Игрушка для декана

Лили Рокс
Игрушка для декана

Озабоченный декан

Я подумала, что мы пойдем к нему домой, но Декан подвел меня к такси, стоявшему недалеко от остановки. На мой вопрос, он ответил, что в его жилище косметический ремонт и мне станет там неуютно, а вот дача всего в пятнадцати минут от универа и нам лучше отдохнуть там. Я не стала париться по этому поводу. Какая собственно разница, куда мне с ним ехать?

По пути заехали в супермаркет, он взял что-то поесть, но к моему удивлению не стал покупать водку, а купил только бутылку вина. Я поразмыслила, что теперь он точно не напьется, и не заснет, а скорее всего будет секс.

Я ленивым взором следила из окна, как и куда мы двигаемся на всякий случай. Я вообще не знала столицу, но понимать, где приблизительно находится загородный дом, нужно было обязательно.

В голове не было ни одной позитивной мысли.

Думала только о том, что декан-бычок быстро со мной покувыркается, и я сдам зачет, затем напьюсь и обо всем позабуду, как самый страшный сон. Двигались молча. Молоденький шофер посматривал на меня, по всей видимости, принимая за путану. Не особо назойливым взглядом, как бы без внимания.

Да, пофиг мне на него. Пусть что хочет, то и думает. Чуть проехали кольцевую автодорогу, свернули на загородные участки и подъехали к небольшому домику, который хоть и был маленьким, но по-домашнему комфортный. В доме присутствовал небольшой бардак, но Декан быстро с ним справился. Как только я присела в кресло, он попросил присесть к нему на диванчик. Я робко улыбнулась, пересела и неловко сдвинула ноги.

Он разлил вино по бокалам, из своего дипломата вытащил сигару, обнюхал ее с наслаждением, задумался о чем-то, зажег ее и закурил. Крепко обнял меня за талию, якобы случайно и растянул ноги поудобней. Рукою стал немного поглаживать по обнаженной коже.

Я не знала, что мне делать, как себя вести в подобном случае, но ему на это было совершенно наплевать. Он наслаждался практически всем, что собственно выделяла ему предоставленная обстановка и это естественно было правильным.

– Кристинка, скажи, ты смущаешься, что пребываешь в подобной роли? Ты ни разу еще ничего не отрабатывала натурой в собственной жизни?

Я громко засмеялась, меня насмешили слова – “отрабатывать натурой”. Сказала, что ни разу.

– Ты ж давным-давно не девственница, да?

– Да, уже не девственница.

– А у тебя есть какие-то эротические предпочтения?

Я подумала, но взамен ответа, только буркнула, что-то непонятное. Но данный ответ его в общем-то вполне удовлетворил. Предложил выпить вина. Я скромно подняла бокал и сделала несколько глотков.

– Ты играла когда-нибудь в ролевые игры, когда занималась сексом с парнями?

Я поразмыслила и приняла решение, что мне нафиг не надобно откровенничать с ним собственными интимными подробностями и покачала головой.

Декан заботливо взглянул мне в глаза и сказал:

– Ладно, я вижу ты не пытаешься откровенничать со мной, но ты имеешь на это право. Я просто предпочитаю не торопиться и мне нравятся прямолинейные разговоры.

Я уже начала немного ерзать размышляя, когда же в конце концов между нами произойдет близость и я свалю отсель.

Он докурил сигару, потушил ее. Предложил выпить еще вина. Я согласилась, отпила немного. Он уверенно своей рукой начал гладить обнаженную ляжку и поднимать повыше юбочку. Пальцами потрогал материал трусов и приказал:

– Разденься, Кристиночка. Давным-давно желал взглянуть на тебя голенькую. Только снимай с себя все не торопясь, возбуди и порадуй меня.

Декан улегся поудобней, а я стала расстегивать пояс на талии. Мне было очень неловко и страшно, но смотря в его похотливые, сверкающие глаза и взор, действительно абсолютной похоти и мужского стремления, я стала раскованной. Продолжала плавненько снимать юбку, стащила с себя топик и все остальное, но, когда спустила книзу трусики, застыла.

Декан зашевелился и попросил остаться так как есть. Я стояла в туфлях, а стринги были повисшие на щиколотках. Он медленно направился ко мне, своей шершавой ладонью он пытался мять мои груди, сильно сжимая их. Стало очень неприятно. Я вскрикнула, но Декан, не обращая на пронзительные стоны начал кусать мои нежные соски. Затем, положив руку на ширинку, взглядом указал мне на нее.

– Предполагаю, что в ротик ты, Кристиночка, возьмешь без затруднений? – Пропел он нежным, но возбужденным баритоном. Он кинул подушечку на пол.

– Девочка, опустись на колени и склони голову перед моим малышом. Давно берешь за щечку?

Я промычала, натянуто улыбнулась. Опыт в минете, собственно невелик! Пробовала как-то взять в рот у своего парня, но ничего не получилось. Мне стало плохо и я решила больше не заниматься этим.

– Вот и молодчинка! – Декан улыбнулся.

Он так улыбался и смотрел на меня. Словно удав на мышонка. От его взгляда становилось не по себе.

– Тогда воспользуйся моментом и приобретай навыки. Отполируй мне губами все, что там есть. – подбадривал он меня.

Я побагровела, а он ехидно ухмыльнулся. Мне пришлось расстегнуть ему штаны, стянуть до колена и ладошками взять его немного привставшее достоинство. Я начала с омерзением гладить сморщенные яички.

Он ударил меня по рукам и с большой уверенностью и наглостью переложил мои ручки к себе на талию.

– Девочка, трудись ротиком и не нужно тут заниматься халтурой. Ты имеешь возможность ласкать и касаться меня в других местах, а здесь лишь должны работать только губки и язычок. Я не хочу, чтобы ты онанировала. Я хочу, чтобы ты сосала, как настоящая соска…

Его слова и действия обескуражили меня. Хотелось плакать. Просто встать и послать его ко всем чертям и убраться из этого проклятого места. Но мне нужен был зачет…

– Ну и? Долго я буду ждать?

Я продолжала сидеть в нерешительности, готовая расплакаться, и тут он немного сжалился и стал говорить более нежным тоном. Его ладонь прикоснулась к моим волосам и он несколько раз потрепал меня по голове.

– Я достаточно большущий приверженец оральных ласк, и ты уж постарайся, деточка, порадуй меня своей любовью. Ты знаешь, что многим женщинам нравится сосать? Они готовы делать это день и ночь, лишь бы обладать мужским членом. У тебя еще нет опыта, но скоро ты сама будешь умолять меня дать пососать, будешь преследовать меня на каждом углу, мечтать о моем дружке, он тебе будет сниться, давай же, начинай!

Я покорно выслушала, не принимая во внимания данный поучительный абсурд, краснея еще более, но руки от его противного места убрала, как он и приказал. В конце концов, я не была уж такой скромницей, но его голос, как это ни странно, магически действовал на меня.

Интонация, с которой он произносил слова, заводили все сильнее, и я не имела возможности ему возразить, слушалась как дура. Позднее, когда мы стали практически дружить организмами, он объяснил, что такое случается, у кое-каких женщин, когда перед ними мужчина значительно старше.

Большое количество времени он удивлял психической кинетикой, психическими вещичками и немного гипнозом, поэтому у него часто получается поймать контроль и всучить собственную волю девушкам.

Я губами прикоснулась к его достоинству, облизала языком и взяла его в губки. Подвигала головой, нежно посасывая головку достоинства. Он был не безупречно чист и не совсем приятно пах. Я выпустила его изо рта и задала вопрос, что может собственно он оденет презерватив?

Декан поморщился, взял меня за подбородок.

– Нет, девочка моя, ласкать мне его будешь без резинок.

Своим вопросом, я сильно разозлила Декана, он нагнул мое лицо перед своим достоинством и приказным тоном, грубо сказал:

– Значит так, маленькая дрянь, бери и соси. Не нужно меня напрягать, а то я не смогу выпустить свои сперматозоиды наружу.

Работа ртом

И снова, выслушав все, как миленькая склонила голову обратно, схватила его мужское достоинство губами и стала отсасывать.

Теперь я проделывала это уже более старательно. Работала ртом прилежно и действительно, как «общажная защеканка» чмокала, проворно двигая головой, глотая собственные слюни.

Неприятный запах мне уже не мешал, а пальцы преподавателя, ласкавшие мои щеки, волосы, стали все сильнее возбуждать. Я стала нагонять добрый ритм и приблизительно 10 минут шлифовала его достоинство ртом со всем профессионализмом.

Он возбудился еще сильней, писюнчик стал более упругим, Декан стал стонать от наслаждения. Я приостановилась, взяв секундную паузу. Дальше я начала трудиться до тех пор, пока он не остановил меня.

– Ого, как ты разбушевалась, моя развратница, – он усмехнулся. – А ну-ка, остановись девочка и приступай ласкать мои яички.

Яички? У меня на миг перехватило дыхание. О чем он говорит? Ласкать его яички ртом? От этой мысли мне резко стало дурно. Я мученически посмотрела на него снизу вверх.

– Приступай, не стесняйся. Предпочитаю, когда молоденькие блудницы отлизывают мои шарики. А ну, давай ниже, соска.

Мне хотелось ему возразить, но я не знала, что сказать. По моему замешательству, он видимо понял, что я раньше этого никогда не делала.

– Лижи яички! Быстро вылизывай! – уже не терпящим тоном произнес он.

Это конечно переходило все границы – его грубость, жестокость, оскорбления, – выводили меня из равновесия. Заставляли кровь закипать от возмущения. Хотелось высказать ему все, что я думаю и о нем, и о его вонючей писюхе.

Но взглянув на его лицо, я на снова словно заворожилась и этого было достаточно, чтобы я быстро стала вылизывать ему яйца.

Стоило мне только приступить к этому занятию, как я ощутила, что вся эта абсурдная ситуация, начинает меня заводить. Моя промежность стала мокрой.

Я не могла поверить, что такое возможно! Это какой-то бред чистой воды! Чтобы я возбудилась от того, что лижу зловонному, престарелому, похотливому мужику между ног и подсасываю ему достоинство? Это было невозможным бессмысленным фактом.

 

Он взял свое достоинство в руку и приподнял, дабы мне было удобно, а я продолжала дальше вылизывать его покрытым морщинами яйца. Декан получал массу удовольствия, не смущаясь показывал свои эмоции:

– Ай, ай, молодец, девочка. Какая ты все-таки потаскуха. Давай еще, еще, вылизывай, шлюшка. Я хочу тебе в любой денек тыкать в ротик, и ты будешь не только вылизывать яйца, мою писюшку, но и пятую точку, понятно тебе, негодяйка? Боже, как же отлично!

При упоминании пятой точки меня затрясло. Мне хватало и того, что я вылизывала его грязные гениталии, сдерживая рвотные позывы, а что если он захочет чего-то большего?

Я успокаивала себя, что это всего один раз. Сделаю, отмучаюсь, получу зачет и все это забудется, словно и не было.

– А ты перспективная соска, быстро всему учишься, значит у тебя есть будущее, – засмеялся он.

Его слова так сильно резали мой слух и ударяли по самолюбию, что я ненавидела его все сильнее и сильнее. Его тон раздражал меня, его манера вести себя с женщинами казалась хамской.

– Пойдем со мной, – он взял меня за руку и повел к столу.

Я непонимающе смотрела, что он задумал, а он быстро убрав бокалы и вино, залез на стол и задрал ноги кверху.

И после всех, сказанных слов, он поднял ноги, держа их на весу и приказал мне языком лизать его зад и проникать во внутрь.

– Вы с ума сошли? Я не буду этого делать! – мой голос дрожал и становилось дурно.

– Девочка, ты со мной вздумал играть в свои игры? Со мной это не получится! Приступай! Начни с яичек и затем спускайся ниже!

Сдерживая слезы, я снова начала вылизывать его сморщенные яйца, когда я немного остановилась, он схватил меня за волосы и подтолкнул прям к заднице.

– И смотри не спорь со мной, соска. Элементарно полижи пятую точку и все. Быстро, подстилка, засунь язык вовнутрь, еще, еще глубже.

Я снова как покорная сучка делала все, что он воображал себе. Пожилой извращенец сильно сжимал мои волосы одной рукой, а второй, гонял отвратительнейшую балду.

Даже не знаю сколько времени все это продолжалось, но меня трясло от возбуждения, и незаметно для себя я стала рукоблудничать, а Декан продолжал мною владеть внутренне и физически. То заставлял сосать на полный ствол, то пихал вниз к яичкам. Потом вообще встал ко мне раком, и я одной рукой онанировала ему, а языком водила по заднице. Он испробовал на мне много собственных извращенных фантазий.

Временем мне казалось, что у меня больше нет сил. Не могу больше работать ртом, ломила челюсть от усталости и тошнота сводила с ума.

Я действительно очень сильно утомилась его ублажать, но Декан не собирался сдаваться так просто, он своими жестокими текстами то и дело меня подбодрял, и я вновь трудилась. Он длительное время не мог кончить и окончательно измучил меня. Наверное, и сам исстрадался. А когда стал еще и шлепать меня ладошкой по ягодицам, меня это окончательно ввергло в отчаяние.

Он шлепал меня, а я в это время обсасывала его багряное влажное достоинство, сдерживая себя, чтобы не укусить его побольнее. В конце концов долгожданный момент истины настал, и декан прижав меня грубо к паху, стал спускать в рот мне поток спермы.

Не обращая внимания на то, как я извиваюсь и задыхаюсь, он с удовольствием продолжал накачивать меня своим любовным семенем.

Из-за того что у меня не было опыта, я закашлялась и подавилась. После того как он кончил, он принялся с интересом наблюдать за тем, как я откашливаюсь и отплевываюсь. Мое недовольство читалось на лице. При этом он ухмыльнулся и сказал, что зря я не проглотила.

Я возразила, но Декан опять закрыл мне рот и осадил:

– Молчи, сосушка, тебе даже невдомек, что, когда мужики будут кончать тебе в очаровательный ротик, ты будешь кайфовать. Ты отличная защеканка, достаточно чувственная.

Секса Декан вообще не хотел, ему надо было только меня отвафлить. После всего он тяжело вздохнул и мне даже показалось, что на его лице промелькнули виноватые нотки.

Но потом присмотрелась и поняла, что это только показалось. На его бессовестной роже не было ни капли стыда. Он улыбнулся и предложил умыться и подкраситься, выпить вина и покурить. В данный момент мне было жизненно необходимо.

Я вышла на балкон и вдохнула воздух полной грудью. Зажгла сигарету. Затянулась с большим облегчением. Блин, как я до этого докатилась вообще? Я закрыла глаза и позволила своим воспоминаниям увлечь меня за собой.

С чего, нафиг, все началось?

Как я попала

По стандарту я родилась в небольшом городке энной области недалеко от столицы. Я была единственным ребенком в семье, и воспитывала меня одна мать. Папашка слинял сразу же, как почуял перспективы нянчиться со спиногрызом и менять ему пеленки, и больше на горизонте не появлялся.

Что я могу сказать о своей матери? Слишком опекающая, слишком все контролирующая, слишком специфичная, слишком возлагающая надежды на меня. Она мало чего мне позволяла, и я не уверена, было ли у меня детство в принципе.

– Вот вырастешь, уедешь учиться в Москву, станешь хорошим специалистом, заработаешь денег, и я к тебе перееду, – вещала она.

Мне ее Москва на тот момент нафиг не сдалась, хотя мне было важно одно – вообще свалить от нее куда подальше. Мне хотелось наконец понять, какова настоящая жизнь на вкус? Мать мне этого не давала. Как следствие – я стала отборной раздолбайкой в учебе, пряталась со своим парнем в подъезде и прямо там познавала все прелести нежной детской любви, поцелую, объятия, наблюдение за звездами…

Также я часто сбегала на дискотеки с подружками. Конечно, попадало мне от матери не хило, но мне было все равно. Мне нравилось танцевать, нравилась та атмосфера, что царила в клубе.

Ближе к последним классам я вдруг очухалась и поняла своей буйной башкой, что если я не сдам экзамены, то не уеду из города. Не уеду от мамы. Я продемонстрировала всем свою завидную упертость и целеустремленность, и каково было удивление учителей, когда я умудрилась сдать экзамены!

На вручении аттестатов моя матушка выдала следующее:

– Ну, ты могла бы лучше. Ты могла бы, например, получить золотую медаль. Как Катя у тети Маши.

То, что у меня не было ни единого шанса получить эту несчастную медаль из-за многих лет лени, ее как-то не особо волновало. Как и то, что я – не Катя.

Когда встал вопрос о том, куда и на кого поступать, передо мной возникла настоящая дилемма. Дело в том, что я знала только две вещи, которые хочу: это столица и подальше от мамы. А куда, на кого – вопрос был для меня вторичный.

Поэтому я, не долго думая, поступила на дошкольного психолога. А что? Профессия вроде как нужная, садиков будет выше крыши, так что куда-нибудь да сгожусь. Правда, детей не особо сильно люблю, но ничего, думаю, привыкну к ним.

Мать мне все мозги расковыряла на тему того, что я выбрала не ту профессию, но я старалась все ее слова пропускать мимо ушей. Смысла не было – все равно я все делаю не так по ее мнению.

Переезд в Москву стал для меня глотком свежего воздуха. Пространство! Свобода! Личные границы! Я оказалась предоставлена самой себе, чему я была несказанно рада. Хотя столица поначалу вскружила мне голову изрядно…

Я посетила первые десять лекций, дальше я начала заниматься тем, чем хотела – ходила по клубам, гуляла по городу, прогуливала пары. Ничуть этого не стыдясь!

Подружилась с несколькими одногруппницами, с ними же я и отрывалась – это Надюшка, рыжая бестия, и Милана, сумасшедшая девушка с розовыми, как жвачка, волосами. Мне нравилось с ними тусить, и они не были занудами, как моя одногруппница-соседка по комнате. Вот уж с кем не повезло…

Правильная до мозга костей, скромная до тошноты Эстер. Ее безукоризненно прямые длинные каштановые волосы бесили меня – она умудрилась отрастить их до самой задницы! А слишком заумный взгляд становился еще более строгим за стеклами очков. И кто ей дал такое дурацкое имя? Эстер… Тьфу.

Она всегда с упреком смотрела на меня, когда я возвращалась в общагу, причем не с пар. Я периодически спрашивала у нее, что новенького проходили, на что Эстер неизменно отвечала:

– А ты сама приди на пары, да узнай.

Поэтому я всегда дожидалась ее ухода в душ, чтобы быстренько посмотреть ее конспекты. Так что я приблизительно знала, какой материал давали на лекциях.

Но в один прекрасный день…

– Кристина, Декан тут попросил, чтобы ты к нему зашла в кабинет завтра с утра пораньше, – сказала мне Эстер, когда я проснулась к вечеру ближе с тяжелой головой после очередной гулянки.

– Че ему надо? – нахмурилась я. – И не надо так громко говорить, я тебя прошу.

Эстер пожала плечами.

– Думаю, это по поводу того, что ты не ходишь на лекции.

Я фыркнула. Какое Декану есть до меня дело? Моя задача – закрыть сессию, а я это сделаю! Впрочем, он с самого начала как-то посматривал на меня странно…

Возможно, это потому, что я натуральная блондинка? До меня как-то долетали слухи, что наш Декан питает слабость к светленьким студенткам.

Я хмыкнула и подошла к зеркалу. Чем мне стоило гордиться – так это своими волосами и губами. Блин, я ангел во плоти, можно так сказать. Волосы волнистые, практически платиновые, а губы пухлые и сочные, причем в меру. Некоторые у меня спрашивали, не накачиваю ли я их случаем? Ха! Все свое, все натуральное.

С утра зашла в кабинет Декана. Постучав, услышала: "Войдите". Открыла дверь.

Декан мне вообще с самого начала не понравился. Немолодой мужик среднего роста с хитрым лицом. Лис!

– Кристина, добрый день. Присаживайся, есть разговор.

Я села на краешек стула, намереваясь как только, так сразу встать и уйти отсюда.

– Скажи, пожалуйста, почему ты не посещаешь занятия?

Я промолчала.

– Ты же понимаешь, что мне придется звонить твоей матери? Впрочем, я уже позвонил…

Мои брови взлетели вверх.

– … И она заверила, что обсудит с тобой серьезно эту тему. Ты ведь не хочешь, чтобы тебя отчислили?

"Чтобы вернуться к маме? – пронеслось в моей голове. – Ну уж нет!"

– Я сдам все зачеты, не сомневайтесь, – со сдержанной улыбкой сказала я. – Видите ли… Я подрабатываю…

Отчасти это было правдой. Я периодически работала аниматором в торговом центре и на полученные деньги гуляла:

– Времени свободного у меня не бывает. Но я обязательно все сдам.

– Разумеется, – закивал Декан с умным видом. – Конечно. Только я бы на твоем месте не был так уверен в сдаче зачетов. Дело в том, что, например, я привык устраивать зачеты и экзамены высокой сложности, чтобы понять, какой специалист сидит передо мной. Поэтому тебе придется совмещать и то, и другое. Иначе придется поднимать вопрос о твоем отчислении.

– Не нужно, – быстро ответила я. – Все будет в лучшем виде.

Декан с сомнением посмотрел на меня.

– Раз ты так уверяешь… то можешь идти. Но имей в виду – послаблений не жди. Я держу тебя на особом контроле.

Я пулей выбежала из его кабинета. Ох, не нравится он мне!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru