Дом

Леонид Александрович Машинский
Дом

Вращение

Переполнен, переполнен

Всеми о’бразами мира –

Уж к закату близок полдень,

Истрепала струны лира.

Плод созрел, ещё немного –

Потечёт невкусной жижей.

Откровенье эпилога

Всё отчётливей и ближе.

Жили-были, пили-ели,

Снова око одиноко.

В самом центре карусели

Мне досталась роль пророка.

Но загнулось время кругом

На колу, меня вертящем:

Сны и дни – не друг за другом –

Всё толпится в настоящем.

Что же раньше? Что важнее?

То, что ярче – то и свято?

Или – в беге есть идея?

Или – он за грех расплата?

Для чего вращенье это,

Где замкнулась вереница?

Мне бы хоть клочок сюжета –

Я бы знал, к чему стремиться!

Пестротою грозной мучим

Я, но всё ж не загнан в угол.

Снизу ноги, сверху тучи –

Значит я макушкой к дому.

01.09.10

Осень в лесу

Всё тише лес. И ветру – больше воли,

Он меж стволов гуляет кобелём.

Желтеют листья от холодной боли

И – в черенках – слабеют на излом.

В кустах не слышно хохота и брани –

Легло на воздух бремя птичьих стай

И небо еле держится на грани,

Чуть-чуть переливаясь через край.

И сердце растворяется в эфире,

И тело выдаёт на бис слезу…

Но чем врата возвышенного шире,

Тем нам любезней суета внизу.

В сырой траве стареют мухоморы,

Лисички стонет медная труба.

И звери малые – на страх покинув норы –

Идут поесть полезного гриба.

От осени – к теплу стремится всякий –

К себе подобным, к пище и к семье.

И только престарелые собаки

Уходят не спеша в небытие.

09.10.10

Рассуждение

У моего существования –

Сомнительные основания:

Квартирка, денежек чуть-чуть

И в бездну одинокий путь.

Но есть же люди и успешные,

Не все уж столь и многогрешные:

Побольше дом, побольше счёт,

И – вот беда! – один исход.

17.02.11

Реальность

Здесь ли я, здесь ли? На месте ли я?

В чьих я руках? Что за страшная сила?

Это любовь, как большая змея,

Сердце моё обняла и сдавила.

Не ускользнуть мне из этой петли –

Нет в ней разрыва и нет в ней изъяна.

Только во внутренней сонной дали –

Вольная воля и странные страны!

Я, восходя, покидаю кольцо;

Веером в тропах сознанье дробится.

На виражах я теряю лицо,

Но обретаю всё новые лица.

В небо ведущие, улицы злы,

Но только там веет ветер здоровый.

Вынужден я разрубить все узлы,

Чтоб насладиться реальностью новой!

Я вырываюсь, всплываю со дна,

Ощупью кверху ступени считаю.

Высь голубая отсюда видна,

Но надо мною – стена водяная.

Эта дорога ведёт по кривой,

Мечется, как всполошённая птица;

И не пойму я, смогу ли живой

Я из побега домой возвратиться!

15.03.11

Потворство страху

Свет погас, и страшно стало,

Пальцы сделались как лёд.

Страх в тебя вонзает жало,

Яд до сердца достаёт.

Плоть дрожит листом осины

На холодном ветерке.

Сердце стынет комом глины

В чьей-то каменной руке.

Неизбывною тоскою

Явь глядит в тебя сквозь тьму,

Но и сон – ничто иное

Как ничто и никчему.

Мысли без толку ветвятся,

Задевая провода.

Может, следует поддаться

Этой тяге в никуда?

Может, следует раскрыться,

Стать безличным ветерком?..

И тогда влетит как птица

Смерть в тебя как в новый дом.

31.10.11

Ночной паром

Ночной автобус рассекает лес,

А мы внутри пытаемся забыться.

И вот теряет тело смертный вес,

И яви растворяется граница.

Земля плывёт по небу, как паром,

Подобны ряске сгустки звёздной пыли,

И месяц нависает топором над всем,

Что мы когда-либо любили.

И ранний месяц склонен резать, брить

И отрубать ненужные детали,

И вряд ли уцелеет ныне нить

Надежды зацепиться на причале.

Мы в безнадёжном дрейфе, и, паря,

Мы потеряли ощущенье дома.

Похоже, что обычная заря

Не сможет разбудить людей парома.

Движенью равномерному покой

Равняется, и мы, забыв о цели,

Не чувствуем обиды никакой,

Хотя уже находимся не в теле.

28.05.12

Нега

Как хорошо не делать ничего,

Лежать в дому, почитывая книгу,

С улыбкой показав суетам фигу,

Пустить на волю лени естество.

Как сладко спать, забыв о всех делах,

Бесстрашно и беспечно плюнув с ложа

На то, что жизнь шагреневая кожа -

В объятьях сна да сгинет этот страх!

Еда, вода – в запасе, под рукой,

Недалеко идти с иной нуждою.

И мир с его исконною враждою,

Похоже, впал на пару дней в покой.

О, эта нега! Только духота

Порой почти доводит до досады.

Но выглянешь, понюхаешь Плеяды,

Оценишь прочность звёздного моста -

И вновь в берлогу, к книге – вот уют,

Вот от тревог укрыться способ дивный.

И греюсь я, и радуюсь наивно,

Пока часы побудку не пробьют.

08.06.12

Нетленка

Пока рука не отвалилась,

Пиши, пиши… Я и пишу.

Но обстановка накалилась.

Трава. Коси. Иду. Кошу.

Опять пишу. Но очень скоро

Вновь зов по голову мою.

Что там? Засохнут помидоры.

Иди полей. Я воду лью.

Сижу пишу. И снова громы.

Плати за дом. Бегу, плачу.

Пришёл, пишу. Зашёл знакомый.

Поел и выпил. Спать хочу.

И денег нет, и нет здоровья.

Ни женщины, ни перспектив.

Опять пишу своею кровью

Нетленку, а не детектив.

20.06.12

Запах цмина

Вам здесь покажется не очень:

И явно низок потолок,

И самый дом – не слишком прочен,

И скарб достаточно убог.

Вот стол, вот печь, а если вправо,

За печку, любопытный взор

Загнуть – там, на верёвке, травы

Найдутся, прошлогодний сбор.

Уютный вроде бы мирок, но

Пол грязноват. В углах – места

С отставшей штукатуркой. Окна

Закрыты насмерть. Духота.

Есть холодильник, старый. В чане

Вода, вот ковшик. Нехитро'.

А вот – вниманье, горожане! -

Под умывальником – ведро.

Есть календарь, часы, и даже

Есть телефон, домашний. Ой! -

Забыл про радио – щас скажет

Нам что-нибудь про геморрой…

Нет, перерыв. Ну что ж, картина

Почти полна. Но я в долгу

Перед искусством. Запах цмина

Вам описать я не могу.

26.06.12

Хозяин

Всю ночь тяжёлое ненастье

Моею крышею гремело,

И быть в тепле простое счастье

Моё испытывало тело.

Когда зимой гуляет ветер,

Весьма усугубляя стужу,

Приятно вспоминать о лете,

Нечасто выходя наружу.

К тому же, я, кормушку птичью

Соорудив, смотрю украдкой

На жизнь несладкую синичью

И жизнь свою считаю сладкой.

Меня не только печка греет,

В кастрюлях – у меня хранится

Еда. А кто запас имеет -

Имеет повод веселиться.

Не по зубам мышам железо,

Отныне – в прошлом их успехи.

А я вот – захочу, залезу,

Достану – и жую орехи.

Не замерзаю, не худею

И даже не сменил привычки.

Отсюда вывод делать смею,

Что я намного лучше птички.

Но чем? Зачем Ему я нужен

В двуногой этой лысой форме?

Такому мне – уют и ужин -

И терпит Он меня и кормит!

А я ленюсь. А мне бы надо

Трудиться. Так я полагаю.

Сейчас допью чаёк и сяду

Ещё глаголы послагаю.

13.12.12

Муравей

Огромный чёрный муравей

Заполз неведомо откуда

В моё жилище и уже

Пасётся мирно третью ночь.

То рядом с мусорным ведром,

То там, где грязная посуда,

Его я вижу – что ж, едой

Могу я муравью помочь.

Но почему он здесь один?

Где остальные? Где царица?

Огромной чёрной головой

Вращает он – лицом солдат.

Зачем проснулся он зимой?

И в темноте ему не спится -

Как будто он решил со мной

Делить томление как брат.

Вся эта жизнь внутри, внутри

Совсем, совсем чужого дома,

В надежде смутной обрести

Семью, друзей, тепло, простор…

Но нет, наверное ему

Надежда вовсе незнакома -

Он просто ищет на полу

И на столе съедобный сор.

А я? Как знать, какое быть

Должно всамделишное лето?

И те, с кем мне по естеству

Пристало быть, – каков их град?

Никак я не пробьюсь сквозь тьму -

Лишь на краю сознанья где-то

Мерцает белой полосой

Не то рассвет, не то закат.

15.03.13

Летающий тюлень

В окно моё тюлень влетел -

В меня он метил, съесть хотел.

Но вышла трусость и промашка -

Лежит меж рам, вздыхает тяжко.

Не знаю, как и почему -

Щенок туда попал к нему.

Он отдыхал, глазами хлопал,

Затем набросился и слопал.

Я был допрошен злым судом:

Зачем пустил тюленя в дом?

Зачем тюлень похож на гуся?

Насели – думал, не спасуся!

Но отпустили. И домой

Вернулся. Где ж тюленьчик мой?

Зато – уж вырос из пелёнок

В моём пространстве журавлёнок,

И вот уж на моём окне

С моею дочкою оне

Гуляют, рассуждают здраво

Рейтинг@Mail.ru