Где-то там: Где-то там. Город Древних

Константин Муравьёв
Где-то там: Где-то там. Город Древних

© Константин Муравьев, 2021

© ООО «Издательство АСТ», 2021

Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону

Где-то там

Пролог

– Как прошла смена, стажер? – бодро спросил начальник отдела обеспечения операций по заброске агентов, влетевший в кабинет и увидевший заспанное лицо своего нового подопечного.

– Никаких происшествий, начальник Рафт, – отрапортовал молоденький паренек, только вчера прибывший на свою первую практику. Это была действительно первая практика курсанта Флика за все время его недолгой, но плодотворной учебы. И сразу боевое дежурство. Гордость и ответственность за хорошо отработанную смену читались сейчас на его хоть и немного сонном, но счастливом лице.

Этот поток в училище внешней разведки был набран для обучения по ускоренной и значительно укороченной программе. И поэтому на практику студентов отправляли уже после трех месяцев обучения. Такие меры по мобилизации человеческих ресурсов потребовались в связи с ожесточенной войной, развязанной с расой терхов, внезапно объявившейся на задворках Звездного Содружества.

Пока начальник вспоминал причину появления здесь этого не к месту упомянутого казуса, то ли курсанта, то ли напавшего на Содружество врага, стажер продолжал свой доклад, хотя, по идее, он должен был закончиться уже на первых произнесенных словах.

– Все работы проводились по графику, утвержденному вами вчера и переданному мне по смене, – закончил он и стал, подражая бывалым военным, тянуться в струнку и поедать своего начальника глазами, правда выглядело это настолько комично и неестественно, что начальник усмехнулся. Но вникнув в смысл сказанного, он почувствовал, что ему несколько поплохело.

«Какой к тарку график?» – подумал он. В это время у Рафта непроизвольно начался нервный тик и стал легко подергиваться правый глаз.

Заметив такую неоднозначную реакцию руководителя на свой небольшой и, как ему казалось, удовлетворительный и даже, можно сказать, отличный доклад, благоразумный стажер, почувствовав своей интеллектуально накаченной частью тела, отвечающей за развитую интуицию, неприятности, решил спрятать ее подальше и поэтому сел на стул, прикрыв свой столь важный орган не слишком мускулистым тельцем в форменном кителе.

– Какое распоряжение и какой график? – повторил начальник свою мысль уже вслух, желая разобраться в произошедшем и понять, что вообще здесь происходит. Нехорошее предчувствие незаметно подкралось к многоопытному комбинатору и кольнуло в сердце старого и ответственного вояки маленькой иголочкой больших неприятностей. Он никогда бы по собственной воле не оставил этому мальчишке, не знающему, с какой стороны настраивается инвариантный телепорт или как выглядит ментопрограмматор, никакого ответственного задания. Тем более он бы не привлек его для работ с контролем графика переброски агентов из одной точки в другую.

«А тут нате вам, получите и распишитесь, работы по графику», – проворчал мысленно Рафт и повернулся к пареньку, чтобы получить от него более полный ответ и уточнить несколько деталей.

– Ну, давай, рассказывай, что за работы в порядке графика я тебе оставил? Как они прошли, что ты вообще проделал и как?

Поняв, что первая волна неприятностей миновала, бывший курсант, а ныне стажер Флик, начал свой неторопливый, захватывающий и увлекательный рассказ о перипетиях, казалось бы, спокойной работы обычного ночного сторожа, которым он и должен был пробыть все время своей практики, по хитроумной задумке начальника Рафта.

Но как бы не так!

* * *

Смена Флика началась с дружеской встречи с его новыми сослуживцами, Смешем и Триком. Хорошие веселые ребята. Они предложили отметить вступление в должность и первое ночное дежурство стажера. Даже согласились рассказать, что здесь и как, помочь ему немного на первый раз и посидеть с ним пару часиков, если он, так сказать, проставится за встречу.

Флик, наслушавшись баек, которые травили еще в училище старшекурсники, смекнул, что ему предоставился хороший способ влиться в коллектив, и решил не упустить такой возможности и не терять времени даром.

Быстренько сбегав за закуской в круглосуточный буфет и притащив из своей комнаты на станции тайком пронесенную на этот секретный объект бутылку убойного пойла, он организовал небольшой стол для себя и своих новых знакомых.

Флик старался не налегать на спиртное, помня, что ему еще выполнять свой долг перед Содружеством и нести бдительную вахту по охране его рубежей. Однако его более крепкие товарищи смогли даже тем малым количеством выпивки, что досталась стажеру, ввести его в состояние нирваны и несильного опьянения, которое, тем не менее, сыграло большую роль в его дальнейших действиях.

– Совсем забыл, – вдруг воскликнул Смеш, – Трик, ты не помнишь, куда я положил распоряжение начальника Рафта на проведение ночных работ?

– Ох, точно, как это мы? – отозвался его друг. – Вон оно на столе лежит.

И указал рукой в направлении планшета головизора.

О нем Флик знал. Это была последняя разработка, которая строит трехмерные модели и позволяет проводить с ними всевозможные операции, управляя ею как на тактильном уровне, так и мысленными усилиями.

До этого он работал только с моделями, которые были у них в училище, но это был гораздо более навороченный экземпляр виртуального эмулятора.

Боязливо подойдя к столу, Флик аккуратно взял в руки это произведение инженерного и менто-магического гения Содружества и Империи Аграф.

Его мечта. Он часто рассматривал рекламу этого планшета перед сном. Как многое мог бы он сделать, имея такой аппарат для работы телепорт-оператора еще во время учебы. Какие шутки и приколы смог бы он устроить.

От мечтаний его отвлёк голос Трика:

– Просмотри расписание. Там в полночь должен состояться перенос агента с кодовым именем Ржач?

– Да, нашел, – сказал Флик, быстро просмотрев список заданий на сегодня.

– Тогда ознакомься с сопроводительной документацией и комплектом метапрограмм, которые нужно ему загрузить во время переноса.

– Хорошо, сделаю, – ответил довольный Флик.

«Вот оно, мое первое задание, и уже отработка заброски полевого агента в боевых условиях. Будет чем похвастаться, когда вернусь. А то старшекурсники все говорили: ”Дальше мытья толчков нас не пустят”. Это их не пускали. А мне оказывают большее доверие, чем им. Знают, что я лучше подготовлены», – радостно думал Флик.

В полупьяное сознание паренька не закрадывалось даже мысли о том, что по уставу, который он должен был вызубрить перед вступлением на вахту, он как минимум должен доложить о начале проведения операции своему непосредственному руководителю.

Между тем Смеш подошёл к сейфу, находящемуся у стены в кабинете, и извлек оттуда инфокристалл.

– На, возьми, – сказал он Флику, – здесь координаты точки приема и места отправки полевого агента.

Стажер осторожно взял в руки инфокристалл и высветил на экран нужные координаты. Посмотрев на них он, спросил:

– Ребята, может, вы останетесь и поможете мне… – Флик только сейчас понял, что это не розыгрыш, а настоящее боевое дежурство и ему самостоятельно придется выполнять переброску агента. А такой опыт у него был только теоретический, как бы ни бахвалились курсанты перед собой. Единственный раз, когда он выполнял данную операцию, и то в тренировочном режиме, он ее провалил. Благо она проводилась на виртуальном тренажере.

И вот теперь от его действий зависела жизнь человека. Не удивительно, что он струхнул. Но винные пары и увещевания товарищей сделали свое дело.

Трик начал ему объяснять:

– Нет, нам нельзя тебе помогать. Это твой пропуск в привилегированную касту телепортеров[1]. Это твое первое самостоятельное задание, которое покажет, насколько ты готов к дальнейшему прохождению службы в нашем ведомстве. И именно на основании его результатов строится основная характеристика стажера.

Масла в огонь подлил еще и Смеш:

– Но главным является то, что от того, как ты проведешь свое первое дежурство, будет зависеть отношение к тебе нашего начальника.

– Я понял, – сказал, несколько успокоившись, Флик. А приняв на грудь последний роковой стаканчик пойла, выпитый на дорожку и за удачную смену, вообще поверил в свои силы и счастливую звезду и в нетерпении стал дожидаться нужного времени.

Когда его товарищи ушли, ему хватило силы воли и капелек оставшегося ума не завалиться спать, а начать изучать выданную ему документацию. Первым делом он просмотрел полученные бинокулярные тетрайдные коды места привязки.

Когда Флик вывел картинку с трехмерной матрицей, он задумчиво посмотрел на нее и пробормотал:

– А нам говорили, что анализом координат занимается автономный искин и в программатор заносит их самостоятельно, а мы должны осуществлять только контроль выполнения операций. А тут смотри-ка, все приходится делать вручную.

Но тут его озарила гениальная идея: «Ведь это испытание и проверка моих знаний. Поэтому мне и выдали только этот мощнейший планшет и координаты. Все расчеты и действия я должен проводить самостоятельно».

И окрылённый пониманием сути происходящего, он резво приступил к выполнению поставленной перед ним задачи.

После беглого просмотра матрицы координат он понял, что они составлены в соответствии со стандартной системой исчислений, и поэтому обработать и ввести заранее их в программатор телепорта для него не составит никакого труда. Только не нужно торопиться. Нельзя ошибиться даже в мелочах.

 

Поняв, что ему выдали не слишком сложный расчет, он обрадованно ввел нужные данные и, довольно потерев руки, решил приступить к изучению сопроводительной документации.

«Так вот в чем вся засада», – понял Флик, вчитываясь в переданное ему задание и проверяя коды доступа к необходимым ему ментообучающим программам.

Ментопрограммы, которые следовало внедрить агенту, были полностью теоретически несовместимы.

«Но если мне дали такое поручение, то значит, это возможно», – решил молодой стажер и принялся изучать структурное строение каждого внедряемого агенту модуля.

Флику повезло, его отец как раз был разработчиком и создателем ряда ментомодулей гражданской направленности, а сын, наблюдая за ним, и сам втянулся в это занятие, которое постепенно переросло в крепкое увлечение. Но сейчас весь накопленный опыт, его и отца, которому он позвонил, чтобы проконсультироваться по некоторым вопросам, бились о непробиваемую стену оптимально не стыкуемых модулей.

Флик взглянул на часы и понял, что не успевает, переброска должна была начаться через несколько минут.

Он быстренько скинул все модули в программатор и начал поспешно укладывать их хоть в какое-то подобие последовательной структуры. Кое-как разместив большую часть из них, он получил хоть и не стройную, но целостную картину. Но три ментопрограммы никак не вписывались в то нагромождение связанных структур, что создал стажер. Оно больше напоминало кучу мусора, чем структурированный объём информации, который рано или поздно достанется какому-то человеку.

Резко повернувшись в сторону таймера отсчета времени, Флик увидел, что до открытия портала осталось меньше двух минут; тогда он в состоянии бурлящего коктейля, состоящего из отчаяния, аффекта и гениального озарения, просто впихнул упирающиеся структуры в свою конструкцию и каким-то беспорядочным набором команд закрепил их в ней.

И у него получилось. Буквально в последнее мгновение он понял, что та ментоконструкция, которую он должен был собрать, приобрела свою целостность и законченность. Резко щелкнув на кнопку записи процесса, он успел засечь процесс стабилизации портала и вплетение в него запрограммированного ментомодуля.

Но счастье длилось недолго. Точка привязки портала оказалась в нестабильной зоне ментоактивного и магического полей.

«Этого еще не хватало!» Этот эффект был очень редок, и срабатывание портала в таком месте было практически невозможно, так как якорь телепорта не мог зацепиться за местность и создать фиксированную точку привязки. Но Флик не растерялся. Выведя на свой планшет виртуальную модель образующегося портала (нужно же использовать всю ту мощь, что попала тебе в руки), он вручную стал производить корректировку точки привязки, ориентируясь на показания, передаваемые портальным зеркалом с той стороны канала.

Флик уже устал. У него путались мысли, и руки не успевали за глазами. Но агента все не было. В который раз за сегодня, кляня такой неудачный день, он наконец засек перемещение в пределах видимости портала живого объекта, по параметрам подходящего под представителя доминирующей расы Звездного Содружества.

Агент, по-видимому, был ранен, ментосигнал его разума был еле уловим датчиками оборудования, и Флику буквально на лету приходилось производить корректировки по управлению портальным контуром на той стороне.

«Тяжело приходится ему там», – подумал стажер, для надежности влив в контур телепорта максимум энергии, если у агента не хватит внутреннего запаса, чтобы выполнить перемещение.

Вот, на очередном смещении объекта слежения и произошло его совмещение с аркой межмирового телепорта.

Флик уже хотел расслабиться, посчитав свое задание выполненным, как вдруг портальный канал стал прокачивать через себя такую уйму энергии, что уже через пару мгновений ее потребление перешло в красную зону. Стажер потянул руку к подключению резервного источника питания, когда потребление энергии неожиданно прекратилось. Но телепортационный канал все еще продолжал прокладывать себе путь к назначенной точке выхода.

«Ну и далеко же тебя забросили, парень», – подумал Флик, он почему-то был уверен, что портальной аркой воспользовался его сверстник, может даже на год-другой младше. Интуиция, вероятно, сработала.

А через несколько минут пришло сообщение о корректно сработавшем портале.

* * *

– Ну вот когда я проконтролировал, что телепортация проведена успешно, я еще раз проверил начальную и конечную точки портального канала, время прохождения переноса, потребление энергии на построение канала, прикрепил к отчету финальный снимок созданной ментоструктуры и внес зафиксированные текущие параметры объекта переноса. После этого я завизировал время ведения протокола и посчитал работу, согласно выданным мне инструкциям, успешно выполненной.

После своего рассказа стажер увидел, как разгладилось лица начальника и из озабоченного оно перешло в уже немного более расслабленное.

– Понятно, задержись на полчасика, кое-что выясним, и пойдешь отдыхать, – уже вполне спокойно закончил Рафт.

Рафт действительно понял, в чем тут дело. Известные шутники и местные баламуты Смеш и Трик, как только узнали о появлении в их ведомстве новичка, решили не упускать такой случай и разыграть его, при этом даже провели ряд подготовительных работ.

«Смеш вон даже свой любимый планшет не пожалел, – подумал начальник Флика, смотря на удерживаемый стажером навороченный виртуальный эмулятор, – лишь бы устроить очередную шуточку».

Когда все встало на свои места, Рафт, уже успокоившись, стал ожидать появления на рабочих местах этих двух олухов. Их бы давно вытурили с работы и дали волчий билет, но их одержимость плохими шутками уступала только их профессионализму и усердию в работе.

– Явились, не запылились, – сказал начальник, едва заметив ввалившуюся в кабинет парочку.

– Начальник Рафт, доброе утро. Как отдыхалось, спалось? Как у вас настроение? Что думаете о вчерашнем сообщении, где говорилось, что знаменитая певица Рукена опять вышла замуж? Уже в сто второй раз? – Но видя молчаливого Рафта, Смеш сказал: – Видимо, светские сплетни вас не очень интересуют.

– Верно замечено, не интересуют… – И, постояв несколько мгновений молча, Рафт ответил: – А вызывает мой жгучий интерес, какое же это распоряжение я оставил стажеру Флику для выполнения в его первую рабочую смену. Давайте, рассказывайте, что это за агент? Кого вы еще привлекли к своей авантюре и куда его отправили за государственный счет?

Искреннее удивление поселилось на лицах обоих приколистов.

– Шеф, какой агент, кого привлекли? Вы о чем? – удивленно спросил Трик.

– Верно, кого мы и куда отправили? Вы вообще про что? – вторил за своим дружком Смеш.

Уже совершенно ничего не понимая, Рафт оглянулся на Флика и, видя его не менее растерянную физиономию, повторил:

– Поясняю для тугодумов, – уже с нажимом и нотками угрозы в голосе сказал начальник этого стада не слишком далеко ушедших от животных людей. – Назовите мне имя того человека, которого отправил стажер по выданным вами координатам? И куда он, в конце концов, его заслал?

Тут что-то стало доходить и до вошедших в комнату молодых людей.

– Шеф, вы видели координаты, которые мы выдали Флику для отправки, – почувствовав, что запахло жареным, уже вполне серьезно заговорил Смеш.

– Да, посмотрите координаты и список ментопрограмм, – добавил Трик.

Посмотрев на замершего в кресле в углу кабинета стажера, Рафт махнул ему рукой и сказал:

– Неси-ка сюда планшет и все записи да отчеты, что ты сделал. Будем разбираться в произошедшем.

И уже обратив свое внимание на неудавшихся шутников, отдал приказ-распоряжение:

– Комнату изолировать, включить глушилки, – а заметив, как подобрались парни, отдал приказ: – Выполнять.

Трик резво подскочил к консоли управления и запустил разработанную им же самим систему – постановщик помех, не позволяющую вести прослушку из локально взятого объёма пространства, оставляя при этом все типы жучков в их полной работоспособности. Главным преимуществом этого устройства было то, что, основываясь на свойствах одного редкого биологического материала, это устройство создавало и менто-магические помехи, спасая одновременно и от ментального прослушивания.

Смеш занялся дверями и окнами, превратив их небольшую комнатку в такой маленький бункер, с периодом автономного существования, рассчитанным лет эдак на двести.

Флик же просто остался сидеть на месте, его ума хватило на то, чтобы не отсвечивать и не путаться под ногами. Как он начал понимать, ему и так достанется все основное внимание в этом разборе ситуации, чего он всеми силами хотел бы избежать.

– Ну, давайте начнем, – сказал Рафт, строгим и серьезным взглядом осмотрев всех присутствующих в кабинете. – Вы говорите, что первыми нужно посмотреть координаты? Сейчас посмотрим.

– Верно, – сказал Смеш, он был лучшим навигатором-наводчиком в управлении, и выбранные координаты, скорее всего, его рук дело.

Просматривая переданные Флику координаты, начальник этих молодых идиотов еще больше хмурился и мрачнел.

– Так я и думал, – сказал он, – вы хоть перепроверили выданные этому недорослю данные?

– Обижаете, начальник. Естественно. Мы проверили обе точки. Там ничего не должно было быть. Я подключался и туда, и туда визором.

– Странно, действительно пустота. Нет даже пересечения с орбитами каких-либо планет и крупных космических объектов, – согласился с ними Рафт, перепроверив слова навигатора со своей рабочей консоли и отстраняясь от устройства контроля и визора пространственного и подпространственного видеонаблюдения. Он взял в руки планшет и еще раз сверился с введенными координатами. В месте отправной точки была пустота.

– Флик, подойди сюда и покажи, где ты здесь нашёл хоть какую-то планету?

Паренек подошёл к своему начальнику и тупо уставился в пустоту отображаемого пространства.

– Но ночью она тут была, я в этом уверен, – сказал он, – не могло же мне все это присниться. У меня и запись переноса есть.

– Верно, если бы не она, я тебе бы и не поверил. Жаль, конечно, что ты не догадался запустить ее с самого начала.

– Простите, в первые мгновения я просто об этом забыл, – покаялся стажер. И вдруг его взгляд зацепился за что-то на экране визора, и он радостно вскричал:

– Это же не те координаты!!!

– Как не те? – удивились все присутствующие в комнате.

– Ну не те, и все тут. Мне ночью показывало другие.

– Как тебе могло показывать другие, если начальник только что ввел то, что записано в файле, – постарался, не срываясь на крик, сказать Смеш.

Он выхватил из рук начальника планшет и сунул его под нос стажеру.

– Как не те, а это что? – спросил он.

– Координаты, но у меня были совершенно другие, – попытался убедить его Флик.

Закрыв файл, Смеш спросил:

– Ты открывал этот файл и вводил эти значения?

– Да, – ответил Флик, – файл этот, но значения были другими, – продолжал настаивать он.

– Ну покажи, покажи, как такое возможно? – спросил Смеш у Флика, сунув ему в руки планшет.

Тот, с опаской косясь на всех, взял планшет поудобнее, провел рукой и открыл файл.

На экране горели совершенно другие координаты.

– Это они, – радостно воскликнул Флик.

Смеш с непониманием смотрел на планшет и ничего не мог сказать, стажер при нем открыл именно нужный файл, но тот показывал совершенно другие координаты.

Пока Рафт смотрел за стажером, какая-то мысль все время крутилась у него в голове, но он никак не мог ухватить ее за хвост.

– Флик, закрой и открой файл снова, – попросил он стажера.

Тот послушно сначала закрыл файл, потом что-то поделал левой рукой и опять же ею ткнул иконку для открытия файла.

«Левой, левой рукой», – вдруг подумал Рафт, и как озарение в голове все-таки сформировалась та ускользающая от него мысль.

– Флик, ты левша? – спросил начальник у своего стажера.

– Да, а что.

– Я, кажется, нашёл причину. Смеш, открой файл левой рукой, – попросил он молодого человека.

Тот непонимающе посмотрел на начальника, но, пожав плечами, выполнил его просьбу.

На экране горели координаты, про которые говорил Флик.

– Я не понимаю? – сказал Смеш.

– Посмотри на координаты внимательнее, – ответил ему Трик, он лучше разбирался в математике, чем его друг. – Они получены на основе инвертированных значений матрицы координат. Вот в результате и получается такая последовательность значений.

– Но почему? – спросил Смеш.

– Никогда особо не доверял планшетам этой фирмы, – ответил ему Трик, – я и тебя от покупки отговаривал. Первые модели у них всегда особенно сырые и собирают наибольшее число глюков. Это, как я понимаю, один из них. Другого сказать сейчас не сможет никто.

 

И немного помолчав, Трик уточнил:

– Как, ты уже посмотрел матрицу координат? Помощь в понимании нужна?

Взглянув на полученные цифры с такой немного извращенной точки зрения, Смеш убедился в правильности выводов своего друга.

– Нет, спасибо. Принцип мне понятен, – ответил тому навигатор.

Прослушав этот разговор двух друзей, в него вклинился их начальник.

– Тогда садись за приборы и смотри, что за место является точкой начала координат, после того как проверишь место отправки, по тому же принципу получи координаты места назначения и проверь, куда же мы отправили нашего случайного переселенца. Надеюсь, теперь никто не сомневается в том, что переход состоялся? – под конец спросил Рафт у всей разношёрстной компании.

– Нет, – за всех ответил Смеш.

– Ладно, с этим все более или менее понятно, а теперь поясни мне свою фразу про список ментопрограмм, – обратился он к их штатному аналитику Трику.

– Да вы сами посмотрите, и все вопросы отпадут сами собой, – и Трик протянул Рафту свой планшет, не такой навороченный, как у друга, но, что вероятно, значительно более надежный.

Взглянув в предоставленный список, Рафт понял, о чем говорил Трик. Список ментомодулей и программ представлял собою безобразную и неструктурированную систему, куда друзья умудрились запихать все, до чего смогли дотянуться их загребущие руки и больная фантазия. А так как она у них была буйная и хорошо развитая, то в списке попадались совершенно несовместимые по своей направленности базы, которые никоим образом не могли уложиться в единую конструкцию. Они перемешали все доступные им базы, а дотянуться могли до многого, ведь работали они в центре подготовки полевых агентов, и различных новых и старых, надежных и не очень, проверенных и только созданных ментопрограмм и ментомодулей здесь было в избытке. Они взяли как обычные бытовые базы, такие, например, как вполне мирная ментопрограмма по ускоренному изучению любых языков, имеющих хоть какую-то смысловую нагрузку, основанная на интуитивном понимании и использующая для своей адаптации и возможности работы как менто-магические способности человека, так и его психофизические составляющие. Примешали к ним всевозможные боевые ментопрограммы и ментомодули по тренировкам, выживанию в различных условиях, ускоренному перестроению своего тела под оптимальные нагрузки и условия, а также многое, многое другое. Но главным было то, что в список они накидали такое большое количество ментопрограмм по развитию и изучению неимоверного количества ментальных и магических дисциплин и школ, что Рафта удивило такое их число в местном доступе. Он не знал, что их в принципе существует такое большое количество. Тут встречались ментомодули, которые проводят простейшие преобразования ментального поля человека, чтобы, например, поставить постоянный блок от прослушивания его мыслей, и сложнейшие комбинационные модули, позволяющие, например, развить свое менто-магическое поле до уровня какого-нибудь пресловутого мага высшей категории (он не сильно хорошо разбирался в их иерархии – закрытая каста, белая кость, что с них возьмешь, одно слово – маги) или необходимое каждому агенту ускорение времени или его замедление, которое встраивалось на уровне свойства самого объекта воздействия. Были здесь и простые базы по развитию тех или иных способностей, по изучению той или иной техники в направлении магии или ментала. Много чего запихнули туда эти два… в общем, не сильно хороших человека.

«Вон, умудрились даже ментопрограммы из сферы некроса впихнуть», – заметил Рафт запрещённые к распространению ментомодули и гипнопрограммы.

Внимательно просмотрев весь список баз, Рафт мог сказать только одно: что при установке всего этого одному человеку, если найдется такой сумасшедший, шансов выжить у него будет один ну, например, к… никогда, скорее всего.

Ведь если структура не стабильная и не однородная, она просто не сможет адаптироваться под сознание и разум человека, что обязательно приведет к его гибели. А из той каши, что намешала эта парочка клоунов, стабильной конструкции ментомодулей собрать невозможно.

Было невозможно. Но вот в углу сейчас сидит паренек, который, судя по всему, смог это сделать. И справился на удивление неплохо. А та довольно красивая и целостная структура, которую он собрал, позволяла этому гипотетическому сумасшедшему повысить человеку шанс на выживание с «никогда» на… ну, к примеру, «не в этой жизни».

«Нужно к нему присмотреться повнимательнее, – подумал Рафт, – такими кадрами разбрасываться нельзя».

А сам между тем сказал Трику:

– К моему глубокому сожалению, должен тебя разочаровать. Из той мешанины можно было кое-что собрать. И вон сидит автор этого творения… – И уже обращаясь к стажеру, попросил: – Покажи-ка Трику снимок получившейся ментоструктуры.

Флик встал с кресла и передал планшет с открытым снимком в отчете, составленном ночью.

Трик несколько минут рассматривал полученную картинку, но потом, так и не сумев понять, в чем же ее разгадка, обратился к стажеру:

– Ты сможешь повторить последовательность правильного составления этой конструкции?

– Вряд ли. Я уже сейчас не помню даже, как ее начинал собирать, но попробовать все равно могу.

– Идеально сдублировать ее не получиться, – начал говорить уже Трик, – часть ментопрограмм существовала только в единственном экземпляре. Но даже из того, что есть, если мы сможем скомпоновать несколько рабочих комбинаций, опираясь на полученную тобой схему, то на этом можно неплохо заработать. Ведь это верно, господин Рафт? – решил уточнить у своего руководителя пришедшую ему в голову вполне очевидную идею их математический гений.

– Верно, но поговорим мы об этом позже. А сейчас меня интересует анализ воздействия полученной ментоструктуры на сознание и здоровье получившего ее человека.

– А что тут думать. Очень сложное построение всей конструкции требует такой же сложной настройки ее размещения в контуре телепорта и не менее простого процесса настройки ее внедрения в реципиента, чего, как я понимаю, Флик просто не успевал сделать. Я даже не знаю, кто бы справился с такой задачей. Лично я бы за нее не взялся ни в коем случае. Отсюда простой вывод, человек, скорее всего, или уже умер, или сошёл с ума.

– Но я точно видел, что первые мгновения после перехода, пока закрывался портал, человек еще был жив, – возразил ему Флик.

– А это точно? Может, он в конвульсии замер на месте, или его мозг медленно превращался в своеобразную кашу, а тело еще не успело прореагировать на это? Как тебе такой вариант? – спросил стажера Трик.

– Не знаю, – удрученно ответил тот.

– Понятно. Шансов у него практически нет, я прав? – спросил уже у самого аналитика Рафт.

– Нет, – сказал тот, но немного подумав, добавил: – Вернее теоретически есть один вариант, когда такая структура сможет прижиться в человеке без постороннего вмешательства.

– И какой же это вариант?

– Человек должен быть неинициированным магом с полностью пустым резервом, но такое физически невозможно. Если человек маг, даже неинициированный, он пополняет свой резерв на интуитивном уровне. И хоть капля ментоэнергии в его запасе всегда есть. Я не знаю способа оставить мага без внутреннего запаса энергии.

– Я тоже, – согласился с ним Рафт, – видимо, придется писать докладную. Это уже серьезно.

– Подождите, – вдруг раздалось со стороны пульта, за которым сидел навигатор.

Все с недоумением и удивлением, а кто-то и с тайной надеждой посмотрели в ту сторону.

– Кажется, я только что узнал один из таких способов, – сказал Смеш, уставившись в визор. – Идите сюда. Посмотрите.

Как будто перед ними бомба, сотрудники небольшого отдела Рафта медленно подошли к головизору и посмотрели на него. Потом переглянулись и еще раз посмотрели на пустой экран.

Нервы Рафта не выдержали, и он, уже не сдерживаясь, наорал на Смеша:

– Что за шуточки? Ты нам хотел показать пустоту, идиот?

И развернувшись, собирался уйти и сесть за свой стол.

– Нет, вы не поняли, это реальные координаты того места, откуда производилась переброска, – постарался пояснить увиденное Смеш.

– Но там же опять ничего нет, – с обидой в голосе сказал Флик, – там точно была планета. Я ничего не понимаю.

– Не расстраивайся, стажер, – поддержал его Рафт, – не один ты ничего не понимаешь…

И уже обратившись к Смешу, сказал:

– Рассказывай, что ты там понял.

Тот не заставил себя долго упрашивать, дело и так из обычной шутки переросло в почти прямое нарушение устава и уголовное правонарушение. Поэтому на сегодня различные приколы были закончены.

1Операторы телепортационных установок.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51 
Рейтинг@Mail.ru