не мог отказаться от получаемого наслаждения. Видимо, удовольствие было настолько сильное, что он просто был не способен отказаться от него, даже с учетом того, что они противоречили его принципам.

С каждым погружением я стала ускорять движения, буквально трахая его пальцами. По стонам, которые он издавал мне было понятно, что ему безумно нравится происходящее, собственно, как и мне. От его растраханного вида я возбуждаюсь еще больше.

Пересохшие губы приходилось все время облизывать, и меня саму уже так трясло от возбуждения, словно это меня сейчас трахали пальцами. Сколько раз я проделывала этот трюк с клиентами, но с любимым человеком – это всегда нечто восхитительное. Не помню, чтобы я так сильно возбуждалась от своей прошлой работы, скорее, зачастую я делала это чисто из профессионализма, чтобы угодить клиенту, но такого дикого желания у меня это не вызывало.

Александр кайфует и просит все больше долбить его с каждым моим своим движением, через слово из него выливается ругательство. Он то просит, то угрожает, затем снова просит. Такое ощущение, что он вот-вот свихнется.

В какой-то момент он начинает подмахивать тазом, словно нанизывая себя на мои не очень-то длинные пальцы. Я уже без его слов понимаю, что моему мужчине этого мало. Мои пальчики не достают до нужной точки его простаты.

Несмотря на то, что все свое внимание я уделяю его сладкой дырочке, член его не опадает, а остается таким же крепким, и более того, еще больше прижимается к животу с каждым новым толчком. Смазка сочится из головки и размазывается по его бледной, не тронутой загаром коже.

Я не стала отказывать себе в желании пройтись по багровой блестящей от смазки головке языком, наклонилась к возбужденному, специфически пахнущему сексом члену и облизала ее, борясь с искушением затянуть ее в рот.

Бедра моего мужа дрожат от возбуждения. Тело блестит от пота. Он не смотрит на меня и то, что я с ним делаю. Лицо его сморщено, глаза зажмурены, а рот раскрыт в беззвучном крике. Потрясающий вид.

Яйца высоко поджались и не мешают любоваться тем, как края его анальной дырочки обхватывают мои пальцы. Я потянулась за смазкой и налила еще, сразу добавляя четвертый пальчик. Он вошел туго и недалеко.

Мой чувствительный Ангел застонал теперь уже от неприятных ощущений. Неудобно стало даже моим пальчикам, но это не так уж и много. Если бы сейчас любимый засунул свои четыре пальца в мою попку, мне было бы намного больнее, а так, его ощущения скоро сменятся на более приятные. Теперь больше шансов достать до простаты.

Я стала прокручивать запястье, постепенно погружая пальцы глубже, лаская стенки его кишки подушечками своих пальцев, которые легко скользили из-за большого количества смазки.

Резко выдернув руку, я стала смотреть, как края опустевшего сфинктера сокращаются в попытке закрыться, но я хорошо его растянула, поэтому дырка не закрывалась полностью, а из уст Александра прозвучал разочарованный стон.

Он дернул бедрами, пытаясь закрыться, но сразу оставил попытки расслабиться. Я почувствовала на себе его взгляд и только шире раздвинула его ноги. В этот момент моя собственная промежность стала еще более влажной, естественная смазка размазалась между бедер. Возбуждение и похоть завладели всем моим существом.

Александр позволил мне наслаждаться видом его сокращающейся дырки, которая хватала лишь прохладный комнатный воздух. И этот воздух контрастом ощущался на наших разгоряченных от страсти телах.

Для меня было это каким-то сакральным моментом, когда он доверился мне, позволяя доставлять ему наслаждение. Теперь я не чувствовала себя ниже Алины, и видела зарождающуюся между нами новую связь, основанную на доверии. И еще много нового, чего мне предстояло еще только осознать в нашей новой жизни и новых взаимоотношениях. Одно я знала точно: теперь все будет по-другому.

Нырнув пальцами в нутро моего мужа еще раз, я выдавила новую порцию лубриканта и стала размазывать вязкую жидкость по страпону, который все это время был пристегнут к моему поясу. Кожаные ремешки туго впились во влажную кожу бедер, но это лишь обостряло ощущения.

Мой нежный мальчик не мигая смотрел, как я размазываю прозрачный гель по искусственному члену среднего размера. Когда-то давно я пыталась проникать в него небольшими подручными предметами во время наших любовных игр, Александр после этого был крайне рассержен, хотя всегда сперва получал сильный оргазм. А затем жестоко наказывал меня за своеволие, обвиняя в том, что я пыталась унизить своего Хозяина.

Алине тоже “доставалось” от Александра за страпон, но ей он все равно позволял это делать. Меня коробит от одной только мысли, что он делал между мною и этой больной выскочкой такое сильное различие. Это, пожалуй, единственное, чего я никак не могла ему до конца простить.

Испачканной в смазке рукой, я потянулась к его члену и стала дрочить его, сразу набирая скорость движений. Александр поджал ягодицы и стал подаваться навстречу моему кулачку.

Стало понятно, что если я сейчас не остановлюсь, то он быстро кончит. Сделав еще одно поступательное движение рукой, я мазнула большим пальцем по вздувшейся от прилива крови головке, пощекотала уретру и отпустила член.

Теперь в этой же руке у меня оказался искусственный член, я направила его к закрывшемуся уже сфинктеру и стала размазывать головкой резиновой игрушки смазку по сморщенному колечку. От происходящего у меня перехватило дыхание, влагалище инстинктивно стало сжиматься, было бы неплохо сейчас почувствовать этот член в себе, а клитор, разбухший, увеличенный от прилива крови стал, как назло, бешено пульсировать.

 

Я двинула бедрами и, прикусив губы от сексуального напряжения, стала погружать в любимого искусственный член. Александр захрипел подо мною и выгнулся в спине, задирая свои бедра вверх, отрывая их от постели.

Нужно было положить ему под задницу подушку, но теперь не до нее. С клиентами я обычно так и делала, но с Ним я не ожидала, что у нас так далеко зайдет, и у меня просто вылетело из головы.

Я подхватила его ягодицы своими ладошками, чтобы удержать его в подвешенном состоянии, но Александр довольно тяжелый и мне никак не удавалось удержать его. В итоге он сам приподнял таз и зафиксировал его в таком положении, широко расставив ноги, позволяя мне свободно действовать.

В этот момент я старалась не смотреть ему в лицо зная, что в любой момент может последовать его неадекватная реакция. Каждый раз, когда мы с ним занимаемся необычными практиками, я словно хожу по лезвию ножа, особенно если это касается его пятой точки, с ней всегда все очень сложно.

Краем глаза я видела, что он тоже не смотрит на меня, его лицо повернуто в сторону, а глаза, кажется, были закрыты. Это обнадежило меня и дало мне понять, что я могу действовать.

Поэтому я решила не терять время, а постараться доставить любимому удовольствие, все-таки у нас с ним это, можно сказать, впервые. Все что было до этого – жалкие попытки заменить Алину. Теперь я понимаю, что я делала это не для того, чтобы сделать ему приятно, а чтобы доказать себе, что я лучше ее.

Это было глупо и теперь я это отчетливо понимаю. Я словно сама постоянно вызывала призрак Алины в наш союз. Но сейчас все было по-другому, я хотела доставить ему наивысшее наслаждение, я служила ему, пусть даже ему это было тяжело принимать.

Я оперлась одной рукой в постель, второй скользнула по его напрягшемуся прессу и стала медленно отодвигаться от него, вытягивая страпон, но так чтобы тот не выскользнул, остановилась и снова вогнала внутрь уже более уверенно. Мой муж подался бедрами навстречу этому движению, значит, можно было больше не бояться. Он привык и не хотел больше ждать.

– Сейчас я сделаю тебе хорошо, – каждое слово давалось с трудом. Мои бедра стали непроизвольно двигаться в ответ на каждое его движение.

Свободной рукой я ласкала его член, Александр двигался и по-сути, сам себя трахал страпоном, ерзая на нем. Скоро его ноги устали и он опустился на постель всем своим телом. Девайс выскользнул из него с громким хлюпом, но я взяла рукой Александра за ногу и согнула ее в колене, задирая и прижимая к его животу. – Саша, придержи, пожалуйста, ногу.

Снова напряглась, полагая, что именно сейчас он ударит или скажет, чтобы я катилась к черту со своим страпоном, но ничего такого не произошло. Он реально был сам не свой, такой послушный и покладистый… Его словно подменили! Интересно, с Алиной он был точно таким же милым во время их сексуальных игр?

А что, если все его рассказы, что он избивал ее во время того, пока она его трахала – всего лишь байка, рассказанная, чтобы я не ревновала к ней?

Тряхнула головой, отгоняя наваждение. Нельзя думать плохо про мужа, тем более, когда мы только-только расписались. Чертова Алина, когда же она покинет мою голову? Александр наверное забыл ее, а я постоянно только и думаю об этой мрази.

Он ухватился рукой под коленом, открывая мне обзор на его красную растянутую дырку. Я снова направила в него искусственный член и стала трахать короткими частыми толчками. Сначала Александр лежал и прислушивался к ощущениям, потянулся рукой к своему члену, но я навалилась на него, почти легла сверху, толкаясь при этом в него страпоном.

Увидев, что он лежит с закрытыми глазами и на лице снова мученическая гримаса, я невольно залюбовалась им. Теперь я уже не боялась смотреть на него, сложно отвести взгляд, когда он так наслаждается! Меня всегда возбуждал вид его кайфового состояния.

Толчок, снова толчок, Александр стонет каждый раз, когда я засаживаю страпон. Все это время я всматриваюсь в его лицо, впитываю все эмоции, которые он даже не пытается скрывать. Хочется плакать от ощущения, насколько мы сейчас близки с ним! Это просто фантастика!

Сначала я переживала, что Александр будет представлять вместо меня кого-то другого, опять же все ту же пресловутую Алину. Хотя… Кто знает, может быть, он сейчас представляет ее на моем месте?

Моя грудь расплющилась по его груди, а в заднице у него шурует искусственный член. Но внезапно я осознала, что Александр больше не жмурится, он смотрит на меня в ответ. Меня прошиб пот от этого пронзительного взгляда.

Очень хотелось его целовать, проникнуть языком в его рот, вылизать, но его холодный и пристальный взгляд останавливал меня. Максимум, что я могла в этой ситуации, так дотянуться ртом до его ключиц и целовать их, чтобы прервать этот напряженный зрительный контакт.

Кожа, обтянувшая его ключицы, соленая от пота и упругая, провожу по ней языком и слегка прикусываю зубами. Мой муж начинает ласкать меня руками, поглаживать плечи, пока спускается своими широкими ладонями до задницы, затянутой в ремешки.

Движения моих бедер уже не такие частые, как раньше, я начала уставать. Он хватает меня за бедра, и резко подталкивает на себя, помогая загнать ему как можно глубже. Он трахает себя мной, при этом я слышу, как он еще громче стонет.

Почувствовав, что ему нужно совсем немного, чтобы кончить, я приподнялась на коленях и стала вгонять в него страпон еще усерднее. С уверенностью можно сказать, что девайс попадал по простате.

В некоторые моменты любимый вскрикивает особенно громко и подается навстречу бедрами еще резче. Ему очень хорошо. Каждое движение моего мужчины становится все более резким и отчаянным, он снова попытается достать рукой до своего члена, но я и в этот раз убираю его руки от члена. Хочу, чтобы он кончил только от страпона, а также мне хочется, чтобы муж чувствовал себя распяленным и беззащитным. Он не сопротивляется, и теперь выглядит реально, как беззащитный котенок, которого я натягиваю со всей силы на свой искусственный фаллос.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru