Гадание на крови

Леонид Моргун
Гадание на крови

© Л. И. Моргун. 2020

* * *

Действующие лица

Аполлоний из Тианы – бродячий философ

Дамид – его ученик

Домициан – император Рима

Домиция – его жена

Клемент – ее брат

Нерва —

Руф – сенаторы

Орфит – писатель

Вейентон —

Криспин —

Монтан – приближенные Домициана

Рубрий —

Армиллат —

Элиан – начальник дворцовой стражи (префект претория)

Парфений – спальник императора

Альбина – гетера

Парис – актер-»герой»

Дифил – актер-»героиня»

Латин – актер-»пантомим»

Деметрий – философ

Тюремщик

Бедняк

Богач

Сенаторы, судьи, солдаты, рабы, служанки, горожане.

Действие происходит в Древнем Риме, Коринфе.

Время действия: 95–96 годы нашей эры.

Действие первое

Явление первое

Вечер. Сад, разбитый вокруг виллы сенатора Нервы.

Дифил, потом Домиция, Парис, Альбина, Орфит, Руф Нерва. Только что закончилось сценическое представление.

Дифил (вбегая)

Долой!.. Долой! Парик, котурны, груди,

Фальшивый зад и локоны витые!

Клянусь, уже себе в наряде женском

Кажусь я чем-то средним меж мужчиной

И женщиной, особенно как строить

Вновь начинает глазки Армиллат.

Как ненавистен мне убийца этот!

Палачь проклятый, по его доносам

Все говорят, людей погибло больше,

Чем от Везувия, когда горящей лавой

Помпеи он залил с Геркуланумом.

Его отправил с нами император

В сопровождение своей супруги.

Младенец умер у нее недавно.

Теперь она спешит в Самофракию,

Чтобы Богине жертвы принести

И выполить второго поскорее.

А я так думаю, когда б она к Приапу

Плодотворящему имела снисхождение,

Гораздо б больше шансов поимела

Ребенка вымолить. Хотя, куда ей?

Хранит она невинность, как весталка,

Чем гонит воздыхателей несчастных.

У каждого из них свои приемы,

Чтоб сокрушить твердыни целомудрия.

Орфит, писатель, сочиняет оды.

Руф, друг его, все зыркает глазами

Да речи произносит о паденьи

Латинских нравов. А мой друг Парис,

На сцене нашего театра ставит пьесы,

В которых, отомстив мужьям-тиранам,

Их дурят жены с ловкими дружками.

Она смеется, но себя блюдет…

Да вот они! Куда бы затаиться,

Чтобы узнать, о чем они воркуют?..

(прячется под застланное ложе)

Входят Домиция и Парис

Домиция

Несчастный Одиссей! Когда б узнал он,

Как дерзко ты с неверной Пенелопой

Его обставили – удрал бы из Аида,

Чтобы тебя распять, как Иксиона,

На колесе пылающем.

Парис

С восторгом

Я принял бы подобную же участь,

Когда б мне удалось, как Иксиону,

Прижать к груди жену владыки мира.

Домиция

Конечно, встретив в рубище ее,

Ты ей не подарил бы даже взора.

Другое дело – «быть с женой владыки»!

Парис

Напрасно ты считаешь, что погреться

Хочу в лучах твоей златой короны.

Лукавлю я, как правило, нак сцене,

А в жизни быть хочу самим собою.

И если говорю с тобой, то честно.

Слова мои от мыслей не разнятся.

Поверь, тебя люблю я…

Домиция

Это слово

Опять ты произнес? Ну сколько можно

Мне повторять: не верю я любовям

И театральным вашим страстотерпцам.

Смешны коровьи страсти Клитемнестры,

Электры вопли, стоны Андромеды.

Ну где ты видел этакое в жизни?

С реальностью имеют ваши пьесы

Настолько ж мало общего, насколько

Смешны попытки вашего Дифила

За женщину нормальную сойти.

Парис

Бедняга, так старался на девицу

Он походить, что и в обычной жизни

Ходить уж начал, бедрами виляя…

И я актерство так же начинал.

Домиция

Противны мне подобные потуги!

Нельзя уродство выдать за искусство

Парис

Но я ведь так же мало схож с Язоном

И Геркулесом… А меж тем играю,

И душу свою вкладываю в роли.

И я… урод?

Домиция

Я так не говорила.

Мужчина ты и держишься прилично

До той поры, пока не начинаешь

Мне вновь надоедать своей «любовью».

Парис

Но что же делать, коль мутится разум?

Глаза застит туман, в душе смятенье,

Когда тебя увижу? Что мне делать,

Коль сердце наполняет ликованье

И трепет, стоит голос твой услышать?

Домиция

Безумец, тише!..

Парис

Если я безумец,

Тогда пущусь я в пляску, всем на ужас

Дом подожгу, на дерево полезу

И бесноваться буду, восклицая:

«Домицию, Домицию люблю!..»

Домиция

Сказала я тебе, чтоб это слово…

Парис

Прости, его не повторю я больше.

Но если б согласилась ты однажды

Поговорить со мною с глазу на глаз,

Тебя убедить бы постарался,

Что есть любовь великая на свете.

Домиция

Ну что ж… Согласна я. Сегодня ночью

Когда уснет мой братец, что шпионить

За мной приставлен, я тебя приму.

Я из-за храпа жуткого его

Все ночи провожу без сна. Готовь же

Все доводы свои в защиту чувства,

В которое я, в общем-то не верю…

(уходит)

Парис

О как бы я хотел не оппонента,

А слушателя вдумчивого встретить

В твоем лице…

Входит Альбина

Альбина

Привет, Парис! Дифила не встречал ты?

Парис

Нет, а на что тебе он?

Альбина

Отодрать

Его решила за уши, паршивца!

Парис

Да в чем он пред тобою провинился?

Альбина

Он начал строит глазки Армиллату.

А тот – моя законная добыча.

Парис

Постой, но ты ведь езала с Клементом.

Иль уже брат императрицы нашей

Остыл к тебе так быстро?

Альбина

Вот уж дудки!

Такой еще на свете не родился

Красавец, чтобы первым меня бросил.

Он просто надоел мне. Вот зануда!

Храпит ужасно и орет во сне.

А Армиллат, хоть сволочь, но богатый

И щедрый, говорят…

Парис

Так, как сандалии

Господ своих меняешь

Альбина

Да, я, к счастью,

В отличие от вас, господ-актеров,

Вольна играть в какой угодно пьесе

И выбирать сама себе хозяев.

(уходит)

Парис

Подумать только, даже проститутка,

На ложе у которой побывало

Мужчин побольше, чем в ином сортире,

И та пред нами вольностью кичится!

За что ты нас караешь, Мельпомена?

Иль на роду написано актерам

Столетьями пред властью пресмыкаться?

(уходит)

Дифил (выглядывая)

Вот это да! Удобнейшее место!

Клянусь, куплю у Нервы это ложе.

Как много тайн заветных мне открылось

За полчаса, что я под ним провел.

Ба, вот и сам хозяин. Неразлучны

С ним два сенатора, Орфит и Руф.

Что ж… снова спрячусь!..

Входят Нерва, Руф и Орфит

Руф

Ну не молчи, скажи одно лишь слово:

«Да» или «нет». Орфит, зачем молчишь ты?

Нерва

Не расточайте перлы красноречья,

Чтобы меня склонить на это дело.

Я не был никогда авантюристом.

Орфит

Но ведь тебе никто не предлагает

Начать войну иль заговор возглавить.

Нерва

Да получить вам надо лишь согласье

На то, что б я возглавил государство,

Когда вы императора убьете…

Руф

Т-с-с!.. Разве можно громко

Об этом говорить?

Нерва

С саду моем

Ушей я не ращу.

Руф

Не значит это,

Что у других они завяли.

Нерва

Пусть же слышит,

Кто может: я, сенатор Нерва, бывший консул

Дать не могу согласья своего

На это злодеяние.

Орфит

Итак, на троне

По-прежнему останется тиран…

Нерва

Мне тоже он не нравится нисколько..

Но где найти нам Августа второго?

А впрочем, поступайте, как хотите.

Руф

Тогда… покончу нынче ж я с собою,

Пока на нас обоих не донес ты.

Нерва

Я знаю вас обоих с малолетства.

Дружил сызмальства с вашими отцами…

Руф

И все равно, ты донести обязан.

Иль в случае провала сам погибнешь.

Нельзя нам медлить дольше. С каждым часом

Становится свирепее тиран.

Уже досье готово на Орфита.

Нерва

За что?

Орфит

За книгу новую мою

Ее конфисковали.

Нерва

Как же слышал,

«Записки об эпохе»… Да, занятно…

И очень едко… Что ж вы замолчали?

Коль все у вас готово для удара,

Смелее бейте!

Орфит

Нет средь нас единства

Руф

Боимся все мы худшего тирана.

Коль власть возьмут Кристин иль Вейентон,

Страна в крови потонет. Элиану

Не доверяем мы.

Нерва

Лихим рубакой

Он раньше был…

Руф

Стал тряпкой половою.

Сломался он под страхом каждодневным.

Когда б ты согласился власть принять,

Сам бог спасти б не мог Домициана!

Нерва

Не знаю я… Все это так похоже

На сальца лакомый кусочек,

Привязанный к взведенной мышеловке…

Входит раб.

Раб

Мой господин, у нас уж все готово.

Кабанчик стынет, устрицы томятся

И застывает сало на фазанах…

Нерва

Зови гостей! Уж коль мою хибару

Императрица с братом посетили

И даже нас порадовали пьесой,

Достойно мы отплатим за нее!

Пир зададим такой, чтоб и лукуллу,

Когда он видит нас, завидно стало!

Уходят.

Дифил (выглядывая из-под ложа)

Погиб! Пропал! Увы, Дифил несчастный!

 

Будь проклаты и день тот, и мгновенье,

Когда решил под ложе я забраться.

Сейчас мне и прокрустово б милее

И безопасней показалось… Прочь! Немедля!

Бежать отсюда…

Входит Армиллат.

Армиллат

Погоди, любезный!

Не убегай, лукавый постреленок!

Дифил

Ну вот еще! Чего ты привязался?

Что бегаешь за мной, урод кровавый?

Армиллат

Грубишь напрасно. Было бы мудрее

Тебе принять и золото, и дружбу,

Которыми тебя осыплю щедро.

Дифил

Мне дружба не нужна твоя!

Армиллат

А деньги?

Я полный кошелек тебе насыплю,

Когда расскажешь мне все, что услышал

Ты, милый друг, под ложем притаившись.

Дифил

Клянусь вам, я полез под это ложе

Колечко поискать и совершенно

Не видел никого да и не слышал!

Армиллат

Врешь, голубок, за Нервой два часа я

Приглядываю, по губам пытаюсь

Прочесть, о чем они болтают тут с Орфитом

И Руфом. Тайну я тебе открою:

Они уж на крючке у государя,

Всех ждет арест с минуты на минуту.

Домициану нужен только повод,

Чтоб их отдать под суд. Орфиту с Руфом

Он разрешил жену на богомолье

Сопровождать затем, чтоб дать возможность

Им вдосталь поругать себя, затем же

Меня послал подслушивать за ними.

Дифил

Зачем ты мне все это говоришь?

Армиллат

Затем, чтоб понял ты, своим доносом,

Ты участи не переменишь их.

Орфит, Руф, Нерва – все они погибнут.

Ничто их не спасет. Но предлагаю

Тебе я сто сестерциев за то, чтоб

Ты рассказал, о чем они болтали,

Прогуливаясь здесь. Ты это слышал.

Не отрицай.

Дифил

Ну, прям как клещ вцепился!

Пошел отсюда, подлый соглядатай!

Откуда вас так много расплодилось?!

Не ты ли доносил на нас, как будто

Мы пьесами веселыми своими

На что-то там такое намекаем?

Пошел к чертям! Коль что я и услышал,

Я сам о том скажу Домициану.

Меня он любит и поверит мне,

И наградит не сотнею сестерций

А полновесным золотом червонным! (убегает)

Армиллат

Ну, молодежь пошла! Всего от роду

Шестнадцать лет, а знаю досконально

И выгоду свою и где удобней

Смолчать, а где – сказать. Держись, негодник!

Посмотрим, как ты дальше запоешь,

В тот час, когда заставлю я тебя

Играть в моей комедии роль жертвы! (уходит)

Явление второе

Богато убранные столы установлены в саду. За столами на трехместных ложах, так называемых «клинах» возлежат Нерва, Орфит, Руф, Парис, Дифил, Альбина, Клемент, Армиллат. Домиция сидит в кресле. Им прислуживают рабы, разнося закуски и подливая напитки.

Нерва

И что же, он так прямо и сказал?

Руф

Так и сказал, причем ломая руки:

«Отцы-сенаторы, позвольте вас просить

О милости, которой мне добиться

От вас, я знаю, будет нелегко.

Молю вас не карать злодеев строго.

Позвольте им самим уйти из жизни

Кто как захочет. Пусть простятся с жизнью

Они в кругу родных своих и близких,

Избавив нас от зрелища лихого…»

(Клементу) А дальше как?

Клемент

«…и чтоб народ нас не винил за строгость,

А понял, что и я был на суде

И вас склонил судить помилосердней…»

(общий смешок)

Домиция

Неправы те, кто упрекал супруга

В отсутствии талантов. Пусть Нерону

Он не чета, стихов не сочиняет

И песнями народ не веселит,

Но роль свою отменно исполняет.

При этом сцена для него – сенат…

Парис

А мир – театр!.. Но где аплодисменты?

А-у-у! Эй, публика, куда ж ты подевалась?

Ах, меломаны, театралы, вот я вас!..

Да вот они! Ну как же – все довольны.

Наш зритель тих и умиротворен,

Но аплодировать возможности лишен —

В ладошки его гвоздики забиты.

(Корчит рожу, разводит руками, изображая распятого, общий смех).

Домиция

А ты, Парис, отчаянный завистник.

Все злишься, что за жизнь свою в театре

Сыграть ты был не в силах сотой доли ролей Домициана…

Парис

Непременно

Ему скажи, что я и не стремился

Тягаться с богом, мы актеры, помним,

Какая участь Марсия постигла.

Разим мы деревянными мечами.

Коль льется кровь – она из кошенили.

Текут обильно лукавые слезы,

И даже женщин царственных в театре

Играют наши мальчики-актеры…

Дифил

Причем превосходя реальных женщин

Манерами, изяществом и нравом.

Альбина

Тьфу! Извращенец! И нашел, чем хвастать!

Не место нашим женщинам на сцене.

Они должны дарить любовь и нежность,

Ведь я права?!

Клемент

Всегда права ты, милая вакханка,

Особенно когда пылаешь гневом

И мечешь молнии…

Нерва

Но все-таки, друзья,

Давайте предоставим лицедеям

Своей капризной музе поклоняться,

Гетерам возносить хвалы Киприде,

А нам, мужам, в сенате облысевшим,

Молиться господину своему.

Орфит

Да будет с ним палладиум Минервы!

Все (хором)

Да будет!

(Пьют)

Домиция

Вот, право же, несчастнейшая участь

Супругой быть владыки государства.

Куда ни глянешь – вмиг все очи долу,

Хоть в рожу плюнь – осклабятся умильно.

Все сводят речи к вечной благодати,

Которая сияет над супругом,

Как будто он хоть шевельнул мизинцем,

Чтобы поста добиться своего.

Нерва

Никто не говорит, что он стремился.

Руф

Случайность привела его к престолу.

Его брат, Тит, почил от лихорадки…

Домиция

Да не о том я!

Армиллат

Сорок человек

Плетями на комиции забили.

Всю лавку книжную, приказчиков, рабов

Что пасквиль злонамеренный читали

И переписывали. Пишут негодяи,

Что больно уж некстати лихорадка

Свалилась на божественного Тита,

Что яд ему в грибах преподнесли…

Нерва

Так что же ты, милейший, уверяешь,

Что незаконно государь наш правит

Четырнадцатый год?..

Армиллат

Я только рассказал вам о процессе,

Который проходил на той неделе…

Входит Управитель

Управитель

Вас спрашивают двое.

Нерва

Кто такие?

Управитель

Диковинного вида, тог не носят,

Но держатся уверенно и нагло.

Нерва

Чего им надо? Ты у них спросил?

Управитель

Они сказали: их ты пригласил.

Нерва (вставая)

Простите, отлучусь я на минуту…

Домиция

Ни в коем случае! Зови-ка их сюда,

А мы посмотрим, с кем ты дружбу водишь,

Так далеко от Рима удалившись.

Нерва

Однако, я клянусь вам, на сегодня

Не звал я никого… (управителю) пускай войдут!

Управитель уходит и возвращается с Аполлонием и Дамидом

Нерва

Сказали вы, что мной приглашены,

Но я обоих вас впервые вижу.

Аполлоний

Когда ты Нерва, о котором я

Наслышан уж порядком, то меня ты

Не знать не можешь. Слышал я, скупаешь

Ты книги философские, в которых

Мужи мудрейшие разгадки ищут

Задач, что нам природа задала.

Когда ты собираешь их усердно

Под кров гостеприимный, я подумал,

Что в доме у тебя Найдется место

И одному философу живому.

Домиция (захлопав в ладоши)

Так ты философ? И бродячий? Что за прелесть!

Аполлоний

Да, госпожа, хотя не нахожу

В том ничего забавного для женщин.

Нерва

Скажи мне свое имя.

Аполлоний

Аполлоний.

Орфит

Из Тианы?

Аполлоний

Вот именно.

Орфит (Нерве)

Ты помнишь?

Тебе о нем писал я.

Нерва

Как же, как же…

Я о тебе порядочно наслышан.

Прошу, распоряжайся в этом доме,

Как в собственном, приляг скорей к столу…

Аполлоний

Позволь мне сесть. Лежу я лишь во сне.

Нерва

Как хочешь. Мальчик, кресло господину.

С тобой твой друг?

Аполлоний

Он верный ученик мой.

Нерва

О, счастливец! Мечтал и я в свои младые годы

Всецело философии отдаться,

Отправиться в Элладу и пристать там

К какой-нибудь смиренномудрой школе…

Поешьте же, вы голодны, наверно,

Вот устрицы, кабанчик приостыл,

Но, кажется, еще вполне съедобен…

Аполлоний

Я съем немного хлеба и оливок.

Осмыслив место человека в мире,

Где он – лишь тварь, ничем не лучше прочих,

Стараюсь я не жить за счет других.

Ведь и улитки, и тунцы, и свиньи

Одарены великим правом жизни,

Телами их стесняюсь я питаться

Домиция

А молоком?

Аполлоний

Оно нужней телятам.

Домиция

Но носишь ты хитон. А шерсть, конечно

Нужней овечкам…

Аполлоний

Истинная правда.

И потому хитон ношу льняной я.

Он солнцу лишь обязан проявленьем

На свет, да нашей Матери-Земле.

И им я жертвы приношу смиренно.

Армиллат

И что же ты им жертвуешь, философ?

Коней, быков иль телок злоторогих?

Аполлоний

Я возношу им горсть воды студёной,

Свои слова, идущие от сердца,

Свои дела, которых не стыжусь.

Нерва

Я рад, что ты, мудрейший Аполлоний,

Меня вознаградил своим приходом.

Вином массикским терпким и душистым

Прошу почтить я истинную мудрость,

Ту мудрость, что спасет наш мир злосчастный

От полного паденья в бездну мрака.

(Пьют).

Альбина

А почему не пьет виновник тоста?

Вино – оно лишь цветом схоже с кровью,

А давится из виноградных гроздий.

Аполлоний

Я знаю, как вино изготовляют.

Вы пейте, коль вам нравится туманить

Рассудок свой, философу нужнее

Иметь на мир взгляд трезвый и холодный.

Нерва

Какая честь для моего жилища

Приютом быть тому, перед кем дворцы

Открыты были.

Альбина

Это… перед этим?..

И у кого ж бывал ты во дворцах?

Аполлоний

Был у царя парфянского Вардана,

У мудрого индийского Фраата,

Был в Мидии у славного Пакора.

Альбина

Коль ты такой мудрец, так отчего же

Не смог у них ты выцыганить денег,

Чтоб дом себе купить, одежку справить,

А бродишь с клюшкой по миру, как нищий,

И даже без сумы.

Аполлоний

Что ж тут такого?

Не нищий я, сума мне не нужна.

Богаче я всех Крезов и Мидасов.

Ваш цезарь предо мной – бедняк последний.

Армиллат

Есть злато у тебя?

Аполлоний

Получше злата.

Валюта, что с годами не тускнеет,

Армиллат

Дай посмотреть!

Аполлоний

Дам, коли взять сумеешь.

Мое богатство – Правда, Доброта,

Честь, Рассудительность и Справедливость.

Армиллат

Хорош товар… да только в этом мире

Не ценится.

Аполлоний

Вина в том не товара,

А мира вашего, верней, его беда.

Домиция

Я думала, ты маг и чародей,

Покажешь фокус нам, глотнешь огонь,

Стеклом закусишь… Ты же все бормочешь

О чем-то непонятном…

Парис

Ах, царица!

Да он актер! И кстати, бесталанный.

В отличие от нас, что с реквизитом

Мотаются по городам и весям,

Играя нынче здесь, а завтра там.

Он носит свой театр в самом себе

И развлекает не толпу людскую

А знатных грамотеев, вроде Нервы.

Ведь верно, брат Дифил?

Дифил

Да, брат Парис.

Не сравнивал бы я его потуги

С искусством муз, хоть он и Аполлоний.

Аполлоний

И ты судья мне, лицедей бескровный,

Утративший и пол, и естество?

Парис

Да, он актер, и что же из того?

Мы честно зарабатываем деньги.

Сегодня я – Парис, а завтра стану

Иль Агамемноном иль богом Аполлоном,

Я воплощаюсь в сотни разных масок,

Своим искусством праведным неся

Простым плебеям, всадникам, вельможам

Великие и вечные идеи. Добра и Света.

И счастлив я, когда людское стадо,

Лишь час назад безумное, тупое

Под действием волшебных чар театра

Становится добрей и человечней,

И проклинает силы Тьмы и Злобы,

Которые сегодня правят миром.

И если нынче есть у нас Мораль,

И ходим мы на двух ногах, питаясь

Вином и хлебом, а не мясом человечьим,

Так в том заслуга вечного Искусства,

Что мир спасает от паденья в пропасть.

А что несешь им ты?

Аполлоний

Несу я правду.

 

Ту истину, прямую и простую,

Которая таится в ваших душах,

Как птица в клетке. Как же вы боитесь

Ее на волю выпустить, стыдитесь

Самим себе признаться в трупоедстве.

«Мораль», ты говоришь, а сам развратен,

«Хлеб и вино», а как же миллионы,

Что лишены и корки плесневелой

И продают детей своих в неволю,

Чтоб только прокормиться. Каннибалы

Сидят во всех присутственных местах.

Любая должность прейскурант имеет

И чуть ли с молотка не продается.

Армиллат

Про то, возможно, цезарь наш не знает…

Аполлоний

Не знает?

Значит грош ему цена!

Домиция

Ну и смельчак!

Нерва

Эй! Кто там?! Что стоите!..

Вина давайте! Выпьем, господа…

Домиция

За что прикажешь пить, коль не оставил

Нам тем для тостов твой любезный гость.

Альбина

Я предлагаю выпить за Любовь!

Она нас отличает от животных,

Она одна роднит людей с богами.

Она – услада вечная и радость!

Все тленно в мире, лишь Любовь вечна!

Все

Браво! Восхитительно! Прелестно

Клемент

Станцуй нам, несравненная. Тем самым

Докажешь ты угрюмому скитальцу,

Что есть на свете вечный идеал.

Альбина

Охотно, господин мой!..

(Танцует вакхический танец. К ней присоединяются Дифил и Парис)

Нерва (Аполлонию)

Я, право, сожалею,

Что ты попал во внеурочный день.

Гостит у нас императрица с братом.

С друзьями я сегодня собираюсь

Попеть, потанцевать, повеселиться.

Мы мудростью займемся на досуге.

Аполлоний

Не девка мудрость, чтоб возиться с нею,

Когда угодно плоти. Откровенно

Скажу, что не обижен на тебя.

Ты – просто человек, и уст твоих

Пока источник Правды не коснулся.

Орфит (указывая на танцующую Альбину)

А это… Ты не считаешь истиной великой?

В чем правда, как не в сладостной гармонии

Искусства, Красоты и Вдохновенья?

Аполлоний

Талантливым природы отраженьем

И осмыслением законом бытия

Искусству должно быть, я полагаю.

Когда ж ты этим словом именуешь

Прыжки накрашенной, полураздетой шлюхи…

Альбина

Ах ты… мерзавец! Дурень волосатый!

Ты – хам! Какая шлюха я тебе?

Аполлоний

А кто же ты, прости?

Альбина

Я? Я – гетера!

Искушена я в пении и танце,

Обучена и грамоте недурно

Могу гостей занять беседой светской.

Да если хочешь знать, мне Ювенал

Перед отъездом посвятил эклогу!

Аполлоний

Прости, тогда ты трижды шлюха. Если

Портовые торгуют только телом,

Ты, милая, блудишь еще талантом…

Домиция

Так ты и наслажденье отрицаешь,

Как деньги, красоту, искусство, танец?

Во что же веришь ты?

Аполлоний

Лишь в человека.

И в то его высокое призванье,

Что не сейчас, но через тьму веков

Его поднимет до вершин Олимпа.

Армиллат

Да ты же – еретик! В богов не веришь!

Так и запишем!

Аполлоний

Как же я могу

Не верить в них, когда любые боги

Ко мне благоволят? Предупреждают

О всяких напастях и просто помогают.

Дифил

Так ты – провидец? Это презабавно.

А может быть ты что-то предречешь нам,

Такое, чтоб поверили мы в мудрость

Твою и истинность ученья?

Аполлоний

Я не хотел бы злоупотреблять

По пустякам искусством предсказанья.

Ну… скажем… чрез неделю или две

Чума должна в округе разразиться.

Поэтому вам лучше возвратиться.

Дифил

Шалишь, философ, через две недели

И дух простынет твой. А смерти день

Ты нагадать кому-нибудь сумеешь? Хотя бы мне!

Нерва

Не место здесь для глупостей. Гаданья,

Как всем известно Цезарь запретил.

Аполлоний

И прав был. Потому что шарлатаны,

Используя доверчивость людскую,

На магии неплохо наживались.

Но не возьму с него я ни гроша.

Во-первых, равнодушен я к богатству,

А во-вторых, ему и так недолго

Бродить по жизни. Пьянство и гетеры

Его убьют скорей, чем острый нож.

Дифил

Так будешь ты гадать?

Аполлоний

И всеж, подумай.

Удел ужасный знать кончины день.

Забудешь ты давешнюю беспечность.

Ты похоронишь заживо себя

И обратишь дни ожиданья в пытку,

С которой даже Танталловы муки

В сравненье не идут…

Армиллат

Несчастный мальчик!

Его душа горит от страшной тайны,

Которую он давеча подслушал,

В саду, под ложем прячась…

Парис

Что за тайна?

Дифил

Нет-нет, Парис, клянусь,

Я тайну сохраню твою и… Дьявол!

Так будешь ты гадать?

Армиллат (Нерве)

Он много слышал.

И записал твою беседу с Руфом.

Аполлоний

Я не хочу законов нарушать.

Домиция

А я от них тебя освобождаю!

Гадай ему, к оль ты и впрямь способен

Провидеть нити, что прядут нам Парки.

Аполлоний

Освободите стол и дайте нож.

Армиллат

Так что же, ты его зарезать хочешь?

Аполлоний

Нисколько. Я хочу ему открыть

День смерти, коль он сам того желает.

Царапну я его и в капле крови

На лезвии ножа ему явится

Все, что ему фортуна посулит.

Дифил

Что ж, я готов!

Аполлоний

Лежи, не шевелись.

Глаза раскрой пошире, тихо внемли

Биенью сердца своего, сосредоточься

На язычке светильника. Прошу вас,

Все прочие огни задуть. Итак,

Жизнь твоя – пламя на конце свечи,

Колеблемое буйными ветрами…

Альбина

Ой!.. мне страшно!

Парис

Дурочка, не трусь,

Таких лихих парней, как наш Дифил,

Лишь черт с рогами испугать способен,

Да и тому он живо хвост накрутит…

Орфит

Напрасно мы затеяли все это…

Руф

О, как бы я желал, чтобы блудливый

Щенок Домицианов нынче ж помер!..

Нерва

Не надо волноваться. Обвиненья

Все ваши на себя приму я, ведь недаром

Я все-таки заслуженный сенатор

И бывший консул…

Руф

Или ты не знаешь,

Что в наше время ни один из смертны[

Не может быть от плахи застрахован?

(Аполлоний производит над Дифилом магические пассы, погружая его в транс).

Аполлоний

Проснешься ты, шипение заслышав

Своей крови на лезвии ножа,

Когда ее огонь свечи коснется,

Узнаешь ты своей кончины миг…

Армиллат

Смотрите, нож он в сердце погрузил!..

Дамид

Совсем не в сердце, только поцарапал…

Дифил

О боги… что вы… Никогда!.. Неправда!..

Молю вас: нет! Нет, только не сегодня!

За что?! За что? О боже мой! За что?

(рыдает).

Зажигается свет.

Нерва (Аполлонию)

Когда ему кончину ты предрек?

Аполлоний

Не предрекал я ничего ему. Открыл

Лишь путь ему в пучину преисподней.

И он увидел смерть свою, она

Его, должно быть, скоро навестит.

Дифил

О, горе, горе мне!..

Нерва

Не плачь, малыш!

Ну, успокойся, я тебя в обиду

Не дам злодеям черным и убийцам.

Тебя я в лучшей спальне помещу,

Поставлю стражей прям у изголовья.

Двух бывших гладиаторов, они

Ни черта и ни бога не боятся.

Пусть сам Танат придет, его проводят

Они пинками в зад!..

Аполлоний

А я бы попросил

Оставить на ночь юношу со мною.

Мне ведом нрав потусторонних сил

И привидений я не опасаюсь.

Ведь так, дамид?

Дамид

Нам духи нипочем!

Вот, давеча в горах явился призрак.

Учитель так его заговорил,

Что драпал он пятнадцать миль по скалам,

Округу жутким воплем оглашая…

Дифил

Нет, нет, прошу вас, только не его!

Мне дайте просто комнату без окон,

С засовом прочным на дверях, а также,

Как обещали, стражу не забудьте.

Рабов я ваших щедро одарю,

Чтобы они всю ночь глаз не смыкали.

(Парису) А ты, друг, нож ужасный сохрани.

Картина страшная на нем запечатлелась.

Коль эту ночь переживу, то мы с тобой

Всласть над гаданьем этим посмеемся.

Нерва (управителю)

Вели немедля комнаты готовить.

Прошу, друзья, по спальням разойтись.

Для вас довольно комнат в этом доме.

Второй этаж весь вам принадлежит,

Императрице предлагаю я

Занять жены моей покойной спальню.

Парис

Надеюсь, старина, что ты, забывшись,

Проведать ее ночью не придешь…

Орфит

Садись, наглец!

Парис

Мне нечего стыдиться.

С Дифилом лягу я, как встарь бывало,

Когда ютились мы в одной конурке.

Нерва (Руфу)

Прошу тебя, служанкам прикажи

Им комнату глухую приготовить.

Она второй идет по коридору.

Тебя же, Армиллата и Орфита

Я вместе помещу. А вот с Клементом

Как быть – ума не приложу… (Клемент дремлет)

Армиллат

Пускай покой его хранит Альбина.

Нерва

Вот и прекрасно, в самой крайней спальне

Для вас рабы уже готовят ложа.

(Аполлонию и Дамиду)

А вас… не знаю, где и поместить.

Дамид

Я предпочел бы лечь на сеновале,

Там меньше комаров, да и устал я.

Мне непривычно столько есть и пить.

Нерва

И славно, сеновал – за домом сразу.

И сено только скошено. Я лично

Не знаю ложа лучшего. (Аполлонию) А ты…

Аполлоний

Я предпочел бы отдохнуть в саду.

Нерва

Тебе соседство скоро я составлю.

Лишь размещу гостей и вниз сойду.

(Сад пустеет).

Рейтинг@Mail.ru