Идеальная жертва

Леанон Сола
Идеальная жертва

В оформлении обложки использована фотография автора Walid Riachy : Pexels, находящаяся в открытом доступе с правом на свободное использование, расположено по адресу: https://www.pexels.com/ru-ru/photo/1450155/

1.1.

Константин приветственно кивнул боссу, вышедшему из наглухо тонированного внедорожника Range Rover.

– Ну как?– не разбрасываясь словами уточнил Михаил Львович Герцин, босс крупнейшей преступной группировки северной столицы.

– Все гладко. Я сам лично перерезал ублюдку горло до самой кости, кровь хлестала, как из свиньи.

– Хорошо, хорошо, Тесак! Я тобой очень доволен. Давно я хотел наградить тебя за верную службу. Я тут думал, Ведь под Фишером был целый район, Ди и особняк у него за городом мама не горюй… а ну ты же там был. Так вот, дом теперь твой, и районом будешь управлять от моего имени.

– Благодарю, Михаил Львович, а… – киллер замолчал, боясь показаться не благодарным. Но босс был в прекрасном настроении.

– Ну что там у тебя, говори, не стесняйся.

– Особняк Фишера мой со всем его содержимым?– неуверенно уточнил Костя. Босс рассмеялся.

– Ты думаешь я пожелаю забрать из дома диван и пару стульев себе на дачу?– Мужчина усмехнулся в ответ.

– Вообще-то я имел в виду дочь Марка. Смазливая девка, и с таким благоговейным страхом пялила на меня свои глазища… хочу ее.– Львович рассмеялся.

– А, вот оно что. Ясно, вам молодым до власти нет дела, да? Мошонка указывает мозгу, а не оборот? Ну, ну. Да забирай, как надоест отдай Осману в бордель, как я собственно и намеревался сделать. Так что можешь не церемонится, девку похоронят вместе с отцом, так что искать никто не будет, по всем бумагам она мертва.

– Превосходно.– Хищно улыбнулся Константин.

***

Уезжая отчитываться боссу, Константин, оставил несколько своих ребят охранять особняк и девку, дочь конкурента и противника Львовича. Тесак был ближайший подчиненный Миши Герцога, один из его воспитанников. Теперь и хата и девчонка, и весь район принадлежали ему, и мужчина предвкушал начало вступления во владения. Костя жадно вспоминал эти огромные испуганные глаза цвета летней травы, представлял как наматывает на кулак эти шелковые пряди цвета спелой ржи, как за этими пухлыми губами скрывается его член. Константин резко дернул руль, выравнивая машину, гудки соседних машин вовремя выдернули его из эротических фантазий.

Через пол часа Костя подъехал к воротам огромного особняка, напоминающего Петергоф в миниатюре. Ну не то чтобы совсем в миниатюре, дом площадью не меньше двух тысяч квадратов на участке около гектара покрытым садами и фонтанами, конечно менее грандиозными чем Петергофские, но все же весьма впечатляющими. Большие кованые ворота медленно разъехались, освобождая проезд к дому.

Зайдя в прихожую, площадью не меньше сотни квадратов, Костя обратился к охраннику.

– Где девчонка? С ней все в порядке, ее никто не трогал?

– Что вы, Константин Сергеич, вы же запретили, никто бы не посмел.

– Хорошо, так где она?– парень усмехнулся, на вопросительный взгляд босса ответив.

– Она в своей комнате, молится.– Брови Тесака поползли вверх.

– Молится?! Да, с ней будет даже веселей чем я предполагал! Ну и где ее комната?

***

Девушка стояла на коленях, привычно уставившись в угол с любимой иконой распятого Спасителя. Глаза были сухими, а в душе пустота. Она совершенно спокойно теперь вспоминала события прошлой ночи. Тот мужчина, которого она увидела открыв глаза, сперва, на какую то долю секунды она подумала, что он ангел, пришедший спасти ее. Но тут же поняла свою ошибку, возможно он и был ангелом, но смерти. Мужчине было немного за тридцать, хорошо сложен. Немного худощавый от природы, он явно прилагал массу усилий для поддержания мышц в таком накаченным состоянии, но все равно был скорее жилистым, чем мускулист. Его красивые голубые глаза были злыми, а аристократично изящные черты лица пугали своей идеальностью. Красивый рот портила презрительная усмешка. Под предводительством этого человека ее выволокли из кровати и оттащили в холл.

– Ну ни хрена себе?– снова усмехнулся этот страшный ангел.– Вы вытащили ее из машины времени из поместья позапрошлого века? Как называется эта хрень на тебе? Ночная сорочка? Моя бабушка и то такие не носила… наверное, никогда ее не видел.– Улыбка мужчины была хищная и очень пугающая.

Лера в жизни не видела столь завораживающей внести, одновременно и красивой, что хотелось любоваться им, и пугающей, вводящей в оцепенение. Другие люди, называющие страшного ангела боссом или Константином Сергеичем, притащили ее отчима. Мужчина преклонного возраста, с лысеющей сединой, брыластым лицом и дряблым животом весь трясся и плакал, умоляя пощадить его. Константин с все той же презрительной улыбкой, легко, словно делает это каждый день, хотя возможно так оно и было, перерезал Марку горло. Кровь брызнула во все стороны, часть ее попала на подол Лериной ночнушки. Если бы девушка и так не стояла на коленях, скорее всего упала бы. Девушка не закричала, а лишь пискнула не открывая рта, и быстро заморгала.

– Уведите ее,– приказал убийца отчима, – я сейчас уеду, утром доложусь Герцогу, потом вернусь. Девку до моего приезда чтоб и пальцем никто не трогал, приеду сам разберусь.

С тех пор Валерия сидела в своей комнате, молится уже не было сил, ее молитвы, судя по всему не доходили до адресата. Но будущие, как не странно не особо пугало девушку, врятли этот Константин или его Герцег придумают для нее жизнь хуже той, что у нее была. В свои двадцать лет она хорошо знала как вести себя с мужчинами, впервые получив урок еще в тринадцать лет, и сомневалась, что смерть отчима что-то для изменит. Вдруг замок на двери щелкнул, девушка быстро обернулась. В дверях стоял тот ангел, во всей своей жуткой красе. Ярко освещенный коридор бросал столб света, нарушая полумрак комнаты. Темный силуэт мужчины с широкими плечами и узкими бедрами замер в проходе. Девушка тоже не шевелилась. Первым тишину нарушил мужчина.

– Ты что здесь делаешь? Почему до сих пор не сняла эту сорочку?

– Простите,– покорно ответила девушка опустив глаза.– Вы мне не говорили… в каком виде ждать вашего возвращения… я не знала…

– Дура,– раздраженно бросил мужчина,– я не это имел в виду. Ты почему не переоделась, твоя ночнушка же вся в крови твоего папаши.

– Да, простите, я не подумала…

– Я вижу,– фыркнул мужчина,– жаль что красивые бабы все такие глупые. Хотя может это и к лучшему. Я приду к тебе вечером, приведи себя в порядок, прими душ и все такое, жаль будет, если ты надоешь мне слишком быстро.

– Я все поняла…– девушка умолкла не договорив.

– Можешь звать меня Константином.

1.2.

Разобрав бумаги и поверхностно изучив круг своих новых обязанностей, Константин откинулся в кресле и пригладил волосы рукой, зажмурился и тяжело вздохнул. Дел по наладке контактов и устранению недовольных предстояла куча. С финансовой частью и бухгалтерией ему поможет Никита, юридическими вопросами займётся Миха, а Саня, Леха и Юрка возьмут на себя управление основными бандами. Ну что ж, парни, столько лет бывшие его верной опорой тоже заслуживают повышения. Если парни захотят, он поможет им открыть бизнес на своей территории. Да, работы предстоит непочатый край,хх но и выход будет приличный. Мужчина позволил себе расслабиться и отпустить мысли о бизнесе. Тут же в мозгу возник образ испуганной девчонки, стоящей на коленях на полу, растрёпанные волосы до пояса, чуть вздернутый кверху носик, острый подбородок и глаза, испуганно и даже немного благоговейно смотрящие на него. Тесак взял телефон и набрал номер.

– Привет, Лех. Можешь разузнать для меня что-нибудь о моей новой собственности.– На той стороне прозвучал вопрос, Костя рассмеялся.– Нет речь не о фирме Фишера, а о его дочери. Жду с докладом, особенно попробуй узнать что-нибудь о ее медицинском прошлом, не хватало чтобы она мне какую-нибудь заразу подарила… Ага… хорошо.. жду.

Мужчина повесил трубку и решил и себя привести в порядок. Повариха у Марка была отменная, женщина лет сорока пяти сперва испуганно поглядывала на нового хозяина, и, по-видимому, раздумывала, не сбежать ли. Но после ужина Тесак был так ею доволен, что предложил остаться с повышенным жалованием, и та с радостью согласилась. Перестав боятся женщина затараторила, о том какой чудесный десерт она приготовила для нового шефа.

– Лерочкин любимый,– произнесла повариха и тут же поменявшись в лице умолкла. Костя видел, что Леха и ее расправил о Валерии Марковне, и с нетерпением ждал доклада.

Леха пришел в кабинет друга в начале девятого. Сел на стул напротив Тесака и молча ждал, пока тот закончит с бумагами.

– Что скажешь?– отложив бумаги и чуть наклонившись в сторону помощника, спросил Костя. Выражение лица Лехи было по меньшей мере странное, он никогда не отличался сентиментальностью и жалобностью, но на его лице читалось сострадание.

– Знаешь, Кость, может оставишь девчонку, а? Пусть живет тут, будет тихая как мышка, гарантирую.

– Ты прикалываешься? Львович вообще велел ее в бордель Осману отдать, пусть будет благодарна, что я решил по другому. Пока. Ну так что ты узнал?

– А то, что бордель для нее не новость. Она ж Марку не родная, его супруга нагуляла девку от кого-то из его парней. Марк конечно пошумел, но жену любил и простил, а вот девочку нет. Когда Лиля Фишер умерла Лерке девять было, и сказки про мачеху ей перестали казаться такими романтичными. Папаша гнобил девочку, зашугал, из школы забрал, училась она на домашке. В общем девчонка совсем белого света не видела. А дальше больше. Когда девочке было тринадцать, один из гостей Марка, к слову сказать его ровесник, положил на девочку глаз. А этот урод и рад был угодить нужному человеку и бедную дочь унизить, вот и подложил ее под партнёра. С тех пор такая практика сделалась регулярной, а иногда и сам к ней захаживал, ещё говорят и бил, да так, что она потом еле ходила, а когда садилась морщилась от боли.– Тесак был поражен рассказом, мало что могло его тронуть, но педофилы были для него существа наиболее низшего уровня, где-то на уровне слизней и клопов.

 

– Раньше мне было пофиг на Фишера, а теперь я даже горд тем, что лично вспорол уебку его мерзкий кадык. Ну раз дела обстояли так, как ты рассказываешь, то со мной ей понравится.

– Но…

– Она здорова? Никаких неприятных последствий ее проституции нет?– Леха поморщился.

– Нет, она пару дней назад проходила проверку, каждую неделю проходит.

– Вот и хорошо! Все, спасибо за помощь. Обещаю быть с ней… не слишком грубым. Это все, можешь идти.

Костя выстукивал ритм пальцами по столу, погруженный в свои мысли. Когда он отвлекся от них, часы показывали десять минут одиннадцатого. Мужчина нахмурился, раздраженный тем, что мысли о девушке ввергли его в это неприятное состояние. Решительно направившись в сторону двери, Тесак решил что жалость к ней здесь не уместна. И раз она привыкла быть собственностью и шлюхой, пусть ею и будет, он в этом не виноват.

Когда Костя резко толкнул дверь и та с грохотом ударилась о стену, девушка, стоящая на том же месте что и утром, испуганно подскочила. Мужчина раздраженно вошел в комнату, сам не зная почему, злясь на Леру. Девушка, как всегда, молчала и стояла, опустив глаза. Тесак окинул ее внешний вид и удовлетворенно хмыкнул. Волосы были по-прежнему распущены, но теперь уложены в аккуратные локоны. На теле вместо бесформенной сорочки был надет легкий, почти прозрачный черный пеньюар, не скрывающий, оказавшуюся весьма аппетитной грудь. Кружевные трусики в цвет верха плотно облегали упругую круглую попку. Костя сразу забыл о своем раздражении, почувствовав в штанах возбуждение.

– Подойди! – приказал Тесак. Девушка приблизилась по-прежнему не поднимая глаз. Раздражение снова начинало появляться, он немного грубовато взял девушку за подбородок и поднял ее лицо, заставляя на себя смотреть.– Что ты умеешь? Что делала обычно?

– Все что пожелает хозяин! – девушка моргнула, и Косте показалось, что это какая-то магия, ее глаза пленили, заставляли чувствовать себя грязным и подлым. Раздражение вернулось в полной мере, и превратилось в настоящую злость.

– Значит все? Ладно, все так все.– практически прорычал мужчина.– Снимай тряпки!– Лера кивнула, она выглядела спокойней чем раньше, видимо он полностью оправдывал ее ожидания и это его бесило. Но когда, раздевшись, Лера взглянула на своего хозяина, и совершенно будничным тоном, разве что с легкой ноткой страха, задала такой дикий, на его взгляд вопрос, разом пропала и злость и желание трахаться.

– Бить будете?

– Что?

– Отец любил ремень, некоторые приносили с собой плетку, у меня ее нет, простите, а некоторым нравилось просто руками.

– Тебе это нравится?– презрительно уточнил Костя. Девушка замотала головой.

– Нет конечно, мне же больно. Но отец говорил, что в этом весь смысл, чтобы я была покорной. Он говорил, что я глупая и меня надо бить, чтоб я хоть что-то поняла.

– А ты не понимаешь по другому?

– Понимаю, но отец…

– Не называй этого ублюдка отцом, ты же знаешь, что он тебе не отец.– Девушка кивнула и замолчала.– Тебе вообще хоть раз нравилось заниматься сексом?– поинтересовался Костя. Девушка удивленно нахмурилась.

– Нет, и не должно же. Оте… Марк говорил, что я хуже скотины, и моя единственная цель в жизни делать ему и его друзьям приятно, а им приятно когда мне плохо, когда я плачу и скулю как сука.

– А что ты сама по этому поводу думаешь? – Разговор становился все интересней.

– Я,– в глазах девушки на секунду вспыхнул жаркий огонек,– думаю что хуже скотины был он, и я рада, что ты его убил.– огонек снова угас, и взгляд снова стал испуганным.– Вы лучше него, и я умоляю вас меня убить.

– Нет, я не лучше его, и не отпущу тебя. Но бить я тебя не буду, никогда, поняла? Возможно тебе даже понравится.

– Как вам будет угодно.– Лера снова опустила глаза.

Костя отступил на шаг и принялся разглядывать обнаженное тело. Девушка поистине была практически идеальна, он снова почувствовал возбуждение. Тесак снова приблизился, и оттеснив девушку к стене прижал к ней, крепко обняв. Губы девушки были очень мягкие и горячие, но она совершенно не знала что с ними делать. Поцелуй получился неуклюжим, но почему-то очень приятным. Костя запустил руку девушке между ног и начал ласкать. Лера ойкнула, ее глаза широко распахнулись. Помогая себе, чтоб девушка не сводила бедра, мужчина сунул колено между ее ног, и начал более активно теребить клитор. Девушка вскрикнула, инстинктивно вцепилась в плечи партнера, чтобы не упасть, закатив глаза и откинув голову. Не останавливая прелюдию, Костя чуть спустил штаны и почувствовав ее готовность, быстро схватил за ягодицы и насадил себе на член. Мужчина так сильно вколачивал девушку в стену, что странно, почему не облетела штукатурка. Он мял ее ягодицы и груди, кусал и целовал шею и плечи, а она стонала и иногда вскрикивала. Последние толчки точно должны были сделать дырку в стене, Костя имел довольно регулярный секс, но давно не испытывал такого сильного оргазма. Кончив, Костя отстранился от девушки и та бы упала, если бы мужчина не придержал ее. Лера ошарашенно смотрела на своего хозяина, колени тряслись, а голова кружилась.

– Что это было?– тихо прошептала она. Мужчина усмехнулся.

– Я не старый пердун, вроде твоих прошлых пользователей, мне не нужно тешить свое эго унижая тебя. Вот чего я от тебя хочу, восхищение, обожание и этот взгляд, он мне нравится.– Мужчина поправил штаны, застегнула ширинку и ровным шагом вышел из комнаты, оставив девушку в недоумении.

1.3.

Лёжа в постели, Лера думала о своем новом хозяине. Она перед сном приняла душ, сменила одежду, но до сих пор чувствовала на своей коже его прикосновения. Ни разу в жизни Валерия не испытывала ничего подобного, пожалуй эти ощущения именно то, что люди называют счастьем и наслаждением. Пожалуй ее первое впечатление о Константине было верным, он ее ангел, и если он и был вестником смерти, то для человека, превратившего ее жизнь в ад. Лера вспоминала красивое лицо и тело ее ангела, и улыбалась. Она решила что теперь сможет пережить все, пока он владеет ее телом, и, похоже, теперь и душой. Девушка помнила, что он говорил, что она может ему надоесть, и была уверена, что тогда он отдаст ее кому-нибудь другому. Поэтому Валера решила сделать все, чтоб ему было с ней хорошо, она будет угождать ему, одеваться красиво, будет жить им и для него, и тогда возможно он не скоро захочет от нее избавится.

***

Константин ворочался на огромной постели, сон никак к нему не шел. И что бесило мужчину больше всего, это то, что не давали ему уснуть вовсе не мысли о пришедшей к нему власти и не о ее последствиях, а думал он об огромных зеленых глазах, полных восхищения и преданности. Может все же лучше избавится от нее сразу? Отдать Осману и не заморачиваться? Но желание ловить на себе этот взгляд было сильней всех разумных доводов. Так и не сумев заснуть, Костя встал, натянул домашние штаны и пошел прогуляться по дому, но ноги сами предательски привели его к двери ее комнаты. Он тихо открыл дверь и замер. Лера не спала, она стояла на коленях, но на этот раз на ее лице была улыбка. Волосы девушки были уложены в толстую косу, одета на ней была ночнушка, но не такая старомодная как раньше, а белая шелковая на тоненьких бретельках, едва закрывающая ягодицы. Сейчас девушка выглядела совсем ребенком, если не обращать внимания на чрезвычайно женственное тело, которое к слову не замечать было невозможно. Но лицо выглядело по детски чистым и невинным, несмотря на все те ужасы, что пережила эта девушка, ее душа оставалась чистой. К чертям Османа и всех кто вздумает лишить Тесака его собственности, девчонка его по праву, она принадлежит ему и он не собирается ни с кем ею делиться. Возможно, если она ему и надоест, он и впрямь лучше ее убьет, чем отдавать в пользование другим мужикам.

Под ногой Кости скрипнула половица, Лера быстро обернулась, но узнав его улыбнулась. Улыбка была такой искренней и нежной, что мужчине сделалось не по себе.

– Константин,– проворковала она,– я могу для вас что-то сделать.

– Почему ты так на меня смотришь?

– Как?– не поняла девушка.

– Так, будто я лучше что с тобой случалось в жизни, или ты такая хорошая актриса? Тебя твой отчим на всех так заставлял смотреть? Говори, но не смей мне врать!– мужчина нахмурился, но девушка по-прежнему смотрела на него с обожанием.

– Вы так добры со мной, еще никто никогда не обращался со мной с таким участием. Вы и правда лучше что со мной случилось.

– Да, это серьезный показатель, какая дерьмовая жизнь была у тебя раньше. Но ты не обольщайся, если надоешь отдам тебя в арабский бордель, и если кто-нибудь из нужных мне людей захочет тебя, то сможет пользоваться, как ему вздумается, ты это понимаешь?– девушка кивнула.

– Конечно, но пока вы мой господин, я с радостью вынесу все что вам будет угодно.– Мужчина про себя выругался, опять эти бездонные глаза, устремленные на него, этот взгляд, окатывающий волной теплоты и обожания.

– Иди сюда,– указал он на кровать, и приблизился к ней сам. Девушка грациозно вскочила на ноги и радостно, как собачка, подбежала к хозяину. Костя наполнил себя злобой на нее, ненавидя это ее поведение, боясь что в противном случае начнет чувствовать что-то другое.– Я ещё раз повторюсь, не питай по поводу меня ложных иллюзий, я ничем не лучше твоего отчима, и, как и он буду относиться к тебе как к вещи, игрушке для моего удовольствия. Тебе ясно.– Девушка кивнула. Мужчина сел на кровать.– Я смотрю ты любишь стоять на коленях? Становись как передо мной и отсоси мне.– Девушка недоуменно захлопала глазами.

– Я не понимаю, что я должна сделать?– Костя нахмурился.

– Ты столько лет обслуживала разнообразные сексуальные потребности кучки стартеров и ни один ни разу не пожелал минет?– девушка пожала плечами и расстроенно помогала головой.

– Простите меня, для вас я готова на все, вы только скажите, что мне делать.– Новость о том, что ее милый ротик не знал чужих членов непонятным образом возбудила и обрадовала Костю.

– Подойди и становись передо мной на колени, так чтобы ты могла брать в рот мой член.

– В рот? – испуганно уточнила девушка, но приблизилась на шаг. – Так делают? Вам это будет приятно?

– Да малышка, мне будет это очень приятно, а вот тебе точно нет, но ты же говорила, что готова на все.– Девушка кивнула и медленно опустилась на колени.– Теперь доставай член и сначала оближи его язычком, – девушка послушно выполняла указания, но дрожала всем телом, – больше страсти малыш, представь что это твое любимое мороженое, а теперь бери его в рот, глубже, аккуратнее с зубами, вот так, а теперь соси. Дааа – Мужчина внимательно наблюдал за лицом девушки, она была готова заплакать, но держалась. Костя не выдержал напряжения и, выполняя свою недавнюю фантазию, схватил Леру за волосы и с силой насадил на свой член, так, что тот оказался в горле девушки. Спазм сжал мышцы глотки, и на мгновение член засосало ещё сильней. Костя больше не мог сдерживать себя, и яростно трахал ее рот, сильно сжав волосы у нее на затылке. Лера больше не сдерживала слез, и они тихо катились по щекам. В последние сильные толчки, девушка едва сдерживала рвоту, Костя нещадно погружал свой немаленький член до основания, на несколько сантиметров вводя девушке в глотку. Кончив мужчина не отпуская волосы девушки поднял ее лицо к себе.

– Глотай,– приказал он, девушка всхлипнула, и попыталась выполнить приказ, но у нее ничего не вышло. В последний момент он успел отпустить волосы, перед тем как она успела отвернуться и ее вырвало на ковер. Мужчина презрительно хмыкнул.– Надеюсь я развеял твои иллюзии на мой счёт.– Бросил он, поднимаясь с кровати и завязывая шнуровку штанов.– Я возможно зайду утром, чтобы к этому времени все было чисто, и комната и ты.– И с этими словами Тесак вышел из комнаты, оставив стоящую на карачках девушку, трясущуюся от рвотных позывов.

Этот минет принесший умопомрачительное удовольствие, не избавил мужчину от мрачных мыслей и злобы. Жутко хотелось кого-нибудь убить, и желательно голыми руками. Когда нервное возбуждение достигло предела, Костя начал херачить кулаками по стене, остановившись лишь тогда, когда содрал всю кожу, не желая переломать пальцы и сделаться слабым и бесполезным. Потом осушив почти пол литра виски Тесак все же сумел уснуть.

Но утро Константин проснулся от жуткой головной боли, мерзкого привкуса во рту и дикого желания опорожнить свой мочевой пузырь. Кое-как приняв душ и умывшись, мужчина вышел из комнаты и направился к столовую. Но у самых дверей в обеденный зал столкнулся с Лерой. Она была одета в обтягивающее шерстяное платье чуть выше колена, с длинными рукавами и высоким горлом. И то ли в нем еще говорил выпитый алкоголь, то ли головная боль мешала здраво соображать, но поддавшись непонятному порыву, Костя обнял девушку, страстно поцеловав, прижал к стене, запуская руку под юбку и сминая ягодицы.

 

1.4.

После того унизительного акта Лера проплакала остаток ночи, горло болело и щипало, стыд разъедал изнутри. Она не думала что от ее гордости еще хоть что-то осталось после всех лет унижения, но оказалось, что Костя пробудил в ней какие-то ее остатки и тут же растоптал. Даже отец, избивая дочь ремнем не причинял ей такую боль, как раздраженный взгляд и вид удаляющейся спины мужчины, которому она принадлежала. Собрав всю грязь и вычистив ковер, Валерия забралась в душ и просидела там на полу до утра. Расстроенная и уставшая девушка решила что надо позавтракать, ведь за вчерашний день она лишь выпила чашку кофе, и то после длительного внушения Веры Михайловны. Без особого аппетита съев тарелку овсяной каши с орехами, Лера хотела вернуться к себе, но по дороге наткнулась на Константина. В первую секунду она испугалась, что он разозлится, но он повел себя совершенно неожиданно.

– Ты такая красивая!– прошептал хозяин Лере в самое ухо, запуская руки ей под юбку и перемещая их все глубже. Сердце радостно затрепетало, девушка так боялась, что он презирает и ненавидит ее за то, что она не смогла выполнить все его желания. А Константин все настойчивей и яростней мял ее плоть. Девушка снова почувствовала тот странный зуд между ног, и умоляла небесные силы, продлить эти ощущения и его расположение как можно дольше.

Столько лет пребывая в аду, подчиняться сильному мужчине стало для нее обыденным. Она терпела это и смирилась, но подчиняться Константину было легко и приятно, хотя и не всегда. И вот сейчас, изнемогая от наслаждения Лера была счастлива, что еще как минимум один день он желает ее и не выбросит. Девушка успела подумать, как будет неловко если их кто-нибудь застанет в таком положении. Но мужчина явно об этом и не собирался заморачиваться. Он развернул Леру лицом к стене приспустил ей трусики и резким толчком вошел в нее. Девушка тоненько вскрикнула, жадные ласки мужчины не насыщали, а лишь распаляли желание. Валерия впивалась пальцами в стену, больно кусая губу, иногда тихонько попискивая. Секс был довольно стремительным, но яростным и страстным. Лере казалось, что весь мир съежился до размеров этой комнаты, ей хотелось кричать, хотелось раствориться в этом моменте. Все ужасы, перенесенные ею, касались мелкой платой за то, чтобы прийти к этому мгновению. Она чувствовала член, с влажных хлюпаньем, проникающий в нее, и она чуть оттопыривала зад, стремясь ему навстречу. В мозгу будто взрывались сотни фейерверков, а тело сводило судорогой оргазма, так что казалось она больше не сможет вынести этого ни минуты, что сердце остановится от счастья и переизбытка чувств. Но в то же время мысль прекратить эту сладкую муку приносила почти физическую боль.

– Тебе нравится, детка? – прошептал он девушке в ухо.

– Да, мой господин! Да!– Простонала Лера, царапая штукатурку ногтями.

Константин уже кончил, но не спешил отпускать свою жертву. Тяжело дыша ей в ухо мужчина продолжал поглаживать упругий зад своей рабыни, в тот момент когда в комнату ввалилась группа мужчин, волоча одного перед собой.

– Какого хера?! – выругался Тесак быстро отдернув платье девушки, прикрывая ее наготу. Все ребята заржали, кроме двоих, того которого приволокли и еще один хмуро и с затаенной злобой смотрел на Костю.

– Этот козел толкал левую наркоту на нашей территории. Говорят от его дури уже загнулось пара подростков.– Пояснил хмурый, указывая на пленника. Костя с ненавистью перевел взгляд с говорившего на провинившегося.

– Ах ты ж мразь ублюдочная, вот тебя то мне и не хватало сегодня ночью.– Кто-то из парней хохотнул, остальные непонимающе смотрели на босса. Тесак же будто не замечая никого вокруг начал яростно избивать неудачливого наркоторговца, орущего только: “Это не моё! Я только сбывал!”, но Константин никого не слышал, а лишь наносил удар за ударом, чередуя ноги и кулаки. Избиение прекратилось лишь когда жертва, валяясь в собственной крови, перестала подавать какие-либо признаки жизни. Тогда Костя забрал нож из рук одного из своих парней и приподняв жертву за волосы, всадил клинок в подбородок. Тело дернулось в предсмертной конвульсии и затихло.

– Уберите мусор!– махнул Тесак парням, продолжая тяжело дышать.– Лех, не зли меня, наш прошлый разговор исчерпан.– Рявкнул Костя, давая понять что он видит как помощник на него смотрит.

– Вам больно? – Костя вздрогнул от неожиданности, когда девушка подошла сзади и взяла его за руку.

– Что?– Мужчина совсем забыл о ее присутствии, и вообще до этого она ни разу не говорила сама, а лишь отвечала на вопросы. Лера опустив глаза взяла его ладонь и, перевернув ее, легонько дотронулась до окровавленных костяшек и затем поцеловала их. Костя не вырвал руку, и вообще не пошевелился, ошарашенно уставившись на свою пленницу. Ещё ни разу в жизни он не испытывал на себе нечто подобного, никто никогда не переживал за него, никого не волновала его боль, никто не был с ним так нежен и так искренен. Это было очень странное чувство, когда-то в детстве он видел как чужие матери так заботятся о своих сыновьях, они с мальчишками хором высмеивали “маменькиных сынков, неженок”, а тихо про себя завидовали им. Константин давно не был бездомным мальчишкой-сиротой, он запер сердце на тяжелый чугунный замок, и уже давно не мечтал о материнской ласке. Но теперь, чувствуя нежность и заботу человека, у которого совершенно не было повода испытывать их к нему, да и вообще что либо о них знать, что то шевельнулось в его каменной душе. Мозгом он понимал, что должен испытывать злость на девушку, на ее дерзость, на то, что она разводит сопли не по делу, но чувствовал лишь злость на себя, за то как поступил с Лерой ночью. И ещё Тесак испытывал злость на Леху, который так смотрел на его собственность и к тому же был почти на десять лет его моложе, почти ее ровесник. “Все потому, что она принадлежит мне, она моя вещь и я не намерен ни с кем делить свои игрушки!”, – убеждал себя Костя.

***

Лера с ужасом наблюдала, как ее ангел мщения безжалостно избивал человека. Да, она боялась его, но страх перед мужчинами не был для нее чем-то новым. Новым для нее было то, что этот страх смешивался с каким-то странным ощущением надёжности. Этот человек не даст ее в обиду, она это чувствовала, и ради него была готова на все и сожалела, что ночью поддалась своему эгоизму и не смогла сделать того, что он от нее требовал. Ведь если ему это доставляет удовольствие, кто она, чтобы отказываться ему в этом, она должна научиться, смериться. Когда она представила, что надоела ему и он отдал ее кому-то, больше всего ее напугала не мысль о новых избиениях и мерзких старых извращенцах, а осознание того, что она больше не увидит ее ангела. Когда Константин убил человека и тело унесли, Лера заметила, что он сбил руки в кровь. Девушку охватило непривычное чувство, сердце сжалось, она хотела бы забрать его боль. Повинуясь порыву она приблизилась и взяла мужчину за руку. Ладонь Константина была широкая и мозолистая, она вспомнила как эти грубые руки ласкали ее и почувствовала возбуждение. Валерия ждала что он нарушает ее за дерзость и своеволие, но он этого не сделал. Мужчина аккуратно высвободил свою руку из ее и спокойно, почти ласково, сказал:.

– Иди к себе, отдохни, мне надо уехать по делам,– и улыбнулся.

Эта улыбка была немного неуверенная, брови норовили сердито сдвинутся, будто этот человек никогда не улыбался. Но Лера не помнила в своей жизни ничего, что хоть в половину подарило бы ей столько счастья. Она быстро кивнула и выскочила из холла.

1.5.

– Лех, ты знаешь, что ты мне как брат, но если ты не перестанет так смотреть на мою рабыню я тебя прикончу.

Рейтинг@Mail.ru