Нэнси Дрю и расследование в спа-центре

Кэролайн Кин
Нэнси Дрю и расследование в спа-центре

Позвольте представиться: Нэнси Дрю

Друзья называют меня Нэнси. Враги – по-разному, например: «Девушка, которая испортила мне всё дело». Честное слово, они так и говорят! Впрочем, чего ещё ожидать от преступников? Видите ли, я – детектив. Ну, не совсем. Лицензии или вроде того у меня нет. Ни значка, ни пистолета. Во-первых, потому что к пистолету я бы и так не притронулась, а во-вторых, по закону я не могу носить оружие. Зато я достаточно взрослая для того, чтобы обращать внимание на несправедливость, обман и подлые поступки. И знаю, как остановить негодяев, поймать их и отдать в руки полиции. К этому у меня подход очень серьёзный, и ошибаюсь я крайне редко.

Мои лучшие подруги, Бесс и Джордж, не всегда со мной согласны. По их мнению, я то и дело допускаю ошибки и меня приходится выручать, чтобы я не упала в грязь лицом. Бесс говорит, что я плохо одеваюсь. По-моему, у меня обычный повседневный стиль. А Джордж считает, что я безответственная. Это она про те случаи, когда я в очередной раз забываю заправить машину или захватить с собой достаточно денег на обед. Правда, обе они прекрасно понимают, что к преступлениям я подхожу со всей ответственностью. Всегда.

Нэнси Дрю

Глава первая
Городские слухи

– Нэнси? Нэнси Дрю! Ты меня слышишь?!

Я размышляла о чём-то своём, теребя выбивающиеся нити на ковре, когда голос Бесс вернул меня к реальности.

– Ой, извини, – сказала я, подавляя зевок. – Что ты сказала?

Мы с моими лучшими подругами, Бесс Марвин и Джордж Фейн, сидели у меня в комнате.

Бесс красила ногти розовым лаком. Она вставила кисточку обратно в баночку и сердито посмотрела на меня, оперев босую ногу о край письменного стола.

– То есть ты всё пропустила?

Джордж усмехнулась и плюхнулась на мою кровать, драматично взмахнув рукой.

– Наверное, бедняжка Нэн потеряла сознание из-за паров твоего жуткого лака!

Бесс фыркнула. Честно говоря, меня всегда поражало, как двоюродные сёстры могут так сильно отличаться друг от друга. Бесс воплощала в себе образ идеальной женственной девушки: светлые волосы, изящные платья, нежная улыбка. А Джордж скорее вела себя как мальчишка: волосы стригла коротко, чтобы мыть было удобнее, а вместо юбок носила джинсы с кедами.

Я сама была ближе к золотой середине. Модная одежда и макияж меня особо не интересовали, я часто забывала не то что накрасить губы блеском, но и причесаться. При этом мне нравилось время от времени ходить за покупками с Бесс и наряжаться – например, на свидание с моим парнем Нэдом.

К счастью, наша дружба оставалась крепкой несмотря на все различия. Мы с Джордж терпели чрезмерный интерес её сестры к моде, а с Бесс делали вид, будто нам интересно слушать о новых компьютерных примочках, которые мечтала купить Джордж. При этом девчонки всегда были готовы помочь с моим собственным увлечением – расследованием преступлений. Я с детства обожала раскрывать тайны, когда ещё пешком под стол ходила, как папа иногда говорит. Не то чтобы я сама искала приключения на свою голову. Обычно они находили меня.

Правда, мне давно ничего такого не подворачивалось, и я заскучала без дела. Конечно, приятно просто болтать с подругами обо всякой ерунде, но руки чесались взяться за новое расследование.

– Я спрашивала, как вы думаете, сколько будет стоить такой педикюр в салоне «Блаженство». – Бесс кивнула на свои розовые ногти.

Джордж тяжело вздохнула.

– Тебе обязательно каждые две секунды упоминать об этом дурацком месте?!

Я взглянула на неё с удивлением. Конечно, мне тоже надоело слушать восхищённую болтовню Бесс о роскошном спа-салоне, который должен был открыться у нас в городе в эти выходные, но Джордж выглядела уж слишком раздражённой. Это было на неё не похоже. Да, она порой довольно быстро теряла терпение, но обычно девчачьи заботы сестры казались ей забавными.

Бесс не обратила на это внимания. Она задумчиво глядела в одну точку, держа кисточку наготове.

– Думаете, он правда будет чересчур элитным? В рекламе ничего не говорится о ценах, но я слышала, что массаж лица обойдётся в три раза дороже, чем в «Мире красоты».

– Очевидно, им надо покрыть расходы, – заметила я, прислоняясь спиной к кровати. – Они перестроили почти всё здание бывшей кондитерской фабрики. А тот великолепный зал грязевой терапии в римском стиле, который показывали в рекламе, выглядел недешёвым.

– Да, очень красивый, – подтвердила Бесс. – Я слышала, что владелица салона сама отвечала за дизайн. Тесса… как её там?.. больше всего гордится именно этим залом. Сегодня в утренней газете написали, что для него завезли семьдесят пять разных видов грязи со всей Европы и Южной Америки, а плитку изготовили вручную в Испании. Такого размаха в Ривер-Хайтс я ещё не встречала.

Я кивнула. Судя по тому, как часто последние несколько месяцев по телевизору крутили рекламу о «Блаженстве», все известные нам салоны и в подмётки ему не годились. В нашем тихом городке на Среднем Западе ещё не бывало подобной роскоши. Конечно, здесь были мужские и женские парикмахерские и даже салоны красоты. Например, «Мир красоты», где предлагали услуги массажа. Но все они блёкли на фоне вычурного спа, словно попавшего к нам из крупного города вроде Чикаго или Нью-Йорка. «Блаженство» обещало своим посетителям всевозможные наслаждения: грязевые ванны, сауну, разные виды массажа, плавательный бассейн, ресторан и даже отдельный бар со свежевыжатыми соками.

– Думаю, он будет пользоваться спросом, – сказала я. – Пускай городок у нас небольшой, богачей здесь много, отчасти благодаря компании «Рэкхем». Наверняка им хочется побаловать себя время от времени. А цена их не сильно смутит.

– Да, – согласилась Бесс. – Я и сама думала пойти туда в день грандиозного открытия и потратиться на массаж лица или ещё на что-нибудь не слишком дорогое. – Она широко улыбнулась, и на её щеках проступили ямочки. – Может, нам даже удастся окунуться в знаменитую грязевую ванну в римском стиле!

– Нет уж, – огрызнулась Джордж, причём так громко, что я вздрогнула от неожиданности. – Нет у меня времени на подобную ерунду.

Бесс нахмурилась. Видно, слова сестры её задели.

– Ну и ладно! Не обязательно так злиться. Я же просто предложила.

Я тоже с удивлением посмотрела на Джордж. Она всегда поддерживала идеи Бесс, даже если сама их не одобряла, и уж точно не воспринимала их в штыки. С чего бы ей сердиться из-за таких мелочей? Может, опять спустила все свои сбережения? Всё-таки Джордж совсем не умела распоряжаться деньгами. И сразу тратила всё, что зарабатывала! А когда в карманах свистел ветер, это сильно портило ей настроение.

Тут Джордж и сама поняла, что переборщила, и виновато опустила взгляд.

– Извините. Просто мне надоело обсуждать этот глупый салон, вот и всё.

– Я правда так часто о нём упоминаю? – тихо спросила Бесс. – Ты тоже меня извини. Кстати, я вот что хотела спросить! Вы видели первую серию нового шоу, которую показывали вчера вечером по телевизору?

Мы сменили тему, а через несколько минут в приоткрытую дверь постучали. Я подняла голову и увидела, что мой папа стоит на пороге и с улыбкой смотрит на нас. Бесс всё ещё опиралась ногой о письменный стол и красила ногти в розовый, Джордж валялась на кровати, а я лениво растянулась на ковре.

– Вижу, вы заняты важными делами, – сказал папа. – Неудобно вас прерывать.

– Очень смешно, мистер Дрю! – с усмешкой ответила Бесс.

В Ривер-Хайтс мало кто посмел бы шутить с Карсоном Дрю – одним из самых уважаемых и успешных адвокатов города, но он знал Бесс и Джордж с пелёнок. Девчонки видели в нём не сурового юриста, а доброго и заботливого отца лучшей подруги.

Порой я гадала, как бы всё повернулось, если бы мама не умерла так рано. Папа растил меня в одиночку, и мы с ним были очень близки, поэтому я не могла даже представить себе не такие тёплые отношения с отцом. И, конечно, мне сложно было вообразить нашу жизнь без Ханны Груэн, верной экономки, которую я тоже считала членом семьи.

Папа зашёл в комнату и хитро улыбнулся.

– Смотрите, не обижайте меня, а то вдруг передумаю делиться с вами одним интересным подарком, который только что получил, – поддразнил он нас.

– Каким подарком? – тут же спросила Джордж. Она обожала всё бесплатное.

Папа достал из кармана несколько бумажек, и в его глазах сверкнул озорной огонёк.

– Я только что закрыл дело, которое вёл по просьбе мисс Тессы Монро, владелицы спа-салона «Блаженство». Полагаю, она высоко оценила мою работу, раз подарила мне билеты на завтрашнее грандиозное открытие. Вот только старику вроде меня уже поздно делать массаж лица и принимать грязевые ванны, а сауны я на дух не переношу. И вот вопрос: кому же отдать эти бесплатные билеты на вход?

– Мне! Нам! – взвизгнула Бесс и так бойко спрыгнула со стула, что чуть не опрокинула баночку с лаком. К счастью, она успела вовремя её поймать. Потом подбежала к моему папе и выхватила у него билеты, словно боялась, что их сейчас отберут. – Ой, спасибо вам большое, мистер Дрю! Мы как раз обсуждали, как здорово было бы туда сходить и какие там, наверное, высокие цены… – затараторила Бесс, и папа рассмеялся.

– Всегда пожалуйста! Только вам придётся самим сказать Ханне, что вы решили пойти. Если бы отказались, я бы отдал билеты ей и её подружкам из бридж-клуба.

– Ой… – Бесс помрачнела. – Думаете, Ханна тоже хочет пойти?

Я усмехнулась. Ханна из той породы женщин, которых обычно называют «по-мужски красивыми». У неё естественная привлекательность, практичная и простая. Она даже близко не позволит поднести к ней флакон с духами. У Ханны простой подход к одежде, и она не слишком усердно ухаживает за волосами, слегка тронутыми сединой. Ей было бы приятнее провести вечер в театре, на выставке или в зоопарке, чем в спа-салоне. Нет уж, увольте!

 

– Думаю, она не расстроится, – заверила я Бесс, а затем повернулась к отцу и подмигнула ему. – Спасибо, пап.

– Обращайся, – с улыбкой ответил он и опустил взгляд на часы. – Ладно, девочки, мне пора. Надо сделать ещё пару звонков до ужина. Кстати, Ханна просила передать, что он через полчаса.

Я кивнула.

– Хорошо.

Папа ушёл, а Бесс так и осталась стоять, восторженно разглядывая зажатые в руке билеты.

– Похоже, твоя мечта сбылась, – подтрунила над ней я. – Завтра пойдём мокнуть в дорогих ваннах.

– Ага, – сухо произнесла Джордж. – Похоже на то.

Бесс нахмурилась.

– Да брось ворчать, тебе же не придётся за это платить! Теперь-то на что жаловаться?

– Есть на что, – пробормотала Джордж себе под нос.

Я с любопытством на неё покосилась.

– Разве это не весело? Мне тоже не особо нравятся все эти спа-процедуры, но, согласись, здорово побывать в новом месте и немножко себя побаловать, а? – спросила я. Меня искренне удивляла реакция Джордж. Значит, дело не в деньгах?

Она лишь молча пожала плечами.

Мы с Бесс переглянулись. Понятно, что массаж и маникюр не сильно интересовали Джордж, но обычно ей нравилось пробовать что-то новое – особенно за бесплатно.

– Ты в порядке? – встревожилась Бесс.

– Само собой! Чего спрашиваешь?

– Ну, как-то странно, что ты настолько против… – начала было Бесс, но Джордж её прервала.

– Ладно, ладно! Если вам уж очень хочется измазаться в грязи, почему бы и нет. Может, это не так плохо, как я себе представляю.

Я широко улыбнулась, взглянув на Бесс, и мы с ней хором сказали:

– Вот это другое дело!

* * *

Вскоре мы спустились к ужину и увидели, что Ханна ещё хлопочет на кухне. Она тихонько напевала приятную мелодию и помешивала что-то в большой керамической миске. От кастрюли на плите шёл ароматный пар, и я сразу догадалась, что Ханна готовит свой знаменитый суп-пюре из морепродуктов. На кухонной тумбе тихо бубнил маленький телевизор: по нему крутили новости.

– Отлично пахнет, – сказала я, вдыхая носом воздух.

Ханна подняла взгляд и с улыбкой ответила:

– Почти готово.

– Эй, девчонки! – вскрикнула Бесс, впившись взглядом в экран телевизора, и подбежала увеличить громкость. – Смотрите, тут говорят про «Блаженство»!

Джордж закатила глаза.

– Наконец-то, – с сарказмом пробормотала она. – Давно его не обсуждали!

Я подошла ближе и увидела на экране журналистку лет пятидесяти с роскошной копной светлых волос платинового оттенка.

– Это что, Марлетт Майклс? Мне казалось, её интересуют только, ну, настоящие новости. Извини, Бесс. Ты понимаешь, о чём я.

– Ты права, – согласилась Джордж. – Но Марлетт же вегетарианка, забыла?

В самом деле, она посвятила целых два выпуска обсуждению того, как это полезно для здоровья. Но…

– И что с того? – спросила я.

Бесс надула щёки и обиженно на меня посмотрела.

– Нэнси, ты совсем ничего не слушала? Как тебе вообще удаётся раскрывать тайны, если ты вечно всё пропускаешь мимо ушей?

Я только улыбнулась в ответ. Подруги часто говорили мне нечто подобное. Все удивлялись моей невнимательности: и Ханна, и папа, и Нэд. Я нередко выходила из дома в разных носках или запирала ключи от машины в багажнике, но к расследованию преступлений всегда подходила ответственно.

– Напомни, пожалуйста, какая тут связь, – попросила я.

– В «Блаженстве» обещали не использовать никакие продукты животного происхождения. Салон будет полностью натуральным и вегетарианским, – объяснила Бесс. – Это их главная фишка. Думаю, поэтому Марлетт Майклс ими заинтересовалась.

Я повернулась к телевизору и обнаружила, что та как раз обсуждает вегетарианское меню ресторана при спа-центре.

– …Совсем никакого мяса, – с большим удовольствием вещала Марлетт. – Для наших мест это как глоток свежего воздуха! Не сомневайтесь, я первая встану в очередь за вегетарианским чили по их тайному рецепту. – Она улыбнулась в камеру и сменила тему: – Что ж, а теперь даю слово Стейси Кейн. Вот-вот вы узнаете о том, как открытие нового спа-центра повлияет на местные заведения!

На экране появилась другая журналистка, молодая блондинка. Она стояла на тротуаре перед салоном «Мир красоты».

– Наверное, хотят узнать, что думают конкуренты, – предположила Джордж.

И правда, Стейси уже брала интервью у пожилых владелиц салона, одетых в одинаковые розовые фартуки поверх брючного костюма. Они обе мило улыбались, а ведущая изображала искреннюю тревогу за судьбу их бизнеса.

Ханна подняла взгляд от кастрюли и заметила:

– Жалко их. Они долго трудились, чтобы добиться успеха, а теперь у них появился опасный соперник. Надеюсь, новый спа-центр не уведёт у них слишком много клиентов.

– Боюсь, что уведёт, – мрачно ответила Джордж. – Он большой, роскошный и легко раздавит всех конкурентов.

Новости закончились, началась реклама. Я отвернулась и пожала плечами.

– Да вряд ли. По-моему, у них разная аудитория. «Мир красоты» – скромный, небольшой салон, а не громадный спа-центр с широким спектром услуг. Он для обычных людей, которые приходят только за новой причёской и за тем, чтобы немного побаловать себя простым массажем или маникюром.

– По-моему, Нэнси права, – согласилась Бесс. – «Блаженство» скорее для любителей роскоши, которые всё равно не ходят в «Мир красоты», а ездят за стрижкой и массажем в ближайшие крупные города.

– Пожалуй, – признала Джордж, опираясь на кухонную тумбу. – Но будет правда обидно, если эти милые старушки потеряют свой салон. Может, нам лучше провести день в «Мире красоты»? Поддержать местный бизнес.

– Да что с тобой такое сегодня? – не выдержала я. – Чем тебе не угодило «Блаженство»? Это какая-то личная обида? Тесса Монро сбила тебя с ног, когда ты была маленькой, или украла мороженое?

Джордж отвернулась и посмотрела на миску.

– Совсем забыла про ужин! – вдруг сказала она. – Надо бы хорошенько подкрепиться, раз уж завтра мы отправляемся в страну вегетарианцев!

После этого Джордж стремительно выбежала из кухни. Я услышала её шаги в коридоре, а потом входная дверь громко скрипнула, открываясь, и тут же захлопнулась.

– И что это было? – сказала я. – Почему Джордж так странно себя ведёт?

Бесс пожала плечами.

– Не знаю, но придётся обсудить это завтра. Если Джордж сейчас уедет без меня, придётся идти пешком. Она же меня подвезла. Ну, увидимся!

Я вышла в соседнюю комнату и увидела в окно, как Бесс запрыгивает в машину, и они уносятся прочь. Меня до сих пор тревожило необычное поведение Джордж. Что с ней случилось?

Глава вторая
Грандиозное открытие

– Ух ты! – ахнула Бесс. – Похоже, не нам одним интересно взглянуть на новый салон.

В субботу, день открытия, мы с девочками приехали в центр города и припарковались кварталах в трёх от «Блаженства» Встать ближе у нас не получилось, потому что обе стороны улицы были заполнены машинами. Даже перед задним входом в дорогой итальянский ресторан, куда обычно подъезжала доставка, сейчас стоял большой внедорожник. Полицейский уже выписывал водителю штраф, а рядом с ним стоял сильно встревоженный повар в фартуке и колпаке. Очевидно, он и пожаловался на нарушителя.

– Не говори, – сказала я и шагнула в сторону, пропуская компанию весёлых болтушек среднего возраста, которые спешили занять постепенно растущую очередь в спа-центр. – Как бы другие хорошие места в Ривер-Хайтс сегодня не остались без посетителей!

Я огляделась. «Блаженство» располагалось на одной из лучших торговых улиц города, усеянной роскошными заведениями среди зелёных деревьев с раскидистыми кронами. Спа-центр оказался зажат между элитным бутиком и небольшим парком, а напротив стояли дорогой зоомагазин «Нежные лапки» и парочка магазинов одежды.

Бесс пожала плечами.

– Даже не знаю. Может, у них наоборот сегодня будет успешный день, потому что новый спа-центр привлекает много народу. Почему бы его клиентам не прогуляться здесь после процедур, не забежать в магазин или кафе?

– Ладно, хватит о маркетинге, – проворчала Джордж. – Мы же собирались отдыхать и расслабляться, а не всякую нудятину обсуждать.

Мы с Бесс хихикнули. Настроение у нашей подруги слегка улучшилось со вчерашнего вечера, и она даже немного нарядилась: взяла у сестры элегантную шляпу и надела забавные солнечные очки. Я решила, что вчера Джордж просто встала не с той ноги. С кем не бывает.

Мы подошли ко входу в центр. Здание бывшей кондитерской фабрики изменилось до неузнаваемости. Оно выглядело светлым и современным, но при этом не выбивалось из общего традиционного стиля. Стены покрыли декоративной штукатуркой, выкрашенной в нежный оттенок зеленовато-бежевого, и добавили бронзовые акценты. Перед фасадом красовался небольшой сад камней в японском стиле, а к дверям вела дорожка, выложенная досками из тикового дерева. Через широкие окна, тянувшиеся от пола до потолка, был отлично виден просторный вестибюль.

– Ух ты, – протянула Бесс. – В жизни он даже красивее, чем по телевизору!

Я ответила не сразу. Меня привлекла суматоха в начале очереди. И знакомое лицо…

– Девчонки, смотрите! Это же Марлетт Майклс.

Бесс и Джордж проследили за моим взглядом. Журналистка стояла в паре ярдов от цепочки посетителей, которые ждали открытия салона. Она держала под мышкой микрофон и рассматривала себя в ручное зеркальце, приглаживая светлые платиновые волосы, сегодня уложенные особенно высоко. Плечистый оператор держался неподалёку, с камерой наготове. Ещё я заметила бледную девушку в очках в роговой оправе и с копной тёмных кудрей. На ней была футболка с логотипом канала «Новости Ривер-Хайтс», а на плечах висело сразу несколько сумок. Выглядела она встревоженной.

– А Марлетт не шутила про вегетарианский чили, – с улыбкой заметила Бесс.

Кудрявая брюнетка поспешила к белому фургону, припаркованному на другой стороне улицы, и чудом увернулась от проезжающего мимо седана. Она быстро забралась в фургон и вынесла оттуда очередную сумку. Порылась в ней, достала косметичку и побежала к Марлетт, чтобы освежить её макияж.

– Наверное, тяжело быть помощницей ведущей, – сказала я.

Бесс кивнула, а вот Джордж никак не отреагировала. Я оглянулась и увидела, что она смотрит мне за плечо с кислым выражением на лице. Неужели снова настроение испортилось? Я проследила за её взглядом и сразу поняла, что на этот раз у Джордж есть веская причина хмуриться.

– Дейдра Шеннон, – прошептала я.

Мы знали друг друга давно, но отношения у нас всё равно оставались паршивые. Дейдра была очень симпатичной девушкой с красивыми тёмными волосами, но ужасным характером. И вот сейчас она стояла в очереди на вход в компании богато наряженных дам средних лет.

– Следовало догадаться, что она тоже сюда придёт, – проворчала Бесс.

Джордж кивнула и спросила:

– Уже поздно бежать?

В эту минуту Дейдра подняла голову и посмотрела прямо на нас.

– Поздно, – тихо ответила я.

Дейдра лениво подошла к нам и холодно улыбнулась.

– Привет, Нэнси, Бесс, Джорджия, – сказала она, потянув последний слог в имени Джордж, потому что знала, что ей это будет неприятно. Атмосфера между ними всегда была особенно напряжённой. – А вы трое что здесь делаете? – продолжила Дейдра так надменно, словно мы были нищими оборванками, которые забрели на торжественный приём.

– Тебе-то что, Ди-Ди? – огрызнулась Джордж, и Дейдра обиженно поморщилась. Ей не нравилось, когда её называли детским прозвищем.

Я толкнула Джордж в бок. Отвечать подколом на подкол было не лучшей стратегией. Дейдру это только сильнее распаляло. Она долго не прощала обиды и умела ставить палки в колёса. Это было одним из её любимых занятий, не считая походов по магазинам на родительские деньги и танцев в элитном загородном клубе. А ещё она меняла парней как перчатки, так что это тоже можно было считать своего рода хобби.

Я любезно улыбнулась и вежливо произнесла:

– Мы всего лишь решили заглянуть в новый спа-центр, посмотреть, что тут да как…

Больше ничего добавить не удалось, потому что вблизи раздались громкие крики. Я огляделась по сторонам и увидела, что к очереди спешит компания в зелёных футболках с изображением дубовых листьев. Судя по всему, это были местные защитники окружающей природы. Впереди шагал молодой человек со светло-русыми взлохмаченными волосами и синими глазами, горевшими безумным огнём. Он держал в руке табличку и размахивал кулаком, громко о чём-то крича. Я сощурилась, но не смогла разглядеть надпись на табличке.

– Это случайно не Томас Рэкхем? – спросила Бесс.

Дейдра презрительно фыркнула.

– Томас Рэкхем младший, – поправила она.

 

– Ох, кажется, он опять загорелся какой-то идеей, – сказала Джордж. – Интересно, что за вид лягушек ему хочется защитить на этот раз?

Дейдра не удержалась и усмехнулась. Томас Рэкхем младший родился в очень богатой семье в Ривер-Хайтс, сколотившей огромное состояние на крупной компании, носившей их имя. Он был на пару лет старше меня, и мой папа раз или два помог вытащить его из тюрьмы. Все в городе знали, что Томас вечно увлекается разными радикальными движениями, причём самыми странными и безнадёжными.

– Это не он приковал себя к старой иве прошлой весной? В парке Риверсайд? – спросила Джордж.

Я кивнула.

– Городской совет хотел спилить дерево, пока оно ни на кого не упало, и Томас решил устроить пикет. Из-за него папа пропустил своё занятие по теннису, потому что пришлось срочно вызволять Томаса из тюрьмы. Подойдём ближе? Мне интересно, чем они недовольны.

Мы стали пробираться через толпу, и Дейдра увязалась за нами. Меня ослепили вспышки фотокамер. Судя по всему, на грандиозное открытие пришла не только Марлетт Майклс. Любопытные журналисты снимали протестующих для газет. Я даже запоздало узнала одного из них, с которым мне доводилось иногда встречаться, и ещё заметила репортёра с другого канала.

Я поморщилась. Очевидно, не таких гостей, как Томас младший, хозяйка салона ждала на грандиозное открытие. Вдруг сама Тесса Монро выбежала на улицу. Её часто показывали по телевизору, так что я не сомневалась, что угадала. Она была очень высокой и красивой лет тридцати с небольшим. С кожей оттенка кофе с молоком и гладкими чёрными волосами, убранными в пучок. К ней сразу подбежал журналист из газеты, которого я заметила раньше.

Тем временем мы подобрались к Томасу младшему и его приятелям и уже слышали, что они скандируют: «Скажем НЕТ массажу и ваннам! Верните грязь черепахам!» Я нахмурилась и прочитала надпись на табличке, украшенной изображением черепашки: «НЕ ПОДДЕРЖИВАЙТЕ КРАЖУ ЗЕМЛИ у ЖИВОТНЫХ!»

– Значит, теперь его интересуют черепахи? – спросила Джордж и огляделась по сторонам. Поблизости виднелся только один природный уголок: крошечный парк. – Хм, ясно…

Я шагнула вперёд и помахала Томасу, надеясь, что он меня вспомнит.

– Привет! – поздоровалась я, перекрикивая шум.

Томас обернулся и сощурился.

– Нэнси? Нэнси Дрю?

– Привет, Томас. Очень приятно снова увидеться. Вы тоже пришли на открытие?

– Мы пришли добиться закрытия! – Он выпятил тощую грудь. – Салон построили на единственной зоне обитания малой среднезападной пятнистой земляной черепахи!

– Правда? – с сомнением уточнила я, окидывая взглядом тротуар, светофор и парковку. Разумеется, к вопросу следовало подойти со всей деликатностью. – М-м… ты уверен, что это стоит таких трудов? Признай, мы находимся в самом центре города. В любом случае животные вряд ли захотят здесь жить…

– Черепахи не могут говорить, поэтому мы должны за них заступиться! – с ярым энтузиазмом провозгласил Томас. – Спасём черепах!

Я не успела ничего ему ответить – Марлетт Майклс вынырнула из толпы вместе с оператором, громко крича:

– Извините, мы с канала «Новости Ривер-Хайтс»! Пропустите, пожалуйста.

– Пора делать ноги, – прошептал Томас, покосившись на Марлетт, и переложил табличку в другую руку. – Увидимся, Нэнси! Передай своему отцу, что я, возможно, скоро ему позвоню. Если всё хорошо пойдёт. Ну, ты знаешь.

Он помахал полицейской машине, подъехавшей к салону, и с надеждой улыбнулся.

Мы с девчонками отошли в сторону. К Томасу одновременно бежали Марлетт Майклс с микрофоном и офицеры полиции. Дейдра отстала от нас и задержалась возле протестующих. Я заметила, как она смачивает губы и пытается распушить волосы, чтобы они казались объёмнее. Вероятно, ей больше хотелось попасть на экраны телевизоров, чем продолжать действовать нам на нервы.

– Смотрите, – сказала я, показывая девочкам на Тессу Монро, застывшую у входа. Она встревоженно наблюдала за суматохой в толпе. – Может, подойдём поздороваться?

Рейтинг@Mail.ru