Хан Рюрик. Начальная история Руси

Константин Пензев
Хан Рюрик. Начальная история Руси

Мы будем истинно свободны от влияния чужеземных идей лишь с того дня, когда вполне уразумеем пройденный нами путь.

П. Я. Чаадаев

От автора

В 1931 году в пражском журнале «Slavia» В.М. Мошин сделал обзор существующих исторических версий о происхождении русов.

По его словам, историки разумеют происхождение русов от:

1. Скандинавов. 2. Балтийских славян. 3. Финнов с Волги. 4. Финнов из Финляндии. 5. Литовцев. 6. Мадьяр. 7. Хазар. 8. Готов. 9. Грузин. 10. Иранцев. 11. Яфетидов. 12. Кельтов. 13. Евреев. 14. Какого-то неизвестного племени.

И, как пишет В.М. Мошин, «возможно, что вскоре нам придется читать о происхождении руси с острова Родоса, из Родезии или, может быть, и с Соломоновых островов».

Читатель может заметить, что кое-кого в вышеприведенном списке не хватает. Действительно, пробел существенный: нет версий о происхождении русов от снежных людей и инопланетян. Впрочем, если любознательный читатель ознакомится с работой Г.С. Гриневича «Праславянская письменность»[1], выпущенной как в электронной, так и в печатной форме, то он достаточно быстро догадается, что инопланетяне таки приняли участие в становлении древнего русского социума.

Имеется также версия происхождения русов от славян, но в среде западных и многих российских историков она не пользуется широкой популярностью, то ли по причине своей банальности и очевидности, то ли по причинам политическим, то ли по каким-то другим соображениям.

Чем же вызвано такое изобилие исторических гипотез? Вопрос не самый простой. Во-первых, есть политический интерес. Дескать, славяне – неполноценный народ. Если учесть, что русские часто и весьма успешно воевали, то желание отыграться в сфере пропаганды вполне объяснимо. Во-вторых, существует авторский стимул. Желание выдвинуть свежую и оригинальную гипотезу, прославиться, заработать денег, что так же вполне понятно. В-третьих, присутствует научный, исследовательский интерес, и следует признать, что данных для размышлений в исторических источниках по вопросу происхождения русов предостаточно.

Так, например, анонимный автор «Сборника историй» (Муджмаль ат-Таварих, 1126 г.) сообщает: «Рус и Хазар были от одной матери и отца. Затем Рус вырос и, так как он не имел места, которое ему пришлось бы по душе, написал письмо к Хазару и попросил у того часть его страны, чтобы там обосноваться. И обосновался в Крыму, около Симферополя, именовавшегося Неаполь Скифский»[2]. Существует не одно только это сообщение, утверждающее определенную «степень родства» между хазарами и русами.

Имена людей, считающих себя «от рода русского», в «Повести временных лет» определяются не только как славянские и скандинавские, но и тюркские, к примеру, имя Алдан в списке договора Игоря с греками. Это, к слову, о хазарской гипотезе. Есть серьезный материал и по другим версиям, начиная от скандинавской и заканчивая финской.

Есть о чем задуматься.

Однако прежде всего следует задуматься (имея на руках обширный исторический материал с различными трактовками национального происхождения), а правомерны ли все эти рассуждения о руси в рамках именно этнических категорий. Верен ли сам подход к описанию руси как этнического феномена?

Что утверждаю я? Ничего нового. Еще В.О. Ключевский писал в свое время: «Сторонним наблюдателям оба класса, княжеская дружина и городское купечество, представлялись одним общественным слоем, который носил общее название Руси и, по замечанию восточных писателей Х в., занимался исключительно войной и торговлей, не имел ни деревень, ни пашен, т.е. не успел еще сделаться землевладельческим классом»[3].

Итак, следует предположить, что изначально термин «Русь» не имел этнического значения, а только лишь социально-профессиональное, обозначая людей, принадлежащих к военно-торговому слою и образующих военно-торговую корпорацию или сумму военно-торговых корпораций, действовавших на всем протяжении волжского торгового пути и пути «из варяг в греки», а также на прилегающих к ним территориях. Именно об этом предположении и пойдет разговор.

Терминология

Почему вопрос о терминологии так важен? Все очень просто. Предположим, историк пишет: «Монголо-татары в XIII веке разорили Русь». Читатель тут же представляет себе следующую картину – злые иноплеменные головорезы-интервенты, пришедшие с территории современной Монголии, нападают на беззащитные русские земли, грабят, насилуют, убивают и жгут. Все ясно и, на первый взгляд, все правильно. Вряд ли кому-то придет в голову поинтересоваться значением термина «Русь» в XIII веке, если и так все ясно. Однако общеизвестно, что значения терминов могут изменяться со временем.

В начале XIII века термином «Русь» обозначались земли Южной Руси (нынешней Украины), в узком смысле – Киевская земля, как это утверждает известнейший наш историк М.Н. Тихомиров в работе «Происхождение названий «Русь» и «Русская земля». Владимиро-Суздальское княжество (как и Новгород) не являлось территорией собственно Руси и впоследствии именовалось Московией, отчего и произошло слово «москали», т.е. московиты, москвитяне. Термин же «Россия» вовсе не обязательно считать произошедшим от слова «русь», поскольку тот же «Синопсис киевский» от 1674 года отдает предпочтение той версии, что «росси» від «розсіяння» (т.е. от рассянного во всех землях положения. – К.П.) свого прозвалися».

Татары в настоящее время существуют казанские, крымские, сибирские, но в XIII веке они вовсе «татарами» не назывались, а тех «татар», что, по мнению ученых, проживали по Керулену рядом с монгольскими племенами, Чингисхан практически полностью уничтожил, о чем есть соответствующие записи в «Сокровенном сказании монголов». Другое дело состоит в том, что сегодняшние монголы, живущие на территории современной, Монголии называют себя «халха».

При детальном рассмотрении терминов «татарин» и «Русь» картина получается интересная и неоднозначная, о чем я уже писал в книге «Русский царь Батый». Перечень подобных фактов можно продолжать и дальше.

Говоря о событиях второй половины первого тысячелетия, происходивших на землях, заселенных славянами, следует уточнить многие термины, широко применяющиеся в исторической литературе. Например, термин «викинги».

Сами историки в своих трудах зачастую не публикуют глоссарий к собственным работам, уповая на то, что и так все понятно, а если у читателя возникнет вопрос, то он может посмотреть справочники и энциклопедии. Хорошо. Обратимся к энциклопедиям. Например к БСЭ.

БСЭ трактует термин «викинги» следующим образом:

«Викинги (древне-скандинавские), участники морских походов скандинавов в конце VIII – середине XI в. (викингами их называли в скандинавских странах; на Руси они были известны под названием варягов, в Западной Европе – норманнов)».

Т. е., обратите внимание, БСЭ утверждает тождественность терминов «викинги», «варяги» и «норманны». Предположим, мы согласимся с этой тождественностью. Есть одно возражение к определению БСЭ. Викинги вовсе не являются именно и исключительно древнескандинавскими. По принципу «всякая камбала рыба, но не всякая рыба камбала». За доказательствами далеко ходить не надо, стоит только открыть «Круг земной» Снорри Стурлусона (Snorri Sturluson, 1179 – 1241).

В «Саге об Олаве сыне Трюгги» говорится следующее:

«Когда они выехали на восток в море, на них напали викинги. Это были эсты (древнее название эстонцев, «ээстласед». – К.П.). Они захватили и людей, и добро. Некоторых из захваченных в плен они убили, а других поделили между собой как рабов. Олав был разлучен со своей матерью. Его, а также Торольва и Торгисля, взял себе Клеркон, эст родом»[4].

Эсты не скандинавы. Эстонский язык относится к финно-угорской языковой семье, тогда как скандинавские языки относятся к северной подгруппе германских языков.

В той же саге говорится также следующее: «Тогда ярлом Йомсборга в Стране Вендов (западная ветвь славянских племен. – К.П.) был Сигвальди. Он был сыном Струтхаральда – конунга, который правил в Сканей. Братьями Сигвальди были Хеминг и Торкель Высокий. Вождями йомсвикингов (викингов из Йомсборга. – К.П.) были тогда также Буи Толстый с Боргундархольма и Сигурд, его брат. Там был также Вагн, сын Аки и Торгунны, племянник Буи и Сигурда. Сигвальди ярл – а он был женат на Астрид, дочери Бурицлава конунга, – захватил Свейна конунга и отвез его в Йомсборг в Стране Вендов. Он заставил его помириться с Бурицлавом конунгом вендов и принять его, ярла, решение об условиях примирения. В противном случае, грозил ярл, он выдаст Свейна конунга в руки вендов».

 

В данном случае в роли йомсвикингов могут выступать также и венды, т.е. славяне, проживающие по южному побережью Балтийского моря.

В «Саге о йомсвикингах»[5] говорится о приеме волонтеров следующее: «Первая часть законов гласила, что ни один человек не может стать членом [дружины йомсвикингов], если он старше 50 и моложе 18 лет; члены [этой дружины] должны быть в возрасте между этими годами. Когда кто-то захочет к ним присоединиться, кровное родство в расчет не принимается».

Если не принималось в расчет даже кровное родство, то как могла приниматься в расчет этническая принадлежность?

При вступлении в дружину кандидаты подвергались испытанию: «… Сигвальди сказал: два брата, сыновья Ярла Струт-Харальда здесь [в этом отряде] заправляют, и наше послание таково: мы хотим присоединиться к вашей дружине [Йомсборга] […]. После этого [их] люди были подвергнуты испытанию – половина оказалась пригодной, а другую отослали. Тогда двух братьев [с отобранными людьми] приняли в дружину [йомсвикингов]…»

Я вполне обоснованно полагаю, что в программу испытаний не входило измерение черепов, оценка разреза глаз и выяснение родословной до седьмого колена на предмет поиска предков неарийского происхождения. Испытания представляли из себя проверку физической подготовки, воинских умений и несокрушимости боевого духа, т.е. проверку профессиональной пригодности.

О вендах говорится и в «Саге о Харальде Суровом»: «Хакон стал ведать защитой страны от викингов, которые сильно разоряли Датскую Державу, вендов и других людей Восточного Пути, а также куров».

Термин «викинги», безусловно скандинавский, обозначает социально-профессиональную общность без какого-либо этнического значения. Викинги – это морские разбойники и вовсе не обязательно скандинавские. Не меньше, чем скандинавы, в Балтийском море бандитствовали венды, эсты, куры и другие народы.

«Теперь же страна не имеет правителя, ибо я уехал оттуда, и на нее, как вы знаете, совершают многочисленные нападения венды, куры и другие народы с Восточного Пути, а также и саксы. Я обещал дать им правителя для защиты и управления страною» («Сага о Магнусе Добром»).

Кто же эти «другие народы Восточного пути»? «Восточный путь» – страны, лежащие к востоку от Скандинавии[6].

Похоже, что в средние века скандинавов довольно часто обижали. Вероятно, эти злые обидчики просто не слышали о современных исторических теориях, которые утверждают, что скандинавы покорили половину мира и были лучшими воинами.

Законные скандинавские правители (конунги) боролись с викингами как с асоциальным, безусловно вредным, явлением: «Магнус конунг правил теперь страной один. Он установил мир в стране и очистил ее от викингов и разбойников» («Сага о Магнусе Голоногом»).

«Затем Хакон конунг поплыл на восток вдоль берегов Сканей и разорял страну, брал выкупы и подати и убивал викингов, где он их только находил, как датчан, так и вендов» («Сага о Хаконе Добром»).

Достаточно забавно, но именно скандинавский источник утверждает, что славяне-венды были викингами. Если бы это был славянский источник, то, очевидно, данные утверждения можно было бы игнорировать, как фантазии «расово неполноценных» народов. Стоит заметить, что в древние времена скандинавы считали всех этих викингов элементарными головорезами и начали ими гордиться только спустя много столетий.

Перейдем к определению термина «варяги». По сообщению БСЭ:

«Варяги (позднегреч. Bárangoi, от древнесканд. vaeringjar – норманнские воины, служившие у византийских императоров)…»

И далее:

«На Руси в IX – XI вв. было немало варяжских воинов-дружинников, служивших у русских князей, и варяжских купцов, занимавшихся торговлей на пути «из варяг в греки». Киевские князья Владимир Святославич и Ярослав Мудрый неоднократно приглашали из Скандинавии наемные отряды варягов и использовали их в междоусобицах и войнах с соседними странами и народами. Варяжские воины и купцы в русском обществе, не сыграв в нем сколько-нибудь значительной роли, быстро ославянились».

Таким образом, Большая Советская Энциклопедия принципиально утверждает, что «варяги» есть социальное явление – купцы и наемники.

Практически то же самое утверждает и В.Н. Татищев рассуждая о значении термина «варяги» в своей «Истории Российской»:

«…в Библиотеке шведской, ч. I, стр. 53, Страленберг, стр. 193, о чем внятнее в ч. II, н. 45, показано, что варг (выделено мной. – К.П.) зовется волк, а образно разбойник…

Ежели же то сказать, что имя варги и варгионы только шведам принадлежало и потому оных князей (Рюрика и братьев. – К.П.) из Швеции разуметь следует; но что сего имени касается, то оное не конкретно Швеции, но из разбойничества на море данное, то равно и финнам могло оное по тому же промыслу дано быть, ибо разбойников волками едва не всюду именовали, как, например, видим в Вандалии народ готический варги и предел Варгия, а славянами испорчено вагры и переведенно вилчьи именованы, как и Гельмольд о сих утверждает, что на море разбойничали… У турок и персиан народ славный курты значит волки, у татар башкурты – главные волки или разбойники. И это, как сам промысл разбойничества, так имя варг и варгион не было поносное или зазорное, как Библиотека шведская и Страленберг о том показали»[7].

Действительно, Гельмольд сообщал в 1171 году о ваграх:

«Альденбург – это то же, что на славянском языке Старгард, то есть старый город. Расположенный, как говорят, в земле вагров (выделено мной. – К.П.), в западной части [побережья] Балтийского моря, он является пределом Славии. Этот город, или провинция, был некогда населен храбрейшими мужами, так как, находясь во главе Славии, имел соседями народы данов и саксов, и [всегда] все войны или сам первым начинал или принимал их на себя со стороны других, их начинавших. Говорят, в нем иногда бывали такие князья, которые простирали свое господство на [земли] бодричей, хижан и тех, которые живут еще дальше»[8].

В.Н. Татищев пишет о «народе готическом варги». Об этом же народе сообщает С. Герберштейн, которому приходится выступать не только в роли дипломата, но и историка: «… кроме того, ими (русскими. – К.П.) правили и варяги (Varegi). Однако ни про хазар – кто они и откуда, – ни про варягов никто не мог сообщить мне ничего определенного, помимо их имени. Впрочем, поскольку сами они называют Варяжским морем (mare Varegum, Varetzkhoye morye) море Немецкое (Teutsch Моer[9]), Балтийское (mare Baltheum) которое немцы называют Peld, а кроме него и то (Прусское и Лифляндское моря), которое отделяет от Швеции Пруссию, Ливонию и часть их собственных владений, то я думал было, что вследствие близости (к этому морю) князьями у них были шведы, датчане или пруссы. Однако с Любеком (Lubeca, Lubegkh) и Голштинским (Holsatia, Holstain) герцогством граничила когда-то область вандалов со знаменитым городом Вагрия, так что, как полагают, Балтийское море и получило название от этой Вагрии (Wagria); так как и до сегодняшнего дня это море, равно как и залив между Германией и Данией, а также между Швецией, с одной стороны, и Пруссией, Ливонией и приморскими владениями Московии – с другой, сохранили в русском языке название «Варяжское море» (Waretzokoie morie), т. е. «море варягов», так как, более того, вандалы тогда не только отличались могуществом, но и имели общие с русскими язык, обычаи и веру…»[10]

Типографская летопись утверждает следующеее: «Афетово бо колено и то Варязи (выделено мной. – К.П.), Севеи, Нирмани, Гти, Роусь, Агляне, Галичане, Ляхове, Волоси, Римляне, Немци, Корлязи, Венедици, Фрязи и прочии, ти же приседять отъ запада къ полоунощию и съседять съ племенемъ с Хамовымъ».

Из этого летописного сообщения вовсе не следует, что варяги являются скандинавами. Более того, из него однозначно следует, что варяги скандинавами не являются.

Корнелий Тацит в свое время писал о расселении племен у побережья Балтики: «Обитающие за ними ревдигны, и авионы, и англии, и варины (выделено мной. – К.П.), и эвдосы, и свардоны, и нуитоны защищены реками и лесами»[11].

Однако здесь, безусловно, следует признать, что, несмотря на определенное созвучие слов «вагры», «варины» и «варяги», мы все-таки не можем однозначно утверждать об их тождественности.

Дело в том, что в данном случае достаточно легко соблазниться сходностью слов «варяги» и «вагры», «варины». Что, собственно, и делали антинорманисты. Т.е. в ответ на расистские поползновения скандинавофилов они отвечали зеркальным образом. Находили племена, чьи имена были созвучны слову «варяги» и утверждали их тождественность. Суть дела при этом закрывалась.

Ответ на этот вопрос содержится уже в ПВЛ, которая разъясняет:

«Сице бо ся зваху тьи варязи русь, яко се друзии зовутся Свие, друзии же Урмане, Анъгляне, друзии Гъте (выделено мной. – К.П.), тако и си»[12].

Т.е. варяги есть полиэтническая общность, куда входят также и шведы, и норвежцы, и англы, и готы, и русь. Иногда готами считают жителей острова Готланд, но следует признать, что этот остров получил свое название по определенной причине. О готах, ниже по тексту, я приведу информацию Адама Бременского.

Есть еще одно указание на полиэтничность варягов в ПВЛ: «И от техъ варягъ прозвася Руская земля новугородьци, ти суть людье ноугородьци от рода варяжьска, преже бо беша словени».

Здесь прямо говорится, что новгородцы прежде назывались «словени», а потом стали называться «варягами». Эта смена названия произошла после того, как широкие слои ильменских словен были втянуты в международную торговлю; известно, какое место в этой торговле занимал Новгород.

 

Правильное решение проблемы предлагает Е.И. Классен: «Дитмар говорит, что у бодричей были особенные вооруженные стражи, наблюдавшие за целостью товара. Известно, что у бодричей товар назывался «вара», охранять «гаичь» или «ветити». Охранитель товара «варагайче» – «вараветниче». У вендов в Лаузице сберегатель товаров назывался «воорагай». По кирилловски «варяю» – значит разъезжаю; «варяг» – разъезжающий. На готском языке эта мысль передается словом «farjan» (фарян). Вот источники, из которых произошли слова: русское варяг и византийское фарган. Но совсем сюда не относятся византийское слово «варанги» и шведское «баренгер» (Barenger). Под этими названиями должно подразумевать варингов, племя славянское, сидевшее подле бодричей, а также и у Белого моря. Немцы их называли воарами. У этих варингов еще в X веке был князь Мстивой и брат его Мечедрог. Шведы выражали варяга в качестве отражателя словом «Afvariagr», видимо, заимствованным у славян. Славянское племя вагров в Голстинии вовсе не должно смешивать с варягами»[13].

Нельзя сказать, что БСЭ стремится прояснить терминологию, когда утверждает, что «Варяги (позднегреч. Barangoi, от древнесканд. vaeringjar – норманнские воины, служившие у византийских императоров)».

Однако, со слов А.Л. Никитина, «первое упоминание о «варягах» отмечено в исландских сагах в форме vaeringjar среди событий начала 1020-х гг., в форме «варанк» – в 1029 г. у ал-Бируни, а в истории Византии только под 1034 г. у Кедрина, писавшего в XII в. о «βαpαγγoι»[14].

Т.е. приведенная БСЭ этимология слова «варяги» относится к очень позднему времени, к XI веку. А о варягах в «Повести временных лет» говорится применительно к IX веку, на два столетия раньше.

Более того, А.Л. Никитин приводит сведения о разысканиях В.Г. Васильевского в конце XIX века:

«…самой интересной находкой историка стал ряд императорских хрисовулов 60 – 80-х гг. XI в., согласно которым монастыри, дома и поместья освобождались от постоя различных воинских отрядов, а именно: «варангов, рос (выделено мной. – К.П.), саракинов, франков» (1060 г.); «рос, варангов, кульпингов, франков, булгар или саракинов» (1075 г.); «росов, варангов, кульпингов, франков, булгар, саракинов» (1079 г.); «рос, варангов, кульпингов, инглингов, франков, немицев, булгар, саракин, алан, обезов, «бессмертных» и всех остальных, греков и чужеплеменников» (1088 г.)»[15]. Т. е. мало того, что термин «варанги» обозначавший скандинавские дружины на службе византийских императоров возник очень поздно, в ХI веке, так он еще и не совпадает с термином «рос». Росы и варанги есть суть различные понятия, причем как следует из контекста императорских хрисовулов, различные в этническом смысле.

Между тем, слово «варяг» сохранялось в значении разъезжающего торговца в простонародном русском языке вплоть до XIX века, как о том сообщает Е.И. Классен: «По сие время слово «варятъ» означает в Тамбовской губернии: заниматься развозной торговлей. В Москве «варягами» называют торговцев – ходебщиков. Поговорка же «полно варяжничать» означает «перестань выторговывать»[16].

Если соотнестись с предыдущим определением БСЭ о «викингах», то смысл настоящего определения БСЭ о «варягах» туманен, поскольку варяги есть еще и норманны. Однако о норманнах Лиутпранд Кремонский писал: «Город Константинополь, который ранее назывался Византий, а теперь зовется Новым Римом, расположен среди самых диких народов. Ведь на севере его соседями являются венгры, печенеги, хазары, руссы, которых мы зовем другим именем, т. е. норманнами…

В северных краях есть некий народ, который греки по его внешнему виду называют Ρουσιος, русиос, мы же по их месту жительства зовем «норманнами». Ведь на тевтонском языке «норд» означает «север», а «ман» – «человек»; отсюда – «норманны», то есть «северные люди». Королем этого народа был [тогда] Игорь; собрав более тысячи судов, он пришел к Константинополю»[17]. Данное сообщение Лиутпранда Кремонского следует запомнить, мы еще вернемся к нему не один раз.

Утверждая, что варяги есть норманны, БСЭ дает следующее определение «норманнам»: «Норманны (от сканд. northman – северный человек), название, под которым в Западной Европе были известны народы Скандинавии в период их широкой экспансии конца VIII – середины XI в. (в самой Скандинавии участников походов называли викингами, на Руси – варягами). См. Викинги».

Все. Круг замкнулся. Викинги это варяги, варяги это норманны, норманны см. викинги. То есть по этнической принадлежности (согласно БСЭ) скандинавы.

Повторю еще раз. Большая Советская Энциклопедия принципиально утверждает, что «викинги», «варяги» и «норманны» суть есть социальное явление одного порядка (купцы, наемная дружина и разбойники), просто имеющее в разных странах разные наименования, и тем не менее упорно стремится наполнить эти термины этническим, именно скандинавским, содержанием. Это очень странное и очень сомнительное стремление.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона сообщает о норманнах: «В разных странах туземцы различно называли норманнов. Во Франции их звали большей частью пиратами, у испанских арабов они известны были под именем «Madschus», т. е. «язычников», у кельтических иров – под именем остманнов, в Англии – датчан (Dani), в восточных странах – варягов»[18].

Как вы можете убедиться сами – ничего этнического в вышеприведенных названиях нет, кроме того упоминания, что на Англию нападали даны. Но даны это даны, а норманны – это норманны. Их отождествление далеко не всегда является корректным.

Так, например, «Бертинские анналы», летописный свод, охватывающий историю государства франков с 830 до 882 гг., сообщает: «Тем временем норманны вновь опустошили Дорестад и Фризию, но и Хорих, король данов, передавший через своих послов на том же сейме условия дружбы и покорности, клялся, что он не давал никакого согласия на их бесчинства…»[19]

Данное сообщение дифференцирует норманнов и данов и, согласно тем же «Бертинским анналам», у данов были собственные пираты: «Между тем датские пираты, ушедшие на родину и появившиеся внезапно из вихря морских волн, были потоплены…»

Кстати, «Бертинские анналы» также дифференцируют росов и свеонов (шведов), когда рассказывают о посольстве «народа Рос» под 839 годом, т.е. за 23 года до летописного появления Рюрика на Руси.

Если довериться справочной литературе, то получается довольно любопытная картина. По всей Европе грабежом и разбоем занимались исключительно скандинавы. Это, якобы, была их монополия и привилегия. Беда состоит в том, что справочные данные противоречат показаниям источников, хотя бы и тем же скандинавским, которые утверждают, что грабили и разбойничали все кому не лень было этим заниматься, в том числе и венды, саксы, куры и эсты, а также противоречат элементарному здравому смыслу, который может подсказать, что грабеж и разбойничество не являются этнической характеристикой одних только скандинавов, поскольку вообще не являются этнической характеристикой.

Иначе как быть с показаниями известнейшего хрониста Адама Бременского, который сообщает:

«Недалеко от области склавов находятся, насколько нам известно, три примечательных острова. Первый из них называется Фембре [Фемари]. Он лежит против страны вагров (славянское племя. – К.П.), так что его, как и Лаланд, можно видеть из Альдинбурга. Другой остров [Рюген] расположен напротив страны вильцов. Его населяет могучее склавское племя ранов (выделено мной. – К.П.), [или рунов]. По закону без учета их мнения не принимается ни одно решение по общественным делам. Их так боятся по той причине, что с этим племенем водят близкую дружбу боги, а вернее, бесы, поклонению которым они преданы более, чем прочие. Оба острова переполнены пиратами и безжалостными разбойниками (выделено мной. – К.П.), которые не щадят никого из проезжающих. Ибо всех, кого другие пираты обычно продают, эти убивают. Третий остров именуют Семландом, он соседствует с областями руссов и поланов, а населяют его сембы, или пруссы, люди весьма доброжелательные»[20].

Что можно сказать? Терминология Большой Советской энциклопедии не вызывает ровным счетом никакого доверия. Но и терминология современной справочной литературы не предлагает ничего отличного от определений БСЭ.

Так, Большая электронная энциклопедия Кирилла и Мефодия (БЭКМ), при том, что она носит имена великих славянских просветителей, предоставляет читателю все ту же скандинавофильскую «информацию»: «Викинги (варяги, норманны), скандинавы, пиратствовавшие в IX – XI вв. в морях Европы».

«Варяги (от др.-сканд. vaeringjar), в русских источниках – скандинавы, полулегендарные князья (Рюрик, Синеус, Трувор и др.), наемные дружинники русских князей IX – XI вв. и купцы, торговавшие на пути «из варяг в греки».

«Норманны («северные люди»), см. Викинги, Варяги».

Что тут сделаешь? «Эту песню не задушишь, не убьешь…»

Мы можем сколько угодно долго блуждать среди этнических наименований и ни на шаг не приблизиться к какому-нибудь ясному и определенному решению, пока мы будем оперировать этническими категориями. Всякая путаница легко устраняется, когда мы переходим от терминов этнических к терминам социально-профессиональным. Термин «норманны», равно как и термины «варяги» и «викинги» не имеет определенного этнического содержания и наполнения.

Термины «норманны», «варяги» и «викинги» обозначают военно-торговый слой (ВТС), военно-торговую корпорацию или сумму военно-торговых корпораций, действующих преимущественно в районе Балтийского моря.

Процессы разложения общиннородового строя происходили не только у скандинавов, но также одновременно и у соседних народов, в частности у славян и финнов. Дело все в том, что данное социальное движение отложения от общины ее активных и агрессивных элементов получило в области Балтийского моря, и вообще на «пути из варяг в греки», широкое распространение вследствие того, что данные элементы оказались довольно сильно востребованы обстановкой. Обеспечение нужд мощного торгового потока требовало большого количества инициативных и предприимчивых людей.

В те времена отличить разбойника от купца вряд ли представлялось возможным. Товары сопровождала вооруженная охрана, и купцы не долго думали, когда представлялась возможность ограбить менее сильного коллегу или какой-нибудь слабо защищенный населенный пункт. В современном общественном сознании викинги предстают этакими бесстрашными воинами и «рыцарями без страха и упрека». Однако данный образ совершенно неверен. Викинги были, в первую очередь, элементами преступными, малознакомыми с нормами хоть какой-нибудь морали, бесчестными субъектами. Их нравы хорошо характеризует Адам Бременский:

«Сами же пираты, которых там называют викингами, а у нас аскоманнами, платят дань датскому королю, за что он позволяет им грабить варваров, в изобилии обитающих вокруг этого моря (Балтийского. – К.П.). Вследствие такого положения вещей эти пираты зачастую злоупотребляют вольностью, предоставленной им в отношении иноземцев, обращая ее на своих. Они до того не доверяют друг другу, что, поймав, сразу же продают один другого без жалости в рабство – неважно, своим сотоварищам или варварам. И многое еще в законах и обычаях данов противно благу и справедливости»[21].

Храбрость викингов также была весьма преувеличена: «Викинги боялись смерти, как все люди, но скрывали этот страх друг от друга, наедаясь перед битвой опьяняющими мухоморами»[22].

Вряд ли викинги могли стать основанием какой-либо общественной организации. По своей сущности они антисистемны, как и всякие люди с уголовными наклонностями. Существующие в исторической литературе утверждения о том, что мухоморные наркоманы могут создать государство, весьма оригинальны. Возможно, медельинский наркокартель и принял бы викингов в свое руководство, но с каких пор подобного рода организации вдруг взяли на себя социальные функции?

Безусловно, уголовный элемент может проникать в государственный аппарат или политик может заниматься уголовной деятельностью в виде казнокрадства, взяточничества или организации политических убийств. Так, например, И.В. Сталин начал свою политическую карьеру с организации вооруженных грабежей для нужд РСДРП. Вообще, глядя на то же российское государство в иные времена его существования, трудно удержаться от мысли, что оно не является уголовной бандой, но, таким образом, не следует принимать нужду за добродетель в том, что это государство в древние времена могло явиться плодом деятельности заезжих наркоманов.

1Г.С. Гриневич. Праславянская письменность // Общественная польза, 1993.
2Л.Н. Гумилев. Древняя Русь и Великая степь.
3В.О. Ключевский. Курс русской истории; http://www.magister.msk.ru.
4Снорри Стурлусон. Круг Земной. Сага об Олаве сыне Трюггви. М.: Наука, 1980.; http://norse.ulver.com.
5http://www.ulfdalir.narod.ru.
6См.: Джаксон Т. Н. «Восточный путь» исландских королевских саг // История СССР, 1976, т. 5, с. 164 – 170.
7http://www.magister.msk.ru.
8Славянская хроника; http://www.vostlit.info.
9Немецкое море (лат).
10Сигизмунд Герберштейн. «Записки о Московии», 1549 г.; http://www.vostlit.info.
11http://www.hrono.ru.
12Лаврентьевская летопись; http://litopys.org.ua.
13Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и Славяно-Руссов до рюриковского времени в особенности с легким очерком истории руссов до Рождества Христова; http://www.libereya.ru.
14Основание русской истории; http://ihtik.lib.ru.
15Васильевский В.Г. Варяго-русская и варяго-английская дружина в Константинополе XI и XII веков. //Васильевский В.Г. Труды, т. I. СПб., 1908, с. 187 – 188. Первая публикация в ЖМНП за 1874 – 1875 гг.
16Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и Славяно-Руссов до рюриковского времени в особенности с легким очерком истории руссов до Рождества Христова; http://www.libereya.ru.
17Лиутпранд Кремонский. Книга воздаяния. (Антаподосис); http://www.vostlit.info.
18Энц. словарь Брокгауза и Ефрона; http://www.cultinfo.ru.
19http://www.vostlit.info.
20Деяния архиепископов гамбургской церкви; http://www.vostlit.info.
21Деяния священников гамбургской церкви; http://www.vostlit.info.
22Л.Н. Гумилев. Древняя Русь и Великая степь; http://www.kulichki.com.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru