Нэнси Дрю и тайна старых часов

Кэролайн Кин
Нэнси Дрю и тайна старых часов

Глава первая
Спасение

Нэнси Дрю, хорошенькая восемнадцатилетняя девушка, ехала домой по проселочной дороге в своем новом темно-синем кабриолете. Она только что отвезла отцу кое-какие юридические документы.

«Как здорово, что папа подарил мне на день рожденья машину, – думала она, улыбаясь сама себе. – И мне так нравится помогать ему!»

Ее отец, Карсон Дрю, известный в Ривер-Хайтс адвокат, часто обсуждал с дочкой разные загадочные аспекты своих дел.

Улыбаясь, Нэнси продолжала размышлять: «Папа доверяет моей интуиции…», но мгновение спустя ее мысли прервала картина, которая заставила Нэнси кричать от ужаса.

C лужайки расположенного неподалеку дома на дорогу вдруг выбежала девочка лет пяти. В этот же момент от дома отъехал фургон и, вырулив на проезжую часть, оказался в считанных шагах от ребенка. Водитель судорожно засигналил, и девочка, растерявшись, бросилась ему наперерез. Каким-то чудом ей удалось благополучно пересечь дорогу и забраться на невысокую каменную ограду моста. Тут фургон резко рванул вперед, и девочка, потеряв равновесие, свалилась с парапета и скрылась из вида.



– Боже мой! – воскликнула Нэнси, резко нажав на тормоза. Она уже представила, как ребенок падает в воду, расшибая голову о камни.

Нэнси выскочила из машины и помчалась через дорогу. Прямо у подножия насыпи Нэнси увидела неподвижно лежавшую девочку. Вся правая часть ее тела была в воде.

– Только не… – Нэнси не осмелилась закончить ужасающую мысль и поспешно спустилась по скользкой насыпи.

Подойдя ближе, она с великим облегчением, обнаружила, что девочка нормально дышит и вода не попала ей ни в рот, ни в нос. Наскоро осмотрев ребенка, она также не увидела и признаков перелома.

Нэнси осторожно подняла девочку на руки и, крепко прижимая ее к себе, взобралась на вершину насыпи. Она быстро перебежала дорогу и вошла во двор, откуда совсем недавно выбежала девочка.

В этот самый момент парадная дверь распахнулась, и из дома выбежала плачущая пожилая женщина:

– Джуди! Джуди!

– Я уверена, с ней все будет в порядке, – поспешила заверить ее Нэнси.

Женщина, заметив машину Нэнси, взволнованно спросила:

– Вы ее сбили?

– Нет-нет. Джуди упала с моста, – и Нэнси быстро объяснила, что произошло. К этому моменту из дома вышла еще одна женщина, чуть помоложе.

– Наша крошка! Что с ней случилось?

Когда женщина протянула к ней руки, чтобы забрать Джуди, Нэнси тихо и спокойно сказала:

– С Джуди все будет в порядке. Позвольте мне занести ее в дом и положить на диван.

Одна из женщин распахнула дверь, а вторая показала:

– Сюда, пожалуйста.

Нэнси пронесла свою хрупкую ношу через прихожую в небольшую, старомодно обставленную гостиную. Как только она уложила ребенка на диван, Джуди начала ворочать головой и что-то тихонько бормотать.

– Думаю, она придет в себя через пару минут, – сказала Нэнси.

Пока женщины сосредоточенно наблюдали за Джуди, они успели познакомиться с Нэнси. Эдна и Мэри Тёрнер оказались двоюродными тетками пострадавшей юной особы.

– Джуди живет с нами, – пояснила Эдна, старшая тетка. – Мы вместе ее воспитываем.

Нэнси была несколько удивлена, что столь пожилые женщины растят такого маленького ребенка. Только она успела назвать свое имя и адрес, как Джуди открыла глаза и огляделась по сторонам. Заметив Нэнси, она спросила:

– Кто вы?

– Меня зовут Нэнси. Приятно познакомиться, Джуди!

– Вы видели, как я упала?

Нэнси кивнула, а бабушка Мэри объяснила:

– Дорогая, она достала тебя из реки, после того как ты упала.

Джуди заплакала.

– Никогда, никогда больше не буду перебегать через дорогу! Не хочу, чтобы со мной повторилось такое! – заверила она бабушек.

– Надеюсь, ты действительно не станешь так больше делать, – сказала Нэнси.

Она погладила девочку по голове, и Джуди улыбнулась в ответ. Хотя Нэнси считала, что с Джуди все будет хорошо, она решила задержаться на несколько минут на случай, если понадобится ее помощь. Девочку раздели и укутали в халат.

Мэри Тёрнер направилась на кухню.

– Надо бы дать Джуди лекарство и сделать компресс. У нее на голове назревает шишка. Вы поможете мне, Нэнси?

Она провела девушку в кухню и подошла к шкафчику с лекарствами, который висел на стене.

– Нэнси, я хочу извиниться перед вами за то, что подумала, будто вы сбили Джуди, – сказала женщина. – Мы с Эдной, похоже, совсем растерялись от волнения. Видите ли, Джуди нам очень дорога. Мы воспитали ее мать, которая была единственным ребенком и осиротела в раннем детстве. То же случилось и с Джуди. Ее родители погибли от взрыва на катере три года назад. У бедняжки не осталось близких родственников, кроме нас с Эдной.

– У Джуди очень счастливый и здоровый вид, – поспешно заметила Нэнси. – Уверена, ей здесь очень хорошо.

Мэри улыбнулась.

– Мы стараемся как можем, при наших скромных доходах. Но иногда их просто не хватает. Сегодня мы продали кое-какую мебель тем двум людям на грузовике, который вы видели. Уж не знаю, кто они, но цену вроде бы предложили сносную.

Затем Мэри Тёрнер вернулась к разговору о Джуди.

– Она еще совсем маленькая, так что пока мы с Эдной справляемся. Но вот что нас действительно беспокоит – это будущее. Мы с сестрой портнихи, но с годами управляться с иглой становится все сложнее. Сказать по правде, Нэнси, когда погибли родители Джуди, мы с Эдной сомневались, сможем ли как следует позаботиться о девочке. Но решили попробовать и теперь знаю, что не расстанемся с Джуди ни за что на свете. Она совершенно нас очаровала.

Эта грустная история растрогала Нэнси. Она понимала беспокойство сестер Тёрнер: расходы на проживание, конечно, будут неуклонно расти, а доход тетушек навряд ли будет увеличиваться с годами…

– К сожалению, – продолжала Мэри, – родители Джуди оставили ей совсем немного денег. Но они были очень одаренными, а Джуди унаследовала их таланты. Ей бы следовало учиться музыке и танцам, пойти в хороший колледж. Но, боюсь, этого мы никогда не сможем ей дать.

– Джуди может получить стипендию или другую материальную помощь, – ободряюще заметила Нэнси.

Мэри, обнаружив в лице Нэнси внимательного слушателя, продолжала:

– Раньше нам помогал кузен нашего отца, Джосайя Кроули. Но пару месяцев назад он скончался. Кузен щедро помогал нам деньгами и имел возможность навещать нас. – Мисс Тёрнер вздохнула. – Он обещал, что обязательно напишет о нас в завещании, ведь он так любил маленькую Джуди! Мы с Эдной очень рассчитывали на это. Но Джосайя не сдержал обещание.

Нэнси понимающе улыбнулась, ничего не сказав в ответ. Но в ее голове уже закралось небольшое подозрение: что заставило мистера Кроули изменить свое решение?

– На старости лет Джосайя стал жить у других родственников. После этого все изменилось: вначале он стал реже нас навещать. Еще в феврале Джосайя подтверждал, что обязательно оставит нам часть наследства. Все это выглядело так странно, человек, который всегда готов был помогать нам, внезапно оставил нас.

Мэри взглянула на Нэнси.

– Вы, может быть, знаете тех родственников, у которых он жил. Они тоже из Ривер-Хайтс. Семья Ричарда Тофэма.

– У них еще две дочери, Ада и Изабель? – спросила Нэнси. – Если так, то я их знаю.

– Да, да, они самые, – ответила Мэри.

Нэнси уловила в голосе женщины прохладные нотки.

– Вам нравятся эти девушки? – спросила мисс Тёрнер.

Нэнси ответила не сразу. Ее учили, что сплетничать нехорошо. Наконец, она тактично сказала:

– Ада и Изабель учились со мной в старших классах, но мы не особенно дружили. Мы, кхм-м, не всегда сходились во взглядах.

К тому моменту мисс Тёрнер успела достать из шкафчика кое-какие медикаменты и теперь направилась к холодильнику за льдом. Расставляя необходимые принадлежности на подносе, она заметила:

– Когда кузен Джосайя скончался, к нашему удивлению, Ричард Тофэм предъявил завещание, согласно которому он назначен душеприказчиком Кроули, а все деньги наследуют он, его жена и их дочери.

– Да, я читала об этом в газете, – припомнила Нэнси. – И велико ли наследство?

– Насколько я понимаю, сумма немаленькая, – ответила Мэри Тёрнер. – Некоторые родственники Джосайи говорили, что он обещал им то же, что и нам, так что они планировали обратиться в суд. – Женщина пожала плечами. – Но я думаю, попытки оспорить завещание безнадежны. И все-таки мы с Эдной не можем отделаться от мысли, что должно быть более позднее завещание, хотя пока никто его не обнаружил.

Нэнси последовала за мисс Тёрнер в гостиную. Холодный компресс помог снять припухлость в том месте, где Джуди ударилась о камень. Убедившись, что с девочкой все хорошо, Нэнси сказала, что ей пора идти.

– Приходи меня навестить, – попросила Джуди. – Ты мне нравишься, Нэнси. Ты моя спасительница!

– Конечно, приду! – пообещала Нэнси. – Ты мне тоже нравишься. Ты молодчина!

Тетушки девочки принялись снова благодарить Нэнси. Гостья едва успела дойти до двери, когда Эдна вдруг спохватилась:

– Мэри, а где наш серебряный чайник?

– Ну как же, на журнальном столике, где же ему быть… Ах, он пропал!

Эдна забежала в гостиную.

– И серебряные подсвечники тоже!

Нэнси замерла в дверях.

– Их что, украли? – спросила она.

– Похоже на то! – ответила Мэри Тёрнер, побледневшая от волнения. – Должно быть, их украли те люди, которым мы продали мебель!

Нэнси тут же вспомнила мужчин в грузовике.

– А кто они такие? – спросила она.

– Ах, Мэри, как же мы оказались такими неосторожными! – воскликнула Эдна Тёрнер. – Ведь мы даже понятия не имеем, кто они. Эти мужчины постучались к нам и спросили, нет ли у нас какой старой мебели на продажу. Не видать нам больше нашего серебра!

 

– Может, еще не все потеряно! – возразила Нэнси. – Я вызову полицию.

– Ах, детка, – сокрушенно сказала Мэри. – У нас телефон не работает.

– Тогда я попробую догнать грузовик! – заявила Нэнси. – Как выглядели эти люди?

– Низкорослые, плотного сложения. Один темноволосый, другой блондин. С довольно крупными носами. А больше я ничего не могу припомнить.

– Я тоже, – вставила Эдна.

Поспешно попрощавшись, Нэнси побежала к машине.

Глава вторая
Пропавшее завещание

Мчась по дороге на своем синем кабриолете, Нэнси невесело улыбалась.

«Боюсь, я превышаю скорость, – рассуждала она про себя. – Но сейчас мне даже хочется, чтобы меня остановил патрульный. Тогда я могла бы рассказать ему, что случилось с бедными сестрами Тёрнер».

Нэнси старалась не упустить из виду следы, оставленные на грунтовой дороге колесами грузовика, на котором скрылись воры. Спустя пару миль ее постигло разочарование: она оказалась на развилке двух трасс, а поскольку обе были заасфальтированы, никаких следов там и в помине не увидеть. Нэнси размышляла на какую из дорог могли свернуть воры.

«О, боже! – вздохнула она. – Что же мне теперь делать?»

Нэнси решила, что разумнее всего будет свернуть на шоссе, ведущее в Ривер-Хайтс. Там неподалеку был полицейский участок.

«Заеду туда и сообщу о краже», – решила она.

Девушка продолжала осматриваться по сторонам в поисках грузовика. Ей запомнилось, что он был темно-серого цвета.

«Ах, если бы только я запомнила номера или название грузовой компании», – сокрушалась она про себя.

Доехав до полицейского участка, Нэнси сразу же направилась к начальству. Она представилась и рассказала капитану Ранклу об ограблении, предоставив всю ту скудную информацию о подозреваемых, которой обладала сама. Офицер пообещал немедленно разослать предупреждение о грабителях и их темно-сером грузовике.

Нэнси поехала дальше, размышляя о судьбе сестер Тёрнер.

«Интересно, все-таки, почему Джосайя Кроули завещал все деньги Тофэмам и ничего не оставил другим своим родственникам? – думала Нэнси. – Почему он так внезапно передумал? Ведь Тофэмы вполне обеспеченные люди и навряд ли они нуждаются в деньгах также, как Тёрнеры…

Нэнси не была знакома с Ричардом Тофэмом, но знала его жену и дочерей. Девушки эти всегда были чванливыми и вздорными особами, которых многие в городе недолюбливали. Ада и Изабель, так звали дочерей, особой популярностью в старшей школе не пользовались. Они без конца рассуждали о своем состоянии и социальном положении, всячески досаждая другим ученикам.

«Интересно, – думала Нэнси, – нельзя ли придумать, как Тёрнерам получить хотя бы часть состояния Кроули? Надо обязательно спросить об этом у папы!»

Пять минут спустя Нэнси припарковалась в двухместном гараже и, пробежав по лужайке, зашла в дом через кухонную дверь. Большой дом семьи Дрю из красного кирпича стоял вдали от дороги, в окружении высоких красивых деревьев.

– Здравствуй, Нэнси! – поприветствовала ее дружелюбная, слегка полноватая женщина, открывшая дверь. Это была экономка Ханна Груэн, растившая Нэнси с тех пор, как много лет назад умерла ее мама.

Нэнси обняла Ханну и спросила:

– Папа дома? Я видела в гараже его машину.

– Он в гостиной. Ужин будет готов через пару минут.

Нэнси зашла поздороваться с отцом, а затем поспешила умыться и причесаться перед ужином, после чего немногочисленное семейство уселось за стол. За ужином Нэнси поведала домашним о своих приключениях.

– Ну надо же, до чего коварные воры! – возмутилась Ханна. – Надеюсь, полиция их поймает!

– Да уж, они явно воспользовались доверчивостью этих сестер Тёрнер, – заметил мистер Дрю.

– У Мэри и Эдны и так плохо с деньгами, – добавила Нэнси. – Как жаль, что этот Джосайя Кроули не завещал часть своего состояния Тёрнерам и другим нуждающимся родственникам!

Карсон Дрю ласково улыбнулся единственной дочери и сказал:

– И правда, жаль, Нэнси. Но если не найдется более позднее завещание, ничего не поделаешь.

– Тёрнеры уверены, что оно есть, – сообщила Нэнси. – Разве не здорово будет, если это завещание найдется?

– Это уж точно, – подтвердила Ханна. – В городе всем известно, что миссис Тофэм и ее дочки плохо обращались с Джосайей Кроули в его последние годы. Они всё оправдывались, что старик был уж больно чудаковат.

– За Тофэмами никогда не водилось склонности к благотворительности, – с улыбкой заметил мистер Дрю. – И все же они приютили Джосайю.

– Только потому, что рассчитывали на его наследство! – возразила Ханна. – Будь я на его месте, ни за что бы у них не осталась. – Экономка вздохнула. – Но люди с возрастом стараются избегать перемен. Наверное, ему было проще смириться, чем съехать от них.

Ханна рассказала, что в Ривер-Хайтс многие неодобрительно отзывались о том, как Тофэмы обращались с Джосайей Кроули. Нэнси не была лично знакома с пожилым джентльменом, но нередко видела его в городе. Издалека он всегда казался ей приятным и добрым человеком.

Жена мистера Кроули скончалась во время эпидемии гриппа, после чего ему пришлось скитаться по родственникам. По слухам, всем, кто соглашался его принять, мистер Кроули щедро платил за постой и оказывал многочисленные услуги. Они же, в свою очередь, были добры к старику и, несмотря на собственную бедность, старались устроить его поудобнее.

– Расскажи мне все, что тебе известно про мистера Кроули, – попросила Нэнси отца.

По словам мистера Дрю, пожилой джентльмен всем рассказывал, что хотел завещать свое состояние наиболее достойным родственникам и друзьям. Но за три года до его смерти семья Тофэмов, никогда прежде не проявлявшая к нему интереса, вдруг передумала и принялась убеждать мистера Кроули пожить у них, и тот, в конце концов, согласился. Вскоре после того, как он поселился у Тофэмов, мистер Дрю услышал, что он решил завещать все деньги им.

Несмотря на проблемы со здоровьем, мистер Кроули продолжал вести активный образ жизни, но со временем становился все мрачнее. Он по-прежнему жил у Тофэмов, но поговаривали, что он все чаще сбегал навестить других родственников и друзей и собирался снова изменить завещание.

– Значит, должно быть другое завещание! – с надеждой воскликнула Нэнси.

Мистер Дрю кивнул и продолжил:

– В какой-то момент Джосайя Кроули серьезно заболел. За несколько дней до своей смерти он попытался что-то сообщить своему врачу, но, кроме слова «завещание», разобрать ничего не удалось. А после похорон объявилось только одно завещание – то, в котором все состояние передается Тофэмам.

– Думаешь, мистер Кроули пытался сказать врачу, что есть другое завещание, которое он спрятал от Тофэмов? – спросила Нэнси.

– Весьма вероятно, – ответил отец. – Возможно, он хотел завещать свое состояние родственникам, которые были добры к нему. Но судьба лишила его этой возможности.

– А кто-нибудь искал другое завещание? – продолжала спрашивать Нэнси.

– Этого я не знаю. Но в одном я уверен: если другое завещание обнаружится, Ричард Тофэм постарается его оспорить. Насколько я понимаю, состояние весьма внушительное, а Тофэмы не из тех людей, которые разбрасываются такими подарками судьбы.

– Нельзя ли оспорить нынешнее завещание? – уточнила девушка.

– Я слышал, что кто-то из родственников подал иск, настаивая, что им было известно о существовании другого завещания в их пользу. Но если оно не найдется, вряд ли делу дадут ход.

– Но Тофэмы не заслужили такой удачи, – вставила Ханна. – К тому же эти деньги им не нужны. Все это больше похоже на нечестную игру.

– Может, это кажется несправедливым, однако все вполне законно, – возразил мистер Дрю. – И, к сожалению, тут ничего не поделаешь.

– Бедная Джуди и ее тетушки! – воскликнула Нэнси.

– Есть и другие родственники, оказавшиеся в том же положении, – заметил ее отец. – К примеру, две девушки, которые живут на Ривер-Роуд. Не знаю, как их зовут. Насколько я понимаю, они не были родственницами мистера Кроули, но он питал к ним большую симпатию. Они тоже живут в стесненных условиях, так что им бы не помешало небольшое денежное подспорье.

Нэнси впала в безмолвие. У нее было четкое ощущение, что за делом Кроули скрывается некая тайна.

– Папа, а ты не думаешь, что Джосайя Кроули написал второе завещание? – вдруг спросила Нэнси.

– Ты меня допрашиваешь, как на суде, – притворно возмутился мистер Дрю. – Честно говоря, Нэнси, не знаю, что и думать. Но есть одна деталь, явно указывающая на то, что мистер Кроули, по крайней мере, собирался составить другое завещание.

– Прошу, продолжай! – взмолилась Нэнси.

– Однажды, почти год назад, я заходил в «Первый национальный банк» и встретил там Кроули и Генри Ролстеда.

– Это тот адвокат, который специализируется на завещаниях? – уточнила Нэнси.

– Он самый. Я вовсе не собирался подслушивать их разговор, но случайно услышал пару фраз, которые навели меня на мысль, что они обсуждали завещание. Кроули договорился с Ролстедом, что придет к нему на следующий день.

– Ах! – возбужденно воскликнула Нэнси. – Похоже, мистер Кроули все же составил новое завещание, правда? Но почему же мистер Ролстед ничего не сказал, когда мистер Кроули умер?

– На то есть много причин, – ответил мистер Дрю. – Во-первых, он мог так и не оформить новое завещание для мистера Кроули. А даже если он это и сделал, пожилой джентльмен мог передумать и уничтожить его.

Прежде, чем продолжить разговор, Нэнси доела вкуснейший яблочный пудинг, который приготовила Ханна. Затем она задумчиво взглянула на отца.

– Папа, ведь вы с мистером Ролсдетом старые друзья, верно?

– Да. Мы вместе учились в колледже.

– Тогда не мог бы ты спросить его, составлял ли он завещание для мистера Кроули и нет ли у него какой-то информации, которая могла бы разрешить эту загадку?

– Это весьма щекотливый вопрос, юная леди. Он вполне может сказать мне, что это меня не касается.

– Но ты же знаешь, что он так не скажет. Вы ведь друзья, и он поймет, почему ты так интересуешься этим делом. Спросишь его? Ну пожалуйста!

– Знаю, что ты любишь помогать людям, попавшим в беду, – ответил ее отец. – Пожалуй, я мог бы завтра пригласить мистера Ролстеда на обед…

– Чудесно! – перебила его Нэнси. – Прекрасная возможность выяснить, что там с завещанием.

– Ну хорошо. Попробую договориться о встрече. Не хочешь ли к нам присоединиться?

Нэнси просияла, ответив:

– Спасибо, папа! С удовольствием. Надеюсь, получится встретиться уже завтра, чтобы мы, не теряя времени, могли найти другое завещание.

Мистер Дрю улыбнулся:

– Мы? – переспросил он. – Хочешь сказать, ты собираешься найти пропавшее завещание мистера Кроули?

– Я должна, – ответила Нэнси, явно загоревшись этой идеей.

Глава третья
Неприятная встреча

– Какие планы на утро, Нэнси? – спросил мистер Дрю за завтраком.

– Я собиралась пройтись по магазинам, – воодушевленно ответила девушка. – В клубе намечаются танцы, и мне бы очень хотелось выбрать новое платье.

– Тогда позвонишь мне по поводу обеда? А лучше заезжай пообедать со мной, вне зависимости от того, что скажет мистер Ролстед.

– Договорились! – радостно воскликнула Нэнси.

– Ну хорошо. Зайди ко мне в офис около половины первого. А если мистер Ролстед все-таки примет мое приглашение, попробуем выяснить, что там с завещаниями мистера Кроули.

Мистер Дрю встал из-за стола.

– Что ж, мне надо поторопиться, иначе я буду слишком поздно в городе.

Когда отец ушел, Нэнси доела завтрак и пошла на кухню, чтобы помочь Ханне, которая уже вышла из-за стола.

– Есть поручения для меня? – спросила Нэнси.

– Да, милая. Вот список покупок, – ответила экономка. – Удачи с расследованием.

С нежностью глядя на свою подопечную, Ханна размышляла. В школе у Нэнси было много друзей и небывалая популярность. Но, хоть в этом и не было ее вины, у Нэнси также появилось двое врагов: Ада и Изабель Тофэм. Это беспокоило Ханну. Сестры, завидовавшие Нэнси, всячески пытались испортить ее репутацию, но верные друзья всегда спешили ей на подмогу. В итоге Ада и Изабель невзлюбили Нэнси еще сильнее.

– Спасибо за добрые пожелания! – поблагодарила девушка, обняв Ханну.

– Что бы ты ни делала, Нэнси, остерегайся этих сестер. Они будут только рады устроить тебе неприятности.

– Я буду осторожна, обещаю.

Перед выходом из дома Нэнси позвонила Тёрнерам. Она порадовалась, услышав, что падение Джуди обошлось без последствий, но расстроилась, что полиция так и не вышла на след грабителей.

 

– Пожалуйста, обязательно сообщите мне, если что-нибудь узнаете, – попросила Нэнси, и Эдна заверила ее, что именно так и сделает.

Нарядившись в элегантный бежевый костюм, который был ей очень к лицу, Нэнси уселась в кабриолет и поехала в сторону торговых улиц. Она доехала по бульвару до тесных маленьких улочек в центре, ловко лавируя между многочисленными машинами, и нашла место на парковке.

«Пожалуй, начну с универмага “Тэйлорс”, и выберу себе платье», – решила она.

«Тэйлорс» считался одним из самых фешенебельных магазинов в Ривер-Хайтс. Нэнси купила кое-какие хозяйственные принадлежности для Ханны на втором этаже, а затем отправилась в отдел женской одежды на третьем. Обычно к Нэнси сразу подбегали продавщицы, но в то утро персонал, похоже, не успевал справиться с наплывом покупателей.

Нэнси уселась в удобное кресло, терпеливо ожидая своей очереди. Она снова задумалась о судьбе сестер Тёрнер и Джуди. Сможет ли она помочь им? Вдруг ее размышления прервали чьи-то громкие жалобы.

– Мы тут стоим уже почти десять минут! – раздался визгливый голос. – Немедленно направьте к нам продавщицу!

Обернувшись, Нэнси увидела, что это Ада и Изабель Тофэм скандалят с управляющим магазином.

– Боюсь, ничем не могу вам помочь, – извиняющимся тоном ответил мужчина. – Перед вами в очереди еще несколько человек, а все продавцы в данный момент…

– Вы, должно быть, не знаете, кто мы такие! – грубо перебила его Ада.

– Как раз-таки знаю, – устало вздохнул он. – Через пару минут к вам подойдет продавец. Подождите, пожалуйста.

– Мы не привыкли ждать! – ледяным тоном заявила Изабель Тофэм.

– Ну и обслуживание! – вставила Ада. – Вы в курсе, что наш отец – крупный акционер «Тэйлорс»? Если мы ему расскажем, как вы с нами обращаетесь, он потребует вас уволить!

– Мне очень жаль, – извинился замученный управляющий. – Но такова политика магазина. Вам придется подождать своей очереди.

Ада гневно дернула головой и сверкнула глазами. Это ее нисколько не красило. Несмотря на дорогую одежду, Ада была не слишком привлекательна: худая, бледная и с вечно недовольной гримасой. Искаженное гневом, ее лицо было почти уродливым.

Изабель, гордость семьи Тофэм, была довольно миловидна, но ее чертам недоставало выразительности. Привычка девушки говорить деланно-изысканным тоном одновременно раздражала и забавляла. Мать мечтала выдать Изабель за юношу из известной и состоятельной семьи.

«Не завидую я ее будущему мужу!» – хмыкнула про себя Нэнси.

Тут Ада и Изабель заметили Нэнси. Она вежливо кивнула в знак приветствия. Изабель с надменным видом кивнула в ответ, Ада же и вовсе сделала вид, что не заметила бывшую одноклассницу.

В этот момент к сестрам Тофэм подбежала запыхавшаяся продавщица. Они тут же начали распинать ее за нерасторопность.

– Что я могу вам предложить, мисс Тофэм? – спросила раскрасневшаяся от смущения женщина.

– Вечерние платья.

Продавщица принесла несколько платьев. Нэнси с любопытством наблюдала за тем, как раздраженные сестры браковали одну за другой прекрасные модели, придираясь к каждой мелочи.

– Вот это платье очень элегантное, – с надеждой сказала продавщица, демонстрируя особо нарядное платье из шифона и кружева. – Его привезли этим утром.

Ада взяла платье в руки, бросила на него беглый взгляд и швырнула в кресло. Продавщица суетливо поспешила за новой партией.

Пышное платье соскользнуло с кресла и упало на пол. К ужасу Нэнси, Ада наступила на него, рассматривая другое платье. Нэнси, с отвращением глянув на сестер, подобрала смятую вещь.

– Не трогай! – завопила Ада. – Никто тебя о помощи не просил!

– Вы его берете? – спокойно спросила Нэнси.

– Не твое дело!

Ада вырвала платье из рук Нэнси, сильно надорвав шифоновую юбку.

– Ну вот! – буркнула Изабель. – Смотри, что ты натворила! Нам лучше уйти отсюда, Ада.

– С чего это? – надменно воскликнула ее сестра. – Это все Нэнси Дрю виновата. Вечно от нее одни неприятности.

– Я ни в чем не виновата, – возразила Нэнси.

– Пойдем, Ада, пока не вернулась продавщица, – настаивала Изабель.

Ада неохотно последовала за сестрой к лифту. Нэнси смотрела им вслед, когда вернулась продавщица с целой охапкой прелестных туалетов. Она обескураженно уставилась на порванное платье.

– А куда делись мои покупательницы? – взволнованно спросила она.

Нэнси махнула в сторону лифта, воздержавшись от комментариев. Вместо этого она сказала:

– Я как раз тоже ищу вечернее платье. Это порванное очень красивое. Как думаете, его можно починить?

– Ох, даже не знаю, – сокрушенно вздохнула продавщица. – Мне придется отвечать за это платье, а оно мне не по карману.

– Уверена, до штрафа дело не дойдет, – доброжелательно успокоила ее Нэнси. – Если возникнут вопросы, я могу сама поговорить с управляющим. Обычно в таких ситуациях вещи просто продают с большой уценкой.

– Спасибо, – поблагодарила продавщица. – Я позову нашу портниху, мисс Рид. Посмотрим, что можно придумать.

– Сперва позвольте мне его примерить, – с улыбкой ответила Нэнси.

Они нашли свободную примерочную, и Нэнси облачилась в прелестное нежно-голубое бальное платье. Продавщица помогла ей застегнуть молнию.

– Вам очень идет! – с энтузиазмом воскликнула она.

Нэнси улыбнулась:

– Мне и самой нравится, – призналась она. – А вот теперь позовите, пожалуйста, портниху.

Спустя пару минут в примерочную зашла седовласая мисс Рид. Поработав над складками юбки, она в считанные секунды прикрыла разрыв на ткани, да так, что фасон стал еще лучше.

– Я рассказала управляющему, что случилось, – сообщила продавщица. – Если вы хотите купить это платье, он продаст вам его со скидкой в 50 процентов.

– Как здорово! – воскликнула Нэнси. – Это как раз укладывается в мой бюджет. Я его беру. Пожалуйста, вышлите по этому адресу.

Нэнси продиктовала адрес, отметив про себя: «Однако, Ада Тофэм мне здорово удружила. Вот бы она разозлилась, если бы узнала об этом!» Девушка едва удержалась от смеха.

– Помогать вам – сплошное удовольствие, мисс Дрю, – сказала продавщица, когда мисс Рид удалилась, а Нэнси переоделась в свой костюм. – Только страшно подумать, что будет, когда к нам снова придут эти сестры Тофэм. С ними так сложно! А уж когда они получат наследство Джосайи Кроули, станет просто невыносимо.

Женщина, понизив голос, продолжила:

– Говорят, наследство еще не оформили, но они уже на него рассчитывают. На прошлой неделе я слышала, как Ада сказала сестре: «Теперь уж вопрос с деньгами Кроули точно решен. Если б только папа перестал наконец беспокоиться, что найдется другое завещание, в котором нас обошли!»

Нэнси показалось бестактным сплетничать с продавщицей, но эти слова ее очень заинтересовали. Раз мистер Тофэм беспокоится, значит, он тоже подозревает, что Джосайя Кроули составил другое завещание!

Разговор напомнил Нэнси о том, что у нее назначена встреча. Взглянув на наручные часы, она обнаружила, что ей пора выходить.

– Простите, мне надо бежать, а то опоздаю на встречу с папой, – сказала она продавщице.

Из универмага Нэнси поехала прямиком в офис к отцу. Хотя до назначенного времени оставалась еще пара минут, мистер Дрю уже был готов к будущей встрече.

– Ну что, папа? – с нетерпением спросила Нэнси. – Мистер Ролстед принял твое приглашение?

– Да, мы встречаемся с ним в отеле «Ройал» через десять минут. Ты все еще считаешь, что нужно расспросить его про завещание Кроули?

– Конечно! Теперь я как никогда заинтересована этим делом!

И Нэнси рассказала отцу, что узнала от разговорчивой продавщицы.

– Хм, – задумчиво отметил мистер Дрю. – Доказательством это не назовешь, но, как гласит народная мудрость, нет дыма без огня. Что ж, поспешим!

Отель «Ройал» находился всего в квартале от офиса, так что Нэнси с отцом быстро добрались туда пешком. Мистер Ролстед уже ждал их в холле. Карсон Дрю представил ему свою дочь, и все трое направились в ресторан, где для них уже был забронирован столик.

Сперва разговор шел на общие темы. Двое юристов живо вспоминали учебу в колледже, после чего перешли к обсуждению профессиональных вопросов. Нэнси уже начала опасаться, что до завещания мистера Кроули дело так и не дойдет.

Но после того, как подали десерт, мистер Дрю тактично вывел разговор на новую тему, упомянув несколько интересных дел, с которыми ему приходилось сталкиваться.

– Кстати, – ненавязчиво отметил он, – я так и не знаю подробностей по делу Кроули. Что там происходит с Тофэмами? Насколько мне известно, другие родственники пытаются оспорить завещание?

Сперва мистер Ролстед ничего не ответил. Нэнси подумалось, что, быть может, он не хочет обсуждать это дело.

Наконец адвокат тихо сказал:

– Завещанием занимаюсь не я, Карсон. Но, признаюсь, я внимательно следил за развитием этого дела, потому что год назад случилось кое-что достойное внимания. Пока нынешнее завещание считается действительным, вряд ли его можно оспорить.

Рейтинг@Mail.ru