Litres Baner
Defemtive

Константин Родионович Мазин
Defemtive

Глава 10 Фанфик

Люди не всегда живут днём. Произошла моя история во время работы в сети ресторанов "Фламинго". Средний не очень уютный ресторанчик с завышенными ценами.

Начиная здесь работать, столкнулась с непониманием. Что вообще здесь происходит? Прихожу на собеседование, часа три дня. Встречает бледная девушка. Говорю ей, что пришла на собеседование.

– Восемнадцать есть? – спрашивает она.

– Нет.

– До восемнадцати не берём – сказала девушка.

Гамма эмоций захлестнула. Злость на создателя сайта с работой, на тех, кто занимается персоналом, на эту девушку. Успокоившись, сказала, что договаривалась с администратором. Бледная лениво пошла за старшей и скоро вернулась. Я была шокирована. Зачем так пугать новых работников.

Договор был на следующий день прийти на тренировочный день в поло. День спустя оказалось, что поло должно было быть без рукавов, а администратор вообще был другим. Целый день ничего неделания. Ходишь за этой бескрасочной девчулей и помогаешь убирать посуду.

Второй день протирка столов, формование салфеток в треугольники. И вот первый заказ. Записала, отдала, получила чаевые. Много трудностей было.

Через пару месяцев моя серая жизнь изменилась. Школа, работа и сон разбавились им. Войдя, я подумала, что этот парень спросит, где туалет. Растрёпанный и мятый с немного безумными глазами. Стыдно говорить, но он походил на бомжа. Его брови потихоньку срастались, напоминая усы.

– Не подскажете где администратор? – с нарастанием сказал он. Во вторник хостес не приходит и гостей встречают официанты. Хотя, женщина настолько мерзка, что в ней вообще нет смысла.

– Да, проходите! – так же, внезапно громко для себя ответила я.

Проводив его, наша первая встреча окончилась. На следующей день он пришел. В таком же мятом, как и вчера, одеянии, и растрепанной прической. За что получил нагоняй. В его испытательный день ему поставили в начальницы ту же девушку, что и мне. Она не даёт ничего делать, стоишь и думаешь, когда тебя позовут. С непривычки болят ноги и думаешь: "На кой черт я им сдалась?".

Парень был моей копией. Плюс разбил стакан. Неприятно. Попробовала завести диалог. Звали его Артем. Учится на повара. День быстро закончился. Мне стало немного неловко, и полностью ушла в работу, насколько это возможно в среду.

Следующий день. Та же проблема. Неопрятен. Опять выговор. Диалог не пыталась завести. Он вроде все, выглядел умершим. В конце дня произошел казус. Целый поднос опрокинут, на нем была всего пара стаканов. Не страшно, конечно, они не особо дорогие. Сама пару таких разбила. Но администраторке не понравилось, ибо даже штрафа с него не возьмёшь.

– Артем, ты хочешь здесь работать? Завтра твой последний шанс, прояви себя – сказала она и вроде тихо матюгнулась. Наорала бы громче, но последние гости ещё не ушли.

На третий день я не дала ему повторить свои ошибки. Зашла с ним в раздевалку и расчесала. Принесла свой маленький утюжок из дома и разгладила поло. Он опешил. Думаю, это приятно. Выговора нет, день прошел хорошо, его даже взяли. На ночную смену. Ресторан теперь работает круглосуточно.

Приятно осознавать, что сделала добро. Администраторка честно сказала, что такого не взяла бы себе на день и вечер, но ночь – это другое дело. Артем меня отблагодарил, целый день подбирал слова, мялся как влюбленный, хотелось его ударить, или поцеловать, не знаю. Не думаю, что мы можем встречаться с такими разными режимами, но иногда общаться можно.

На следующий день, все изменилось. Мне оставался ещё час, а пришел Артем. Надо меню подучить – сказал он.

Следующий час был прекрасен. Народу почти не было, мы просто сидели на входе и говорили обо всем. На моих чувствах сидел умелый баянист и с каждым сжиманием моего сердца нажимал на кучу клавиш. Не знаю, что произошло, но этот человек заиграл новыми красками. Подошёл мой последний клиент на сегодня. Обслужила. Рабочий день окончен, и надо уходить, но так не хочется. Не хотела расплакаться, поэтому ушла, помахав ручкой.

Уснуть было слишком тяжело, новая влюбленность легла на грудь жирным кастрированным котом. Я часто влюбляюсь. Думаю, что это навсегда. И всегда это прерывается, но не сейчас. Я в это верю! Следующий месяц проходил как в раю. Целый день ждала одного позднего часа. Работа в нашей фламинговой конторе не была обязательной каждой день. Приходишь, когда имеется возможность, получаешь одну зарплату. Честно ли это? Не знаю. Спустя месяц мы решились. Теперь мы пара. Не знаю, что чувствовать. Это просто не описать. Мое обучение в полиции, моя работа во "Фламинго", моя семья, мой сон и телефон слились в одно. Это то, что не важно. В очередной день Артем пришёл немного раньше. Даже не здороваясь, начал: давай попросим перевести нас в одну смену? Этот день станет роковым в моей жизни.

Не сказать, что мы не могли пойти погулять, сходить на свидание, но мы не были на нем. Он спал днём, а я ночью. Выходных у меня особо не было. Будни – работа с учебой, будни – семья и учеба. Он уже пару лет не зависел от своих родителей и вел не совсем здоровый образ жизни. Мы, в общем, довольно разные. Что сказать? Противоположности притягиваются. Мои мечты строились вокруг него. Не хочу заводить семью. А отдохнуть от своей семьи хочется: постоянные споры и крики. Думаю, у нас таких не будет. Мы всё-таки люди умные. Умнее.

– Нет! – вырвал меня из объятий мечт голос администраторши. Тебя хотят уволить из ночной, ты до сих пор забываешь просьбы гостей и бьешь посуду. Там никогда нет интенсива, напомню. Научись работать и переведу.

– Или вы берете его к нам в смену, или я увольняюсь! – выпалила я, это было внезапно и необдуманно, не знаю, что на меня нашло. Я никогда не повышала на нее голос. Никогда.

– Пока, Ксения. Дерзит, малявка! В твои годы я…

Не дослушала и закрыла дверь. Мы свободны, зарплата была дня три назад, но зачем мне деньги, если есть он.

Артем спокойно собирался.

– Ты уверена? – спросил он – шанса сюда устроиться больше не будет, а это место идеально для те… Достал. Первый поцелуй, хоть и кривой, но это не важно. Не буду говорить, что это волшебно, скорее я была на эмоциях.

Мы гуляли полтора часа, пока не задубели. Решили, что после шараги, поеду к нему. Я надеялась, родители разрешат остаться с ночёвкой. Пока гуляли, он купил мне пиво. Мне не понравилось.

Вытерпеть это все не представлялось возможным. Я почти не спала ночью. В электричке мгновенно вырубило, проспала станцию и опоздала. Пары тянулись бесконечно долго. Я не хочу это знать. Ушла с последней, кому нужно ОБЖ?

Кааааак долгооооо! Знаю, что нельзя так писать, но сейчас мне плевать. Ужасно жду нашей встречи.

И вот я со всех ног бегу. Бегу. И падаю. Ладно, идти могу, все хорошо. Лёд сыграл злую шутку.

Подхожу к адресу. Старый, обветшалый кирпичный дом. Важно не то, что здесь, а то, что внутри.

Захожу и поднимаюсь, он открывает.

– Привет! – с порога выпаливаю я. Еле отдышавшись, лифта не было, а подниматься предстояло на 5 этаж с довольно большим рюкзаком.

– Заходи! – вяло отвечает моя милашка.

Мы садимся на кровать. Он спрашивает про еду. Нет, спасибо! – говорю я, обнимая его. Поцелуй. Ещё один. Третий. Он медленно толкает меня на кровать, переходя к шее. Что я делаю? Это не слишком? Я ведь оттолкну его, если откажу? Медленно снимает с меня кофту. Целует. Аккуратно, смотрит за спину.

– Просто через верх снимается – не знаю как, помогаю я.

Снимает, целует ключицы, ниже, зубы. Ау, приятно. Опускается немного ниже и расстегивает пуговицу джинс. Расстегивает ширинку. Нет, я не готова.

– Нет! Я не готова! – кричу я.

– Спокойнее – он продолжает. Снимает штаны с меня, футболку и штаны с себя.

– Кто первый? – спрашивает он про трусы.

Я смогла только проглотить слюну.

Он первый. Я вижу. Опять сглатываю ком страха.

– Не будешь бросаться? – шутит Артем, надевая презерватив – извини, я в этом не ас. Что я должна сделать? Взять в руки? Что-то сказать? Я просто лежу бревном и жду, когда он начнет.

Дальше все произошло быстро. Он снял с меня последнюю одежду и начал. Боль не сравнится не с чем. Она просто странная. Минуты три, он что-то пытался, потом быстрее и… Все было красным. Презерватив, вроде был наполнен. Он чмокнул меня в нос и плюхнулся на кровать, заворачивая в узел резиновый спаситель. Я удалилась в ванную.

Остаток вечера мы провели в молчании, обнявшись и смотря что-то тупое по федеральным каналам.

– Мне пора на работу! – внезапно сказал Артем.

– Ты уже нашел новую?

– Нет, зачем? – тут я все поняла. Ушла только я, он остался.

– Я думала, мы вместе уволились! – непонимающе громко крикнула я.

– Зачем? Собирайся, тебе пора! – Это были последние слова, что я услышала от него. Удалила все свои контакты, кинула в черные списки. Надеюсь, он умрет.

Не сказала бы, что это можно назвать использованием. Не изнасилование, скорее обыкновенный обман. Сказать честно, моя половая жизнь до него была никакой. То есть, ну как сказать. Сама с собой. В общем, я хочу сказать, что этот секс ничего не вызвал. Мне скорее стало страшнее. После всего этого я пришла домой и включила эти видео. Было неприятно, когда с девочкой что-то делали. Я не понимала и не понимаю, что такого в пенисах. Они кажутся мне странными. Честно говоря, я начала онанировать, и было приятнее, чем с ним. Я надеюсь, что не лесбиянка, но пока все так. Пока все так.

В общем, мой косяк и главное, что беременности нет. Девушки, выбирайте себе партнеров аккуратнее, это не игрушки. Я был, не была против секса без презерватива, потому что моя глупость говорила о бесконечной любви. Не верьте в это. Предохраняйтесь и ищите хорошего партнера.

Глава 11 Ксю

С бесконечной недели клубной музыки прошла неделя. Ничего не намекало на новые убийства. Было похоже, будто не существовало последствий пары женских убийств своих партнеров.

 

Обстановка стояла спокойная, никаких митингов и протестов не было уже целый год. Всё общество было довольно происходящим. В начале карьеры новой президентки были сомнения о её способностях, прошлом и так далее. Однако в стране, почему-то закрепилось мнение, что все хорошие правители исключительно женского пола. После Гражданки Н. к власти пришел странного вида коммунист со своими очень странными идеями. Победил он почти без отрыва от других кандидатов. Единственное на что повелись люди – создание единой фармацевтической сети и предоставление лекарств за государственный счет. Звучит очень красиво. Идешь к врачу, тебе назначают лекарство, выдающееся бесплатно. Лекарство без цветной упаковки, с понятной для потребителя инструкцией и правильной дозацией.

Эта идея ушла в небытие. Какая государственная монополия может нормально функционировать? В принципе, все будет зависеть от контроля. Если ты делаешь капли от насморка и их будут брать, то зачем тебе улучшать продукцию или оставлять её такой же какой она и является? Делай хуже и не старайся, все съедят. А в лекарствах это еще хуже работает. Выбора нет, тебе помогают конкретные капли, а другие не помогают, а в принципе одно и то же. Где-то так прокладки сделали бесплатными. Ну, вот пришла девушка в магазин дали ей стандартные, они ей не нравятся, а что ей делать? Короче как основная идея не покатило.

Остальное как будто ничего не значило. Увеличение числа полицейских и военных… Коммунисты в постиндустриальном обществе смотрятся очень странно. Миром доказано, что монополия государства неэффективна, небольшое финансовое неравенство двигает людей вперед. Как в примере с каплями.

В общем, не продержался он и месяца. Единственное, что он успел сделать – поставить для подсчета голосов не учителей и независимых наблюдателей, а учеников, получающих грамоты за помощь в подсчетах. Реформа странная, но интересная. Позже к вознаграждению добавили небольшую финансовую поддержку.

Наше общество очень странное. Странная смесь пофигизма и спокойствия. Живет человек, пока у него демонстративно не начинаешь отбирать что-то, он будет молчать. Пытаешься нагадить каким-нибудь невидимым налогом, тоже норм. Главное не в лицо. Вот он бахнул налог и все. Свергли. Демократично. Но свергли же.

И вот снова выборы. Ксю бы и не знала про них, если бы не пошла в больницу. Довольно большой телевизор показывал дебаты на пост президента. Забавно, но из мужчин всего было двое. Какой-то фрик, жаждущий популярности, не представлял какой-то конкуренции. И еще кто-то. Про него писали, когда умерла Гражданка Н. Его звали Алексей или Андрей. Они серьезно повздорили, и началась война. Нечестный суд, травля и падение рейтинга президентки. История забылась, но приятного было мало.

От врача вышли девушка и докторша, заканчивая разговор на приятных нотах благодарности. Если кто-то думает, что не стоит говорить спасибо врачам за свою работу, то он ошибается. Даже на кассе в магазине покупателя благодарят за покупку, а он не сделал ничего выдающегося. Он не совершил, а получил услугу. Сделал какое-то полезное дело он давно, когда зарабатывал деньги на покупки.

Врачиня позвала Ксю зайти. Типичный кабинет врача гинеколога. Странное кресло. Приятный запах детства. Да, не у каждого детство пахнет спиртом и больничной чистотой. Это запах безопасности. Мама приводит тебя к любому врачу, ты боишься, но все хорошо. Тебя осматривают, назначают детские приятные таблетки, иногда сироп. Обращаются по имени, хвалят за твое спокойствие. У Ксю была ситуация, где боль была слишком сильна, и спокойствия от этого запаха не было. Болели уши. Лекарства были назначены, но плач не уходил. Было сделано решение: вколоть успокоительное. Врач уложил на кушетку и незаметно кольнул в точку номер пять. Он, правда, колол? А как узнать? Ты уже спокоен, ибо знаешь, что медицина работает как надо. Плацебо сработало.

Медицина с того времени сильно изменилась. Человечество больше всего боится массовых смертей. Вулканы, землетрясения, взрыв солнца, метеориты, перечислять дальше? Новые вирусы – это то, что можно предотвратить. Карантины всякие.… Как-то вышел большой мировой косяк. Ребенок пятнадцати лет чем-то заболел. Этой болезни не видел никто из современных врачей. Дошло до изучения этого человека специальной группой ученых. Сидел парень, как хомяк в клетке и никто не знал, что с ним. Пока какая-то старая врачиха не сказала, о непривитости человека. Он просто был не привит. Пара супер инновационных родителей не воспользовалась нормами медицины и почти загубила жизнь ребенку, а это стало уголовной статьей в большинстве стран.

Девушки сели на стулья и прием начался.

Ксю сразу же попросила посмотреть, беременна ли она. Врачиня улыбнулась.

– А что не экспресс тест? – невинно начала разговор докторка.

– Зачем? Время есть, да и ребенок здоровее будет.

– Все бы так делали, а то приходят уже на девятом месяце, спрашивают кто у них. Раньше думали, что дотерпят, узнают при родах. И так делает куча пар. Все умные такие. Интернетники, блин.

Было заметно, что девушка встала в ступор. Смотрела и смотрела. Ожидание было очень долгим. Стоило, наверное, поддержать диалог.

– Вы не беременны!

Слова ужаснули. С чего вдруг это стало таким важным? Продолжение рода, ругань с молодым человеком про имя, фамилию и отчество ребенка? Что сделало эту вещь важной? Зовут по имени, а это второстепенная муть.

– Вы уверены? – спросила Ксю.

– Да. С чего вы взяли, что беременна?

– У меня получилось принять.

– Принять что?

– Ну. Сперму.

Этот неловкий диалог зашел в тупик. Ксю пришлось рассказывать сначала. Она рассказала все. Все, что имело место к зачатию. Как все происходило, краснея от каждого вздоха докторки все больше и больше.

Врачиня не удержалась и засмеялась.

– Извините, извините. Девушка, мы с вами сложные существа. Сложно нас понять, даже нам самим.

– О чем вы?

– Вы, молодежь, со своим антисексизмом многое забываете. Мы двуполые существа, биологически. Все, что вы напридумывали антинаучно. И как бы вы себя не ощущали себя, вы останетесь женщиной.

– Девушка, я родилась с женскими гениталиями, а парень с мужскими. Я это понимаю, а вы о чем?

– Я о том, Ксения, что, нельзя просто захотеть. Многое требует труда. Приходите в следующий раз со своим партнером. Это не ваша вина, что у вас не получается завести ребенка.

– А чья?

– Природы.

Врачиня была права. Почти во всем. Но…

– Вы, правда, считаете, что все так сложно в женском организме?

– Я женский гинеколог. Думаете, мало девушек приходят с вашей проблемой? Нет, многие не получают удовлетворения после секса. Ну, или во время, – сказала с улыбкой – что они только не использовали, что не делали, все равно никак. Конечно, мы не простые. Как-то пришла девушка и сказала, что на нее не работает возбуждающая жвачка, помните такую?

– Да, помню – рассмеялась Ксю, вспоминая рекламу этой штуки. Она, ведь даже когда-то верила, что она может работать.

– Девушка прочтите книгу про физиологию, освежите память. Вам, конечно, могли её не преподавать, так что читайте.

– Какую книгу?

– Учебник девятого класса по анатомии. Любой. Вам хватит.

– Я думала там все просто, спасибо.

– Пожалуйста, приходите с парнем в следующий раз.

Диалог закончился и Ксюша отправилась на выход. Дома ждали вкусные пельмени и ужин с любимым молодым человеком. Этот день разочарований закончится через пару часов. Хм. А можно заполнить свой живот не ребенком, а чем-то приятным и мясным. Вкусным и даже немного сексуальным. Пельменями.

Глава 12 Андрей

Что вы знаете о бездомных? А что вы знаете об экологии? Очень странно, что к нашему времени такие вещи совместились.

Сказать, что Андрей приуныл, когда у него отняли бизнес, который он делал с нуля, не сказать ничего. Это не тот бизнес, который основан на крови людей, страданиях детей и рабочих низшего класса. Нет. Это помощь старым, запутавшимся людям, которым надеяться больше не на кого.

Денег дали немного. Суд не был похож на себя. Мир не был готов к феминизации. Тем более страна, десятки лет бывшая в руках диктатора.

Новая судья просто поставила Андрею приговор в дискриминации женщин, отнимая довольно много прибыли денежным иском. Также пришлось оплачивать счета за помещение, которые стали в несколько раз больше, чем при диктаторской власти. Цена стала нормальной для гигантских помещений старых больниц. Многие люди потеряли работу. Компании с ужасными условиями труда просто умерли, после внедрения законов о пересмотрах условий деятельности. А после повышения минимальной оплаты труда вообще остались только старые добрые пивнушки. Пока не появились тысячи кафешек, конкурирующих между собой. Денег не хватало, и продажа всей структуры «Люмпенграда» осталось последней надеждой. Но продавать он ее не хотел.

Бухгалтер и лучший друг ушли в места столь отдаленные, один в тюрьму, вторая на курорт. Андрей стал походить на наркомана. Вечно грязная голова, красные зрачки, неуверенная сонная походка в течение двух недель. Последней надеждой стал митинг против насильственного захвата своего бизнеса. Не то, что его не поддержали, скорее наоборот.

Придя с плакатом под здание администрации, Андрей ожидал увидеть кучу людей, которые помогут ему отстоять свои права. Мечтал, что люди помогут человеку, который помогал многим нищим, человеку, чьи интересы были направлены на помощь. К сожалению, он продолжал стоять и мечтать.

К нему подошла довольно масштабная группа женщин. Они были разные. Половина худеньких и слишком ухоженных, половина пухлых, но так же довольно красивых. Две подошли сзади и держали за руки. Андрею стало страшно, он попытался вырваться, более аккуратно, так как не хотел задеть девушку, держащую правую руку, слишком хрупкой она казалась. Произошло что-то странное, девушки просто подходили и били Андрею пощечину, с супер странными возгласами.

– Сам виноват –

– Насильник –

– Привет от Гражданки Н. –

– За дозор –

– Женоненавистник –

Зазвучали сирены, и приехала полиция. Девушки мгновенно разбежались.

Офицер, – кое-как начал Андрей, – я запомнил парочку из лиц. Одна …

– Замолчи – было всем тем, что услышал парень до отключки.

Вскоре, он проснулся и понял, что он первый незаконно репрессированный человек в этом новом государстве. Общество переживало свой первый сексистский кризис. Эта история не должна была попасть в сеть, иначе права женщин остались бы на уровне муравьев. То есть, вернулись бы к изначальным. Какое-то стадо непонятных клуш не должно было испортить все, к чему стремились на самом деле талантливые люди.

Когда сексистский кризис закончился, или близился к концу, так как продолжался он в холодной фазе до такого же восстания мужчин, история Андрея прозвучала странно. Какие-то девушки набросились и избили его непонятно почему и за что. Он не ничего не делал. Пока.

Сейчас Андрей довольно успешный политик. Когда-то партия зелёных имела место в мире. Переработка, экология за экологией. Однако вся уникальность этой системы ушла. Кто не понимает нужды перемен в области чистой энергии? Эта партия так бы и умирала, если бы не вовлечение Андрея. Он довольно быстро стал главным в ней. Его и позвали как прирожденного лидера.

Идеи имели немного сексистские характеры. Ну, как немного. Много людей осталось без работы. Объективно работы стало не хватать на каждого второго? Понимаете? Кто являлся каждым вторым у Андрея? Да, женщины.

Зачем работать людям с худшей физиологией, мозгом и встроенной безынициативностью, которая не заставляет положить свои яйца в теплое место и спокойно высиживать.

В принципе, вот его агитационная брошюрка:

Здравствуй, мужчина.

Твои права последние годы забирают все больше и больше. Раньше ты мог править своей семьей. Ты мог стать самым главным в этом мире, не отвлекаясь на неважные второсортные хлопоты. Это все делала женщина.

Рассмотри физиологическую сторону нашей проблемы.

Мы физически сильнее.

Мы блещем своим умом.

Мы соревнуемся и конкурируем, улучшая себя.

Женщины физически слабее.

Назови пять женщин открывших что-либо, кроме банки с огурцами.

Зачем соревноваться, если можно просто смотреть за успехами мужей.

Рассмотрим религиозную сторону.

Лучшие женщины в начале мира были толстыми, потому, что мужчина смог их прокормить.

Назови хоть одного бога женщину из веры с одним богом.

Женщины в мире с множеством богов сидели на троне?

А теперь рассмотри сторону времени.

Сколько времени мы правили?

Сколько всего мы создали и открыли?

Сколько мы просуществовали в идеальном мире?

 

Мы вышли на митинг за наши права.

Так выйдем еще раз!

Мы потребовали слишком мало!

Нам нужно много!

Кандидат в президенты от партии мужчин (Андрей)

Брошюра была такая себе. Как будто её писал дебил для таких же дебилов. Забавно, но помогло. Нашлась куча сторонников. Идея такого письма только в простоте. Если люди слышат нормальные слова, а не « хуманизация экономической жизнедеятельности эмигрантов» – то есть три сложных слова, есть большой шанс в поддержке. Как-то народнее становится.

Выборы проходят в три этапа.

Первый – набор денег не следующие этапы. Человек должен понять хватит ли ему поддержки, и есть ли смысл избираться. Если проходит дальше, то деньги продолжают тратиться на рекламу, если уходит или не проходит в следующий тур, то деньги идут в бюджет.

Второй этап голосования с выходом всех кто набрал больше процента голосов. Наверное, самый нечестный из всего. Пятерка социологических опросов, если хотя бы в одном кандидат набирает процент поддержки, то проходит дальше. Так отсеивают фриков.

Заключительный этап выбирает нового лидера, по мнению большинства, типичное закрытое голосование.

Гонка обещает быть жаркой.

На самом деле не очень. Кандидаты, в основном, предлагают одно и то же. Одни школы, одни идеи, одни мультики с гомосексуализмом на каждом шагу. Ладно, это конечно шутка, но не помню, когда в последний раз были нормальные гомофобы.

Кроме Андрея и довольно правой девушки. У молодежи странная мода на коммунизм. Точнее анархокоммунизм. Смесь честности и власти советов. Честно говоря, такая мода, объясняется одним. Это разрушение существующего строя. Так молодые люди проще найдут себе место в мире.

Перевернутая на девяносто градусов буква «А» анархии, продленная палка посередине. Буква «К» коммунизма, рисующаяся с палочки в центре. Такой символ появилась у Андрея на кофте. Штаны с перечеркнутой «FEM» линией на одной штанине и цифрой «187» на другой. На правом рукаве кофты была зачеркнутая свастика. Встречают по одежке…

Анархо-коммунист, против нацизма, расизма и феминизма, человек, поддерживающий дело гражданина Н. Вот кем представлял себя Андрей общественности. Он не стал таким предопределенно. Он стал таким, потому, что так требовало общество.

Рейтинг@Mail.ru