Defemtive

Константин Родионович Мазин
Defemtive

Глава 18 Ксю

Хоть и нужно было идти к одуванчику, или начинать что-то копать, но у Ксю были другие планы. Она всё же решилась на усыновление. Точнее сказать, решила провести какое-то время с детьми из детского дома, соответственно, со своим парнем.

Для неё всё ещё было загадкой, почему так важно родить ребенка, а не забрать. Из-за отца с матерью, которые не одобряли брак с этим странным мужчиной. Почему-то у народа какое-то странное отношение к детям. Возможно, это даже правильно. Есть вообще три варианта попадания в данное учреждение.

Первый состоит в том, что твои родители погибли, как и большинство родственников. Данная ситуация довольно плачевна, и скорее не так часта. Представьте, что у вас мертвы бабушка с дедушкой до вашего совершеннолетия. Традиционно, у нас много родственников и детей в семье, кто-то, да, останется.

Вторым вариантом станет алкоголь или плохие родители. У них отбирают ребенка и всё, вроде, хорошо. Третий вариант слишком похож на второй, так как в детский дом приходят новорожденные, скорее всего от таких же родителей, как во втором варианте. Не всегда, но всё же.

Трагичная судьба окутывает это место. Мёртвые родители, бедные или алкоголики. Последнее самое худшее. У здоровых людей с идеальной физической формой случаются не самые хорошие роды.… А тут… Слова лишние. Существуют ли люди второго сорта, также называемые «Детдомовцы»?

Тупой вопрос. Нет. Сперматозоид в утробе женщины в некоторых странах было запрещено убивать, вне зависимости от пола, возраста и прочих никому не важных параметров. Если у маленькой такой клетки существуют права, то чем все остальные молекулы хуже?

Ксю, конечно не испытала особых эмоций при входе. Лёше стало дурно. Хотя он и пробыл в таком месте не больше года, но он всё помнил. Эти серые обваливающиеся стены, эти скрипящие кровати, этих добрых людей, которые приезжали поиграть, фоткались и уезжали. Каким разочарованием было увидеть прекрасный детский сад. Разочарование проникло всюду, до каждой клеточки тела. Как же так, эти дети не будут жить в условиях вечной войны? Да, ему понравилось то, что он увидел.

Типичная трехэтажная коробка, раскрашенная в желтый цвет. Заборчик аккуратно покрашен в зелёный. На газоне, отгороженном от внешнего мира тем самым забором, растёт много типичнейших для нашего климата растений. По этим растениям можно рассказать всю историю страны. И одуванчики, и ландыши, и береза и дуб. Если цветка и нет, то помечено его место. Не хватает кукурузы и картошки. На последней могли появиться опасные ягодки, так, что фиг с ней. Сам дом за городом, и помимо этого забора, есть еще один, ограждающий игровую детей от маргинальных личностей. Внутри этой коробки всё было разукрашено, словно в детской больнице. Путь в учебный класс по этим следам, в спортзал по другим. На входе стоит милого вида дедок – это охранник. Встретила их также очень добрая, по виду, женщина.

Супруг играл с детьми, у него так просто выходит с ними сдружиться. Было где-то человек десять пацанят. Девочки были в другом месте. Ксю, в свою очередь, решила поговорить с девушкой-экскурсоводом.

– Как сложно усыновить ребенка?

– Не знаю, честно говоря, я только воспитатель. Иногда их возвращают, только тогда я понимаю, что усыновить это плевое дело. Сложным будет воспитать. Здесь я их семья, захотите кого-нибудь, отдам только через мой труп и гору бумаг. В принципе одно и то же!

Девушки впрыснули. Смотрели на Лёшу. Человек, правда, был счастлив. Непонятная эмоция. Он играет с незнакомыми детьми и получает удовольствие. Даже не так. Он вошел в незнакомый коллектив из детей, неплохо вписался туда, а потом и получил личную выгоду. Хорошо бы Ксю получить личную выгоду от всего этого. Девушка даже не подошла к детям, просто нелепо пялилась на мужа.

– Тебе не понравилось? – спросил Алексей, при выходе из детского дома.

– Извини, сама не своя. Работы много. Сейчас одна девушка вспорола другую в секс игрищах. Представляешь? Потом сама повесилась.

– А что за игра, давай попробуем?

– Иди ты! – улыбнулась Ксю – Тебе кто-то понравился?

– Все!

Следующий день представлял много опасностей. Размышления по этому делу зашли в тупик. Ну, вот кто мог получить с этого личную выгоду…Может, Андрей?

Глава 19 Андрей

Анализируя личность Андрея, можно понять, что он не так прост. В каждый миг он способен удивить. Так и произошло в суде. Наивно было полагать, что какая-то речь, пускай, и такая классная, задержат правосудие. Процесс права как-то слишком оживился в этом веке. Всем надо, выбиваясь из сил, защищать угнетённых, даже если это им не нужно.

Что создают споры? Ответы на какие-то вопросы. Данные споровые ситуации довольно сильно задолбали население. Нельзя сразу оказаться в идеальном мире. Можно выбрать идеальный луч развития, и постепенно проложить его кривой деревянной линейкой. Где-то будет заводской брак, где-то съедет рука с карандашом, да и вообще эта штука может поломаться и разойтись по атомам. Очень сложно будет начертить прямую линию.

Молодым и неопытным тебе кажется, что все, кто обитают в этом мире, кроме избранных, конченые идиоты. Знаете, что? Это правда. Все мы считаем друг друга идиотами. Самый умный человек на свете забыл о веселье, самый тупой о работе, так от чего все зависит? От объяснения. Нужно доказать оппоненту, что он идиот, в какой-то момент гордость уйдет и человек сдастся. Или он разозлится и сломает вам лицо.

Андрей нарвался на второй вариант. Просто ушёл из суда. Розыск объявили почти сразу. К нему бы не ворвались в пять утра в квартиру, конечно же. Просто решили прислать смс и письмо. Через день, только из-за общественного резонанса (всё происходило в ускоренном режиме) можно было искать беглеца с помощью розыскных органов. Ситуация чрезвычайная. Полная смена режима под выборным лозунгом.

Андрей не терял времени, прямо между судами он писал про свои предвыборные плакаты. По телефону руководил своей пиар-компанией. Билборды стали довольно неэффективны после появления сенсорных телефонов. Когда ты идёшь, смотришь либо на дорогу, либо в лицо собеседнику, либо в телефон, но не странные вывески с какими-то людьми. Можно, конечно, иногда поговорить о политике, но эта грязная и скучная тема. К тому же своего потенциального партнёра явно не привлечёшь знаниями этих плакатных дядей и тётей. Если едешь на машине и смотришь на толстые рожи, то появляется только злость: «Так откормится на чиновничью зарплату! Ух!» А на милых ребят, которые только выпустились из своих вузов, с их милыми личиками и пестрыми одежками – смотреть противно: «Молодые ещё, че они понимают? И вообще новое поколение целиком состоит из оболтусов и кретинов, с долькой тупизны и новомодных приколов».

Флаеры давно запрещены, из-за них слишком много бумаги отправляется в мусор и смысл переработки просто теряется. Газеты в строго ограниченном экземпляре. Можно много, зелёные просили вообще убрать такое средство агитации. Когда были популярны, агитировали без них. И да, не путайте флаеры и листовки с призывами. На последнее можно тратить бумагу. В листовках много полезной информации. Ладно, путайте, мне можно, значит и вам можно.

А вот баннеры на сайтах – это по-нашему. Найти хорошего веб-дизайнера довольно просто, их развелось как грязи. Работа креативная и хорошо оплачиваемая. Несмотря на количество возможных кадров, многим людям сейчас просто не хватает идей. Они слишком закомплексованы в новых идеях. А вдруг не понравится, не зайдет или не станет популярным. Метод проб и ошибок постепенно уходит на второй план, что очень плохо для нас. Человечества.

Толчок в сторону чего-то, именно этого не хватает людям в обществе будущего. Наши деды, к счастью оставляли нам послания. Называется: «Научная фантастика» тут и машины в воздухе, и ранцы, трансформирующиеся в летательные приспособления. Учёным это поможет, когда идеи кончаться, но как же быть с нашими компьютерными художниками? Как минимум, дать работу. Они сами себя творчески реализуют, главное не раскритиковать до косточек. Иначе вдохновение уйдет не в мякоть, работа пойдет с грустью и хороший специалист впадет в депрессию, обрекая продукт на верную смерть, куда-то туда, ближе к плодоножке.

Сон Андрея был ужасен до выключения телефона. Все как обычно разделились на два лагеря. За и против. Но делали они одно и то же. Номер стал публично доступным и угрозы немного перевешивали хорошие пожелания. Хейтеры и фанаты создавали некую новую симфонию кряканьем телефона Андрея. Сначала он отвечал. Потом отвечал на положительное. Ну, а после вообще забил. Его команда делала огромные шаги. Сбор денег произошел мгновенно. Требовались какие-то деньги на лечение от нового вируса, на саму компанию деньги были давно. Все кто верит в мировое правительство, встаньте в круг и ликуйте. У вас есть еще один претендент на должность представителя потаённых первых лиц государств. Сами сможете раздуть слона, почему у человека так много денег и поддержки?

Предвыборные сайты страдали от постоянных взломов и перегрузок. Донаты тоже немного мешали, но большинство было из-за дудоса. Новые вирусы на новые антивирусы, а постоянную защиту от хакерства нельзя придумать. Пример. Каждый год, какой-нибудь придурок взламывает военную базу. И каждый год его берут к себе. Он делает свою систему. Постепенно обрастает жиром. А, вот год прошёл, вот наш новый программист. Это военный объект, а не наспех сформированный личный сайт.

На фоне всех кибератак у человека случился такой себе сон. Давление было жутким. И со стороны прессы. И со стороны положительной. Его друзья и коллеги желали удачи, ждали нового президента страны. Все спрашивали, как ему удаётся сохранять позитив и двигаться в правильном для него русле?

А никак. Чувачок спит и вздрагивает. Просыпается в горячем поту, вроде вода холодная, а лоб горяченный. Его могут посадить. Но у судьбы два выбора. Два варианта развития событий.

 

Первый: мир примет такое решение, какое завещал Бог, его создатели, или физиология, на худой конец. Андрей проводит свои сексистские реформы, давит оставшихся феминисток, возможно, превращается в диктатора, но заканчивает свою жизнь в уютном кресле на берегу моря. Он никогда не отмоется от крови и страданий всех погубленных им девиц, но оно ему надо? Он закончит жизнь как бог. Он создаст свою новую идеологию и погибнет за её исполнение.

Второй. Сейчас врывается подразделение какой-нибудь тайной организации, вяжет и доставляет на, практически, казнь предателя половины человечества. Кара будет огромной. Минимум тюрьма. Максимум… Тюрьма. Человеческая жизнь бесценна, даже если так не считает правящая верхушка.

Ему самому до ужаса интересен исход. Ужас и виден в его глазах. Смерти не будет, будет жизнь вне воли, вне друзей, в скуке. Это самое страшное для человека – лишится своего общества. Смерть всех, кто там был немножко, в несколько раз, хуже, но не важно.

Просыпался паренёк раза четыре, с промежутком в минут сорок. Это самый худший сон за последнее время. Если вы не поняли, он выпил снотворное. Оно в данном случае необходимо. Как жаль, что мозг Андрея слишком силен и шлёт в одно место все эти частички сна. Ладно, осталось не долго. Такого сна в его жизни больше не будет, наверное…

Вот уже и нормальное утро. Солнышко всходит, задевая грязные занавески, и комната пылает тёплыми жёлтыми лучами. За этой картиной хочется наблюдать вечно, лишь бы не выходить на улицу. К осуждению и ненависти. За осуждение и ненависть. Однако отойти уже нельзя. Назвался груздем, начал рискованную игру, иди до конца. Меняй конституцию, манипулируй людьми, подмешивай результаты выборов, у тебя уже нет выбора. Либо это, либо тюрьма.

Есть не хотелось, поэтому Андрей просто собрался в свой столичный штаб. Как бы ни так. Только он вышел из подъезда, накинулась толпа репортеров. Женщины и мужчины спрашивали о странных и непонятных для него вещах.

– Вы знаете что-то о женщинах, убивающих своих любовников после секса?

– Что вы знаете о смерти лесбиянок?

– Ваших рук дело выставления женщин полными свирепости существами?

На последнее, кстати, он ответил: «Нет, такими вас сделал бог!»

Данное заявление, или скорее не особо удачная шутка взбесила девушек, увидевших эту запись в интернете. И когда Андрей доехал до точки назначения на метро, около штаба стояла толпа. Собрался целый митинг. Единственная цель которого в снятии его кандидатуры с выборов.

– Мы здесь власть!

– Мы такие же, как ты, от шеи до эээ (слово некультурное)!

– Дома сиди сам!

Удивительно быстрое собрание и неплохие кричалки, как будто это всё было подготовлено. С боем начальник пробирался к подчиненным. Зашёл внутрь и взял граммофон, после направил на собравшихся.

– Сейчас вы доказываете свою глупость. Каждый имеет право на голос. Каждый имеет право на личное мнение. И каждый имеет право избирать и быть избранным. Если вы этого не понимаете, то вам нечего делать в этом мире. Я хочу найти правильную мораль, посланную богом или нашей физиологией. Я ориентируюсь только на эти два пункта. Если у вас есть какие-то вопросы, позвоните на горячую линию, а не вот это все. Давайте работать честно!

Хоть на кого-то речи работают. Толпа магическим образом расформировалась. Обычно так не бывает. Но ладно. Сейчас нужно узнать про девушек. И ужаснуться. Или обрадоваться. В данный момент все смерти от рук женщин являются козырем. Можно ли использовать это?

Да! Цель должна оправдывать средства. Я должен доказать всем кто должен доказать, что они не правы! Я должен стать главным! Думы Андрея внезапно превратились в похожие предложения.

Конечно, он решил записать видео. Просто читает с сайтов и говорит, что это полный конец. Это всё, что мужик среднего возраста может сказать матом за пять лет. Это правда, всё. Самая худшая самореклама, но она сработала. Видео посмотрели все.

У офиса опять собралась толпа. Андрей пробивался между людьми и улыбался. Подошел утренний репортёр и спросил: Ну что? Андрей ответил: Я победил!

Любимый ликёр, какао и торт завершили день. Сейчас уже ничто не будет мешать сну. Наконец, засыпать можно с улыбкой. Попробуйте, у вас не получится.

Утро началось со звонка в дверь…

Глава 20 Ксю

У Ксю тоже был не простой день. Вот бывает всё нормально, почти, а потом как бах! Теперь убийства текут кровавой рекой. Ещё четыре за утро. О смерти лесбиянок все уже знали, но винить Ксению не за что. Нет причин. За весь промежуток с начала массовых гибелей, от рук любимых, выжил лишь один человек. Девушка. Одуванчик. Она ничего не помнит, кроме странного наркотика. Конечно, детективка просила о проверке на потаённые вещества в организме потерпевшей. Она лично знакома со всеми лаборантами и иногда они бесят друг друга. Ксюша просила пару раз перепроверить все анализы. Не сходится. Казалось, что настоящий убийца должен оставлять какие-либо улики. Кто этот таинственный заказчик и зачем ему это? Это явно какой-то заговор!

Два растерзанных в клочья мужика со странными и разнообразными ранами не давали нормально думать. Вам бы понравился вид, но при одном условии. Вы маньяк.

Первый даже не был связан. Он был очень худощав. Анорексия молодого человека (возможная), компенсировалась весом партнёрши. Их общий вес, делённый на два, соответствовал весу среднестатистического столичного жителя. Не нужно быть гением, дабы понять, что познакомились они вследствие проблем с весом. Какое-то разговорное сообщество, где люди обсуждают свои проблемы и пытаются сделаться лучше, в плане аппетита. Они довольно сильно развились. Упитанным людям показывают анорексиков и наоборот. Вместе они стараются прийти в норму.

Похоже, девушка задушила его своими ногами, неаккуратно сев на него. Куча укусов, всё как обычно. Сама девушка повесилась, но сломала люстру, на которой совершила свое смертельное деяние. Когда приехала группа людей в чёрном, люстра уже валялась на хозяйке, не выдержала. Слышался негромкий смешок. Все подшучивали над невзрачной парой. Не по злому, конечно. Так. Как врачи, немного чёрно, но только из-за научной науки. Или как они оправдываются?

Второй погибший был довольно красивым. Гладковыбритый чёрный мужчина. Тело было накачано и красиво, но немного подтухло. Трупу пара дней. Кстати, одна незаметная деталь. Горло вспорото. Настолько аккуратно и быстро, что невозможно представить. Хотя, нет, можно. Если вы попросите повара не отбить кусок мяса, а порезать на два ломтя и зажарить. Нож аккуратно заходит в стейк, левая лежит наверху. Аккуратное движение лезвием посередине. Немножко выше или ниже и два куска мяса не одинаковые. Попробуйте купить медальон говядины и сделать это. Неопытная рука не сделает ничего подобного, хотя из коровы делают очень большого размера куски. Как и здесь. Огромная накачанная сексом и мышцами мясная куча, а также эта неглубокая ранка на всё горло. Порез был закрыт гигантским по ширине пластырем больше похожим на двухсторонний скотч. Не знаю, какая смерть из двух забавнее, если в смерти есть что-то весёлое.

У девушки были довольно убитые руки. Такое обычно бывает с Ксю и ее нежным руками при уборке ванны. Эта белая соль уничтожает кожу быстрее, чем налёт в ванной, против которого воюет типичный юзер. Никакой косметики, никакой гигиены. Девушка совершенно не готова к сексу. Неважно кто ты, но так запускать свои волосы – неуважение к партнеру. Волосы не на голове, конечно же. Данные выводы были сделаны с трудом. Убитый жил на четвертом этаже, а труп подруги был найден на первом. Конечно, ни какая скорая бы не успела в нормальное время, а тут только неярко горящие фонари, смотрят на этот прыжок.

Промежуток между смертями примерно день. Если вы задумывались, сколько людей занимаются сексом каждый час, то знайте, что в девять вечера на две пары меньше.

Если серьезно, то, похоже, первая пара встречалась довольно успешно. Убийство произошло случайно. Во втором случае, не хотелось бы обидеть девушку или парня, но кто-то кем-то нагло воспользовался. Мужчина сделал что-то не так и получил ножом в горло. Незнакомый человек, смысла в нём нет. Когда девушка очнулась, поняла, что убила паренька. Ну, и закончилась.

Детективный метод Ксю не подводил её. Помимо Николая, произошло много мелких преступлений, и девушка прекрасно справлялась. Она была где-то на уровне тупых следователей из детективов. Сейчас должен был ворваться странно одетый человек и раскрыть дело за пару секунд. Этому клоуну совершенно плевать, что тебе платят за твою работу, а ещё ты получал образование и опыт кучу времени. Он же сможет по запаху шапки определить, что у человека герпес и нет друзей, не из-за болезни, а просто потому, что тот убивает кроликов в лесу, где-то у избушки. Все детективные рассказы, прочитанные в детстве, ни капли не помогали, возможно, потому что фрилансеры показаны гениями сыскного дела, а большинство людей, получающих стабильную зарплату за свою работу, полные идиоты, не умеющие считать до десяти.

Дедуктивный метод. Давай, Ксю, отбрось все, и самое невероятное решение окажется правдой. Девушки сами убили своих партнёров и партнерш. Одуванчик говорила про наркотик. Наркотик не обнаружен. Следовательно, его нет. То есть, либо единственная свидетельница не причастна к этому делу, то есть никак не связана с остальными участницами, либо пытается запутать следствие. Кому-то это нужно? Стоп, да, этот предвыборный мужик и его программа, сейчас он сможет всё списать на "психоз баб, в связи с месячными" и поменять всю мораль общества. Одуванчик работает на этого… Как, блин, его зовут? Неважно. Как доказать их связь? И нужно ли это вообще? Это всё ещё смерти, сделанные разными руками. Что если все смерти не связаны? Это совпадение. Никаких связей между жертвами нет.

(Да, напомню, что один важный закон был принят для таких случаев. Личная жизнь человека – дело живого человека. Если он становится трупом, то государство забирает все его данные. Как минимум, чтобы знать о счетах бывшего человека в иностранных банках, для выдачи полного наследства родственникам. Конечно, за человеком остаться право запретить использовать свою личную информацию до какого-либо времени или навсегда. Часто секреты не такие страшные и всем плевать.)

Трупам тоже плевать. Кроме одного, какая-то девушка, вроде раньше мужу изменяла, но это не важно. Никаких связей. Проверял специальный человек и Ксю заставила этого парня перекопать всё о жертвах. Хотя, это его работа. Кажется Ксения – это та самая девушка, которую все хотят отправить в декретный отпуск. Смешно, что это желание взаимно.

Ладно, первый вариант с Андреем и Одуванчиком не так плох. Можно будет её спросить. На детекторе лжи. Если она откажется, то может быть она причастна к заговору, а нет – нет. Точно. Идеально. Так можно убрать или доказать свою идею о заговоре. Возможно, детективка сделала бы более логичное действие, если бы попутно не зашла в социальные сети. Все женщины и хотя бы немного адекватные парни писали про Андрея. Они уже знали, что он кого-то убил. То ли демократию, то ли все права, как «Мужик» любил утверждать, слабого пола.

Как раз подошёл Степан. Очень странно, потому что обычно он появляется первым или вторым. Его рубашка была помята и ужасно стара, как будто он достал её со склада с дедовскими вещами. Как обычно. На лице была заметна еле видная улыбка. Похоже, парень не ночевал дома.

– Хорошо выглядишь! У меня есть идея на счёт всего этого – начала тараторить Ксю.

– Потише, голова трещит. Не торопись. Сейчас всё посмотрю и расскажешь.

– Не на счёт этого убийства, а полномасштабного заговора против всех женщин.

– Ты можешь придумывать что хочешь, но моя работа это посмотреть на этот трупы, в этот момент. Так что можешь рассказывать, пока я разглядываю, что у нас здесь.

Ксю рассказывала свою идею, когда Степен аккуратно в перчатках рассматривал трупы. Когда дела были закончены, парень сказал: «Едем!»

Больше ничего не было сказано. Девушке казалось, что она просто надоела своими вечными теориями заговоров, которых уже вечность не было, но странное ощущение ломало голову сильнее, чем самый жёсткий наркотик, который пробовала Ксю. Виски с колой. Не очень интересная жизнь девочки подростка не давала более сильных впечатлений, чем случайная влюбленность и секс.

Судебный процесс у этой девушки прошел ужасно быстро. У Одуванчика даже адвоката не было. Такое не часто увидишь, при серьёзных нарушениях. Девушке дали десять лет. Немного скостили за признание вины, да и выглядела она адекватно. Еще срок такой маленький из-за вмешательства Ксении. Последняя рассказала про наркотик, его отсутствие в крови, и про остальных женщин, совершивших подобное. Судье данная история показалась странной, если и правда существует не отслеживаемая бомба, которая убирает с человека все нормы морали, вдруг это наш долгожданный конец света? Кстати, ещё девушка теряет сознание от вида крови и, смотря на бокс, начинает плакать. Она слишком нежная и… Странно, короче. Странно, что она не убила себя, если честно. Побоялась, похоже.

 

Кстати, из-за высказывания Ксю нельзя было поступить по-другому. Такие слово нельзя произносить, если ты обвиняешь человека, или дело умрёт. Представьте, что вас обвинили в убийстве и говорят, что не до конца всё поняли. Вы сядете в тюрьму или будете биться за свою правоту?

В худшем варианте всё развилось бы так. Одуванчик говорит, что сознавалась в преступлении в состоянии аффекта, из-за трупа с тобой в комнате можно и не такое сделать. Доказательств больше нет. Ну, пальцы и жёсткий секс, с кем не бывает. Процентов пятьдесят на развал дела точно было бы. Но, девушка просто сдалась в руки правосудия.

Тюрьма, находилась на окраине города. Живописные столичные пейзажи заменялись на еще деревенские части. После революции они слишком опустели и выглядели заброшено. Были ли они когда-то лучше? Скорее всего, нет. Эти домики без газа и домашнего туалета, где люди ходят по-маленькому в ванну – отражение того времени, времени детства обитателей машины. Постепенно появляются леса, загораживающие всё солнце.

Через пару часов молчания Ксю и Степан были в тюрьме. На КПП немного удивились столь неожиданному визиту. Одуванчика ещё не пускали ни на какое производство. Она просто привыкала к тюремной жизни. Также девушка не особенна была, скажем так, готова к такой жизни. Ей было невыносима мысль о заключении в четырёх стенах. Не сказать, что она бастовала против тюрьмы, скорее, всего боялась. Старые фильмы сыграли злую шутку, и она испугалась внезапного подхода подруги в душе. Испуг обернулся падением на мокрую плитку и сломанной рукой или ногой. Растяпа.

Что-то подобное Ксюше и рассказал администратор этого заведения. Поэтому к девушке попасть невозможно. Это был шок. Все как будто срослось в голове. Внезапно, теория, которая не имела смысла, заиграла новыми красками. Чтобы не раскрыли заговор, Одуванчик просто решила сломать себе руку. А может кто-то еще в этом заговоре? Начальник тюрьмы, доктор?

– Точно, никак? – Решила уточнить Ксю, в надежде увидеть ложь.

Молодой человек безучастно покачал головой. Детективка и её друг пошли в машину кушать.

– Надо было позвонить им, а не тащиться сюда, блин. Зачем я вообще тебя послушал?

– Потому что любишь меня? – девушка улыбнулась.

Степан лишь презрительно посмотрел и начал разворачивать свою булку с веганской котлетой.

– Ты правда ничего не понимаешь? – после еды сказала Ксю, паренек был явно старше её и ей хотелось еще раз доказать свою состоятельность, поэтому обдумала свои слова наперёд.

– Что я должен понять? Что обычное мясо вкуснее?

– Чего? Нет. Неважно. Все сходится, почему она так быстро попала в тюрьму, а мы её не видим? Она нас развела. Мы как придурки, думали…

– Ты!

– Я как дура думала, что она белая и пушистая, а она совершила убийство и была единственным свидетелем всех убийств. Понимаешь? Потом она еще прикидывалась и получила всего девять лет за убийство человека, причем довольно жестокое, – у Ксю уже заканчивался воздух от выпаленной теории.

– Не скажи, я бы хотел так умереть.

– Стёпа!

– Ладно, ладно, предположим ты права. У тебя только одна не очень умная теория, что дальше? Ты хочешь против возможного президента подать иск, основываясь только на устной основе? Будет выглядеть как политический заказ, узурпация власти, или ещё что-нибудь.

– На него уже есть иск. Он же из суда сбежал. Давай вызовем его на допрос по тому делу, да, будет выглядеть тупо, но всё же. И потом немного поспрашиваем на счет этих убийств. Что он о них думает, как относится. Может как-то продвинет.

– Ксю, напомню, что ты не читаешь мысли.

– Я расспрошу, это сейчас единственный шанс. У меня, пока больше нет идей. Помнишь Колю? Ты помог мне с камерами. Помоги и сейчас.

– В прошлый раз это плохо кончилось для тебя. Я Гражданку Н. никогда и не любил.

– Ты поможешь?

– А мне за это что будет?

– Поцелуйчик?

– Лучше бутербродами, – сказал паренек и начал заводить машину, сейчас позвоню на заправке кому нужно, нас поставят на дело Андрея. Но. Одно но. Мы не будем делать всё публично. Сделаем всё по-дружески.

– Зачем?

– Может, я за него голосовать хочу?

– Стёпа!

– Да ладно, ладно, не люблю этих журналистов. Знаешь, короче…

Коллеги не всегда были такими неразговорчивыми. Конфликт произошел где-то после смерти Гражданки Н. Ксю ходила никакая. Степа практически жил с ней. Был с ней от заката до рассвета, ища улики в таком дурацком деле, когда виновник один. Виновник – суицидница. Однако Ксения как будто помешалась. Вся её жизнь разделилась на две половины. Одна половина хотела вернуть Гражданку к жизни, а вторая – убить ту девушку на автомобиле, ещё раз. Ни одна смерть родственника не произвела на девушку такого эффекта за все время. Бабушка, умершая целиком из-за плохой медицины и смертоносного вируса в девятнадцатом году проиграла с большим отрывом. Мать, также погибшая в одном из случайных случаев будничного дня, похоже, сильно завидовала на небесах той девушке, из-за которой так сильно переживает дочь.

Так вот. Коллеги ехали непонятно куда. Степан пытался как-то веселить девушку, но без толку. Когда они подъехали на место назначения, дружба кончилась. Ксю приехала на могилу убийцы и расплакалась. Потом плюнула и начала пинать камень. Тут никого не было, но было ужасно стыдно за подругу. Парень просто пошел домой. Поймал попутку и спокойно добрался. Больше об этом диалогов не было. Не было и тем, чтобы поговорить. В машине всегда было тихо, и все диалоги заканчивались после первого же вопроса, не считая рабочих.

На заправке паренек поставил тачку заправляться и начал звонить боссу, попутно платя за бензин. Ксю сидела в машине и листала ленту. Все как будто ненавидели этого типа. Все писали о его бездарности и узколобости. Тема выборов быстро ушла, оставив только Андрея. В комментариях всегда находился человек, поддерживающий всю политику против женщин, и начинался ад. Чуть не по сотне ответов от женщин и мужчин, что человек тупой, и с мамой его в кино были вчера. Нормальные ответы тоже были.

Спустя какое-то время показался Степан. Он все ещё болтал по телефону. На лице виделось раздражение. Спустя пять минут диалог закончился, телефон погас и разговорщик пошел к машине, попутно показывая Ксю, как он устал, с помощью жеста выстреливающего пистолета себе в голову.

– Завтра поедем его забирать. Нужно быть аккуратными, а не как обычно. Накосячишь, директорка меня того, а потом ещё и выгонит.

Машина завелась, и они уехали по домам.

Дома Ксению встретил заботливый парень. Гуляш с макаронами, покупной салат, массаж без намека на эротику, а зря. Всё было с одной целью. Подмаслить. Разговор снова пошел об усыновлении. Два безумца встретились в одной комнате. Одна весь день думала о каком-то заговоре против неё и половины человечества, второй был одержим идеями идеальной семьи. Семьи без единой формы носа, цвета волос и глаз, группы крови. Такая мощная ячейка общества смогла бы сделать невозможное. Стать парой с ребенком, который невозможен для них в воспроизведении. Рыжий, голубоглазый, черный – этот ребенок точно не был бы похож на родителей. Когда, им бы сказали, что дитё похоже на отца, то вся семья падала со стульев и каталась по полу от смеха, вытирая недавно протёртый пылесосом пол.

– Ксю, может все-таки давай? – начал посередине массажа Лёша.

– Ты же знаешь, что я не против.

– Ты про ребенка?

Ксюша рассмеялась.

– Ты сидишь на полуголой девушке и говоришь о детях, что с тобой стало?

– Да иди ты! – с досадой полу крикнул Алексей и удалился посередине массажа на кухню. Поставил чайник, сел на диван и загрустил. Он мог бы заплакать, но что-то не позволяло. Это не маскулинность, не какой-то скрытый сексистский подтекст типа «мужики не плачут», а просто не получалось. За все годы, проведённые с девушкой, лить слезы еще не хотелось.

Рейтинг@Mail.ru