Litres Baner
Горячий профессор

Лили Рокс
Горячий профессор

В университет я пришла в плохом настроении. Еще стояла пасмурная погода.

– Марфуша! – ко мне подбежала радостная подруга и мы обнялись. – Что недовольная такая? О, смотри!

Я обернулась назад посмотреть, что ее так привлекло. На стоянке, возле машины профессора крутила Аня. Она сегодня вырядилась в такое короткое платье, что мне казалось, было видно ее нижнее белье. Высокие сапоги до колена придавали ей распутный вид.

– Небось, подкатывает, – хмыкнула Ира. – Смотри, как старается.

Мне и не надо было говорить, потому что я и так не могла оторвать взгляд от этих двоих. Игорь Дмитриевич так красиво ей улыбался, будто она подробно рассказывала лекцию по его предмету. В груди вновь становилось неприятно. Почему он мне не улыбался так, когда я отвечала ему на дополнительных занятиях? Сегодня как раз был день занятий, и думаю, что должна еще усерднее подготовиться.

– Пошли, – я сильнее, чем должна, дернула Иру за рукав и потащила ее к входу в здание.

Она не знала, что творилось у меня внутри. Да и мне самой было непонятно. Почему каждый раз, когда возле него оказывается Аня, меня этот факт так сильно выводит из себя?! С какой стати я так реагирую на него? Да еще и вижу бесстыдные сны с его участием.

К счастью, в расписании не было его пары, и я в этом видела хороший знак, я наконец-то смогу успокоиться перед вечерними занятиями с ним…

День пролетел так быстро, что я очнулась только когда прозвенел звонок с последней пары и все радостно засобирались домой. Но для меня все еще только начиналось и сердце бешено вытанцовывало какой-то нелепый ритмичный танец в груди.

В назначенное время я уже стояла перед дверью кабинета, легко постучав, я зашла. В классе было только трое учеников. Мы поприветствовали друг друга, после этого ребята сразу же уткнулись в телефоны.

– Всем привет, – поздоровался с нами Игорь Дмитриевич.

Он уже успел переодеться в другую одежду. Волосы его слегка растрепались и это было даже привлекательнее, чем идеально уложенная прическа.

После занятий я заколебалась. В тот раз, Игорь Дмитриевич сказал, что подвезет до дома, но с другой стороны, я боялась его обременять. А вдруг он подумает плохое обо мне?

– Марфа, задержись, – сказал он прежде, чем я вышла из класса. – Присядь пока, я закончу с бумагами, а потом я тебя подвезу.

Мое сердце радостно затрепетало. Просидев недолго, он собрался и подошел ко мне.

– Прошу, – он протянул свою широкую ладонь, и я уставилась на нее.

Мне хотелось прикоснуться к его ладони, но в голове звучали наставления матери о контакте с мужчинами.

– Спасибо.

Его ладонь была теплой и больше моей собственной в два раза. Мне показалось, что в момент прикосновения между нашими руками пробежало электричество. Это длилось недолго, но искра, что вспыхнула, была очень сильной и яркой.

Оказавшись в машине, я снова ощутила то странное чувство, что возникло, когда я лежала в кровати. Будто все тело пульсировало от головы до пальцев ног.

– Ты что так ерзаешь? – заметил он мое состояние.

– Простите.

– Да брось, не такой я уж старый, чтобы вечно выкать. Когда мы вне университета, можешь обращаться со мной на ты, я не против, – улыбнулся он мне, не забывая следить за дорогой.

– Хо…хорошо.

Конечно, ничего хорошего. Он же преподаватель, а я студент. Как я могу так фривольно обращаться к нему?

– Ну, что, Марфа. Как все успеваешь? И учиться хорошо, и на свидания бегаешь, а? Ты не против, если я закурю?

Я покачала головой.

– Я не бегаю на свидания…

– Что?

– Я не бегаю на свидания, – еще громче проговорила я.

Он смахнул пепел и повернул направо. Его глаза подозрительно сощурились.

– Врешь. Как у такой красивой девочки нет поклонников?

Мама говорила, что, когда люди делают что-то приятное, значит им что-то нужно от меня. Особенно те, кто просто так льстят. Но… Что может понадобиться от меня Игорю Дмитриевичу?

– Нет.

Он многозначительно посмотрел и как-то странно хмыкнул. Заезжая на остановку, он убавил громкость радио и повернулся корпусом в мою сторону.

– Нечего постоянно быть погруженной в учебу, развлекаться тоже надо, Марфа. Если хочешь, могу помочь с этим, – совершенно по-мальчишески подмигнул он.

Глава 4. Его сладкие поцелуи

С каждым днем мне становилось невыносимо находиться рядом с Игорем Дмитриевичем. Когда он оказывался поблизости, тело начинало странно реагировать, то бросало в дрожь, то, наоборот – каменело.

Сны стали все больше походить на сюжет какого-то непристойного фильма с рейтингом для взрослых. Я такие сама специально не смотрела, но как-то раз Ира показывала, после чего я долго не могла отойти. Как будто наяву я чувствовала его касания во всех местах, где можно только коснуться. Мои щеки алели каждый раз, когда он смотрел на меня.

Я как-то даже подходила к матери, жалуясь на свое состояние, но она лишь отмахнулась, говоря, что это все погода. Его образ вытеснил все мысли в голове и до меня наконец дошел смысл письма Татьяны Онегину. Я и вправду думала, и никак не могла забыть любые фразы, сказанные Игорем Дмитриевичем. Если Татьяна объясняла это любовью к Онегину, то неужели я чувствую, то же самое по отношению к своему профессору по истории?

Его улыбка всегда заставляла меня робко улыбнуться в ответ, она была очень притягательной. А привычка откидывать челку назад приводила к учащенному сердцебиению.

– Спорим, в конце месяца он станет моим, – коварно улыбнулась кроваво-алыми губами Аня Киселева.

– Ой, да что ты начинаешь, – вздохнула ее подружка Валя.

– Я его соблазню и мне не придется сдавать эту дурацкую историю!

– Вот это стимул, – высказался вечно сонный Витя.

Ребята захохотали. А я не поняла иронизировал он или говорил серьезно. На данный момент моя голова не в состоянии воспринимать все адекватно и анализировать, но услышанное от Ани мне не понравилось и почему-то хотелось ее хорошенько стукнуть.

Ира опаздывала, что неудивительно. Она всегда залетала в аудиторию на последней минуте, некоторые преподаватели уже свыклись с этим и уже не обращали внимание на нее.

Вот и сейчас. Как только преподаватель зашел, за его спиной шмыгнула запыхавшаяся подруга.

– Я тебе такое расскажу! – горячо прошептала она мне на ухо.

Она отдышалась и продолжила:

– Игореха-то наш, оказывается любитель кутежа. Вчера подруга с клуба прислала фотку мужика, с которым она замутила! Вот, смотри.

Я смотрю на экран телефона, где широкоплечий светловолосый мужчина в облегающей футболке беззаботно улыбается фотографу. В руках он держит какой-то неизвестный напиток ярко-голубого цвета. Рядом с ним виснет девушка эффектной внешности и форм в платье, которое я бы никогда не надела.

В районе груди неприятно заныло, но я быстро с этим справилась.

– Он как любой другой человек имеет право на личную жизнь, – сказала я ей.

– Ой, да что ты говоришь! Я же вижу, как он на тебя зыркает! И ты на него! Да вы чуть ли не тра…

– Свиридова! Мало того, что вы вечно опаздываете, так еще мешаете своим однокурсникам! Может расскажете за меня материал, раз вам так не хочется слушать мои лекции?

Ира сделала вид, что пристыжена, но глаза выдает ее неприязнь к преподавателю.

– Ты с ним поосторожней, не нравится мне этот Игорек наш, – в последний раз прошептала мне подруга и отсела подальше, но затем внезапно наклонилась. – Вдруг он тебя совратит, и мне не у кого больше списывать домашку?

Может благодаря ее частым высказываниям по поводу наших встреч для подготовки к олимпиаде и невольным взглядам, я и начала чаще задумываться обо всем этом. До олимпиады осталось всего ничего и скорее всего наши занятия после нее закончатся. Сказать по правде, я не хотела бы. Он хороший преподаватель, подробно объясняет тему, растолковывает по частям.

Придя домой, я закинула сумку и побежала на кухню перекусить чем-нибудь. Быстро съев безвкусный бутерброд, я вернулась к себе и распахнула дверцы шкафа. Всего лишь пара юбок и кофт одного цвета. Никакого красного или розового оттенка. Помню, как в восьмом классе мы с Ирой купили парные футболки красного цвета с красивым принтом. Когда мама увидела эту футболку, то заставила меня ножницами изрезать ее на мелкие кусочки. Пришлось соврать Ире, что потеряла эту памятную вещь.

Мамы не было дома, и я решила поэкспериментировать с волосами. Я распустила их, и скрепила на один бок. Затем достала из потайного ящика кулон в виде сердечка, который подарила Ира на Новый Год. Мама про него так и не знала до сих пор.

Я сняла с себя одежду и надела белую льняную юбку и легкую блузку темно-синего цвета. Также чуть-чуть подкрасила губы бесцветным блеском, который также подарила мне Ира. Я посмотрела в зеркало и увиденное привело меня в замешательство. Я быстро стерла блеск и спрятала его в потайной ящик.

В прихожей возник шум, и я спрятала кулон внутрь блузки.

– Марфа, ты дома?

– Да, мам!

Она быстрым шагом направилась ко мне в комнату. Его глаза придирчиво оглядели меня с головы до ног.

– Зачем ты распустила волосы? – она недовольно поджала губы.

– Я не успела их собрать.

В последнее время ложь все чаще звучит из моих уст.

– Не будь такой неопрятной. Собери волосы. Ты поела?

– Да.

– Иди на урок, а то опоздаешь. Игорь Дмитриевич и так хорошо с тобой обращается, что разрешил бесплатно посещать его занятия, не заставляй его разочаровываться.

– Хорошо.

Я вновь заплела одну косу, собрала вещи и вышла из дома. Только свернув за угол, где меня было не видно, я распустила волосы и заколола так, как делала прежде.

Пару раз я ловила взгляд посторонних людей. От этого было так неловко, что каждый раз я порывалась заплести волосы. В их взгляде читалось… заинтересованность, если это можно так назвать. Это то, к чему я не привыкла.

 

Зайдя в класс, я споткнулась о порог, и ребята вместе с профессором повернулись в мою сторону.

– Здравствуйте.

– Привет-привет! – улыбнулся своей красивой улыбкой Игорь Дмитриевич. – Сегодня у Оксаны день рождения, вот она притащила сладости, будем чай пить. Присоединяйся!

Игорь Дмитриевич похлопал по стулу рядом с собой, и я присела. Я была очень близка от него и чувствовала, как от него исходит аромат яблок и корицы. Он пододвинул мне пластиковый стаканчик с соком.

– С Днем Рожденья! – сказала я Оксане.

Она меня поблагодарила, и мы принялись есть. Ребята с профессором оживленно беседовали на тему не касающаяся истории, а я просто слушала.

Пару раз Игорь Дмитриевич спрашивал моего мнения, вовлекая в разговор, но я не всегда находила что ответить. Я вновь вспомнила случай на лекции, когда не смогла ответить на его вопрос.

– Игорь Дмитриевич, а вы женаты? – вдруг спросил кто-то из ребят.

Я затаила дыхание.

– Ребята, если я и женат, то только на истории, – подмигнул он и почему-то посмотрел на меня.

Я поспешно отвела взгляд и пригубила чай, но он был настолько обжигающим, что я вскрикнула и выплюнула обратно.

– Ну что ты такая рассеянная, – вздохнул профессор и взял салфетку со стола.

Я думала, что он мне ее протянет, но никак не ожидала, что он сам промокнет мне губы. Его большой палец даже слегка задел нижнюю губу, отчего я почувствовала, будто электрический заряд прошел по всему телу и остановился где-то в запретной области, ниже живота.

Мы посидели совсем недолго, и профессор начал свои занятия. Материал вновь пролетал мимо моих ушей. Неожиданно за полчаса до конца урока Игорь Дмитриевич приостановился и решил отпустить всех. Сказал, что это в честь дня рождения Оксаны, чему та очень конечно же была безумно рада и даже обняла его, прежде чем уйти. И это снова неприятно кольнуло у меня в груди.

– Ты куда собралась? – удивленно спросил меня профессор, как только я собралась выйти.

– Вы же отпустили нас, – ответила я.

– Ну да, я помню свои слова. Ты не хочешь меня подождать?

– Сейчас еще рано и я…

– Жди меня, – отрезал он.

Мы вместе спустились к его машине, и профессор галантно приоткрыл для меня дверцу.

– У меня есть кое-какие дела в центре, надо бумаги забрать. Ты не против прокатиться?

Я смогу подольше остаться с ним наедине. Эта мысль мне очень понравилась, отметая в сторону все мамины предостережения. В последнее время я заметила, что становлюсь более самостоятельной в своем выборе. Но все же не рискую идти на поводу новой черты, мама была бы недовольна и мне могло это сильно повредить.

– Не против.

– Никогда не думал, что распущенные волосы могут быть такими красивыми, – вдруг произнес Игорь Дмитриевич, когда мы остановились у красного светофора. – Ты очень красивая с распущенными волосами.

Мои губы невольно приоткрылись от такого комплимента. Никто и никогда не говорил, что я красивая или что у меня красивые волосы. Мама говорила, что быть умной лучше, чем быть красивой. Красота – она от дьявола. Все ее хотят, но никто не может обладать ею вечно.

– Почаще их распускай, поверь, сразишь парней наповал, – на его прекрасном лице снова расцвела мальчишеская улыбка, и я ненадолго залюбовалась.

Все чаще ловлю себя на мысли, что не могу отвести от него взгляд. Но прямо в глаза смотреть ему боюсь.

– Спасибо.

Когда мы приезжаем к высокому зданию, он просит меня подождать, а сам хватает какой-то сверток и выходит. Через пары минут он возвращается и мне кажется, что Игорь Дмитриевич уже не в том радостном настроении, когда выходил из машины. Он садится и резко дергает ремень. Затем также резко срывается с места.

– Все хорошо? – все же решаюсь спросить я.

– Да, все нормально, – отвечает он сухо.

Мы едем в молчании долгое время, но вдруг он предлагает:

– Не хочешь выпить кофе?

Я кидаю взгляд на часы. До окончания мнимого занятия еще есть время. Поддержать Игоря Дмитриевича все же хотелось.

– Если Вы не против…

– Во-первых, я сам тебя пригласил. Во-вторых, перестань выкать, у меня сводит зубы от этого, – поморщился он.

– Вам в университете же все выкают…

– Там я официально профессор по истории России, а с тобой мы как бы…знакомые. Или друзья? Как думаешь? – перед его лукавым взглядом очень трудно устоять.

Я промолчала, а он лишь хмыкнул. Мы подъехали к какой-то кофейне с красивой вывеской и светодиодными лампочками.

– Какой кофе тебе заказать? – обернулся он, когда мы подошли к стойке.

Я замялась. Никогда в жизни не пила этот напиток. В доме всегда был только чай из трав, который собирала нам бабушка.

– А какой вкусный?

– Да тут все вкусное, – отвечает он. – Может клубничное латте? Вроде девушками такое нравится. Я такое не пью.

Я кивнула, понятия не имея, что за напиток такой. Профессор заказал себе черный кофе, а мне принесли тот самый напиток в красивом высоком стакане с трубочкой.

– Нравится? – спросил он, как только я сделала глоток.

Боже мой! Я думала, сойду с ума от вкусового безумия! Как же это может не нравится? Это что-то фантастическое, ни с чем не сравнимое!

– Да. – скромно ответила я, пытаясь скрыть свое возбуждение после глотка этого удивительного десерта. Никогда не думала, что буду получать такое удовольствие от простого напитка!

– Это хорошо. Рассказывай, почему решила поступить на историка, чем собираешься заняться, а то из тебя и слова не вытянешь, – сказал Игорь Дмитриевич, помешивая кофе.

От прямого интереса, я слегка зарделась.

– Хочу стать археологом, но мама хочет, чтобы я стала учительницей.

– Ого, археолог это серьезно. Я был как-то на раскопках. Это не простое дело, как кажется.

Слово за слово, мы разговорились и я чуть не забыла о времени. Перебивать его рассказ о жизни в другой стране не хотелось, но нельзя было опоздать. Увидев, что я бесконечно бросаю взгляд на часы, он все понял и ухмыльнувшись, рассчитался.

Вроде и не весна, но и не зима, а погода все еще была холодная. Хорошо, что мы дополнительно взяли кофе на вынос. Бумажный стакан приятно грел замерзшие пальцы. На светофоре Игорь Дмитриевич достал сигарету из пачки и прищурив глаза, закурил. Длинные пальцы небрежно обхватывали сигарету, а пепел он стряхивал на дорогу через приоткрытое окно.

– Черт, – произнес он сквозь зубы, когда он случайно уронил сигарету.

Затем вновь доставал из пачки и заново закурил.

– Зачем так много курить?

Он коротко хохотнул. Мы уже подъезжаем к остановке.

– Нравится.

– Вкус?

– Может быть, – пожал он плечами. – Хочешь знать, каковы они на вкус?

Он выбрасывает сигарету и поворачивается ко мне. В глазах я вижу, как пляшут яркие огоньки, а может просто мое воображение разыгралось из-за света фонарей.

Я приоткрываю рот, чтобы ответить, но тут же моя попытка была приостановлена чужими властными губами. Они подминали меня под себя, не давая и сделать вздоха. Я ощущала чужой язык, который исследовал мой рот. В голове и где-то еще в области ниже живота взорвался салют с цветными всполохами.

– Ну и каковы они на вкус? – спросил он.

Я почувствовала прохладу на своих губах, когда он резко отстранился. Вновь хотелось почувствовать то тепло, что шло от его губ.

– Горькие, – отвечаю я.

– И все?

– И вкусные.

– Как кофе?

– Как кофе.

Я не прощаюсь, выбегаю из машины и в таком же темпе приближаюсь к дому. Перед тем как зайти, я делаю дыхательное упражнение, пытаясь успокоить свое расшалившееся сердце. Сегодня произошло много вещей, которые никогда со мной не происходили. Мне определенно понравился вкус кофе. И сигарет.

Глава 5. Запретная близость

В этот день я была счастлива, как никогда. Свершилось то, о чем я мечтала и над чем так усердно работала. Я была победительницей конкурса по истории среди школьников в том году. Затем еще победа в нескольких небольших конкурсах, и вот сегодня снова желанная победа в моих руках!

Теперь я могу смело смотреть в глаза профессору и обрадовать его первым местом на олимпиаде. У меня замирало сердце, как только я представила, что встречу его. Он меня поздравит, улыбнется, обнимет и… поцелует. Как в те разы, когда мы оставались наедине.

После первого поцелуя, последовал второй, третий. Каждый раз я трепетала в его руках, словно пойманная бабочка. Его губы были самыми нежными, а их вкус самым лучшим. Я знала, что это грех. Каждый раз я молилась и просила прощения за свое поведение. Я понимала, что меня накажут, но не могла этому сопротивляться. Это было бы слишком мучительно. В моих мыслях пребывал лишь он один. Его руки, которые мягко гладили меня по волосам. Его губы, которые непрестанно целовали меня. Его тело, что прижималось ко мне, заставляя чувствовать весь его жар. Я понимала, что медленно схожу с ума, теряю рассудок, но не могла сопротивляться этому процессу.

Но также меня преследовал страх, что наши встречи когда-нибудь прекратятся, и может быть, в ближайшее время. В голове была мысль, что наши дополнительные занятия возможно закончатся, ведь олимпиаду я сдала. Теперь нет причины ходить на дополнительные уроки.

Я предварительно оглянулась по сторонам и села в его машину, которая ждала меня около метро.

– Привет, – он мягко улыбнулся мне и притянув к себе, поцеловал.

Смесь сигарет и черного кофе отпечаталась на моих губах. Я по-прежнему смущалась от нашей близости, а Игоря это умиляло, и он каждый раз смеялся над моим покрасневшим лицом.

– Ты стала лучше целоваться, – сказал он и вновь коснулся меня губами.

Когда мы были вместе так близко, я чувствовала себя самой счастливой девушкой на свете. Никто и ничего не могло испортить радостные минуты, проведенные с ним.

– Результаты я уже знаю, так что предлагаю отметить это радостное событие. Ты как?

– Но откуда? Да и мама…

– По расписанию у нас сегодня должно быть занятие, но двое заболели, и я сделал опрос, многие решили сделать передышку. У ребят экзамен на носу, вот и готовятся. Так что сегодня вечером я свободен, а твоей маме мы ничего не скажем.

В груди неприятно кольнуло, но я все же согласилась. Я и так увязла во лжи, так что мне все равно нечего терять. И как мама могла запрещать мне приближаться к мужчинам? Ведь рядом с Игорем я чувствовала себя так хорошо! Особенно в моменты, когда он руками касался шеи, плеч, талии.

– Так что, сегодня устроим праздник для тебя, – он вновь поцеловал меня, обнимая еще сильнее.

Предвкушая вечерний праздничный ужин, я весь день была будто на иголках. Жаль, сегодня я одета не в свою лучшую блузку и волосы у меня собраны, как всегда. Зато перед выходом, я заколола их новой заколкой, которую втайне купила от мамы.

Игорь высадил меня недалеко от университета, и сам поехал дальше, а я пошла пешком. Мы решили не афишировать отношение, чтобы никто не мог сказать нам и слова. Точнее Игорь решил, а я согласилась. Думаю, это было правильной мыслью, ведь он все же профессор, а я всего лишь студентка и наши отношения могли бы вызвать волну негатива.

Ира, как всегда, ждала меня у входа. Сегодня на ней было кокетливое платье выше колена и сверху накинуто яркое пальто желтого цвета. Мне тоже хотелось так одеваться, но мама бы ни за что на свете не разрешила облачиться в нечто подобное. Скажи я ей о том, что хочу обновить гардероб и приобрести нечто яркое, она бы пришла в ужас и потом бы долго возмущалась, что внешность это не главное, самое важное – это твоя душа.

– Марфуша! Поздравляю! – она обняла меня и расцеловала в обе щеки. – Хочешь в кафешке отметим?

– Не могу, Ир. Ты же знаешь, что мама меня не разрешит.

Она закатила глаза.

– Знаю-знаю, – ответила Ира и взяв меня под руку, мы вместе двинулись в университет.

Грамота и слова поздравления от деканата на первой паре принесли мне еще больше счастья, и я загордилась собой. Надо же, я действительно отличилась в учебе, что даже ректор пришел поздравить меня. Я знаю, что гордиться особо нечем, так как это было моей обязанностью хорошо учиться, как говорила моя мама, но сегодняшний день был слишком замечательным.

Приятные слова достались и Игорю Дмитриевичу. Он все кивал и говорил, что все это была моей заслугой, а он лишь поддерживал меня. При этом его пристальный взгляд был обращен на меня.

После всех пар Игорь ждал меня уже в машине. Благо Ира побежала на свою работу и мне не пришлось с ней идти до остановки, делая вид, что тоже иду домой.

– Готова, милая? – спросил он, когда я села в машину.

– Готова, – выдохнула я.

Он что-то достал из кармана и протянул к моему лицу.

– А это для сюрприза. Не волнуйся.

Игорь повязал мне ленту на глаза.

 

– Я хочу, чтобы ты была послушной девочкой и делала все, что я тебе скажу. Обещаю, тебе понравится, – он поцеловал меня.

– Хорошо.

Он помог мне пристегнуться.

– Как ощущения?

– Необычно, – слабо улыбнулась я. – Теперь мне в какой-то степени понятно, что чувствуют слепые люди.

Ехали мы недолго. Игорь помог мне выйти из машины и, не развязывая глаза, мягко тянул за собой. Я могла лишь ощупывать воздух и стараться следовать его указаниям. Подчиняясь руке, что направляла меня, я медленно ступала за Игорем, боясь упасть.

– Тут ступени. Осторожно.

Я неуверенно подняла ногу и услышала смех Игоря.

– Ладно, я сам, – сказал он и в следующую минуту я оказалась в его руках.

– Игорь!

– Тише, милая. Так будет быстрее.

– Отпусти! Я тяжелая!

– Как пушинка! – рассмеялся он.

Вскоре мы очутились в помещении, которое полностью пахло Игорем.

– Мы у тебя дома?

– Как догадалась? – в его голосе я услышала удивление.

– Пахнет тобой.

Меня резко отпустили на пол и вжали в стену. Повязку с глаз мне так и не сняли. Его сухие губы накрыли мои, а руки силой сжимали бедра. От того, что я ничего не видела, ощущения были очень яркими.

За время, что мы сблизились, я умудрялась втайне от мамы прочитать все самое важное об отношениях. Я, конечно же, была плохо осведомлена, что такое любовь между мужчиной и женщиной, и… сексуальных взаимоотношениях, но знала, что последнее делается только с любимым человеком. И я готова утратить целомудрие с Игорем, ведь я его люблю. И он меня любит.

Игорь наконец отодвинулся и оставил меня одну. Когда его руки прикасались к бедрам, я ощутила странное жжение между ног. Это так и должно быть?

Потом он вернулся и потянул меня за собой, не разрешая снимать повязку. Позже усадил за стол и только тогда я ее сняла. От долгого ношения, я не сразу поняла, что находилось передо мной.

Проморгавшись, я поняла, что я сижу за небольшим столиком с тремя свечами и красиво расставленным блюдами. Это было похоже на романтический ужин, о которых так заманчиво рассказывалось в интернете. Обычно влюбленные так проводили время и, если избранник готовил для тебя такой прием, то однозначно, он любит тебя.

– Игорь! – ахнула я от такой красоты. – Когда ты успел?

– Пока у тебя были пары, – он опустился рядом.

Я смотрела на все это великолепие и не верила своим глазам. Все это было очень роскошно.

– Ты сам приготовил?

Игорь улыбнулся, как всегда, своей неотразимой улыбкой.

– Ну да. Я живу один и приходится учиться готовить.

Мы приступили к трапезе. Еда была самой вкусной, что я пробовала. Мамина стряпня не могла сравниться с мастерством Игоря. Все блюда имели такой насыщенный вкус, что я пару раз сдерживалась, как бы не начать вслух восхищаться.

Мама дома всегда готовила пресную еду. Каши, супы, еще какие-нибудь вегетарианские блюда, так как поедать умерщвлять животных – это грех. Соли она практически не добавляла, так как считала это излишним.

После ужина, я помогла Игорю с посудой, пока он выбирал фильм, чтобы посмотреть. Это то, о чем я читала. Так проводят время влюбленные. Едят вместе, смотрят фильмы, просто находятся рядом друг с другом.

Мы удобно расположились на его кровати, а фильм шел через встроенный проектор. Выбор пал на какой-то американский боевик. Я сидела между Его ног, а Его голова покоилась на моем плече. Я могла ощущать Его размеренное дыхание и вдыхать запах Его одеколона. Снова от этой близости мое тело напряглось. Я вновь чувствовала тот жар, как тогда он целовал меня у двери.

– Что с тобой? – шепотом спросил он.

– Ничего, – прошептала я в ответ спустя время, хоть и соврала.

Спиной я чувствовала его грудь. Какая она широкая и крепкая.

На экране мелькнул поцелуй главных героев. Всегда удивлялась, как люди могут так запросто целовать друг друга, не находясь в близких отношениях.

Большим пальцем правой руки Игорь нежно гладил мое колено, через юбку. Я смущенно опустила глаза и исподлобья наблюдала за его движением.

Может мне и показалось, но юбка сдвинулась вверх на миллиметр. Горячее дыхание в области шеи приятно щекотало, а нежное укусы губами заставляло тело покрыться мурашками.

– Что ты чувствуешь?

– Мне…щекотно и очень приятно, – ответила я, закрывая глаза.

– Хорошо.

Его рука поднялась к горловине блузки и потихоньку Игорь начал расстегивать пуговицы. Мне не было страшно. Было только сильное любопытство и какое-то новое, неведомое мне доселе чувство.

Сейчас мне и так было приятно, а значит дальнейшие действия Игоря будут такими же. Расстегнув блузку до груди, он остановился. Его ладонь прикоснулась к груди, мягко сжимая через ткань.

Я почувствовала то, что описывалось как возбуждение. Когда телу становилось жарко и хорошо, а дыхание учащалось. Меня овладевало неизвестное чувство. Мне хотелось унять жар, что разжигалось между ног, но я не знала как.

Блузка уже оказалась на кровати, а простой бюстгальтер белого цвета был сдвинут, открывая взор на голую грудь с твердыми сосками.

– Дотронься, до них. Коснись своих сосков, – прошептал Игорь.

Я колебалась. Игорь одновременно мягко и ласково взяв меня за руку, преподнес к груди.

– Чувствуешь какие они твердые? Чувствуешь, как они увеличились?

Внутри будто взорвался маленький фейерверк.

– Да, – это слово звучало уже как стон.

– Ты должна любить свое тело, а не стесняться его. У тебя оно очень красивое.

Игорь, видя, как я робею, сам стал ласкать пальцами мою грудь, целуя одновременно шею и плечи. Я почувствовала ягодицами, как что-то упирается в меня. Наверное, Игорь тоже возбудился. У мужчин оно происходит по-другому. Я читала и немного знаю об этом…

Когда Игорь сильнее сжал соски, другой рукой он нежно начал надавливать внизу живота, гуляя по моей промежности… Эти движения были настолько приятны, что я уже была не в силах сдерживать себя. По моему телу прошел заряд, от которого я выгнулась и негромко застонала.

– Поздравляю, это был твой первый оргазм, – сказал мне на ухо Игорь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru