Второй выход

Константин Ежов
Второй выход

Глава 1

– Говорит диспетчерская глобального контроля воздушного пространства Франции. Объект, регистрационный номер TJK шесть нолей, вы нарушили границы коридора торможения на Париж. Зона сброса ударной волны значительно смещена на пригороды. Возможны незначительные разрушения. Компенсация пострадавшим и штрафы будут взысканы с вас в течение семи дней, – раздался мужской голос из громкоговорителя.

– Плевать, – ответил на это мелодичный женский.

– Контроль Земли, это, похоже, к вам, – опять раздалось из динамиков.

– Спасибо, старина, из Префектуры уже предупредили, – проговорил новый участник разговора, происходящего в радиоэфире.

– Это Контроль Земли, пожалуйста, сбросьте примерный коридор прохода в точку, чтобы мы убрали дроны с вашего пути, – после некоторой паузы продолжил он.

– Вот и по наши души прилетели, – проговорил мужчина, сидящий на краю стола, и устало потёр глаза.

– Комиссар, ну не девятнадцатый век даже уже, не убивают они теперь людей направо и налево, – откликнулся его помощник.

– Эх Жорж, мне бы твою уверенность. Знаешь ли, не каждый день пачками наследников Великих ковенов на тот свет отправляют, – ответил его начальник.

– Да тут только трое! – воскликнул, упрямясь второй.

– Из пятерых, да и двое оставшихся тоже не шушера из подворотни, не говоря про скрывшихся, – выразил сомнение такой постановкой вопроса Комиссар.

– Их надо перехватить! – всё никак не унимался подчинённый.

– Ты чего, рехнулся? Не смотрел что ли, так запусти повторно запись и полюбуйся бойней. Посылать на верную смерть от этого аннигилятора людей не имею никакого желания. Пошли лучше встречать представителя от ковена Сеймур, – проговорил старший, отрывая задницу от стола.

Тот, кого он до этого назвал Жоржем, подсуетился и открыл дверь фургона. На улице, тем временем, со свистом, мимо пронёсся летательный аппарат и, встав на дыбы, воздушным потоком упёрся в стену одного из зданий, на краю площади. На мгновение зависнув, отскочил, выполнив дикий маневр, буквально рухнул неподалёку от машин, заодно сбив пару человек воздушным потоком.

– Не убивают они! – саркастически подумал Комиссар.

Между тем аппарат изменялся на глазах, укорачивался, крылья втягивались, в итоге он стал похож скорее на бочонок. Сюрреалистичность картине придавали синие и красные вспышки от полицейских мигалок. В неверном свете уличного освещения было заметно поднимающееся над ним марево от ещё не остывшего корпуса.

– В чём-то командир всё же прав. Суборбитальный прыжок из-под Йорка до Парижа, это как-то слишком! – мелькнуло в голове Жоржа.

А между тем правый бок летательного средства поднялся вверх, открыв доступ взгляду внутрь салона. Не много там места было, но всё же два ряда, на четверых, однако занято было только одно, спереди. Со стороны видно было только смазанное движение и вот, пассажир уже стоит возле встречающей парочки. Весьма примечательной, между прочим. Как будто специально подбирали на контраст. Комиссар, высокий стройный брюнет, в костюме и белой рубашке из натурального хлопка и вообще красавец мужчина, явно пользующийся успехом у слабой половины человечества. Жорж же, едва был ростом ему по плечо, вместо кубиков на животе заметный шарик, волосы пегие, губы пельменями и масляные глазки. Ну, вы понимаете, женщины на такого взглянут только мельком.

Однако парадокс заключался как раз в том, что любовниц у второго было куда как больше. А всё почему?! Если первому подавай только лучшее, то второй осваивал, и весьма активно, представительниц скажем так, не блиставших красотой. Как известно всем нужно внимание и ласка…. Вот и не удивительно, что они откликались на его ухаживания. Хотя он-таки частенько мечтал, как в образе неотразимого мачо затаскивает в постель супермодель. Это, как известно, никому не вредно! Поэтому не удивительно, что у него первого началось слюноотделение, да так, что забыл напрочь про угрозу, когда увидел перед собой совершенную женскую фигуру, обтянутую, на первый взгляд, в чёрный латекс.

– Очешуеть! Да на фоне этого костюма даже "Джампер" игрушка, пусть не нищих, но никак не богатых, – подумал Комиссар.

Наблюдательностью он обделён не был, в отличие от своего подчинённого, иначе бы не занял свой пост. То, как покрылся костюм едва заметной сеточкой слегка нарушивших свою идеальную укладку чешуек, выдало в нём последнюю разработку боевых защитных костюмов на основе "мифрила".

Да и сам этот материал всего несколько лет как обрёл материальность и перестал быть только словом из сказок. По слухам, даже модификация "норма" не уступала броне древних, что несколько столетий уже находили на развалинах в Антарктиде. Размер броневых сегментов и их тщательная подгонка друг к другу намекали на "супер". Что в свою очередь предполагало силовой каркас из ещё одного легендарного материала, "адамантия", опять же, совсем недавно обредшего реальность стараниями Русичей.

Ну, а где два, там и третья легенда, но уже нового времени, силитролен. Псевдомышцы из него успевали работать даже на скоростях вампиров, довольно сильно приближая их силовые возможности к таковым у оборотней в нечеловеческой ипостаси. Вторым же увеличивая скорость, хоть и не так как тем хотелось бы. Людям, естественно, и то, и другое, но недостаточно для прямой конкуренции с первыми двумя. И вовсе не потому, что не могут, ограничивает как раз тело хомосапиенсов.

Ко всему прочему этот материал позволял делать такие усилители довольно тонкими и похожими на ткань. В сочетании получался лёгкий и удобный доспех, в отличие от привычных пехотных, потому он весьма хорошо подчёркивал достоинства женской фигуры, своей носительницы. Только один недостаток у него был, заоблачная цена. К примеру, один такой стоил как весь городской квартал вокруг. Так что совсем не зря так офигел Комиссар.

– Мычите! – предложила девушка стоящим перед ней мужчинам, снимая шлем.

– Нет, судя по глазам, женщина, или всё-таки…. Хрен их разберёт, этих вампиров, сколько им лет! – пронеслось в голове у старшего.

– Обалдеть, какая красотка! – Загорелась мысль, как рекламное табло, у Жоржа, всё ещё витающего в облаках.

– Вот придурок! Хоть бы обратил внимание на то, что у неё глаза светятся. Она же в боевом трансе! – взглянув на своего подчинённого, подумал первый.

Хотя, невольно всё же отметил, насколько ясные и чисто-голубые они у неё. Заодно, правильный овал лица, с лёгкой курносинкой, нос и полные губы. Ошибся, скорее средние, да и вообще рот довольно миниатюрный. Хм, волосы идеально чёрные, скрученные на затылке, так, что получившийся хвост доставал только до середины шеи и не мешался носить шлем, при этом было понятно, что распусти их и достанут они до пояса. Больше всего его удивила легко читаемая на лице усталость и безразличие ко всему окружающему.

– Прошу вас, Легат, пройти с нами в фургон. Заодно и просмотрите изъятые нами записи камер наблюдения, со всеми нашими пояснениями, как мы это видим, – ответил Комиссар ей, почти без заминки, которая напоминала скорее попытку подобрать нужные слова, чтобы не дай бог не оскорбить и сильно не унизиться, после её заявления.

– Однозначно, умудрённая опытом. Да и возраст далеко за одну, а может и две сотни лет. Звание "примипил" кому попало, вампиры не раздают, – решил Комиссар.

Не знал он, как сильно промахнулся с годами. Девятую сотню годков уже разглядывала она этот мир. Правда на шевроне рукава высмотрел ещё и принадлежность их гостьи к «Разящим», что отнюдь не добавило ему уверенности и спокойствия. Элите их боевых отрядов. Только они и могли почти на равных сражаться со своими извечными врагами оборотнями, используя преимущество в скорости. Обычные в этом отношении выглядели бледно.

– Хорошо, пройдёмте, – всё так же безучастно отреагировала незнакомка, опять никак не представившись.

Лишь скосила немного взгляд на суету вокруг трупов, вернее того, что от них осталось, но никак это не прокомментировала. Только поморщилась, заходя в фургон.

Тем временем Комиссар приложил ладонь к поверхности стола, на которой совсем недавно сидел задницей, и совершил небольшое специфическое вращательное движение. И вся её поверхность расцвела символами и разметкой, светящимися ярко-красным светом. Затем поднёс руку к блоку, очевидно относящемуся к управлению монитором, и указательным пальцем прикоснулся к одной из них, включая его. Нет, не было его нигде на стенке, и на столе не стоял, но, тем не менее, изображение возникло прямо в воздухе. Полупрозрачное, может не такое четкое, как на материальных его собратьях, но вполне качественно, да и удобней это гораздо, совсем ничего стол не захламляет, да и на стену можно чего полезней повесить. Размером, эдак, двадцать-двадцатьпять дюймов.

Потом привычным движением руки прикоснулся к самому изображению, если это можно так выразиться, и, используя его как сенсорную панель, выбрал нужные файлы и запустил.

– Вот смотрите, – предложил Комиссар представительнице Ковена Сеймур.

На изображении стояла весьма стройная золотоволосая особа в туфлях на шпильке, телесного цвета. Одета она была в расшитую золотом белую кофточку и со свободными кружевными рукавами, ниспадающими до локтя. Свободная юбка, со множеством ровных складок, голубого цвета была ниже колен.

– Лицо её есть? – задала вопрос девушка.

– Да. Вот, пожалуйста, – ответил он ей.

Изображение было с другого ракурса, да и сама камера была видимо значительно ближе к месту событий, так что позволяла хорошо рассмотреть черты лица девушки.

– Опознали? – сразу задала вопрос, не удосужившись разглядыванием, вампирша.

– Ростислава Рысева, – последовал лаконичный ответ Комиссара.

На мгновение Легат замерла и лишь, затем спросила: "Как она здесь оказалась?".

– Неизвестно, – с тяжёлым вздохом последовал ответ.

– Но хоть какие-то уведомления от её Дома поступали?! – изумилась прибывшая такому ответу полицейского.

 

– В том-то и дело, что нет! Если бы хоть что-то было известно, да мы сами лучше передохли, но не допустили произошедшего, – несколько более эмоционально чем нужно отреагировал Комиссар.

– Тогда давайте, рассказывайте, что же тут случилось? Скажем так, информации о гибели троих наследников Великих ковенов явно недостаточно. Они, конечно, периодически отходят в мир иной, но не столько сразу и в одном месте, – спокойно продолжила Легат.

– Тут лучше видеть, – ответил Комиссар и запустил первый файл.

Девушка прохаживалась вдоль стеклянной стены развлекательного центра, явно кого-то ожидая. Вот в поле зрения камеры вошла пятёрка вампиров в закрытых костюмах, гарантирующих защиту от ультрафиолета и это несмотря на ночь, а то в таких местах много чего мелькает. Ожоги по глупости получать они явно не желали. Вот один из них вышел вперёд. Судя по реакции девушки, он сказал что-то оскорбительное, однако никаких действий она не стала предпринимать. Видимо последовало продолжение, но единственная реакция на пятёрку придурков, была лишь в виде презрительного взгляда, брошенного в их сторону.

Откуда им было знать, что посреди Европы, полностью контролируемой вампирами, появится не простой оборотень, а наследница Великого Дома Рысей. Дальше, они сделали главную ошибку, в своей, на удивление короткой, жизни. Тот, что выступил вперёд, подбадриваемый своими товарищами вытащил нечто из своего кармана.

– Пневматический одноразовый дистанционный инъектор, со стрелкой шприц-тюбиком, – дал пояснение Комиссар на не заданный вопрос.

– И что в нём за гадость была? – сразу заинтересовала гостья

– Судя по анализам, что-то вроде самодельного вамп-штамма, – тут же удовлетворил её любопытство он.

– …! – витиевато выругалась Легат.

– Полностью согласен! – поддержал в её эмоциональном порыве полицейский.

– Чёртовы дебилы! У неё хоть шансы есть? – уточнила вампирша, перед этим с любопытством посмотревшая на своего гида.

– Судя по степени аутентичности, нет. Но смерть будет ещё более долгой и мучительной. У экспертов подозрение, что модификация была намеренной, именно с озвученной целью, – сразу доложился он.

– Где, кстати, тело? – поинтересовалась она непонятным обстоятельством.

– Седьмой участник забрал с собой, – сразу же последовало пояснение.

– Да специально такую подставу не придумаешь! Это же третья мировая! Будь они живы, их бы родители сами прикончили, сраные ублюдки! И теперь даже ничего не подделаешь или скроешь! – уже не так эмоционально высказалась она. Как до этого.

На некоторое время установилась тишина, раздавался только звук барабанящих пальцев по столу.

– Ладно, психуй не психуй, но похоже уже ничего не изменишь, – высказалась представительница ковена Сеймур и, махнув рукой, запустила просмотр дальше.

Изображение пошло в сильно замедленном темпе, но даже так новый участник ворвался в поле обзора уж слишком быстро, даже для вампиров. А потом. Удар зажатым в правой руке клинком снизу-вверх. Стрелявший даже отреагировать не успел. Сила его была такова, что первого убитого подбросило вправо и вверх так, что он вылетел за пределы видимости.

– Пробил бронированные стёкла третьего этажа и теперь находится в развлекательном центре, вернее то, что от него осталось, – прокомментировал сцену Комиссар.

– Кстати вот клинок, – добавил он тут же.

Комиссар передал Легату, поданный Жоржем предмет. Больше всего это напоминало русский трёхгранный штык, без всяких ручек и приспособлений для крепления к чему-либо.

– Артефакт, естественно, одноразовый. Но обратите внимание, явно несерийный и даже не спец партия. Сделан на заказ. Так что вряд ли чего через него найдём, – сопроводил он свои действия пояснениями.

– Понятно, в таком случае восстановить не удастся. Однако незнакомец не разменивается по мелочам. Смотрим тогда дальше, – потребовала вампирша.

Оставшиеся, отреагировали, но неизвестный был быстрее. Горизонтальный удар клинком, наотмашь, в затылок ближайшему, прервал его попытку побега и заставил разрушающееся тело совершить сальто вокруг головы. На мостовую упал уже "сдувшийся" костюм. Третий тоже не понял, что умер. С освободившейся правой руки сорвалась лёгкая вспышка, и мелкие куски вампира вперемешку с одеждой, продолжили путь, разлетаясь в стороны. Было очевидно, что даже такое его не убило, но седьмой вытащив что-то из левого кармана, бросил вдогонку, пусть и в такой странной форме, вампиру.

– Нечто вроде воздушных лезвий. Так что однозначно маг. Добил он термитной смесью, – последовал очередной комментарий.

– Этого быть не может! Нонсенс, чтобы человек двигался с такой скоростью! – отреагировала Легат.

– И обладал такой силой. А кто тогда может? – задал вопрос Комиссар.

Вопрос был из категории тупиковых.

А тем временем действия на экране продолжались. Неизвестный выхватил из наплечной кобуры странное устройство и выстрелил в четвёртого. Того буквально пополам разрубило. Тем временем пятый успел скрыться за углом, но это ему не помогло, пуля, пробив две стены дома по диагонали, догнала его там.

– Свихнуться, укороченная рельса, да ещё со шнековым магазином. – прокомментировала на этот раз Легат.

– Со стороны выглядит как нелепица. Он наверно спокойно с ней и по городу ходил. Кому придёт в голову поинтересоваться, что это за фигня! Кстати, ещё один к нему вопрос, как он её одной рукой-то держал, – уточнил Комиссар.

На это уточнение вампирша отреагировала только потиранием висков.

– Чем он там так шмалял? – задала она всё же вопрос.

– "Убийцей суперов", да не простой, а по спецзаказу, похоже, с блоком самонаведения. Можно взглянуть, – сразу пояснил полицейский и даже успел обернуться к Жоржу за очередным образцом.

– Позже. Есть ракурс, где можно разглядеть лицо этого "берсеркера"? А то тут можно понять только то, что он носит очки дополнительной реальности, – потребовала дополнительных видеоматериалов Легат.

– Из зала развлекательного цента, сквозь стекло. Вот стоп-кадр, после обработки, – тут же предложил требуемое для просмотра полицейский.

И опять установилась тишина, причин которой комиссар вначале не понял. Но хватило лишь взгляда в лицо Легата, на котором застыло выражение потрясения. Глаза тоже погасли.

– Этого не может быть. Ты не мог выжить, никто бы не выжил! – прошептала шокировано представительница ковена Сеймур после некоторой паузы.

Глава 2

– Ну вот, ещё один рабочий день подошёл к концу, – пробормотал я в пустоту.

Ступеньки лестничных маршей мелькали под ногами. Насиделся так, что вниз на лифте не еду, а ножками. На улице уже темно, осень, да плюс, как обычно задержался.

– Николай Сильвестрович, куда же вы в такую погоду на своём велике? – проговорил вставший охранник.

Видимый, освещённый участок перед стеклянными дверями холла, хорошо пояснял смысл его слов. На улице шёл дождь со снегом. Похоже давно и сильный. Образовалась натуральная каша на тротуаре, и боюсь, даже его полиуретановое покрытие мало поможет удержаться на ногах, если что.

– Петрович, не гони волну. Ты же видел, я в этом костюме даже зимой ездил. И чего всё время как нянька, мне уже считай тридцать. Не дитятенька, – возразил на его замечание.

Началась эта привычка с родственника моей последней девушки. В смысле, езда на велосипеде. Сначала, сам одичало на него смотрел. Но как-то сошлись с ним на почве моего увлечения электроникой. Он, кстати инженер-электронщик, а я так любитель, по профессии инженер технолог автоматизированных производств, но вот работать по ней не пришлось.

Ещё в университете, увлёкся валютными махинациями. Не, не. Не теми что были во времена СССР. Всё прозаичнее, Форекс, будь он неладен. Опять же в проигрыше особо никогда и не был, но собственных денег было не очень, а поскольку гением тоже не оказался, в итоге доход был так себе. Мне больше была интересна аналитика рынков. На том и выезжал. Там и в драгметаллы залез, потом во фьючерсы, появились специфические знакомства. В итоге, окончил университет, работая в солидной финансовой компании.

Так вот, про велик. Это оказался целый мир своих фанатов и любителей. Родственник же похвастаться такими доходами, как у меня не мог, однако, участвуя в соревнованиях, насобирал на лисопед ценой сравнимой с таковой у изделий отечественного автопрома. Внешне, так ничем особым от горных своих собратьев, собранными кривыми руками китайских родителей, не отличался. Причём понять, в чём там крутизна, реально могли только увлекающиеся, остальные же с умным видом просто соглашались.

Может я не с того входа зашёл, может сам такой, но ни черта работа не напоминала показанного в "Волке с Уолл-Стрит". И если честно, проводить свободное время с коллегами желания не было, а вот эта дружная компания заманила. Так и встал на кривую дорожку любителей велосипедов. Вот тут-то и выяснилось, если покупать его целиком, то это уже сопоставимо с приобретением джипа. Так и заработал кличку "буржуин", но собрали мы его всё равно сами, из частей разных именитых производителей, заказанными через интернет.

Девушка, а что она? Расстались мы с ней на почве моей работы. Творческая интеллигенция, все им блин должны, и я, в частности. Нет, действительно долго терпел все её выходки. Тогда, казалось, даже что люблю. Но вот однажды предложил ей самой побездельничать, или хотя бы попробовать попасть на столь не пыльную работёнку. Увлечение же велосипедами осталось.

– Держите тогда своего коня. Да в такую погоду даже выходить из дверей жутко! А вы…, – продолжал наставничать охранник.

– Брось, всё нормально. Мне тут и ехать-то всего ничего. С машиной один геморрой бы вышел, – указал на шаткость его аргументов.

– Ну, уж для вас-то место под парковку всегда бы выделили, не сдавался он.

Да уж. Самая большая головная боль нынешних владельцев авто. Никто вообще не предусматривал парковочных мест у бизнес-центров. По мне, так проще на общественном транспорте стало доехать, чем потом полчаса идти до работы со стоянки. Потом ещё жуткие пробки утром сюда, затем назад. Геморрой, одним словом. Это не значит, будто у меня нет машины.

– Вот, а так какому-то несчастному автолюбителю досталось. Ему ещё два часа теперь до дому ползти, а я на не модном велосипеде, жик и на месте, – добил его своими доводами.

Доходит до смешного, пешком мне идти до дому от силы двадцать пять минут, а на машине все сорок, и это, не считая времени потраченного на то, чтобы дойти до места парковки. Специально купил квартиру недалеко от бизнес-центра. Так что на велике от силы минут пять и на месте.

А вообще прикольно мокрый снег разрезается шинами, чувство, будто по воде едешь. Зря я увлёкся разглядыванием этого процесса. Тут ещё три подряд фонаря уличного освещения не работали, хотя казалось, отсветов от фар хватает. Обманчивое вышло впечатление. Небольшой кусок, оборванной ленты ограждения увидел в последний момент и …. Ничего сделать не успел. Чего сегодня днём такого раскопали на тротуаре, ещё ведь падлы весь грунт вывезли, никакой предупреждающей кучи, можно сказать, не оставили. Только и помню, как влетаю в яму.

– Палево! Вампиры! – раздалось неожиданно где-то невдалеке.

Не успел очухаться после падения, а вокруг стали раздаваться выстрелы, сначала пистолетные, потом автоматные, затем подключился бас чего-то из крупняка, линий на пять. Визг рикошетов, вот пошли взрывы гранат, потом свето-шумовых и совсем рядом. Только когда оглох и ослеп от всей свистопляски, понял, что кричали по-английски. Конечно, говорил я на нём плоховасто, сказывалось нехватка языковой практики, но понимать то по роду работы мог хорошо. К тому же не чувствовалось холода, как раз ощущалась жара и духота сырого и закрытого пространства. Потом в мозг ворвалась картина лежащего возле каменной стены моего лисапеда, с погнутым передним колесом.

– Я что провалился в той яме в какой-то подвал?! – проскочила неожиданная мысль.

Но в эту версию никак не вписывалась, какая-то схема, начерченная на полу позади, небольшие костры вокруг и странные типы, таращившиеся на меня. Потом…. Был крик на английском и ожесточённая перестрелка, никак не вяжущаяся с реальностью. Потом помню, подхватили меня под белы рученьки, да укол в плечо.

***

– Достопочтенный Амадей, на кой черт моё подразделение, из числа Разящих, направили на зачистку вшивого логова каких-то ничтожных Смешариков. Простите, конечно же, за грубость в моих словах. Но зачем! – проговорила стройная, красивая и, к тому же, на первый взгляд, очень молодая девушка.

– Селистина, девочка моя, безусловно, можно было бы обойтись полицейскими. Но поверь, сейчас трупы в их рядах нам были бы не нужны. Истерию особо подогревать нет смысла, а уж тем более в преддверии визита представителей Великого Дома Рысей. Это как ты понимаешь деньги, и не просто большие деньги. А прямо-таки чудовищные! – ответил сидящий за столом мужчина.

 

Дело происходило в его кабинете, обставленном под средневековье. Хотя, в данном случае, просто с тех времён здесь ничего не менялось. Его хозяин был вампиром и не любил перемены.

– Я в курсе, что почти все финансы в Великом Княжестве этот дом подмял под себя, – подтвердила понимание ситуации девушка.

– Вот именно! Не то что у нас в Римской Империи. Конечно, большая часть контролируется ковенами, но сама же знаешь, тут и волшебники уже участвуют, даже с простыми людишками пришлось поделиться. Демократия, мать его. Одно радует, последним достались крохи, но как же это раздражает! То ли дело в прошлом, вон евреи обнаглели и ростовщичеством стали заниматься и где они теперь? – начал он о наболевшем.

– На фермах, как источник консервированной крови для нас вампиров и мяса для оборотней. Так это же всем известно, – легко ответила она на его вопрос.

– Вот именно! Единственный случай в истории, когда мы объединились! – воскликнул вампир на это.

– Так врага нашли общего, – выразила Селистина своё недоумение его словами.

– А всё почему? Нечего было им разевать роток на чужое. А уж тем более финансовые потоки. Тут и без этих прилипал на всех не хватает, – сел опять на своего конька хозяин кабинета.

– Ну, в Великом Княжестве же как-то не делятся и не рвут страну на части, на всякие автономии из-за этого. Вы уже мне все уши прожужжали про то, как делёж финансовых потоков привёл к образованию, автономных консулатов: Франции, Англии…, – намекнула девушка на толстые обстоятельства.

– Ладно, ладно, ты усвоила урок. Можешь не перечислять дальше. Просто оборотни специализируются на чём-то, а мы-то все одинаковые, вот и грызёмся. У них же у каждого свои ниши и в дела других они не лезут. Но самое главное, что в результате у нас, на серьёзный проект денег не соберёшь толком, а несколько ковенов финансистов передерутся, в итоге, а ты останешься с носом. Была бы у нас казна, как в Великом Княжестве, но нет, свобода предпринимательской деятельности несовместима с непосильным налоговым бременем, – всё равно оставил он за собой последнее слово.

– Так мы же для себя, в том числе это в своё время продвигали. Нас все ковены в этом поддержали, – удивилась она новой интерпретации общей истории.

– Ну, да. Ну, да…. Тогда казалось это хорошая идея, – пришлось ему соглашаться с ней.

– А сейчас что изменилось? – продолжала недоумевать девушка.

– Эти их Нацпроекты. Вот ведь провернули лихо. Вроде и с голоду у них никто не пухнет и налогами никого не задавили, а суммы дармовые на всякости нашли. Так к чему я. Деньги любят тишину, и волну в прессе о гибели очередных полицейских от Смешариков, нам не надо, тем более вам всё равно заняться нечем было, – пояснил ей хозяин кабинета, с явной завистью в голосе.

– А что делать с тем Русичем? – резко вернулась к прежней теме разговора Селистина.

– Судя по генетической карте, у него в крови такая каша почти из всех родов Великого Княжества, что диву даёшься, как у них такое получилось, учитывая почти патологическую их тягу к чистоте крови. Уже это интересно. Но так просто его убивать всё же нельзя, опять же предстоящий визит. Да и странный он какой-то, – вместо конкретного ответа стал он рассуждать над ситуацией.

– В каком смысле? – естественно, девушка не поняла ситуации.

– В простом. На одежде указания на нигде не существующие мануфактуры, и это не мистификация. Однозначно не кустарщина и ни в какой мелкой мастерской так не сделают. Ещё самокат этот, – хозяин кабинета только добавил непонятного.

– А с ним-то, что не так?! – изумилась Селистина.

– Понимаешь, конструкция, вполне себе рядовая, но вот материалы…, начал он объяснять, но опять не договорил.

– Что-то необычное? – продолжала она терзать его на предмет недоговорённостей.

– Не то слово! Понимаешь, они не содержат ни эфирных, ни манных присадок, да даже сколько-нибудь завалящего заклятья упрочнения, как будто лёгкость и прочность получена свойствами самих материалов. Алхимики ничего вразумительного сказать не могут. Странно это всё…, – наконец, высказал он вслух все свои сомнения.

– Может его на башню "выбора"? – предложила она решение возникшей проблемы.

– В принципе неплохо, с глаз долой из сердца вон. Да и мы как бы ни при чём. Сам выберет, а там или расскажет всё, или и нечего было всякой ерундой солидным вампирам голову забивать. Ладно, Легат, идите уже доделывайте дела с остатками логова, – согласился он с идеей.

– Служу Риму! – выдала Селистина приветствие и удалилась из кабинета.

***

Приходил в себя, болезненно, почему-то горела вся кожа, и было ощущение, будто голышом лежу на мокрой соломе, да ещё что-то тяжёлое тянет за щиколотку правую ногу. Вокруг раздавался невнятный бубнёж, который никак не мог понять. Именно это заставило открыть глаза.

Ощущения не обманули. Пол действительно был засыпан старой прелой вонючей соломой. Почему-то именно в этот момент вернулось обоняние, и этот запах так шибанул, что даже дернулся, попытавшись подняться. Только, похоже, сил совсем не было. Заодно стало понятно, что мешало ногам. Тяжеленая цепь, которой был прикован к огромной гранитной колонне, обтянутой множеством железных полос, упиравшейся в потолок, и, похоже, ещё и являющейся его опорой. Вокруг неё, на расстоянии метров трёх, от пола до того же потолка торчали стальные прутья, толщиной чуть ли не с моё запястье, образуя клетку. Да, да, это никак не напоминало камеру.

Помещение было огромным, больше смахивающим на заброшенный цех, где наставили подобных узилищ. Только в нескольких соседних лежали, сидели несколько пленников. Так же, как и я, голышом прикованных к подобным колонам. В соседней, находилась девушка. Скорее даже девочка, до невозможности похожая на ту актрису, что играла Гермиону в Гарике Потном. Только не на нынешнюю, почти лысую и костлявую, а ту, что снималась ещё в первых двух частях.

Как током шибануло. Смешно, про что фильмы особо и не помню, мутотень какая-то. А вот это лицо запало в память. И тут вдруг увидеть её буквально в метрах пяти, да ещё голышом. Нее. Никаких фантазий, просто удивление от несуразности ситуации, да и сам был обессилен. Она же казалась бодрой и что-то тихо шептала себе под нос. Было похоже на молитву. Хотя пребывание в данном месте сказалось на ней. Налипшие на тело кусочки соломы, грязные разводы и слипшиеся волосы, никаких извращенских фантазий не навивали, да и вообще детское тело. Ну не педофил я ни разу.

Казалось, в воздухе повисла обречённость. Но это оказалось ещё цветочки. Вдруг, откуда-то справа, пошла волна беспокойства. Как ни странно, разглядеть огромные ворота возможность имелась, но кто в них вошёл было не понятно. Прутья других клеток сильно мешали. Ясно только что они в чём-то светлом. Но не это шокировало. А самая натуральная волна ужаса, накатывающая на меня, по мере приближения этой группы. Потрясло же другое, это то, как узники начали натурально бесноваться, пытаться порвать цепи, выть.

Однако группа на это не реагировала, а спокойно двигалась ко мне по проходам. По мере этого процесса, стало ясно, на них вовсе не светлые костюмы, то есть светлые. Тьфу. В том смысле, что они были все белыми, ну европейцами. Да блин, в общем, в костюме Адама и Евы, голышом, одним словом. Если не считать бахил на голых ступнях и шапочек для душа. Всего человек пять. И только один был женского пола. Но, похоже, ей было всё равно, видят её или нет. И это меня так поразило, что не удержался и задал вопрос, тем более они остановили и всей группой стали меня рассматривать.

– А почему вы без одежды? – поинтересовался у подошедшей делегации.

– Смотри ка, "птенчик" заговорил, – проговорил один из четырёх мужчин, и они дружно заржали над одним им понятной шутке.

– А это мил человек, всегда так, если с бюджетом свяжешься. Быстренько без последнего останешься, – добавил второй не смешной остряк, однако четвёрку это развеселило ещё больше.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru