Секунду назад

Лана Авдеева
Секунду назад

Аннотация

 Роман рассказывает об ощущениях женской души, которая, прожив увесистый отрезок жизни, окунулась в море измены. Спасение героини Елены – это цепь тех секунд жизни, которые все меняют. Казалось бы, что для женщины, прожившей в браке много лет, после пятидесяти остаться одной – трагедия, смерть? Но Господь посылает каждому человеку столько испытаний, сколько он может вынести, и, пройдя, получает приз. В данном случае Елена, пережив измену, смерть близких, получила любовь, о которой даже не мечтала. Получит ли героиня счастье от любви? Содержит нецензурную брань.

Лана Авдеева

 Сказало время: "Я заглажу и если надо – залечу"…

 Любовь сказала: «Я согрею, а если надо – оживлю"…

 Душа ответила: «Я верю!"…

 И лишь реальность, промолчав, ушла и,

 громко хлопнув дверью, сказала: «Ловко на словах!"…

 Jamel

 Omar

Глава 1 Я и море.

 Секунду назад оборвались все крылья…Это мое состояние сейчас. Я получила убийственную дозу измены и сломалась. Она, как разрушительное цунами, ворвалась в мою размеренную жизнь. Добавила в нее яркости, зловещего колорита. И я убежала. Измена не имеет национальности. По статистике, каждая вторая человеческая особь изменяет, а другая половина, получив ее умирает или выживает. Вот тогда, я, думала – умираю. Она окутала все мое тела, и не справившись, мое подсознание решило – надо бежать. Куда вопрос стал уже на важным, главное далеко. Человек, которого предали, думает хаотично, главное спрятаться от боли сейчас. Те, которые вкусили измену, не могут мыслить здраво. Я собрала какие-то вещи, благо было лето, и умчалась на вокзал…Тот, кто убегает от опасного состояния души, от паники в сердце, не думает – спасется он или нет. Главное что-то делать в тот миг, что будет потом – сейчас не важно. Вопрос куда не важен, туда, где точно наступит покой, в отрешенность. Мысли путаются, и нету ни у кого того места, которое освободит от страха сковавшее тело. И поддавшись своей панике, я бежала, нет летела, как раненая птица, в кривом полете.

 Буквально неделю назад. Август, жара заставляет людей быть ленивыми и прятаться в прохладе. Я быстро готовлю на кухне еду для пикника. Рядом мой сын, который заехал за тем, что я приготовила. Ему тридцать, у него сегодня праздник. До меня доносится его веселый и беззаботный вопрос:

– Ма, так вы с отцом будете? Мы на вас рассчитываем. – Он отмечал сегодня день рождение своего сынишки, нашего четырехлетнего Артемки.

– Собирались. Отец заедет за мной, и мы явимся. А там сильно жарко? – спросила я, накладывая последние лотки с разными вкусными закусками. Я тоже была в предвкушении праздника, и, если честно могла поехать и без мужа, но ждала его.

– Беседка около реки, есть накрытие, будут аниматоры. Давайте присоединяйтесь, Темич ждет, – сын взял сумки с едой и, покивав головой, ушел.

 Я уже была собрана, правда так не хотелось идти в молодежную компанию в такую жару. Пока ждала своего благоверного, позвонила подружке и договорилась о переносе тренировки на вечер. Я редко пропускаю занятия по борьбе, но сегодня уважительная причина. Поболтала с ней ни о чем, попила холодный квас. Сижу жду. Время идет, а мужа все нет. Решила позвонить. Гудки, гудки, а потом женский голос: "Але". Я сразу отключилась, как от пощечины. Страха от чужого «Але» не было, только быстрое недоумение. Потом встряхнула себя, подумала: "Я звоню мужу. Кто это? Не туда попала?" Решилась перезвонить. Трубку взял муж и сказал, что скоро будет. Его голос был обычным, без каких-либо ноток. Я не стала ничего говорить в ответ. Потом. А позже он приехал веселый, с большой коробкой-подарком, и мы поехали на день рождение внука. Это непонятное «Але» я вскоре выбросила из головы. Оно не заставило тогда меня насторожится. Мое тогдашнее состояние не вызывало у меня тревоги. Да, я немного опешила, но и все. Моя семейная жизнь протекала всегда слишком беспечно, ровно, я не приобрела навыка о ней беспокоиться.

 Прошло две недели после дня рождения, а я уже далеко от всех. Стою и любуюсь закатом. Закат на море особенный. Он как магнит приковывает к себе, обжигает как огненное пламя и ласкает, как самый совершенный любовник. Я, как и многие отдыхающие, люблю море. Но мой статус сейчас – не наслаждение отдыхом. Море для сегодняшней меня – укрытие, пристанище. Мне нужно быть здесь чтобы спрятаться в свое одиночество. К слову, я люблю одиночество. Это не значит, что у меня нет друзей. Их у меня много, я, пожалуй, общительна. Друзья на работе – нет, там коллеги, друзья по жизни, те, которые сейчас бывают у тебя дома, – они есть, но нету того, кому бы хотелось все рассказать. Значит, я больше одинока, чем общительна. Я для себя – самый интересный человек. Я люблю находится одна в своем мире и думать, говорить с собой, рассказывать себе самое сокровенное, мечтать… Это было раньше, за секунду…Если коротко о себе, я имею разный круг интересов. Причем мои увлечения не соприкасаются один с другим. Я, пожалуй, в начале – художник. Правда пишу свои шедевры только для себя. Вообще-то мои увлечения – это, то, что я делаю постоянно, как больной, принимающий лекарства. Второе увлечение – я занимаюсь борьбой, уже второй десяток лет. Я имею спортивное накаченное тело, и не участвую в соревнованиях. Тренер не понимает почему, с моими-то данными. Борьба – этот вид спорта только для меня, в ней я становлюсь собой, и только сейчас понимаю, что моя жизнь – может стать ареной боя. И еще я люблю вкусно поесть и конечно классно готовлю. Вот я себя и представила. Ах да, внешность. Обычная, красивое тело и, пожалуй, все. Нет, не все, зовут меня Елена, и мне 50. Сбежала на море в панике, думая, что именно здесь спасусь. Человек меняется по двум причинам – или он открыл глаза или закрыл душу, хуже всего – изображать спокойствие, когда в душе тихонько сходишь сума. Наверное, правильнее, когда открываются глаза на плохой проступок и закрывается душа. Я примчалась сюда меняться. Это мое состояние сейчас. Я приспосабливаюсь к теперешней ситуации, брошенной или освободившейся. Меня что-то раньше не устраивало? Не знаю, думала, вернее привыкла думать, что у меня все хорошо. Если у тебя есть семья, работа, налаженный быт и все, идет своим чередом – это жизнь? Многие были бы просто счастливы, имея вот такую жизнь. А я только сейчас задумалась: мне нужно было что-то другое. Я жила по привычке, сама не озвучивала, чего я хочу для себя. На тренировке я оттачивала все движения до автоматизма, не четко понимая для чего. Рисуя очередную картинку, понимала, что нравится только процесс, где я могу побыть в своем мире. Готовя кулинарные блюда, и сама не наслаждалась их вкусом. Ходила на работу, потому что так нужно. Вот с внуками я настоящая бабушка, так как мне доставляет удовольствие быть с ними. Из этого состоит моя жизнь, вернее состояла. С мужем все было вроде бы тоже правильно: решали какие-то вопросы, покупали продукты, одежду, ходили в гости. А что же сейчас? Случилась измена! Именно измена поставила все ценности моей бывшей жизни с ног на голову. И я, даже благодарна ей за такую встряску. Я поняла, что как раньше жить уже не смогу. А как надо – я пока не знаю. Мне нужно время понять, что хочу я, и, здесь, на море, я попытаюсь разобраться.

 Стоя поздним вечером на берегу я думаю о том, что хочу нарисовать красоту заката именно сейчас, когда у ног тихо плещет соленая вода, блестит зарево далеко-далеко, и мысли, от этой красоты утихомириваются. Стою и придумываю способ. Может подсветить фонариком, но не исчезнет ли все очарование? Я рисую для себя, поэтому хочу рисовать даже в темноте. Главное, что сейчас этого хочет моя душа. Мне нужен мольберт, краски, решаю возвратится в свой номер небольшого отеля. Тропа от моря поднимается немного вверх. В это время еще много людей не спят, а наслаждаются радостями теплого вечера. Иду и не замечаю никого. Подул легкий ветерок, кажется он называется легкий бриз, я ведь на море. Я иду и ощущаю первые капли дождя. Слышу невесомую музыку, еще неразборчивые слова певицы. Останавливаюсь. Тишина, музыка и дождь. Вот такое сочетание иногда нужно человеку. Для чего? Конечно для счастья! А счастлива ли я? Да, в эту секунду, да! И ни какая измена не может убить этот миг очарования. Опять нахлынули воспоминания, дойдя до черты полтинника, я оказалась в море измены. Я успокаивала себя, что я не одна такая. Но тщетно. Какое мне дело до боли других, когда я сейчас разбита на мелкие частички. Да, когда я увидела устрашающее лицо измены, его нежные руки, ласкающие груди другой, ее, прыгающее тело на нем, я поняла, что это все…Я не прощу. А кому надо мое прощение? И я каждой клеточкой своего уже не молодого тела поняла, что мне страшно. «Секунду назад оборвались все крылья,» – доносится голос певицы с прибрежного кафе. Я ее узнала и остановилась. Песня для меня, обо мне, с ней плачет моя душа и я впитала понимание – я – без него сирота. Я стояла под мелким дождем, слушала и слушала, а боль была невероятно большой. Я спряталась здесь, в коконе своего одиночества и не знала, как жить дальше. Что делают женщины, которым изменяют? Все женщины разные, но боль измены, наверное, одинаковая. Как справиться, перешагнуть, победить эту треклятую быструю смерть – измену? Первое что пришло в голову, убежать. Но, знаю, что, не убежать от этой картины, которая, как татуировка, упечаталась в каждую клеточку кожи, не убежать от роящихся в голове мыслей, от стискивающегося от боли сердца. Это тот багаж, который я привезла сюда с собой. Как дальше жить? Я решила попробовать найти выход из заблокированного туннеля мой жизни. И убежав на море, убежала в свое одиночество, которое мне так нравилось, чтобы подумать о случившемся потом. Сейчас надо научится просто дышать, потом как-то ходить и жить.

Глава 2 Знакомство

 Проходя мимо продавцов разных вкусностей, останавливаюсь. Хочу ли я что-то поесть, есть ли у меня какое-то желание. Прислушиваюсь, к своему уставшему от последних дней размышлений, мозгу. Пожалуй, да, но покупать здесь опасно. Уже в номере понимаю, что хочу есть, спускаюсь в маленький ресторанчик при отеле. Уже то, что я хочу есть, дает положительный результат. Я знаю, что аппетит появляется у людей, которые выздоравливают. Заказываю обильный ужин и воду. Может побаловать себя чем-то покрепче, но сразу отвергаю, я не люблю пить сама. Еще с детства, уяснила, что, пить одной дурной тон. Поэтому в такое время подходит только вода или чай. Лучше вода, чай любила пить с кем-то, под интересную беседу. Играет тихая музыка, людей в зале мало. Обвожу взглядом зал, не задерживаюсь ни на чем и ни на ком, мне все не интересно. Когда заказ принесли, и я начала есть, ощутила на себе взгляд. Поднимаю голову, поворачиваю и вижу мужчину. Он, какой-то загадочный, пожалуй, красивый, но что-то уверенное, зловещее кроется в его глазах. Теперь для меня взгляд всех мужчин зловещий, наверное. На вид лет 40. Одет изысканно, в тонкой белоснежной рубашке, светлых брюках. По тому как он сидит, пожалуй, высокий, спортивный. Мой опытный в теме спорта взгляд, оценил, что этот мужчина следит за своей фигурой. Надо же, я точно выздоравливаю! Я смотрю на мужчину дольше, чем на других за время измены. Потом опускаю взгляд и продолжаю кушать. Я из тех, кто не хочет рассматривать никого, ни под каким градусом. Мне сейчас и моя жизнь безвкусная и не интересная. Я живу в своем мире, в своей боли. Вспомнилось чье-то высказывание: «Однажды Слеза сказала Улыбке: «Завидую твоей радости». Улыбка ответила: «Ошибаешься…Я – маска твоей боли!» Интересно те, кто живут с душевной болью, действительно носят маску? Когда я смотрела в зеркало, что у меня там с прической, я не смотрела на лицо. Время лечит, и, что, так быстро? Я уже начинаю думать о чем-то кроме измены. Многие люди ведут себя так, что за улыбкой и не просматривается боль. Умение держать себя в руках – признак сильных, волевых представителей человечества. А я, к сожалению, слабая. Получила удар и не справилась, убежала. Но горжусь собой, что не устроила скандал. Ведь точно есть те женщины, которые и волосы вырвут сопернице за своего мужчину. А я отступила, отдала, не поговорила, не кричала. Задаю снова себе вопросы, говорю сама с собой. Может я сильная раз так себя виду. Еще мама говорила: «Доченька, больно – это когда небо забирает близких…все остальное можно пережить». Я, следуя этому, приехала сюда, к морю, чтобы пережить.

 

 Поднимаю глаза от тарелки и от раздумий, обвожу зал безразличным взглядом и вижу, как мужчина, которого я уже заметила, идет в мою сторону. Что же на моем лице, точно идет ко мне? Мысли побежали быстрее в моем загруженном от философской темы измены мозгу. Спокойствие, а не паника на моем лице. Да, я еще сильно больна раз так спокойна. Может идет и не ко мне. А если ко мне? Мне не хочется в данный момент ни с кем говорить. Просто хочу поесть молча и уйти в свой мир.

– Добрый вечер! – сказал он, не отрывая от меня свой взор. Его темные глаза, пытливые с каким-то блеском.

– Добрый, вы что-то хотели? – говорю, но не слышу свой голос, только говорю глазами. Я пытаюсь понять ответ на его лице. Хочу ему сказать, что, что сказать? Мне немного стало интересно. Ожидаю молча и смотрю.

– Можно присесть за ваш столик? Вы так красиво едите, что мне тоже захотелось вот так, – он показал жестом на меня, его глаза были вопросительные, но в тоже время нетерпящие возражений. Он не дал мне ответить, сев, напротив. Я глазами все-таки спросила, зачем? Он, глядя на меня, подозвал официанта и сказал: – Мне тоже что и даме.

– Дама? Это он обо мне? Сума сойти, наглость и красота – это классика жанра, – подумала я, не переставая есть. Мне было хорошо одной. Он вошел в мой маленький мир быстро, не спросив. Что это? Как себя вести, когда ничего не хочешь, даже быть безразличной. Но моя сущность почему-то ответила, не я, а кто-то во мне:

– Я, Елена. Это не та еда, которую нужно есть почти ночью. – Почему-то я говорю, не понимая, что этим поддерживаю разговор.

 Он улыбнулся своей неописуемой улыбкой, я это заметила? Да, его чувственные губы улыбались так, как лучшие особи мужской половины могут только улыбкой покорить всех женщин мира. Я сама себе удивилась. Да, да, он красивый, чертовски красивый! Его красота, сражает наповал. Очень высок, широкоплеч, красивый загар и, да, его глаза! Они непонятного цвета, да и не это в них главное. Они улыбаются и в то же время обжигают ледяным ужасом. Полные чувственные губы и добрая, наверное, да, добрая улыбка. Прямой нос, чуть расширенные ноздри. Многое в его облике не сочеталось. Но самое страшное, это то, что я это увидела, ощутила, об смаковала в своем одиноком мозгу. Что со мной, я хочу кого-то анализировать? Мне стало не по себе. Глаза и улыбка, они не сочетались, да они были от разных людей. А смогу ли я сейчас вспомнить лицо моего мужа, до микроскопической морщинки увидеть? Бывшего, отрезала себе я, и потупила взгляд в свой стейк. Мои мысли полетели назад, я жила с ним три десятка лет и не могу вспомнить тот момент, когда бы наслаждалась глазами, губами моего бывшего, как вот сейчас, этим совсем незнакомым мужчиной. Любила ли я своего бывшего? Я никогда не задавала себе этот вопрос? Я просто в нужное время вышла замуж, родила, жила как все. Сколько людей живут как все? Или стараются так жить? Мои мысли быстро проносились, пытаясь отгородить меня от этого мужчины. Вспомнились слова классика: "Жизнь прожить надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы…" А ведь если жить как все, то это и значит бесцельно. Ведь цель у каждого должна быть разная, а не как все. Я прожила бесцельно тридцать лет, как все.

– Олег, – просто сказал он. Голос тихий мягкий с хрипотцой, вывел меня из философского поля, – я приехал на два дня, здесь у меня дела. Никого не знаю. Не хочу быть один. А вы?

 Он так непринужденно спросил, что мне захотелось ответь. Я теперь попала в его поле, и тихо сказала:

– Я здесь отдыхаю…и одна, – зачем-то добавила я. Меня заинтриговал его волшебный голос, которому захотелось ответить. Мой краткий ответ оголил всю меня, и он понял, думаю все обо мне понял. Я после расставания с мужем, бывшим любимым, дорогим осталась в том еще ценном для меня мире. Интересно, на меня уже приклеилось тавро брошенной?

– Что так? Такая интересная женщина и одна? – ему и правда, наверное, интересно.

 Многие люди вот так встречаются, знакомятся и заводят отношения. Я отгоняю непрошеные мысли. В свои пятьдесят, не знаю, как общаться с незнакомыми. Нет, на работе это как-то само получается. А сейчас, что делать мне сейчас? Мои мысли путаются, отвлекают меня, не дают сосредоточиться. Я опять поднимаю глаза на этого мужчину. Нужно что-то сказать, а я молчу как дура, проглотила язык, как школьница.

– Здесь сейчас малолюдно, спокойно, – сказала я, чтобы что-то сказать.

– А вы любите тишину и спокойствие? – он спросил с заинтригованной улыбкой, и продолжил – а я не люблю быть один и когда скучно.

– Люди разные, как и мы с вами, имеют свои приоритеты – я сказала для того, чтобы он, поняв меня ушел. Сама уже начинала беспокоится. Чувство неизвестности меня настораживало. Но мужчина это понял по-своему, удобно уселся, готовясь к продолжению, он себя вел так, как охотник, найдя свою жертву, готовится к нападению. Елена сидела и понимала, что и есть в его присутствии больше не может. Почему она себя так ведет? Она была твердо уверена, что нужно поесть и уйти. А его глаза все пристальней рассматривали женщину, как бы выискивая, что же его заинтересовало в ней?

 Елена подумала, а женат ли он? Но спросить его об этом ей было неловко, да и не надо. Посмотрев на его руки, заметила, что кольца нет, разведен или не был женат, и тут же себя одёрнула, мне это не надо. Ей пришла в голову мысль, что женщины разводятся не потому, что их не устраивает мужчина рядом, а потому что они не могут терпеть себя такими, какими они стали рядом с этими мужчинами. Она разведется потому, что не может терпеть измену и то, что стала такой, рядом с бывшим. Такой, какая в свои пятьдесят, будучи бабушкой, шарахается от просто подсевшего мужчины, о котором забудет завтра. Ведет себя так, как будто на первом свидании, не знает куда себя деть от неловкости.

 Олег приехал в небольшой морской городок для переговоров о строительстве отеля. Да, он хотел сам посмотреть место, стоит ли начинать глобальный проект. Обычно этим занимается его заместитель, друг и просто хороший человек. Тот, кому Олег доверяет. Но в этот раз Макс занят подготовкой к свадьбе. Он надумал в свои 39 создать видимость уюта в своей жизни. Олег не осуждал его, каждому приходит время для какого-то определения дальнейшего пути своей жизни. Он нашел себе пару, влюбился, наверное, он так говорил. Но их отношения Олега не трогали, так как ему не нравилась Макса избранница. Олег часто, когда был в их компании, чувствовал на себе ее похотливый взгляд, который Олегу о многом говорил. Но это дело Макса. С его стороны поддержка, он не собирается иметь какие- либо отношения с Лерой. Он, Олег, главный директор строительного холдинга, который ему достался в наследство от деда, который он создал под себя, и идет по жизни так, как хочется ему. Он остался без родителей, воспитывал его дед… Олег посмотрел на эту необыкновенную женщину. Почему он подошел к ней? Что в ней его заинтриговало? Он, красавчик, с которым каждая хотела бы быть, хотел сидеть сейчас с ней? Его что-то тронуло в этом облике. Лицо симпатичное, без грамма грима, натуральное. Тело, еще не знает, но видит вокруг нее какой-то ореол уюта. Она так красиво ела, с такой грацией, не обращая внимания ни на кого. Она ему нравилась. Одна? Почему такая женщина одна? Ей лет 45, почти моя ровесница. Ему просто захотелось к ней, какой-то порыв.

– Вы, Елена, давно здесь? – спросил вкрадчиво Олег, – что-то интересное в этом городке есть?

 Тут Олегу принесли заказ, он удивился, что еда, выбранная ею, ему тоже нравилась. На большой тарелке было все, что он любит: картошка пюре, стейк, не сильной прожарки, консервированные огурчики. Если еще бы кисленькие, у Олега взыгрался аппетит. Он взял вилку и стал пробовать огурцы. Да, это тот вкус, его вкус! Женщина молчала, и он подумал, что ей не хочется с ним говорить. Что бы разрядить тишину он сказал:

– Я правильный сделал заказ. Мне нравиться ваш выбор.

 Женщина, не глядя на Олега тихо ответила:

 –Я здесь два дня, кроме моря ничего не видела, да, и мне другого не надо. Мне интересно море. – Елена посмотрела на мужчину и добавила, – здесь, как и в любом курортном городке есть все, что отдыхающему нужно. Так что, найдете себе интересное место.

 Она замолчала, и как – будто отгородилась от Олега, от всего что вокруг. Тихо доев, женщина осторожно промокнула губы салфеткой и взяла стакан с водой. У Олега даже не пришла мысль предложить ей что-то другое, не успел. Потом она быстро и неожиданно встала, не предупредив Олега, и сказала:

– Доброго вечера, – как бы поставив точку в их запоздалом ужине. И ушла, медленно или быстро, Олег так и не понял. А что он хотел? Олег растерялся, он не привык к такому отношению, его не оставляют женщины. Он уходит первым. Но Елена не его женщина, ей можно уйти, наверное. Олег остался есть сам, и вкусная еда почему-то стала пресной. Аппетита без нее уже не было. Ел быстро, как будто спешил, он понял, что нужно идти за ней, но зачем он еще не знал. Простая мужская интуиция, надо идти. Встал, вышел вслед за ней, вернее, пошел к выходу, как и она.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru