Defemtive

Константин Родионович Мазин
Defemtive

Глава 13 Ксю

Пельмени можно обсуждать вечно. Если вы любите жареные, то вам подойдет кетчуп и майонез, если вареные, то с бульоном или без? Ксю ужасно их любила. Возможно не только из-за вкуса, но и из-за простоты приготовления. Кидаешь в булькающую воду или в такую же сковородку с маслом и всё, через пару минут готовы обалденные куски мяса в тесте.

Ужин должен был облегчить заходящую в тупик жизнь супругов. Сексуальная жизнь была в полном порядке, но обычная проседала. Они хотели ребенка. Непонятно почему, но люди считают, что маленькое чудо как-то поможет им найти общую точку опоры, возобновить былую страсть, или что там?

На самом деле такого не бывает. У вас остаются те же самые проблемы, но теперь с недосыпом, ором и кучей дел по дому. Это если про процесс беременности промолчать. В данный момент женатики встали с зачатием. Это даже и хорошо, но они явно так не думают.

Парень Ксю, Алексей, вернулся довольно поздно. На часах было восемь, в руках у него был кактус. Странный выбор подарка, но, скорее всего, он нужен для какой-то шутки.

– Ксюш, помнишь какой сегодня день? – с порога он задал вопрос.

– День пельменей? Мой любимый день в году, когда можно ими объесться и отложить еще одну складку на пузе.

– И много у тебя таких? – Леша подходил к партнерке и обнимал, затягивая в нежный поцелуй.

– У меня для тебя информация, Леш.

– Очень хорошо, расскажешь за праздничным ужином.

– Нет, нет. Сейчас. Я не беременна – Ксю была готова к любым последствиям, не зная почему. Ей казалось, что супруг бросится на нее с ножом, как на корову, которая не дает молока и может только дать мяса. Он никогда не обижал ее, без согласия, но страх был огромен. Похоже, врачиня была права, и у Ксю появился комплекс на данной почве. Пока не зенитно-ракетный, но уже довольно большой.

– Ксю, – сказал Алексей, направляясь в сторону девушки, она в свою очередь внезапно отшатнулась – Всё хорошо?

– Да, извини.

– Ничего страшного. Мы сможем. Мы все сможем.

Так они простояли минут пять, пока Ксю не перестала выглядеть грустной. Натянула свою привычную маленькую улыбку и пошла готовить две тарелки.

– Так вот, – начал Леша, входя на кухню – сегодня день спасения!

– Сегодня?

– Да, буду благодарить тебя после ужина – сказал супруг и опять пошел обнимать свою жену, как будто она умирает и нужно обнять ее за двадцать лет, которые она могла прожить.

– Тебе с бульоном?

– С текилой – сказал Алексей и показал на кактус.

– Идиот, – улыбнулась Ксю – мог что-нибудь забавнее придумать.

История спасения – это история из детства, позже Ксю напишет о ней в своей любимой форме. Форме фанфика, но теперь она будет главным героем, что было очень в новинку для нее. До этого был какой-то абстрактный персонаж. Марина, Вика, Николай, что-то такое.

Глава 14 Фанфик

1 часть

День подходил к своему логическому завершению. Солнце медленно уходило в закат, выставляя пятничные проблемы на плечи дешёвого алкоголя. И пока первые пьяницы не стали падать от истощения своего организма, Ксю добиралась до дома.

Путь проходил через пустырь. Вроде неплохое место, мальчишки гоняли тут в футбол, воображая ворота и линии штрафных. Пару лет назад тут было живее. До нашего, не особо маленького, городка дошла интернет революция и теперь мальчишки гоняют мяч на, полностью нарисованном до каждого пикселя, поле.

Погода ещё не оставляла русского клюквенного румянца, но холодно было. По крайней мере, для Ксю, которая не была особо уплотнена жиром и одеждой. Посреди пустыря стоял с разными уродливыми надписями на нём. Хоть Ксю и слышала о правдивости нескольких строк. Знала ту Аньку, которую то любят, то пишут грубости. Знала и местного Васю, который здесь был. Однако никакого Макса или Микса, с почему-то наполовину замазанным номером телефона, она не знала. В этот день дом красиво выглядел, хотя нет, скорее это наше чутьё человеческое подсказывало остановиться и посмотреть.

Наверху дома красовались антенны и несколько тарелок. Почти все окна были задернуты шторами, по крайней мере, те, что видела десятилетняя девочка, подойдя почти вплотную к дому. Возможно, это и неправильно, и влезать в чужую личную жизнь, но она любила это дело. Любила вглядываться в окна людей. Смотреть какие цветы стоят на подоконнике, есть ли на окнах решётки, какую ёлку поставят на зимние праздники.

На одном из окон кто-то сидел, свесив ноги. Такое поведение слегка, а может и не очень, привлекло маленькую девочку, родители которой запрещали даже близко подходить к окнам. Отойдя подальше, чтобы увидеть, кто так яростно нарушает технику безопасности, она удивилась. На окне сидел отвратно одетый мальчик примерно такого же возраста, как и Ксю. Виделась пара синяков на теле и лице. Фингал не выделялся на общем фоне, как это бывает у мальчишек, а одежда искусно дополняла образ оборванца.

Мальчишки казались ей ужасно странными существами. Постоянно дерутся только самые сильные, а те милые ребятки спокойно могут общаться. Могут поиграть с ней. Ещё в воспоминаниях из детского сада она помнила, как её друг, как его там звали? Играл вместе с ней в семью. Она была мамой, он отцом, а их детьми были еще две подруги. Всё было хорошо, но как только этого парнишку назвали очень обидным словом «Девчонка», мальчика было сложно узнать. Он с кулаками набросился на своих обидчиков. Потом ушёл в слезах, конечно.

– Не сиди так, упадешь – сказала Ксю и начала удаляться с победным видом.

– Почему? – задал вопрос нарушитель дисциплины.

– Так упадешь ведь, расшибешься. Кто тебя по осколкам соберет?

– Ну и что?

– Как это “ну и что”? Твои родители тебя любят, кормят, а ты умрешь! – злилась Ксю -

– Мои родители меня не любят.

– Врёшь ты все! – начала уходить Ксю.

Не успела она отойти на пару метров, послышался лёгкий удар об землю и более громкий матерный возглас. Девочка быстро обернулась и остолбенела от страха. Там лежал мальчик. Тот самый мальчик. Лежал на земле. А до этого сидел на четвёртом или пятом этаже. Ой.

Очень странно, но Ксю смогла прийти в себя. Она подбежала к парнишке и начала его аккуратно тормошить. Паренёк больше не матерился и не смущал бедную девочку. А ей так хотелось, чтобы он встал и смутил. Рассказал все пошлые анекдоты, сути которых не понимает. Сделал бы пару взрослых жестоких жестов. Да, хоть бы ударил, как дерутся эти тупые мальчики…Главное, чтобы он встал.

Слезы быстро навернулись на глаза девочки, затмевая весь обзор. Люди, проходившие мимо, смотрели на странную игру детей как на обыденность. Кто-нибудь объясните им, что это не игра. Это реальная жизнь. Жестокая и ненавистная сильным людям. Всем людям, которые что-то хотят. Грустно, что эту новость пришлось объяснять Ксю.

– Помогите! Помогите! Пожалуйста! – кричала она и бежала на встречу одиноко идущей бабушки. Не самая лучшая цель. Старушка злобно отмахнулась и что-то брякнула про беспризорность, эмигрантов и нынешнюю власть, как-то уместив это все в одно предложение.

Дальше девочка побежала к взрослому мужчине. Он был очень уродлив. Честно. Он походил на какого-то кровавого убийцу из аниме. Шрам через глаз. Нос был ужасно большой, не длинный, просто большая картошка. А второй глаз вообще… Стоп, а зачем эта информация? Думаю, мозг запомнил все страшные переживания, как это бывает у всех нас. Может, даже приукрасил.

В общем, Ксю сама убежала от этого страшного типа. Третий выбранный, или просто проходивший, оказался спокойным. Это был местный служитель правопорядка. Он еще не был пропитан коррупцией. Не обижал маленьких девочек и избивал только плохих дядей, продававших наркотики детям. Он быстро среагировал. Сразу набрал номер. Вот что значит профессионал. Научился понимать потерпевших, когда те плачут, картавят, а ещё и дети.

Приехала скорая и забрала мальчика. Служитель закона успел только посмотреть пульс и осмотреть мальчика на наличие переломов. Его информация не особо помогла, но сделать это было нужно. После того как парнишку увезли, человек проводил девочку до дома. Встретил её мать и дал несколько советов. Напоить чаем, успокоительным и сводить к психологу.

После этого спросил у девочки, какой там был этаж и направился работать. За доработку ему не доплатят, но так хочется сломать лица тем, кто сломал ему хорошее настроение.

По неподтвержденным источникам он сломал… Отцу мальчика челюсть. Всё что он увидел было основанием для лишения родительских прав. Именно этот мужик определил судьбу Ксю. Она проходила свидетелем по делу и увидела всю прелесть работы. Плохих родителей ещё и посадили, а ребенок отправился в детский дом. Ей сказали, что с ним всё хорошо, но на суде его не было. Вот бы хоть раз увидеть его…

2 часть.

Да, если вы не заметили, то в хэштеге есть слова «Судьба» и «Романтика», сейчас про них расскажу.

Кто вообще любит школу? Надеюсь, когда-нибудь дети будут получать удовольствие от неё. Не только от контакта со сверстниками, а еще через весёлые, или хотя бы нескучные занятия.

Что касается Ксю, то она всё время ненавидела физкультуру. Девочка не была толстой и неподъемной, также как и не была профессионалкой, которую бесила слишком слабая нагрузка. Нет, её бесило другое. Скука…

Скука распространяется на весь урок. От начальной пробежки и разминки до бесконечных зачетов. В нашей сексистской стране есть способ, чтобы девочке не ходить на физкультуру. Раз в месяц – точно. Можно забывать форму, обувь или своё нормальное самочувствие.

В один из таких прогулов, Ксю заметила парня из другого класса, также сидящего на скамейке. Он был грустен, под глазами виднелись фингалы. Не те, которые от удара кулаком, а такие странные то ли мешки под глазами, то ли непонятно что. У некоторых людей существует такая физиологическая особенность и это совершенно нормально. Также как и признать, что на первый взгляд такие глаза напоминают удары от кулаков, характерных для бандитских личностей. Паренёк был просто одет. Ничего запоминающегося. А нет, вот что-то. Крестик. У взрослых людей есть такой фетиш, ну или как это назвать, когда любишь носить на себе кучу бижутерии. Часы, серёжки, браслеты, какие-нибудь кольца в носу и тому подобное. Но крестик никогда не входит в такую зависимость от побрякушек. Он должен показывать религиозность человека, какие-то элементарные заповеди, которые есть в каждой религии, и человек соблюдает эти правила. Подростки, в свою очередь, характеризуются нарушением всего этого строя. Позлиться, нагадить ближнему, позавидовать – такие вещи понемногу должны испариться или перерасти в скрытую ненависть. Религия также не нравится этим более-менее детям. Честно говоря, она вызывает довольно много осуждений со стороны сверстников.

 

Почему же этот мальчик с крестом? С ним случилось что-то такое, что привело к этой вере? Да, не лучшие вопросы для знакомства. На прошлой неделе, когда Ксю очень старательно занималась, поглядывая туда-сюда, этот мальчик тоже сидел на скамейке, что-то читая. Подойти к нему или нет? Как это сделать? Детские: «Привет, я Ксю! Давай дружить?» – явно не сработают. Сложно. Как давно она не искала друзей. Они приходили и уходили с каждым школьным годом. А как познакомиться уже и не помнит.

Думая про всё это, Ксю пялилась на парня. Похоже, он это заметил боковым зрением и подошёл.

– Привет, я Лёша. Ты смотришь на меня довольно агрессивно уже минуты три, ты что-то хотела?

Как же неловко. И что в такой ситуации вообще можно сделать. Притвориться, что пялишься в стену? Хотя, нет. Можно сказать, что плохое зрение. Стоп, а если подружимся, придётся сказать правду. Ответа нет, уже секунд пять. Что сказать?

– Извини, увидела твой крестик и задумалась над религией. Надеюсь, что не сильно тебя побеспокоила – это всё, что смогла сказать Ксю.

Парень посмотрел в глаза Ксю. Мысли девочки были примерно такие: «Он подумает, что я психованная» или «я его обижу». Однако парень рассмеялся. Довольно громко, что заставило учителя сделать замечание. Хотя она его немного ненавидела, так что смех скорее был нормален.

– Отец заставляет носить. Говорит своей жизни обязан Богу. Вообще это правда, но не суть. А ты против религии?

– Да, нет. У нас в семье никто не верит просто.

– Может, это и правильно. Может, сама дойдешь? – паренёк опять рассмеялся. Как и Ксю.

Они не особо много общались. Мальчик, как-то предложил встречаться, но было страшно. Еще Ксю уходила из школы в колледж. В её планах через два года. Ей представлялось, что нельзя быть счастливой, если не видишься со своим парнем каждый день. Парень оказался довольно странным. Он переехал из того же города, что и Ксю. Оказался приемным сыном. Врача. Который верит в бога, хотя парня спасли доктора. От чего спасли, Ксю не смогла узнать. Один раз она попыталась узнать.

– Лёш, что с тобой в детстве случилось? Ты постоянно говоришь про это, я не понимаю, чем это может быть.

– Ксю, это мой секрет, извини. Я недостаточно доверяю тебе, чтобы рассказывать.

– Всё потому что мы не встречаемся? Ты из-за этого меня ненавидишь?

– Что? Нет. Ксю, скажу честно. Ты мне очень нравишься, но рассказать я не могу. Прости. Если не веришь в это, можешь не общаться со мной.

Разошлись. Спустя месяц помирились. Всё было хорошо.

Через месяц опять разошлись. На той же почве. Лёша потом хотел помириться, как и Ксю. Он написал девушке, но она совсем загналась. Работа, учёба, сон. Ей просто не хватало времени на своего школьного друга.

До момента, который перевернул всю ее жизнь. Как и любой переломный момент нашей жизни.

3 часть

Возможно, кто-то читал мое предыдущее «искусство». То, что будет дальше, станет продолжением той истории.

Целый месяц. Месяц траура. После увольнения из ресторана стало сложно собраться с мыслями. Зарплата там была небольшой, но у родителей не нужно было ничего просить. Родители были рады, что я уволилась. Они хотели, чтобы я получила образование, не отвлекаясь на низкобюджетную фигню. Возможно, они были правы. Про своего первого парня, я, конечно же, не рассказывала. Дальше история пойдет от третьего лица.

Прошел всего один месяц после изнасилования, как бы сказали современные блоггерки. Это было бы правдой, но не стало. Изнасилование отличается от простого использования. Делаешь то же самое, но со своим согласием. В данный момент девушки страдают от кучи проблем. Насильники, убийцы и просто психопаты существуют. Грустно, но это не всё. Сама жизнь представляет опасность. Наше общество странно устроено. Приведу пример из другой, более консервативной страны.

Консерватизм – это жажда к старому строю, с его религией, укладом общества и тому подобное. Самым главным является религия и еще одна важная деталь. Рыцарство. По-другому это никак не назвать. Каждый мальчик должен представлять себя воинов стародавних времен, биться до потери сил, где бы он ни был. В свою очередь девушка-женщина должна сидеть в башне и рожать детей. Не секрет, что рыцари были не такими, как любят представлять современные дамы и господа. Грязные и вонючие, в потёртых и ржавых доспехах, они скакали на не менее воняющих конях, навстречу битве. Битве за вульву и деньги. Нет, серьезно, за что можно ещё воевать рыцарю? Он воюет за деньги. Если победил, то можно отдохнуть на земле врага. Промародёрить, пропить весь выигрыш и проехаться по местным барышням. Этим ты даже поможешь ей (даме). Как же она выживет без своего принца на грязном коне? Никак. Развесели, а потом добей. Можно заплатить, конечно, но ямку выкопать дешевле. Вдруг ещё как-то расскажет твоей прекрасной жёнушке.

Так вот. В странах с консерватизмом именно такой подход. Мужчины красиво одеваются, работают, получают самое лучшее. Если ты холост до тридцати, то ты активно работал, держи нашу восемнадцатилетнюю девственницу с любыми амбициями. Дальше этот мужик просит эту девушку заниматься какими-либо вещами по дому: убирать, стирать, заниматься с ним любовью. Это еще можно, кое-как считать нормальным. Это был бы даже идеальный мир. Если бы:

1)

Любой (один) из супругов мог и работать и ухаживать за домом, ребенком и тому подобное;

2) Женщины получали похожую зарплату.

Так серьезно можно решить проблему безработицы. Половина населения планеты, не считая детей и стариков, работает, а вторая рабочая половина ухаживает за хозяйством. Это идеальный мир и прийти к нему очень сложно, как минимум решить, кто работает. Все, правда.

Однако в этих странах есть такое, не особо честное, но определение, кто какую роль занимает. Всё бы было идеально, но не будет. Насилие. Тут самое непонятное. Зачем? Девушка полностью под твоим контролем, она не может грубить или не послушаться, какие вообще могут быть проблемы. Если вы рыцари, а войны нет, что же вы обижаете свое «Священное животное»? Если не ошибаюсь, то есть страна, где можно три раза сказать уходи и по правилам брака, развод состоялся (так может сказать только муж).

Религия, присущая всем этим странам, утверждает, что нельзя бить людей. Или нельзя убивать людей, которые на твоей стороне. В этом нет выгоды. Существуют случаи, где идеология расы захватывала мир, но только находился союзник с совсем другим цветом кожи и строением организма, а причина войны – расовая дискриминация. Так просто можно выбрать своих по физиологии, если он умеют воевать, ну или богатые.

Так как же получается, что такие люди накликают на себя гнев божий и не стыдятся этого?

У нас всё не так. Думаю, можно разделить мировой сескизм на две части. Первая – сексистские страны, где женщина на уровне таракана. И вторая – где началась борьба за права. Мы относимся ко второй. Есть очень большая проблема. Это глупые люди. Они есть всегда.

Самое глупое – убивать у людей веру. Чуть умнее говорить: ты не поймешь, потому, что ты тупой мужлан. Зачем это кому-то нужно? Или идти совершенно убогими путями. Жалобы на изнасилование – не шутки. Это огромнейшая проблема. Так, как привлечь к этому внимание людей, когда изнасилованная (возможно) девушка ведет себя как.… Не знаю.

Ксю не стала такой. Возможно и зря. Из-за этих странных дев произошло убийство. Убийство гласности. Об этой проблеме страшно говорить, ибо люди уже не верят в это. Пиар. Так это теперь называется. А это проблема. Проблема.

Несмотря на все размышления, я продолжу историю любви. Месяц был не таким грустным на самом деле. Было время найти новых друзей в колледже. Пройтись с ними по фаст-фудам после учебы в пятницу. Можно было записаться на всякие курсы по волейболу и прочей лабуде, но как-то не хотелось. За это время удалось написать фанфик. Получился он не особо крутым. Переводы получались намного лучше. Появилось время на заброшенное хобби. Шахматы-шашки. Пара игр в среду после пар. Команда решила взять меня с собой на соревнование. Оказывается это место не такое скучное, если вкладывать душу. Турнир на три доски. На первой – самый сильный. Сильная. Дальше, слабее. Побеждают по командным очкам. Ехать запасной было не особо весело, учитывая, что играть не пришлось.

Ксю пришлось плохо. Команда проигрывала все игры, хотя в прошлом году девчонки того же состава были третьими по городу.

Ксю сидела на скамейке и смотрела в лица людей. Они иногда такие забавные. Толстый судья что-то постоянно объяснял молодому парнишке. Он был ужасно старый, надеюсь, он работает только тренером, или просто занимается своим хобби. Какая-то беременная девушка постоянно улыбается. Очень красивая.

А вот и паренек повернулся. И смотрит. Чёрт. Чёрт. Чёрт. Лёша. Он был прекрасен. Идеально выпрямленная спина, красивые коричневые глаза, которыми можно наслаждаться вечно. Чёлка, постоянно сползающая почти до носа, так, что одного из глаз просто не видно. Всё идеально сочеталось с одеждой, представленной не особо длинной мантией и стандартной черной футболкой, с такими же черными джинсами.

Узнал? Не знаю. А я его да! Что же делать?

Да, он похорошел. Говорят, что девочки хорошеют за пару лет, с тринадцати до шестнадцати, до неузнаваемости, но изменения этого парня не сравнятся вообще ни с чем. Это как звезда, которая не пойми, как взорвалась и создала кучу миллиардов тепла в своем газовом облаке.

Он неуверенно подходит. Зачем? При нём еще не было такого волнения.

– Привки! – это всё что ты можешь сказать, за пару лет, которые мы не виделись, а ты был в каком-то таинственном храме чистоты и спорта?

– Привет, Лёш! – нет, ну ты еще шикарнее, вот прям класс, показала кто тут главный.

Ксю занервничала еще сильнее. Почему это так тупо работает? Тупые гормоны, почему люди не могут не зависеть от своих сексуальных чувств? Когда этот человек был не таким, то общаться было намного проще. Можно было рассказать всё, что только угодно, а не только хорошее. Хочешь блеснуть своим разумом или юмористическими наклонностями. А в итоге… «КАК ДЕЛА?»

– Как дела? – всё-таки сказала она.

– Нормально, переехал, не ожидал увидеть тебя в столице.

– Да, переехали недавно.

– Класс, где учишься? – спросил Леша, впервые улыбаясь за сегодня.

Стало как-то слишком просто общаться. Поговорили про переезд, про учебу и шашки. Которые незаметно прошли. Мы как-то оказались за одним столом и ели бургеры, когда я очухалась. Это очень большая форма доверия. Сейчас объясню. Если ты ешь картошку, то ты берешь её, макаешь в соус и несёшь ко рту. Тоже самое с ножками, шаурмой и тому подобное. А котлета в булке – это совсем другое. Как вообще можно красиво съесть эту штуку? Как можно не обмазаться кетчупом, майонезом? Как можно не уронить лист салата в соусе на новые красивые джинсы? Для меня это очень большая форма доверия, которая недостижима ни с кем. Только дома под одеялом, с закрытой дверью, когда никого нет.

Конечно же, я обляпалась. Спасибо, что он не стал, как в дурацких фильмах, слюнявить палец и смывать еду с щёк или губ. Просто дал салфетку. Для меня это много. Да, тупица.

О причинах увольнения с должности официантки не стала рассказывать.

Он учился на архитектора уже полтора года. Переехал не так давно. В принципе, он мне нравится. Можно повторить нашу дружбу или даже больше.

Пошли на встречу как друзья на выходных. Мы гуляли в парке, и было очень холодно. Это было тупое решение, как раз для тупых подростков. Зашли попить чай. Довольно долго болтали.

На втором свидании (хоть мы всё ещё не встречались) довольно много обнимались. Как будто мы уже нечто большее друг для друга, но так ли это? Также гуляли, но уже не по такому холоду.

Третье свидание, в обществе отождествляется с сексом. Не у нас. Спасибо большое. Одного такого случая хватило. Хотя бы не беременная и на том спасибо. Надеюсь, не заразная. Уверена, тот придурок болен всем, чем только можно. Плохо так говорить, но чтоб он сдох! С сегодняшним спутником пошли в кино. Тут одна проблема. Ненавижу кино и кинозалы! Они душные, вонючие и зачем смотреть кино за деньги. Кто вообще придумал свидание в кино. Максимум ты подержишься за ручки или пососешься на последнем ряду.

 

Честно говоря, мне стало плохо. Ужасно плохо. Не из-за компании, а только из-за помещения. Оно без окон и дверей, без солнечного света или тепла. Честно говоря, сложно объяснить. Это как то странное чувство в животе. Ты знаешь, что у тебя болит. Приходишь к врачу, а этот подонок спрашивает: «Режет, колет или ноет?» Откуда мне знать?! Я же не доктор. Я ною. Я себя режу и колю. А живот – болит!

– Лёш, я пойду. Мне очень плохо. Извини.

– Подожди. Ты куда? – спрашивает он, как будто не услышав мои слова.

– На улицу, домой.

– Ну, давай я тебя провожу?

– Мне неловко, ты заплатил за фильм, а я ухожу и заставляю тебя. (Если бы в зале было не так темно, то разговор был бы между парнем и стесняющимся помидором)

– Я сам настоял на кино, забей. Дома, как говорится, посмотрю.

Тут стало понятно, что можно продолжать встречаться на более высоком уровне. Как про это сказать? Намекнуть? Чёрт. А что если он не захочет? Откажется из чувства мести. Как же плохо быть на этой стороне. Честно говоря, чувствую себя так второй раз за год. Вроде хочешь встречаться с человеком, но так страшно. Раньше такого не было. Были глупые, ещё мелкие мальчишки, которые хотели встречаться, но только для статуса. Эти идиоты, однако, хвастаются своими отношениями? На их месте мне было бы очень стыдно.

Они дошли до метро. Тут нужно было расходиться. Одному направо, второй налево. Они просто стояли у угла и пялились, друг на друга пару минут.

– Чего хочешь? – Ксю внезапно, задала вопрос.

– Поцеловать тебя – был дан ответ.

Это паника. Что вообще можно сделать в такой ситуации. Если вы испытывали что-то подобное, то поймете меня. Начинаешь слышать своё сердце. Очень страшно. Ничего не понятно. В зависимости от этого момента зависит вся ваша следующая жизнь. Будете ли вы бояться ваших потенциальных партнеров или будете спокойны?

Конечно, предложение звучало заманчиво. Однако, опять же, поймёте, если знаете. Первый поцелуй должен быть самым прекрасным мгновением в жизни. Ну, как минимум создавать неизгладимое впечатление. Да, у меня он не первый, но этот парень этого не знает. Не знает, что по ошибке я зашла дальше. Не знает, что мне должно быть не так страшно как ему. Как жаль, что это неправда. Всё, что связано с предыдущим персонажем в моей жизни, я стремлюсь забыть. Надеюсь, забуду.

Мы решили снова выйти на улицу. Там стоял памятник. Было холодновато. День потихоньку уходил, вместе с солнцем и теплом. Обнимались. Довольно долго. Минут пятнадцать, если не больше. И всё это время я слышала звук своего сердца.

И тут его лицо оказывается ближе. Ещё ближе… И уходит к капюшону. Ну он и трус!Ну, я тоже, но это не важно! Поцелую в щёку и разойдемся. Пробую это сделать. И тут, внезапно, этот жулик поворачивает голову. Первый поцелуй. Не особо нормальный, не особо удачный. Но он есть. Расходимся. На прощание говорим друг другу самые тёплые слова.

– Пока, Лёш. Пока, друг, парень?

– Друг, парень.

– Парень.

Там мы и начали встречаться.

Да. Вы правильно поняли. Лёша тот самый мальчик, которого я заставила спрыгнуть с окна. Как и когда мы это узнали? А это важно? Вот такая мы тупая пара, что с нас взять. Бывает! Хорошего вам дня. Конец.

Когда супруги поели, они пошли читать эту историю. Парень никогда не обижался на своё описание. Ему больше был приятен рост. Из семьи алкоголиков он превратился во вполне удачливого и счастливого молодого человека. Немного бесили воспоминания о биологических родителях, но приёмные были отличными. Приёмные были отличными.... А эта мысль неплоха.

– Ксю, давай усыновим ребенка?

– Зачем, можно же родить, моя физиология позволяет. Твоя тоже, наверное. Сходи, кстати со мной к врачу. Возможно еще к психологу.

– Я про это и говорю. Может нам это не нужно? Меня усыновили и вот кем я вырос.

Конечно, муженек был полностью прав. Идея просто не усваивалась в голове. Приемные дети всегда казались чем-то последним. Вот если девушка, ну прям, не может, ну или парень. Вот если прям не в моготу, то можно еще годик попыхтеть, но ребенка не брать. Конечно, человек в любом доме – человек, но это как-то странно. Над этим не задумываешься, что ли. Вопрос поставил в тупик.

– Ты уверен, что хочешь этого? – всё, что смогла выдавить Ксю.

– Ну, мы вдвоём хотим детей. Да, хочу.

– Но свои, же…

– Давай, я объясню. Мы можем взять ребенка, которому лет пять и даже не брать никаких отпусков по уходу за ребенком. Мы просто пропустим самые сложные моменты его жизни. Полюбить его можно всегда. Ну, вот какая разница от кого он? Типо, кто вообще любит свою сперму? Люди выливают ее в унитаз, оставляют на простынях, едят – на последних словах Алексей немного отвратился, ему были неприятны такие слова. Они как будто шли из уст не его. А кого-то другого. Странно, но парню всегда было неприятно говорить о чем-то таком. Да, нехорошо лезть в личную жизнь пары, но всё же, Леша был ещё тем экспериментатором.

Один случай настолько был ужасен, что про него рассказать просто, ну, невозможно… (слова вырезаны редактором)

– Дай мне время, пожалуйста – сказала Ксю и начала обнимать парня.

Она еще раз попытается сделать все естественным путем. А если не получится, начнет думать обо всём этом разговоре.

Рейтинг@Mail.ru