Litres Baner
Отчим садист

Лили Рокс
Отчим садист

Порция адреналина

Она начала биться, чтобы освободиться из оков, Ирина знала, что это напрасно, но страх выдавал хорошую порцию адреналина и заряжал силой. Это ни к чему не привело. Ирина почувствовала, как взлетела вверх, теперь она совсем потеряла опору под ногами и просто висела на руках под потолком. Удар. Ирина слышит свой голос словно со стороны, это тяжелый вой, Ирина просто громко и протяжно завывала от боли.

Эти пластины рвали кожу, а кровь текла по телу. Удары были такие же размеренные, с одинаковой силой. Ирина чувствовала, как кожа рвется под когтями. Да, ремень был действительно мягкой игрушкой. В процессе девушка несколько раз теряла сознание.

Но ее быстро возвращали назад в ад ледяным душем или нашатырным спиртом. Садизм продолжался. Ирина уже не могла даже кричать, она просто молила бога о том, чтобы это кончилось. Чтоб она потеряла сознание насовсем, только бы не ощущать больше эту дикую боль.

Ирина хотела навечно уснуть и больше не просыпаться, каждая секунда была проклятым адом на земле. Слезы текли рекой, перемешиваясь со слюной и кровью. Вместо тела была одна сплошная боль. Сквозь затуманенный разум Ирина услышала доктора:

– Если продолжать так и дальше, то она не протянет долго.

На что садист ухмыльнулся:

– Что, жалко стало? Да? Или ты захотел трахнуть ее? Конечно, я все понимаю: молодое тело, красивое личико. Ну ничего, все смогут поиметь ее, но только после того, как я изуродую ее милую мордашку!

– А ты хочешь трахать мясо? Ведь таким темпом она им станет совсем скоро, – не унимался доктор.

– Я подготавливаю ее как раз для того, чтобы всем было приятно ее пользовать, она станет покорной и будет выполнять любые приказы!

Доктор не унимался:

– Ты же говорил, что не хочешь, чтоб она быстро сдохла от боли.

– Да, ты прав, я не хочу, чтоб она сдохла быстро. Ведь это только начало.

Ирина от ужаса содрогнулась. Начало? Серьезно? Ее тут в фарш кромсают и это только начало? От страха замерло сердце. Этот садюга ее прикончит.

Ирину прекратили наконец-то бить, и на почувствовала, как ее опускают на пол.

Грохот цепей, и девушка ногами ощущает холодный пол. Но они ее не слушаются и просто подгибаются. Цепи все так же грохочут, Ирина опускается на холодный пол падая на колени. Ее резко хватают за волосы и вынимают кляп изо рта.

Наконец-то она судорожно хватает ртом долгожданный воздух. Но это было не долго, ей снова разжали рот и на затылке защелкнули замки. Теперь у нее во рту было металлическое кольцо.

Она услышала звук молнии и как в ее рот пытаются затолкать огромный член, который чисто физиологически не поместился бы в рот человеку.

О, черт, нет, только не это! Ирина пытается сжать зубы, но это ни к чему не приводит, зубы упираются в плотный металл. Садист еще крепче перехватил ее голову и с еще большим остервенением толкает член в глотку. Ирина начинает давиться, ей нечем дышать. И тут раздается сиплый голос садиста:

– Бей ее сильнее!

Практически одновременно с фразой ее пронзает сильнейшая боль в спине. Ирина кричит, но член садиста прерывает ее крики. Он вогнал его уже по самые яйца. Он с остервенением начинает трахать ее в рот. Ирина давится, пытается кашлять, но он не дает ей даже вздохнуть.

На секунду он вытаскивает член, девушка пытается отдышаться, но не может, тут же у нее вырывается крик от очередного удара по спине плетью. Но и крик садист глушит загнанным обратно членом. Ирина не знает, сколько это уже продолжается, у нее иссякают силы. Она чувствует, что на спине нет живого места, там фарш. И чего он добивается? Потом она слышит глухой голос садиста:

– Продезинфицируй.

Удары прекратились, Ирина ощущает сильный запах спирта и то, как на нее что-то льют. Аааааааа …. Острая боль во всем теле, Ирина пытается изогнуться, вырваться из его хватки, орет животным криком, но садист кончает ей в рот и наконец-то хватка становится слабее.

Чудом Ирина умудрилась вырваться, пожертвовав приличным клоком волос. Да пофиг, вырастут, вся боль заглушается ранами, которые залили спиртом. А садист с ехидным смехом растирает сперму по ее рту. Ирину наконец-то вырвало, и она отрубилась без сил. Темнота, спасительная темнота.

Ее кружит словно на карусели. Сознание медленно возвращается. И девушка понимает, что ее опять поднимают на цепях к потолку. Рот свело от металлического фиксатора, глаза все так же завязаны. Боже, хватит, пожалуйста, убейте. Но нет, они этого не сделают, им нужно что-то другое… Но что?

Ледяные руки схватили сосок и выкрутили с нечеловеческой силой, попутно оттягивая его. Опять запах спирта и раздирающая боль – сосок пронзил металл. Не успела Ирина опомниться, как второй сосок постигла та же участь. В это же время ее начало трясти. Холодные руки вцепились в ее клитор. Ирина начала дергаться и извиваться, она уже не думала, что это поможет, просто тело инстинктивно работало независимо от нее.

– Нет! Нет! Нет! Не надо! – Ирина кричала, насколько ей позволяло кольцо во рту. Она молила мужчину не делать этого, но наружу вырывалось лишь мычание.

– А ну-ка хватит дергаться! А-то я тебе грудь оттяпаю! Хочешь этого? А сейчас мы поиграем с иголочками. Тебе же нравится эта игра? Игры в иголочки… О чем он?

Пока эти мысли проскакивали в ее голове, промежность уже искупали в спирте. Аааа, как же Ирину бесит этот спирт! Сколько у них его еще в запасе? Над ухом разносится шепот садиста:

– Сейчас я тебе сделаю прокол, горизонтальный. Я проколю твой клитор и введу иглу в твой мочеиспускательный канал. Тебе обязательно придется это по нраву!

Адская боль. Это сложно описать. Наверное Ирина умерла и попала в ад. Может быть, она что-то сделала в этой жизни не так?

Потом снова порка. Ирина хочет отключиться, но не может. Они ввели ей какой-то препарат, который притупляет сознание, но не помогает притуплять боль.

Доктор снова что-то говорит, но Ирина не разбирает слова. Слишком больно, не может сосредоточиться. Он что-то спрашивает у нее. Снова трогает грудь. Это когда-нибудь кончится?

Наконец-то ее опускают вниз. Ирина снова чувствует коленями холодный пол. Ложится на него всем телом и наслаждается его прохладой. Тело горит и кровоточит, и ей плевать, что пол может быть грязным, плевать, что она может подцепить заразу. Сейчас уже на все плевать. Хочется только облегчить немного свои мучения.

Пару минут никто не трогал ее. Тишина. Может быть, Ирина все-таки отключилась и мучители ушли?

Первым прорезал тишину голос доктора:

– Думаю, теперь уже точно она готова.

Голос садиста помедлил, потом произнес:

– Давай, твой выход.

Лязгнули цепи и Ирину потащило снова вверх. Что это? Ее снова поднимают! Только не это! На этот раз ее подвесили таким образом, что она может стоять на ногах. Это хорошо! Ее бедные запястья не выдержат больше нагрузки.

Решительные руки коснулись ее бьющегося в цепях тела, и Ирина вздрогнула. К ноге прикоснулся возбужденный член доктора. Его тепло было сейчас очень некстати.

Его руки дрожали, он схватился за грудь и сильно сжал ее.

Как же не приятно, когда тебя лапают! Ирине даже больно это осознавать! Она висит на цепях, беспомощная и избитая, а какой-то ублюдок бесцеремонно трогает ее за интимные участки тела! Ирина старается не шевелиться, не хочет доставлять этому похотливому гаду лишнее наслаждение.

Его рука скользит по ее израненному телу и гладит половые губы, раздвигая их и проникая пальцем во влагалище. Ирина чувствует себя так мерзко. Она словно товар, который можно вот так вот трогать, когда вздумается.

Жесткое изнасилование

Снова его мерзкое дыхание на ее лице, он трется своим членом о промежность. Он толкает ее, и Ирина теряет опору. В руках снова сильная боль. Снова пытается опереться на ноги. Они ее почти не слушаются.

Член доктора начинает входить в лоно. Девушке грубо раздвигают ноги, и она снова теряет позицию. Его член уже наполовину вошел в нее. Он останавливается и хватает ее руками за задницу. Резкое движение и он всаживает свой инструмент в ее влагалище под самый корень.

Она вспоминает, как занималась любовью с Димой, но то были сладкие мгновения. Ей нравится заниматься сексом, но член доктора не вызывает у нее никакого желания. Ирина устала и ей очень плохо. Его безжалостность убивает. Ирина его ненавидит и того садиста, который буквально содрал с нее кожу!

Доктор уже стонет. Хорошо ему, подонку. Нравится трахать связанную и беззащитную! Откуда же вы беретесь такие твари? Из какой такой дыры вылезаете?

Он уже приступил к бодрой долбежке. Резкими и размашистыми движениями, он насаживает больное тело на свой окаменевший кол.

Ирине хочется кричать, чтобы он оставил ее в покое, но ее рот парализован. Девушка может издавать только смешные вопли и жалостливые стоны.

От доктора запахло свежим потом. Устал, пыхтит. Наверное, он уже в возрасте и ему тяжело выполнять такие акробатические действия.

Боже, что же он делает! Он приподнял ее ноги и с силой натягивает девушку. Ее сухожилия сейчас порвутся! Остановись, скотина! Ирина мычит, как ненормальная, но он стонет громче. Он ее долбит, как ткацкий станок. Когда же он кончит?

Доктор захрипел, наполняя ее своим семенем и крепко прижав промежность к своему паху. Ирина облегченно вздохнула. Сейчас он оставит ее в покое. Все кончено.

Он еще несколько раз дернулся и вышел из нее. Отлично! Теперь Ирина сможет отдохнуть!

Она снова стоит на ногах и чувствует, как из нее течет его семя по ляжкам.

– Если ты закончил, то позволь, я продолжу! – услышала Ирина голос садиста и в ее сердце все оборвалось. Что он там хочет продолжать? Разве с ее телом можно сделать что-то еще?

Может быть, он решил добить ее? Это была бы самая жестокая смерть, которую Ирина может себе представить.

Ее снова опускают и на этот раз кто-то третий, молчаливый зритель, начинает трахать ее в рот. Ирина снова пытается сжать зубы, но врезается в проклятое кольцо. Он просунул член так глубоко, что Ирина не может дышать. Он перекрыл ей кислород! Ирина умрет, сейчас точно умрет!

 

Ее тошнит. Этот идиот задевает в ее горле то самое место, когда можно вызвать рвотный рефлекс. Ирина держится из последних сил, но слизь и слюни текут из нее рекой, вытекая даже из носа. Это противно и это больно. Ирина захлебывается в собственных слюнях! Почему бы он просто не вытрахал ее, зачем он держит голову так долго? Ему нравится смотреть, как Ирина страдает?

Он начинает движение и Ирина на мгновение умудряется схватить глоток воздуха! Как же это чудесно, дышать! Он отчаянно трахает ее в рот и быстро спускает. Его сперма так быстро наполняет ее, что Ирина не успевает проглотить, но он не дает ей вытекать, затыкая плотно своим пахом рот жертвы. Ирина глотает и глотает, но уже не может дышать!

Мысленно молится всем богам. Пожалуйста, дайте подышать! Всего один глоток воздуха! В голове все кружится, сперма идет вверх, пытаясь покинуть желудок. Еще момент и она с шумом выплескивается из носа Ирины. Мужской смех. Снова трахает в рот. Хорошо, что он уже кончил, значит, Ирина сможет немного отдохнуть.

– Сучка уже готова, завтра она будет покорной и ласковой. Думаю, на сегодня с нее хватит, – голос садиста для Ирины был как бальзам на душу. Он ее отпустит! Ирина сможет выйти из этого проклятого места!

Ее снова опустили и стали освобождать руки. Еще секунда и Ирина ощутила укол в ягодицу. Через миг она отключилась.

Проснулась в своей комнате, и была вся забинтованная и заклеенная пластырем. Это все было в реальности? Разве такое может быть реальностью? Все тело ужасно болит. Ирина даже не хочет смотреться в зеркало, ей кажется, что на ней нет живого места.

Ирина долго лежала в кровати и ей было трудно дышать. Не могла никак прийти в себя после того, что они Дмитрий с ней сделал.

Долгое время она гадала, что будет дальше, а потом в комнату вошел Дмитрий. Она с ненавистью посмотрела на него. За что он с ней так?

– Ты уже проснулась! С добрым утром, милая! Как спалось?

Она смотрела на него с ненавистью. Он явно издевается! Он отдал ее каким-то садистам, которые ее избили и изнасиловали! Причем сделали это с нечеловеческой жестокостью! После этого, он просто так заходит и спрашивает, как она спала?

– Что ты со мной сделал? – с трудом она двигала пересохшими губами. Ее язык опух и челюсть еле двигалась.

Он не отвечает, а загадочно смотрит на нее.

– Дима, прошу, отпусти меня! – взмолилась она. Ей очень хотелось верить, что у него есть хоть капля человечности.

Но он смотрит на нее с насмешкой. Этому гаду смешно смотреть на ее жалкое состояние. Ирине хочется плакать от отчаяния. Как она попала в такое положение? неужели Дима смог ее подставить? За что? Она ведь любила его. За то что просто сбежала? Разве можно так наказывать?

Нет. Этого не может быть! Дима конечно, подонок, но не до такой степени!

Она смотрит на него с ужасом и надеждой. Он не имеет прав на нее, Ирина решила порвать с ним, а значит, он ей уже никто.

– Ты сама виновата во всем. Ты бросила меня, теперь я тебя накажу за это! – он вышел, и Ирина смотрит на закрытую дверь. За ней осталась ее свобода и прошлая жизнь. Ирина плачет. Мысли путаются, а тело ноет.

Она смотрит на свое тело. Кто ее перевязывал? Кто-то из его помощников или наняли специальный персонал? Если тут есть девушки, то можно попросить их помочь…

Одни вопросы и ни одного ответа!

Ирина понимает, что снова дрожит. Она делает несколько глубоких вдохов и старается сосредоточиться на фактах. Что она знает? Дима нашел ее, усыпил и привез в какое-то странное место. Это все. Кто ее будет искать? Никто…

Сколько подруг и знакомых говорили ей, чтобы она бросила Диму, но Ирина его постоянно жалела… Он до сих пор ей не безразличен. Но она не может себе представить, что он способен так подло поступить с ней. Он не идеален. Далеко не идеален.

Последние дни проживания с ним показался ей адом. Он страшно пил и избивал ее. Но после этого он всегда на утро извинялся и ползал в ногах, умоляя простить. Каждый день Ирина думала о том, чтобы уйти от него. Но каждое утро она просыпалась с новой надеждой, что все изменится к лучшему. Где теперь эта надежда?

Может быть, Ирина зря его жалела, может быть и надо было его бросить раньше.

Первый месяц их жизни был просто волшебным! Они постоянно занимались любовью, ходили в кино, проводили романтические вечера. Но затем все резко изменилось. Он начал пить и пил безбожно. Проявлялись садистские наклонности.

Ирина никогда не думала, что люди могут так напиваться до беспамятства. Сначала он просто пил, пока не упадет. Ирина переживала за него, но это случалось не каждый день и она смирилась. Затем его характер стал меняться: Ирина замечала, что его словно подменили.

Он приходил домой и начинал устраивать ей сцены ревности. Кричал, что Ирина пытается найти себе другого мужика. Ирина была в шоке, потому что она никогда не давала ему повода для ревности и даже не смотрела в сторону других мужчин.

Первая подопытная

Когда он первый раз ее ударил из-за своего беспричинного приступа ревности, Ирина думала, что сойдет с ума. Думала, не сможет простить. Но простила. А потом снова и снова. Их великолепный секс превратился в настоящую пытку. Он врывался к ней в состоянии животного и просто насиловал, когда это нужно было ему. Про ласки Ирина давно забыла. Когда он трезвел, он иногда плакал и просил прощения. Говорил, что он не контролирует себя, но скоро все изменится. И Ирина верила. Просто хотела верить. Вот такая наивная дура.

Иногда ей кажется, верни ее в то время снова и Ирина снова бы ему простила все. До сих пор, когда его видит, вспоминает их первый раз. Она никогда и никого не любила, кроме Димы. Все было, как в волшебной сказке.

Ирина до сих пор любит его и верит, что он тоже любит.

Дверь открылась и зашла какая-то женщина. Это еще кто? Ирина ее никогда раньше не видела. Не смотрит на нее. Лицо траурное.

Подходит к ней и берет руку, достает шприц.

– Что вы делаете? – шепчет Ирина, – Не надо!

– Это поможет, тебе нужно набраться сил. Отдыхай.

– Где я? Вы можете мне помочь уйти отсюда? – спрашивает Ирина, пока та пытается найти вену на ее руке.

– Прости, мне нельзя с тобой говорить. Я ничего не знаю… Не спрашивай…

– Что они со мной будут делать? Вы можете мне помочь сбежать отсюда? – не унимается Ирина, понимая, что эта женщина, возможно, ее последняя надежда.

Та вздыхает и продолжает вводить препарат. Становится легче. Ирина уже совершенно не чувствует боли. Почему женщина не отвечает? Они готовят что-то страшное для Ирины? Хотя, что может быть еще страшнее после того, как ее так жестоко избили?

Девушка вспоминает вчерашнюю ночь, неужели все это было на самом деле? Неужели это происходило с ней? Это какой-то страшный сон, ее мозг отказывается в это верить. Но верить приходится, Ирина не может закрыть глаза на то, что ее тело забинтовано и завернуто в какие-то тряпки.

Добрая самаритянка быстро встает и уходит. Даже не продезинфицировала место укола… Она явно не медик. Черт, даже наркоманы протирают спиртом место соприкосновения с иглой!

Ирина тяжело вздыхает. Ей бы выжить после этих побоев! Ее глаза снова наполняются слезами. За что судьба так жестоко обошлась с ней? Кому Ирина перешла дорогу? Знает ли Дима, что она чувствует, после того, что они с ней сделали?

Сейчас главное выбраться отсюда! Выжить и выбраться!

Снова шаги. Кто это может быть? Похоже на шаги Димы… Дверь открывается и входит он. Смотрит на нее, улыбается. Какое же он ничтожество! Как Ирина могла на него запасть? Он же совершенный эгоист, он не видит в ней человека, он видит в бедняжке кусок мяса, думает только о том, как ей отомстить!

Ирина проглатывает горький ком. Ее ненависть растет к нему с каждой минутой! Подумать только, ради своего сомнительного удовольствия, он заставляет ее так страдать! Он просто взял и перечеркнул всю ее жизнь, нанес душевную травму! Он ведь прекрасно знает, что с ней вчера делали? Может быть, он даже присутствовал там?

У Ирины снова наворачиваются слезы. У нее ничего не болит, после укола она вообще не чувствует своего тела. Ей просто обидно, боль, раздирающая изнутри ее душу! Этот человек, смотрящий на нее и ехидно улыбающейся, он виновник всех ее бед! И что самое обидное: его нисколько это не смущает! Более того, он еще смеет стоять передо ней и мило улыбаться! Это невыносимо!

– Ты отпустишь меня или хочешь убить тут? – пытаясь снова не разреветься, спрашивает Ирина.

– Не то и не другое. А ты бы предпочла умереть? – переспрашивает он, словно не понимает, о чем Ирина говорит.

Теперь все его уловки видны не вооруженным взглядом. Ирина его насквозь видит, скользкий и мерзкий тип.

Он на нее загадочно смотрит, ей не нравится этот взгляд. Чего ему надо? Зачем он пришел? Хочет просто посмотреть, как они ее вчера отделали или пришел узнать, как Ирина себя чувствует?

Ей хочется закричать на него, хочется узнать у этого подонка, почему они вчера с ней так поступили, но чувствует, если начнет спрашивать, то уже не сможет сдержать слезы. Но Ирина не хочет плакать перед этим ничтожеством. Он не дождется ее слез и унижений!

– Ирина рад, что тебе уже лучше, – сказал он. – У меня на тебя большие планы, я пока собираю заказы на твое тело. Ты будешь зарабатывать для меня деньги.

У Ирины внутри все вмиг похолодело. Какие еще заказы на тело? Он о чем? Что ему еще от нее нужно?

– Ты теперь будешь работать в моем новом бизнесе. У тебя будет мало клиентов, но все будут постоянными, – загадочно произнес он, – С первыми ты вчера уже познакомилась.

Ирину снова передернуло. Да, она вчера познакомилась с какими-то мерзавцами. Больше ей не хотелось бывать на подобных встречах. Ее тело полностью изуродовано, Ирина потеряла много крови. Если бы не обезболивающее, сейчас бы потеряла сознание от всего того, что они с ней сделали!

– Сегодня я позволю тебе отдохнуть, возможно, еще и завтра отлежишься, а потом начнешь работать! – приказной тон Димы резанул по ушам. Да кто он такой, чтобы распоряжаться Ириной и ее телом? В мире уже давно отменили рабство!

– Дима, – шепчет Ирина чуть слышно, – Отпусти меня, прошу… – Ирина пыталась его разжалобить, но он неумолим.

Она не выдержала и расплакалась. Не хотела. Просто слезы сами хлынули от обиды и страха.

– Дима, мы ведь любили друг друга! – голос Ирины звучит сдержанно, она хочет на него накричать, но у нее сейчас не совсем то положение, чтобы качать права. Он уже показал свою власть и ей нужно быть осторожнее.

Он внимательно смотрит на нее. Молчит. Почему он молчит? Ну скажи хоть что-нибудь! Ирина была просто в отчаяньи!

Наконец, он соизволил говорить, Ирина слушает каждое его слово, ведь от этого зависит теперь все ее будущее!

– Милая, – начал он с расстановкой, – Теперь ты моя шлюха и будешь приносить деньги.

А дальше Дмитрий поведал ей о своей работе. Он смеялся и рассказывал, что зарабатывает вовсе не в своей подставной компании с дорогим офисом, а потому что управляет крутым борделем. А благодаря Ирине ему пришла идея открыть свой бизнес.

– Опыт у меня уже большой. Если я смогу набрать клиентуру, то ты будешь главной участницей моего стартапа! Давай, милая, улыбнись!

Он ее называл милой, когда Ирина делала что-то не так, например, когда он ревновал ее к каждому столбу. Но когда он хотел ее похвалить, то выбирал более интересные имена, такие как солнышко, рыбонька и прочее. А ей-то дуре, были приятны эти его сладостные речи! Интересно, он с самого начала решил ее использовать для сексуальных утех своих друзей или это вышло спонтанно, когда она пыталась сбежать? Что, если бы она не пыталась уйти, а продолжила бы отношения?

Сейчас уже никто не ответит на этот вопрос… Этот лживый ублюдок будет до последнего изворачиваться, но врать. Он всегда врет! Как же Ирина раньше не видела этого?! Все, что он ей говорил: все было ложью!

Рейтинг@Mail.ru