Цена счастья

Леся Бельская
Цена счастья

– Давай выпьем за майские.

Пока Саша вливал в себя стакан пива, я свой стакан слила в цветок.

Прости цветочек, только пить мне нельзя.

Саша предложил выпить ещё по стакану, моё пиво постигло та же судьба, что и предыдущее. Я ждала, когда бутылка опустеет и Саша уйдёт.

Он нёс всякую чушь, и дико меня раздражал.

Я и так и эдак предлагала ему пойти поспать, пойти к парням, к девушке и куда угодно.

Он утащил мой мобильник и ушёл курить на балкон, я выругалась и поплелась следом.

– Саша, отдай телефон.

– Только если сделаешь мне массаж.

– Разбежалась. Отдай телефон, кому сказала.

– А я расскажу твоему парню, что мы переспали.

– Ты не посмеешь.

– Правда? Думаешь Лёха тебе поверит.

Мне стало мерзко. Мерзко от того, что меня хотят использовать.

– Ложись, – сказала я. – Я на секунду помою руки, и вернусь.

Проторчала в туалете минут 15 в надежде, что Саша, уснёт. Проверила окно, вылезти из комнаты было не реально. Когда я на цыпочках прошла в комнату, то Саша спал.

Я вытащила свой телефон, собрала свою сумку и ушла в поисках свободной комнаты.

Соседний номер занимала Ариша, но она сказала, что передумала спать и пойдёт тусоваться.

Я же приняла душ, закрыла номер и легла спать. Лёша на мои сообщения отвечал, что ему со мной скучно и он не будет со мной торчать до утра.

Я уснула.

Проснулась от ужасного ощущения, что мне тяжело дышать. Сбрасывая оковы сна поняла, что это не самое страшное.

На мне сидел неизвестный мужик весом под 120 кг, одной рукой он зажимал мне горло, второй шарил под футболкой, спускаясь к резинке шорт.

Страх сковал моё горло, кричать не было сил. Я начала сопротивляться, пытаясь вырваться.

Этот боров схватил обе мои руки, и завёл над головой. Держа мои руки правой рукой, левой он начал стягивать с себя шорты. Ногой он ударил по моей лодыжке, и у меня потемнело в глазах. На секунду тело обмякло, и я потеряла сознание.

Мой мучитель решил воспользоваться ситуацией и отпустил мои руки.

–Нож, – мысленно взмолилась я. –Всё бы отдала, будь рядом нож.

На подсознательном уровне я понимала, что должна его победить. Не важно сколько сил это займет и какую травму бы я не получила, я не сдамся и не стану его развлечением. Умру, но не буду ему подчиняться.

Пока он возился со своей одеждой пошарила рукой по тумбочке, в поисках защиты.

Каким образом на прикроватном столике оказался приличного размера нож я не знаю. Но сделав рывок я его схватила и рубанула борова по руке.

Он зашипел и вскочил на ноги.

Я вскочила следом и выставила нож перед собой.

Он пытался сделать несколько подходов ко мне, но я так отчаянно махала ножом, что даже ранила его несколько раз.

Понимая, что с такой истеричкой лучше не связываться, боров начал медленно пятиться к двери.

Дверь оказалась незапертой, странно, я точно закрывала дверь. А ключ был лишь у Ариши.

Боров вышел за дверь и оттуда послышалось ржание и голоса. Из этих голосов я поняла, что компания делала ставки, сможет ли их друг со мной переспать. Потом услышала, что я дикая.

Дальше слушать не стала, закрыла дверь, и съехала по двери. «Спасибо, ангел-хранитель»

От осознания того, что только что могло произойти, мой желудок сжался в тугой узел, а тело казалось мне грязным.

Я подскочила и побежала в туалет. Мой желудок моментально опорожнился, и я пошла под душ, простояла под ним минут 30, когда обратила внимание на ногу.

Опухоль расползлась по ноге, и нога посинела. Выглядело все очень нехорошо. «Думаю, лучше мне вызвать скорую», – сказала я в пустоту.

Молчаливая темноту будто кивала мне в ответ.

Написала Лёше, он не ответил, позвонила, он не ответил. Набрала номер скорой помощи, собрала свои вещи, и спустилась вниз, стараясь как можно меньше наступать на ногу. Кое-как доскакав на одной ноге с сумкой, села на лавку на подъездной дорожке. Машина приехала быстро, увидев мою ногу, решили, что у меня или перелом, или разрыв связок и меня повезли в больницу на осмотр.

Мне диагностировали разрыв связок, поставили гипс, и я на такси отправилась домой. На улице уже рассвело. Было около 6 утра.

Родителей решила заранее не пугать, утром уже позвонила папе и попросила помочь мне подняться домой.

Дома я наконец-то смогла лечь поспать и проспала до вечера. Лёша мне так и не написал и не позвонил.

Чувствовала себя преданной.

Меня ждали выходные в гипсе, пока мои одноклассника развлекаются на природе.

Достала телефон, залезла на сайт с кинофильмами, а там в рекламном блоке вместо фильма вышла следующая надпись: «Жизнь – это страдания, и только смерть –избавление от них»

«Что за ерунда»,– пронеслось в моей голове.

Моргнула, сообщение исчезло.

Но из головы эту фразу так легко не смогла выкинуть. Мысли утекли в странное русло.

Думала о жизни, о нашем предназначении. Думала о том, что, если мы и вправду приходим в этот мир, чтобы страдать и тем самым очищать наши души. Тогда наша святая обязанность прожить жизнь правильно, и находить что-то хорошее в каждой секунде, научиться радоваться всему.

Решила, что хватит с меня глупых мыслей и залезла в Инстаграм, посмотреть сториз моих одноклассников и узнать, как они празднуют.

Первым наткнулась на моего знакомого –последователя Буддизма.

Он говорил о новизне ощущений. Якобы люди, достигая определённого возраста перестают удивляться и не испытывают того восторга, который мы испытывали в детстве, узнавая и открывая всё новое. Человек создает себе матрицу поведений и реакций на каждый случай и выдает реакции согласно сформированным шаблоном. А не получая новых впечатлений, мы как зашореные лошади бежим, бежим и бежим. А когда останавливаемся, то у нас сносит крышу и в поисках впечатлений мы начинаем пробовать то, что пробовать не стоило.

Бывают слова и мысли, которые заставляют задуматься. Вот и я зависла.

Пыталась вспомнить, когда останавливалась, чтобы послушать соловья, порадоваться первому одуванчику, посмотреть на весеннее голубое небо и просто почувствовать себя живой.

Кажется, это было так давно, в далеком детстве.

Тут мысли мои прервал прямой эфир Арины.

Я включила и стала всматриваться в окружающих. Кто-то из ребят был всё ещё пьян, кто-то сонно выползал из комнат, но все подтягивались к летней веранде. Сзади к Арише подошел Лёша и приобнял её за талию. Ревность больно уколола меня.

Арина во всеуслышание заявила, что этой ночью она стала свидетельницей неслыханного происшествия.

Из моей комнаты выходило двое мужчин и оба они были весьма довольны собой. Один из них –это Саша, и он гордо прошествовал к Арине.

– Да-да, эта бестия споила меня и воспользовалась ситуацией. Кстати где она, никто её не видел?

– Нет, – сказала Арина,– думаю ушла вслед за вторым кавалером: страшным, старым качком. Вкус у неё отвратительный.

Дальше ребята начали на перебой оскорблять меня. Притом мне приписали все смертные грехи, и то что я много учусь, и то, что не давала списывать, и то, что не ходила на тусовки.

Последний гвоздь в мой гроб вогнал Лёша, который сказал, что я скучная и синий чулок. А здесь весла себя неадекватно и развязано.

Дальше не было сил слушать и бросила телефон в стену. Не думала, что телефон настолько хрупкий.

Сердце будто вынули из груди, разбили, разломали, растоптали, бросили в грязь, прошлись по нему и вернули на место в грудь.

Было больно, обидно, страшно.

Страшно возвращаться в школу, страшно продолжать учиться в одном классе с этими людьми.

И очень обидно за слова Лёши. Он уже не раз и не два попрекал меня тем, что я не ношу юбки и каблуки.

А не ношу я их по одной простой причине – я прячу синяки.

Мое невезение доходит до абсолюта. Каждый день меня током бьют двери в метро, я поскальзываюсь на полу. Потом в вагоне пассажиры постоянно бьют меня по ногам тростями, пакетами с чем-то острым, колючим и твердым.

Если б все мои синяки за последние три месяца собрать вместе, я бы смогла создать свою черную дыру.

Другие книги автора

Все книги автора
Рейтинг@Mail.ru