Последняя пандемия

Лили Рокс
Последняя пандемия

Жизнь после ада

Июль выдался на удивление холодным. О последствиях страшной войны между выжившими после эпидемии напоминал время от времени застилавший небосвод коричневато-фиолетовый смог, играющий разнообразием красок в тот редкий момент, когда солнцу удавалось отвоевать хотя бы мизерный клочок неба. Впрочем, этот эффект должен был в скором времени исчезнуть.

Наш родной город Москва, напоминает древние руины с вкраплениями инфраструктуры:

• Искореженные, но моргающие стойки светофоров;

• В клочья разорванные рекламные баннеры;

• Стойки ресторанов быстрого питания, покрытые слоем грязи и пыли.

Впрочем, по сравнению с другими городами, Москва не особо пострадала, военные вовремя отреагировали, отведя удар. Но противников оказалось гораздо больше и нам в итоге все-равно пришлось покинуть опасную зону на долгое время.

Сейчас все так не стабильно… Мы оказались словно между двух миров! Мы с сестрой пережили эпидемию, у нас есть иммунитет, но мы сохранили в себе человечность, в отличие от тех выживших, которых болезнь преобразила.

Мы вернулись в Москву вместе с военными, которые взяли власть в свои руки и более или менее установили мир. На время воцарилась идиллия. Мы все вздохнули полной грудью и расслабились. Прекратились убийства, грабежи, жизнь снова начинала приходить в привычное русло.

С горем пополам восстанавливали то, что было уничтожено мародерами. В город привозили все новых и новых выживших. Эти люди пережили эпидемию благодаря своевременным мерам предосторожности. Все это время они прятались, но теперь, когда в столице вновь стало безопасно, люди стали приходить, чтобы возрождать былое наследие великого города.

Но радость была не долгой, военные отвоевали наш новый мир, откинув противника далеко за пределы границ Московской области. Но мутировавшие ублюдки не собирались так просто сдаваться. Все это время они собирали силы и разрабатывали стратегию. Им нужна была Москва, как центр управления страной. Им нужны были мы, как пища и как инкубаторы для вынашивания их потомства.

Судьба распорядилась так, что среди них выжило очень мало женщин и все они были бесплодны. Эта ошибка эволюции просто обязана была вымереть, как побочный продукт вируса, но эти люди не желали “вымирать”, мы слышали, что у них в плену находится огромное количество пойманных пленниц, которых они использовали для оплодотворения.

Не способных к зачатию просто съедали, но перед этим они их насиловали и пытали до последнего, пока жертва не умоляла их убить ее.

Я ненавижу этих мразей! Ненавижу этот вирус, который создал их! Хотя, многие утверждают, что никакой новой расы не существует, это просто кучка выживших идиотов, у которых был просто хороший иммунитет, возомнили из себя непобедимых и всемогущих. Их слепая вера и сделала из них монстров.

Мы с сестренкой жили на военной базе в изоляции. Меня постоянно изучали и проводили различные опыты. Выкачали наверное, море крови. Но благодаря этому создали вакцину, которая теперь защищает людей от заражения этой дрянью.

Сестренке повезло меньше. Еще до заражения, над нами обеими ставили опыты. Я выжила и приобрела иммунитет. Иришка теперь носитель чистого смертельного вируса. Как только ей перестанут колоть блокирующие лекарства, она станет ходячей чумой.

Я не сразу узнала про угрозу, исходящую от нее. Когда мы добирались до военной базы, мы встретили группу выживших, которые нас приютили. Все они заразились из-за нас. Этот груз я до сих пор ношу в сердце. После этого я старалась держать сестру подальше от здоровых людей и заставляла ее носить маску.

В ее крови военные ученые нашли еще много интересного, но нам об этом не говорят. Да я и не пойму. Мне сложно даются все эти медицинские термины.

Знаю только, что этот вирус в сочетании с антивирусом и еще с какой-то дрянью, способен замедлять до невероятности процесс старения. По сути, Иришка и я – носители эликсира бессмертия. Может быть именно поэтому нас так берегут и “сторожат”.

Мутировавшие ублюдки напали на город поздно ночью, когда мы крепко спали. Взрывы на военной базе и сирена тревоги до сих пор стоят у меня в ушах!

Первая реакция: это сон, вторая – не верю в то, что происходит! Война закончилась, с чего бы снова трубить тревогу?

Я разбудила Иришку, и мы выбежали на улицу. В потемках не было видно ничего, но яркие вспышки света озаряли время от времени все вокруг. Было жутко!

Внезапно я услышала сигнал авто и через миг перед нами материализовался военный броневик.

– Бегом-бегом! Запрыгивайте, поехали! – глаза Алексея горели огнем.

Он приехал за нами! Боже, он снова нас спасает! Мы залезли в автомобиль, Алексей понесся, сбивая все на своем пути.

– Что происходит?! – с ужасом прокричала я.

– На нас напали!

Да уж… Можно было и не спрашивать. Это уже было понятно.

– Куда мы едем? – снова спросила я, чтобы хоть как-то успокоить дрожь.

– Кира, мы забыли Рыжика! – внезапно закричала Иришка.

– Какой нафиг Рыжик?! Ты не видела, что там происходит? – нервно прокричала я, но увидев плачущую сестру, смягчилась, – Милая, кошки чуют беду раньше людей. Он уже давно срулил из дома и прячется в лесу. Мы обязательно за ним вернемся, когда все успокоиться.

– Обещаешь? – наивно спросила она.

– Обещаю! – с уверенностью ответила я, но уже заранее знала, что мы не вернемся обратно. Это место потеряно и находиться в нем опасно.

Пока Алексей рулил, пытаясь вывести нас как можно дальше, я с ужасом представляла, что теперь будет!

– Где мой дядя? – спохватилась я за своего родственника, работающего в военной лаборатории.

– Он в безопасности. Он еще вечером улетел на вертолете на остров. А оттуда – сразу на корабль. Мне велено вас доставить в секретную лабораторию, вы очень важны для исследований.

Его слова немного расстроили меня. Получается, он приехал не потому что хотел спасти нас, а потому что получил приказ. Хотя, я понимала, что придираюсь. Мы с Алексеем тайно встречались почти два года. Он приходил ко мне, уходя в самоволку, и мы предавались страстной любви.

С самого первого дня, как только я увидела его, сразу влюбилась. Он спас меня от смерти и иногда я в шутку называла его спасителем.

После Иришки и дяди, он был самый близкий мой человек, и иногда меня напрягало, что мы встречаемся урывками и исключительно ради секса. Мне хотелось большего! Я хотела засыпаться с ним в одной постели и вместе встречать рассвет. Готовить ему завтрак и провожать на его опасную работу. А потом ждать вечером, чтобы встретить поцелуем и наслаждаться его ласками, никуда не торопясь и не переживая, что кто-то узнает о нашей связи.

Куда мы едем? Что с нами будет? Сможем ли мы быть с ним вместе? Скорее всего, судьба нас разлучит. Напрасно я думала, что жизнь наладилась… Я слишком невезучая, чтобы поверить в эту чушь!

Обнимаю его тело, прижимаясь к нему, но Алексай меня отталкивает. Я мешаю ему вести машину. Черт, как же так получилось, что нам теперь приходится менять место локации? Мне так нравился наш домик, который нам выделили с сестрой! Я ощущала себя в нем, словно царская особа!

А теперь… Снова жить в палатках и молиться, чтобы бог послал еды и защитил от мутантов?

Будущее меня пугает. Если бы не Иришка, то я бы давно наложила в штаны от страха. Она мой очаг спокойствия. Ради нее я пойду на все! Она уже достаточно взрослая, чтобы понимать многие вещи, но все же еще такая маленькая! Иногда даже бесит этим!

Как и в случае с Рыжиком. Я стараюсь не думать о том, что мы бросили его. Он у нас уже два года и он стал нашим полноценным членом семьи.

Любовь на костях

Никуда он не ушел, когда на нас напали. Он мирно спал, как мерин и видел сны. Скорее всего, если наш домик не разнесли в клочья, то он выживет какое-то время, пока его не поймают собаки.

От одной этой мысли слезы наворачиваются на глазах. Помню, как я нашла его совсем маленького. Как он спасал нас, согревая своим теплом, когда мы зимой пробирались сквозь ад.

– О, черт! Лекарства Иришки! – внезапно меня подбрасывает на месте.

– Что за лекарства? – спрашивает Леша, который уже сбросил скорость и едет по проселочной дороге, пытаясь разглядеть путь.

– Ей надо колоть блокаторы, иначе она уже через неделю опять станет ходячей чудом!

– На базу прибудем, там все будет! – заверяет меня любимый и я успокаиваюсь.

Только бы добраться! Отдаленно слышу какие-то выстрелы. Это где-то очень далеко, но все-таки внушает дикий страх!

– Все, приехали! – выключая двигатель, говорит Леша.

– Как приехали? Но тут же ничего нет!

– Дальше ехать сейчас опасно, надо переждать до утра, – он выходит на улицу и смотрит вдаль.

Сейчас из-за постоянного смога почти не видно неба. Темень непроглядная. В свете фар я еще могу различать его силуэт.

Подхожу к нему и обнимаю. Чувствую, как бьется его сердце. Он напуган! В этот момент страх передается, словно по воздуху. Человек, которого я считала всегда бесстрашным, является для меня символом спокойствия и уверенности. Но когда мой спаситель сам напуган, то здесь уже я ощущаю, словно из-под меня выбили почву.

– Скажи мне, что будет все хорошо! Мне сейчас это нужно! – умоляюще шепчу я ему на ухо.

– Я не знаю… Нам нужно проехать через одну зону, и возможно, она захвачена мутантами. Может быть, нам придется бросить машину и пробираться пешком.

Он поворачивается ко мне и начинает жадно целовать. Его нервная дрожь передается мне, мешая насладиться интимной близостью.

– Подожди, Иришка может увидеть! – отталкиваю я его.

– Что она тут увидит? Даже я с трудом вижу! – шепчет он и снова пристраивается ко мне.

– Но в любом случае, она может услышать! – не унимаюсь я.

– Давай отойдем подальше, – предлагает Леша. Узнаю своего любимого, он как всегда авантюрист! Под землей будет гореть земля, а он будет думать о сексе!

 

Осторожно подхожу к машине и беру фонарик. Присматриваюсь к Иришке. Она крепко спит, расположившись на заднем сидении.

Хватаю какое-то старое одеяло или покрывало, уже сложно определить, что это, тем более в темноте, и мы с Алексеем удаляемся для снятия стресса на безопасное расстояние от машины. Иришка не должна пока знать ничего о сексе, ей еще рано.

– Как я скучаю по тебе, каждый день, каждую минуту! – тихо шепчу я ему, а у самой голос готов сорваться на плач. Отчего-то у меня такое ощущение, что это наш последний секс. Не хочу себя накручивать, но предчувствие меня еще никогда не подводило.

Он расстилает одеяло, и мы ложимся на прохладную землю. Леша раздевает меня, и я остаюсь полностью обнаженной. Меня охватывает мелкая дрожь, так как холод начинает пробирать, лето как назло выдалось суровое.

Мой герой ощупывает мое тело и прижимает его все ближе. Я чувствую, как его член напрягается, сильно возбуждаясь. Меня это сильно заводит, поэтому поддаюсь нежным ласкам любимого и отвечаю ему поцелуем.

Оказавшись сверху, он нежно раздвигает мои ноги и располагается между ними, прижимая свой член к моему лону. Двигая своими ягодицами, мой любимый трется своим мужским достоинством о мой клитор, и это еще больше возбуждает нас обоих!

Его рука ласкает мою грудь, а затем опускается к моей норке. Леша запускает в нее свой пальчик, сливаясь со мной в едином поцелуе.

Изнемогая от удовольствия, я истекаю собственными соками и возбуждаюсь все сильнее и сильнее. Меня лихорадит от его ласк, а он продолжает «гулять» своими руками по моему телу, доставляя необычайное наслаждение.

Мои соски сильно набухли и слегка увеличились, а друг продолжает меня изводить, не спеша осуществлять то, ради чего мы уединились. Медленно целует мою грудь, перемещается к соскам, а потом переходит на животик, который содрогается от каждого прикосновения его жарких губ.

Ему требуется совсем немного времени, чтобы перейти к самому интимному месту, вылизывая каждую клеточку моей промежности!

О-о-о-о! Какое это чудо, когда твой парень делает тебе прекрасный куни! Я бьюсь в конвульсиях и громко постанываю, а он продолжает теребить мой клитор своим языком, который с периодичностью приникает внутрь меня.

От такого напора я не в силах сдерживаться и меня настигает невероятный оргазм, и мне хочется кричать на всю вселенную! Но я сдерживаю крики, чтобы не разбудить сестренку и случайно не привлечь внимание охотников, если они поблизости. А эти твари часто оказываются где-то поблизости…

Придя в себя, я позволяю любимому лечь на спину, расположившись на куртках, и принимаюсь страстно вылизывать его гениталии. Хватаю губами его член, впуская его в свой рот, я поглощаю весь ствол почти полностью.

Стараюсь вобрать его до упора, пока он не упирается где-то глубоко в горле. Его огромный член заполняет все пространство в моем ротике, и я ощущаю, как он постоянно пульсирует. Он словно дышит!

Я вытаскиваю это прекрасное создание и ласкаю его своей рукой, а потом нежно обхватываю губами и опять полностью погружаю в рот. Теперь уже мой дружок получает кайф и стонет от удовольствия.

Но кончать он не собирается, так как ждет продолжения. В эту ночь мы попробуем много разных поз, поэтому следующей станет поза наездницы, благодаря которой я уселась на своего скакуна и помчалась галопом по интимным полям. Все глубже член проникает в мое лоно, а я стараюсь позволить ему войти полностью, несмотря на его размеры.

Мой Леша держит меня за бедра и помогает двигаться, пытаясь совершать движения своими ягодицами мне в такт. Я еще больше бьюсь в конвульсиях, позволяя любовнику делать со мной все что угодно. Он быстро снимает меня с себя, ставит на колени и входит членом во влагалище, упираясь в самую дальнюю его стенку.

Блаженное состояние погружает меня в неистовое состояние. В этот момент мне совершенно наплевать на прошлое и на будущее. Есть только этот момент! Этот волшебный момент и медленные и очень точные движения моего партнера!

Его движения приводят меня в исступление, и я громко кричу от нахлынувшего удовольствия, при этом стоны моего друга звучат так же громко. Черт, нам бы не стоит так привлекать внимание, но я совершенно потеряла самоконтроль. Не знаю, что со мной делает секс… Он словно превращает меня в животное!

Я просовываю свою руку между ног и тереблю свой клитор, одновременно доставляя себе блаженство. В моей голове начинает темнеть и в глазах появились искры, и я понимаю, что получаю самое настоящее наслаждение, в виде бурного оргазма.

Такое удовольствие ни с чем несравнимо, поэтому мой возлюбленный очень быстро меня начинает догонять. Его ноги подкашиваются, и он не может стоять полноценно, падая на меня. Его член по-прежнему находится в возбужденном состоянии и прочно “сидит” внутри меня.

Когда он кончает в меня, я ощущаю настоящее блаженство! Я улетаю в нирвану без шанса быстро вернуться обратно.

Немного погодя, я поворачиваюсь к стволу своего героя и наслаждаюсь остатками спермы, слизывая ее с члена и глотая. После этого следует страстный поцелуй. А впереди у нас еще целая ночь, которую хорошо бы использовать для сна… Но как можно спать, когда наши тела никак не могут насладиться друг другом?

Лагерь распределения

Мы добрались до одного из лагерей военных только к вечеру. Это был сложный путь, нам пришлось бросить машину и добираться пешком. Мы с Иришкой стоптали себе ноги.

Хотелось пить и есть. Но мы из последних сил шагали, ожидая долгожданного пристанища.

также нам нужны были лекарства, которые были только у наших военных врачей. Не знаю, через какое время Иришка снова начнет “фонить”, но с учетом того, что с нами Леша, мне бы меньше всего хотелось рисковать.

Если в ближайшее время мы не найдем лекарство, то надо доставать респиратор и снова вынуждать ее ходить в этой мерзкой маске. В лагере военных нас знают и проблем не будет.

Нас с сестрой определили в отдельную палатку, а Леша сразу же ушел по своим служебным делам. Бедолага… Столько не спал и сейчас его снова запрягут какими-нибудь делами.

А мы, как только голова падает на подушку, сразу же засыпаем безмятежным сном. Мы дошли! Теперь остается дело за малым, ждать, когда дядя пришлет за нами вертолет и нас заберут отсюда.

Утро встречает нас своей прохладой. Не припомню, чтобы летом было так холодно! Даже природа враждебна к нам! Это плата за то, что своей войной за землю, заволокли небо тьмой…

Жду Лешу. Надеюсь, как у него появится минутка, он зайдет и прояснит ситуацию, когда нас заберут отсюда.

Но он не приходит…

– Милая, сиди тут! Я на разведку! – бросаю Иришке и выползаю из палатки. Сразу же понимаю, что на улице любый дубак! Наверное, теперь так будет всегда…

Несмотря на моросящий дождь, все суетятся, жизнь в поселке кипит. Так непривычно видеть столько женщин! В наше время принадлежать к представительницам прекрасного пола – опасно для жизни!

Осматриваю лагерь, и у меня перехватывает дыхание. Ничего себе поселение!!!


Сколько же тут людей? Как им удалось выжить и сплотиться? Почему на них до сих пор не напали? Я не заметила, что тут слишком много военных. Это вообще не похоже на военный лагерь…

– Проснулись уже? Сидите в палатке, я вам завтрак принесу, – говорит с улыбкой женщина, не дав мне толком ничего спросить.

Возвращаюсь в палатку и жду. Иришку заставила надеть респиратор. По идее, блокираторы еще должны действовать, но мало ли… Нельзя допустить угрозу заражения.

Женщина ставит поднос прямо перед палаткой и зовет меня. Я выползаю и забираю еду. Передаю Иришке и сразу же выбираюсь снова на улицу. Мне необходимо поговорить хоть с кем-то!

Что это за поселение? Здесь нет ни одного человека, которого я знаю из нашего городка! Куда делись все мои знакомые и кто все эти люди? Как долго они тут находятся? И самое главное, где я могу найти Алексея?

– Пожалуйста, поговорите со мной! Мне нужно знать, что происходит! – умоляюще смотрю на нее.

– Хорошо, посуду мыть умеешь? – спрашивает она.

– Конечно!

– Поможешь мне, и заодно поговорим.

Мыть посуду оказалось не так легко, как я думала. Из-за нехватки воды, здесь организована целая посудомоечная система! Несколько тазиков, наполненных разным уровнем загрязнения воды. В первую надо было окунать тарелку или кастрюлю и если честно, меня сразу же тошнило от одного только вида! В общей жиже плавали остатки еды и если честно, я бы на их месте вообще лучше не мыла посуду!

Этот бульон уже давно надо было менять! Отмечаю про себя, что больше никогда не соглашусь на эту гнусную работу! Дождь все также моросит и заставляет время от времени ежиться. Но дождь – это хорошо. Жителям меньше работы! Не приходится таскать воду из ручья.

Рядом с каждой палаткой выставлены всевозможные тазики, ведра и все, что способно собирать воду.

Продолжаю мыть и думать, как же эпидемия отбросила нас назад в развитии! Вместо посудомоечной машины, я вынуждена сидеть и опускать свои руки в эту мерзкую жижу! В эти же тазики одновременно набирается дождевая вода, хоть как-то обновляя застоявшуюся жидкость. Мелочь, а приятно…

– Сколько вы уже тут живете? – начинаю допрос. У меня столько вопросов, что я даже не знаю, с чего начать!

– Я тут почти полгода. Поселение насколько я знаю, организовано с самого начала. – улыбнувшись, начинает рассказывать женщина. – Меня кстати Тамарой зовут, а тебя как?

– Кира… А сестру Ирина. – улыбаюсь я в ответ и смотрю, как ловко она справляется с посудой.

Пока я мою одну тарелку, через ее умелые руки проходит уже десять.

– Тамара, а как вы тут оказались? Как пережили эпидемию? – наверное это сейчас самый популярный вопрос среди выживших, но я не могу не задать его. Почему-то мне сейчас очень интересно, кто и как выживал. Тем более, что любая полезная информация может пригодится для выживания.

Собеседница не сразу отвечает, а продолжает работать руками, словно я ничего и не спросила.

– Наш мир изменился, это факт. Мы тут ничего не можем уже сделать, – начинает она говорить, остановившись и смотря в сторону поля, вытирая с лица капли дождя, которые словно капельки пота стекают с ее головы.

– Теперь все, что нам остается делать – это доживать отмеренные нам богом крохи.

Она права, вздыхаю полной грудью воздух и задумываюсь. Реально, последние остатки человечества собрались сейчас в один сплоченный кулак, и как крысы боятся показываться на просторах родной Москвы.

Сильные убивают слабого, этот закон никогда не был столь ясен, как сейчас. Я помню свою прошлую жизнь, но она словно никогда не существовала! Сложно объяснить эту странную раздвоенность в моем сознании.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru