Defemtive

Константин Родионович Мазин
Defemtive

Глава 24 Андрей

Я хочу извиниться за вред нанесенный детективу из-за меня. Спасибо, приходите на выборы! – с такими словами Андрей покинул сцену. На его глазах были маленькие слезы. До этого он зачитал вырезки из блокнота, вырывая только слова, где были его эмоции при поцелуе.

Прошла пара дней после съёмки Ксю. Митинг всё же собрался. Тут были все. Мужчины и женщины. Детей не пригласили, их бы просто затоптали, да и охрана не пускает малолеток. Уйдя за кулисы, Андрей вытер воду с глаз и оказался в объятиях Степана.

Это было нечто вроде последних дебатов. Всё время для нормального поединка один на один, парень провёл в цепях не по своей воле. Сейчас выйдет его главная конкурентка.

Вышла гражданка, которая начала что-то говорить. Оппоненту было плевать. Его ждали полтора дня отдыха.

Добрались они за минут пятнадцать до дома Степана.

– Шикарный квартира! – сказал Андрей на входе.

– Обрати внимание сюда!

– Куда, я не понял… – был прерван поцелуем.

Дальнейшие события сопровождались жутким трезвоном телефона. Парни не особо хотели отвлекаться на такую чушь. Перезвонят. Но не только они в это время занимались сексом…

После акта Андрей решил проверить телефон. Почти пятьдесят сообщений о произошедшем на площади. Чтение не удалось. Новый любовник захватил в объятья и поцеловал. Внезапно, почувствовалась щетина. И странный вкус лимона. Что-то это на… Чёрт.

– Так это был ты?

– Догадался? – спросил Степан с улыбкой.

– Зачем? Почему? Что ты со мной сделаешь?

– Всё, что ты захочешь, малыш! – на лице Степы была странная улыбка.

Другой парень вооружился чем-то на подобии лампы. Представьте, что ваш новый ухажёр оказался маньяком, что бы вы сделали?

– Отойди от меня! – крикнул кандидат – я позвоню в полицию.

– И что ты им скажешь, – улыбка не сходила с лица – что твой бойфренд связал тебя, чтобы показать, что у тебя есть враги? Скажешь, что я подставил кучу убийств? Пойми, ты уже связан со мной. Так что, можем повторить связывание, но теперь ты меня.

Он был прав. Вариантов не было. Разгребая грязное белье Андрея, можно рассказать один старый лайфхак. Перед очень серьезным решением парень старался выплеснуть ярость в руку. Онанизм всегда помогал очистить голову от любых мыслей, кроме пошлых. Последние же уходили вместе с эрекцией. Теперь можно обдумать одну единственную проблему.

Сейчас мозг работал также. Отношения не переросли в любовь. Конфетно-букетный период даже не начался, так что личная жизнь не задевала решение. Всё как он любил.

– Ты не будешь меня бить?

– Только, если сам не захочешь, – Степан стал почему-то слишком ванильно говорить, складывалось впечатление, что тот под наркотиками. Однако дело было в другом – не только они занимались сексом.

– О чём ты?

– Как думаешь, можно ли заставить человека убить, используя наркотик, чтобы тот не остался в крови?

– Нет. Ксю мало мне рассказала про дело. Я больше думал о своём участии там.

– Ответ – можно. Если я беру гормоны возбуждения и превышаю его во много раз, что станет с человеком?

– Он сильно возбудится.

– Нет. Возбуждение станет ужасным, ты захочешь сделать всё, что видел когда-либо, а если не получится, то ты будешь зол.

– Предположим, то есть, женщина не получает того что хочет, раздражается и убивает? Она может и сделать, что требуется, это не стопроцентная смерть.

– А если смерти, предположим, не будет? – подсказал Степан.

– Секс… Жёсткий секс.

– Да. Так вот, сейчас такой наркотик намешан в подошедшей воде из фонтанчиков, а также бутылках на входе, пластмассовых. Короче! Любая женщина, которая попьёт от туда воды получит невероятный прилив желания. Когда туалеты закончатся, парочки начнут совокупляться прямо на людях. А не все ещё пришли с парами.

– Там будет массовое убийство?

– Либо так, либо массовая оргия.

– Мне выгодны оба варианта? – странно спросил Андрей, он не до конца всё понял.

– Первый выгоднее для рейтинга, второе…

– Прекрати, надеюсь, никто не умрёт. Ладно, иди и обними меня. В следующий раз предупреждай о своих дебильный планах.

–Так быстро? – улыбнулся Степан – даже без уговоров?

– Да.

Сложно понять, о чём думал Андрей. Мечты полностью застилали глаза. Он понимал одну вещь. Теперь его религия – это популизм. Впервые слепая ярость к женскому полу куда-то ушла. Нахождение с Ксю произвело странные мысли. В такой ситуации, где они были, не важен гендер, пол, цвет кожи или религия. Девушка неплохо скрасила ему проживание в том замкнутом и холодном подвале, не смотря на то, что ненависть между людьми была взаимной. Как там говорил отец: «Человек человеку пёс, но пёс друг человека»

На митинге ужасно тяжело без микрофона. Несмотря на это древние как-то могли разговаривать с толпой. Знаменитые ораторы, бравшие в рот камни, чтобы хорошо произносить слова, могли докричаться до сотен людей только с помощью голоса. Людей было конечно, меньше чем сегодня. И приходили туда мало людей, когда же, корова не доена, поле не вспахано, а этот «Орун» потом повторит.

Сейчас ораторка стоит и говорит что-то умное. Перечисляет свои достижения за последние годы. Всё, вроде, хорошо. За последние годы народ стал жить счастливее и дольше. Все политические решения были основаны на опыте других стран, кроме последнего года. Одно из единственных самобытных решений убивало все предыдущие достижения. Что же сделала не так бывшая президентка? Марихуана. Да, серьезно. Женщина была ярым противником культуры вейпинга, курения, употребления любых наркотиков, кроме медицинских. Совсем недавно легкие наркотические вещества, не вызывающие привыкания, были позваны для лечения от наркомании. И вот, зашло обсуждение о данной траве. И вся грязь полилась из всех щелей.

– Там не так!

– Это не правильно!

– Это можно, а это нет. Почему так?

Больше людей задела резкость обращения. Почти запретительные слова всем чиновникам, которые только и ждут, как бы увидеть слабость хозяина, да и кинуть копьё в эту пятку. Всё правильно. Всё так и должно работать. Обидно, что такой просчёт был за год до выборов. Все ещё всё помнят. Все всё знают.

Чего не знает кандидатка, так того, что ей в воду стоящую специально для выступающих подмешали наркотик. Через какое-то время, она слишком сильно сексуально возбудиться и просто не сможет нормально связать двух слов. И вот горло высохло. Надо хлебнуть из горла обычной бутылки с содранной этикеткой. Глоток, ещё один. Речь продолжается.

Планы на будущее подошли к концу. Сейчас самое время сказать что-то патриотическое, немного подставить основного оппонента и закончить выступление под овации толпы. Выступление Андрея слушали мужчины и некоторые женщины, стоявшие где-то сзади. К выходу девушки, мужской пол, точнее его большинство направилось к выходу, прорываясь через пришедших на поддержку своей кандидатки. Когда выйти не удавалось, люди сдавались и оставались слушать дальше, так толпа и смешалась. Перед входом на площадь, перед самими метало детекторами стояли киоски с обычной питьевой водой и такими очень лёгкими пластмассовыми бутылками, если их немножко изогнуть, они такими и останутся. В них также находилась не только вода…

Глава 25 Ксю

Странное место. Пустота. Что-то ужасно серое. Отвратительно тихо, слышен только собственный пульс. Его еле слышно. Бам-бам-бам. Минуту, Ксю слушала биение своего сердца. Потом пришло осознание, паника. Что она вообще тут делает?

Место, по описанию старых книг, похоже на чистилище. Непонятно куда тебя отправят в ад или рай. А главное, непонятно – какой бог на самом деле есть. Девушка оглянулась. Сделав оборот на триста шестьдесят градусов, она увидела тропинку, старую, вытоптанная кучей ног. Еще на ней есть следы от санок. Похоже на воспоминание из детства. Зима выдалась странной. Холода наступили, где-то ближе к январю, и они всей семьей ездили накрывать бедные розы. Выпал, первый крупный снег и Ксю везли на санках, по протоптанной белой дорожке.

Пройдя чуть дальше, заметна обыкновенная зелёная лавочка. Таких в мире куча, но эта особенная. На ней вырезано самое романтичное послание. «К +…» на месте второго имени нет буквы. Это было в лагере. Там был какой-то странный парень, которого она забыла через пару недель. Его имя стёрлось также очень быстро. Ксю попыталась вспомнить лицо, но не получилось.

Когда Ксю села на лавку, перед ней нарисовался пустырь, тот самый, что стал началом её личной романтической истории. На его месте недавно построили нормальную детскую площадку, полностью обнесённую уродливым металлическим забором. Девушка подошла ближе и увидела тот самый дом, те самые надписи на стенах. Сейчас, она полностью осознавала злобу этих букв. Наркоторговля, буллинг, вандализм, всё здесь есть.

Она обошла всё здание, за ним стоял вокзал. Тот самый, откуда маленькая девочка переезжала в столицу. Уродливые старые поезда слились с новыми в один странный паровоз. Старый поезд, которому сто лет в обед, поехал с нижней платформы, без любимого всеми «чух-чуха», очень тихо. В тамбуре стоит одинокая тележка продавщицы, чего на ней только нет. Любимые пряники, любая вода, чай, кофе, какие-то странные орехи. Тряхануло. Приехали.

За окном школа. Девять лет там проходили не лучшие годы.

– Не хочу туда идти, – сказала Ксюша и развернулась. Сзади находился вход в новую квартиру. За дверью кухня. На ней сидит мать и плачет, отец нервно ходит и кричит. Такое случалось не часто. Где-то в промежутке с десяти до четырнадцати, раз в три месяца. Родители ничего не слышат. Прикосновение на них не работает. Они полностью застыли в своих двадцати четырёх картинках.

Ммм… Вкусно пахнет. В кастрюле, что-то вкусное, крышка открывается, и Ксю оказывается в ресторане. Первая работа, ресторан, но такая же домашняя еда. Везде кушает персонал. Скольких людей отсюда она помнит? Мерзкая девушка, приятный молодой человек, и вот нелицеприятный, заросший и грязный первый настоящий парень. Злость переполняет девушку. Она с силой ударяет его, но тело быстро возвращается назад, как очень странная боксерская груша. Слишком мягко.

 

За выходом, уже родной колледж. Там неприятностей намного меньше. Интересно, какой он. Похоже, дореволюционный. Обшарпанные стены, на плакатах, какие-то люди, с ужасной бандитской наружностью. А вот прихожая уже хорошая, Ксю возвращалась туда пару лет назад. Читала какую-то лекцию, о вреде наркотиков, вроде. Коридор к классам, интересно, как он выглядит? Куча дверей, на каждой по табличке. «Математика», «русский», «первое дело», «Николай», «гражданка Н». Стоп. Это воспоминания. Надо выбрать дверь? Или можно будет посмотреть все? Ладно, самая интересная. За столом сидит женщина, на ней нет лица. Блондинистые волосы почти стали седыми. Грудь уже ничем не поддерживается, а руки ужасно трясёт. Это она, но какае-то старая. Что с ней? Она умерла в лет тридцать-сорок, а не в восемьдесят.

– Что происходит? – кричит Ксю.

– Так ты видишь её. Ты считаешь себя виноватой в смерти. Только по твоему мнению, гражданка должна была прожить долгую жизнь. У судьбы другое мнение.

– Что? Покажитесь, пожалуйста.

– Я здесь, – на месте бабушки оказался странный мужик. Бородатое лицо, синие глаза, крест на шее и монашеский балахон на теле.

– Кто ты? – спросила Ксюша.

– Сама не догадываешься?

– Я не верю в религию.

– Правда, то есть ты не сомневаешься? Не думаешь о том, что на самом деле из всех нас, один будет настоящим? Давай отведу тебя к остальным, ты выберешь того, в кого больше веришь.

– Если я сомневаюсь, почему появился ты?

– В меня верят твои родственники и большинство из твоей страны. Считай, что я фаворит, – мужичок встал с кресла и направился к двери – дамы вперёд!

Ксю вошла внутрь и потеряла зрение. Боль пришла прямо в глаза. Яркий свет на секунду показался смертельным. Постепенно, всё прошло. Ощущения переместились куда-то в область живота, не понятно почему. Перед девушкой выстроились все, кого она знала, в шеренгу. У античных главный стоял спереди, за ним были все остальные, боги войн и вина. В них всмотревшись, не потому, что вера есть, а потому что их мир был самым интересным, Ксения попыталась отыскать своего любимца. Шанс на него был в пятьдесят процентов. Мускулистый полубог, победивший всех кого только можно. Не нашла.

Следующие были не особо интересными. Сжигающие себя чучела, пережитки тотемизма, всё такое. Чуть ли не дерево стояло, в один ряд со всеми. Мужик с дуршлагом на голове, он немного забавлял когда-то, ну потому что глупо держать средство для сливания макарон на голове. Ближе к взрослению смех сменился на понимание, на некий толчок религиям. Всё, что действительно нужно человеку, можно и в правду собрать под странной шапкой с дырочками.

А вот и основные. Один голый сидит в позе бабочки, еще один без лица в капюшоне, ну и последним встал уже знакомый бородатый мужик. Дальше находилась тумба. На ней лежали деньги и револьвер.

– Некоторые считают, их настоящими богами – прокомментировал бородатый.

– А зачем они мне сейчас?

– Если выстрелишь в себя, то сможешь оказаться в мире людей, с каким-то шансом, но после самоубийства тебя никто не захочет брать, кроме первых.

Ксю взяла пистолет и направилась к странному капюшонному человеку. Резким движением накидка снялась, но под ней было только одно слово. Слово «не верит». Рука с пистолетом понялась вверх, девушка пустила красивую слезу и нажала на курок. Выстрел.

Кто-то крикнул. Слышалась ругань врачей. Их было слишком много. Девушка аккуратно поднялась на локтях. Люди в халатах потеряли дар речи. Белая стерильная комната, в ней стоит куча людей, пялившихся прямо на неё. Они что-то делали, но испугались. За стеклом он. Лёша. Он. Целует Лену. Подруга, зачем? Вдруг силы кончаются, и вместо своего сердца опять слышится пустота. Теперь, на вечно…

Глава 26 Школа

– Ребят, я вам задавала прослушать с помощью приложения, как оно там называется.… Ну, то, в которое текст набираешь, а тебе дают слушать?

– Читатель, лол.

– А, точно. Так вот, все прочитали?

– Да! – хором.

– Это написал Костя, и выиграл олимпиаду по литературе юбилейного пятидесятого года. Мой бывший ученик, согласился прийти к нам на наш открытый урок. Есть к нему вопросы?

– Константин, а почему вы не дописали произведение?

– В смысле, не дописал, девочка? В конце Ксю умерла.

– Но, а как закончилась история Андрея и Степана.

– Андрей проиграл выборы, но жили они долго и счастливо. Пока не умерли в катастрофе автомобильной. Почему она произошла, вам знать рано.

Тихий хохот пронесся по классу.

– А что произошло с Ксюшей?

– Она родила прекрасного ребёнка.

– А как его зовут?

– Верочка, знаешь, как зовут нашего гостя?

– Константин.

– А полное имя?

– Не знаю.

– Константин Лено-Ксениевич.

– То есть, она родила Вас?

– Да.

– Ещё есть вопросы? Нет, ну, тогда задам свои. Ребят, если бы кто-нибудь прочитал книгу, а не прослушал, вы бы заметили, что иногда просматриваются совсем глупые ошибки. Почему, ты их не исправил?

– Я пытался создать персонажу образ, показать его интеллект, показать его манеру письма. Сам, я, старался писать без ошибок, Елена Витальевна, честно.

Все засмеялись.

– Ладно, Кость, спасибо, что пришёл. Скажешь, что-то на прощание ученикам?

– Да. Ребят, когда подрастёте, дочитайте последнюю часть.

– А она есть?

– Да, там весь наш диалог, честно говоря, но его не берут в школьные программы, там много пошлости, там всё после огромной постельной сцены.

– Так, иди уже, не надо моих ребяток портить!

– Ухожу, ухожу, Елена Витальевна, – сказал я и ушёл под смех детей.

– Надеюсь, во время, когда делать нечего, они тоже когда-то создадут что-то странное, немного скучное, но своё.

Глава 27 В них находилась не только вода…

Как это началось? Вроде с одной женатой пары. Не сказать, что они были эксгибиционистами, но всякие прикольные штуки иногда вытворяли. Когда наркотик подействовал на женские организмы, началась вакханалия. Температура ужасно поднялась, прямо, чувствовался жар. Кандидатка на трибуне почти упала на колени. Данные ощущения можно сравнить с потребностью. Ты хочешь пить, но лежишь на кровати. Стакан стоит на столе. То, чувство, когда встаешь и идешь брать стакан – то самое чувство, что испытывала аудитория, но чувство умножено в десятки раз.

Представьте. Вас заставили раздеваться. Да, некомфортно. Снимаете футболку, штаны. Злобный голос говорит: «Трусы тоже!». Аккуратно снимается нижнее бельё, ручки быстро пытаются закрыть пах. Неприятно. А теперь, представьте, что на вас смотрит человек. А теперь представьте, что он противоположного пола. Немного хуже, но пойдет. Последний шаг. Представьте, что на вас пялится не один человек, а толпа. Ужас. Когда-то так в армии проверяли будущих защитников.

На площади началось что-то страшное. Или прекрасное. Тут, без осуждений. Началась оргия. Женатая пара, гора того самого осуждения со стороны публики. Потом, туда присоединяется ещё одна девушка. Потом «Предприимчивые мужики нашли место для своего развлечения» – так называлось видео на просторе интернета, с той ужасно сексуальной блондинкой. Кстати о порнографии. Уже много лет назад дала интервью актриса взрослого кино. Она говорила, про накачку чем-то перед спариванием, так девушка показывала большую сексуальность и хотела большего. Если бы, что всё происходит, по той же вине, было бы ужасно. Или нет?

Центр площади был полностью забит людьми. Где-то с краю стояли люди снимающие видео. Постепенно, они переходили в актив. С другого края, стояли осуждающие. Они также медленно уменьшались. Честно говоря, вода уже кончилась, но продолжалось действие до вечера.

Исход оказался удачным. Масштабная оргия. Без смертей. Ещё был один странный итог. Куча видео, где кандидатка занималась сексом с кучей избирателей. Когда она выдыхалась, шла пить воду, и не с кем не делилась. Поэтому, животное желание не спадало. В день тишины, сама девушка молчала, но социальные сети гремели. Сколько новых мемов появилось в тот день. «Агитация по новому», « Кандидат он заглота»… Неважно, эту фигню можно перечислять долго.

Следующий день. Никаких комментариев к своему распутному поведению не последовало. Ничего не последовало, кроме одной фразы: «Если я не стану во главе страны, уйду из политики!»

Кандидаты шли вровень, настоящая политическая гонка. Каждый регион набирал разные значения. К концу дня был понятен один факт. Предыдущие предложению были ложью. Нет, серьёзно, в любом государстве половина населения – женщины, какой шанс, что они будут голосовать против своих прав. Также, в мире полно идиотов, но и они понимают, что любая дискриминация плоха. В идеальном мире не должно существовать неравенства по физиологическим признакам, такую «Глубокую мысль» говорит любой детский мультик. Андрей набрал процентов десять. Кандидатка семь десятков.

Сыграла ли, история с оргией в положительную сторону, никто не скажет, но похоже в хорошую. Теперь данное событие традицией. Туда прописали специальные правила. Их можно найти в интернете. Первое правило: «Проход на оргию осуществляется только по паспорту, совершеннолетними гражданами, при наличии справки на здоровье мочеполовой системы».

Половой акт в презервативе, никакого принуждения, ну понятно…

Андрей не забросил политику, но дало по нервам сильно. Президентские амбиции куда-то пропали. Через год они со Степаном поженились. Потом погибли в автокатастрофе. Один из парней был за рулём, второй что-то искал у партнера в ногах. Ужасно опасная забава.… Пожили они хотя-бы счастливо.

Ксю вышла из комы всего один раз. И только, чтобы родить ребенка от Леши. Лена была полностью стерильной всю жизнь. Они вместе воспитывали мальчика. В какой-то момент, узаконили свой брак.

Вроде в обществе ничего не произошло, кроме пары смертей, которые были незаметны на фоне всего нашего жизненного дерьма. Ксю любила конец, где все умирают. Ну вот, все главные герои умерли. Надеюсь, где бы она ни была, она не вернется, чтобы испортить свой образ.

Надеюсь, этот рассказ запомнится как «Defemtive» – история о бесполезных смертях, без всякой нужды.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru