Litres Baner
Психология с человеческим лицом. Гуманистическая перспектива в постсоветской психологии (сборник)

Коллектив авторов
Психология с человеческим лицом. Гуманистическая перспектива в постсоветской психологии (сборник)

Как бы то ни было, Ассоциация гуманистической психологии в России так и не смогла возродиться как целое. Вместе с тем интерес к этому подходу отнюдь не прошел. И хотя этот сборник не успел выйти вовремя, на пике активности, он отнюдь не устарел к сегодняшнему дню.

* * *

Основной замысел составителей сборника заключается в том, чтобы представить спектр гуманистически ориентированных подходов в русле уже сложившихся научных школ и направлений психологической мысли на пространстве бывшего Советского Союза. За прошедшие годы его состав неоднократно менялся и обновлялся, объем рос. Сейчас можно с гордостью сказать, что в конечном итоге этот состав вплотную приблизился к идеалу (с точки зрения составителей, конечно). Помимо московских психологов, в число авторов сборника входят также наши друзья и коллеги из Санкт-Петербурга, Перми, Киева, Риги, Баку и Тбилиси.

Первая часть сборника объединяет работы, посвященные пониманию сути и смысла гуманистической психологии. Она открывается работой Д.А.Леонтьева, в которой содержится краткий очерк истории гуманистической психологии не только как течения мысли, но и как социального движения в широком историко-научном и социокультурном контексте. В статье В.В.Майкова рассмотрены истоки и смысл трансперсональной психологии, зародившейся в недрах гуманистической, но давно выделившейся из нее в самостоятельную “четвертую силу”.

Еще об одном течении внутри гуманистической психологии со своими четко оформленными методологическими и теоретическими основаниями – экзистенциальной психологии – идет речь в следующей статье Д.А.Леонтьева. Экзистенциальную и гуманистическую психологию часто путают. В этой статье впервые дается их четкое методологическое разведение.

Статья С.Е.Олишевского раскрывает еще одно своеобразное направление в гуманистической психологии – феноменологическую психологию, еще менее известную у нас, чем экзистенциальная.

В публикации Б.С.Братуся соотносятся между собой три парадигмы, которые автор рассматривает по сути как разные по своей полноте уровни рассмотрения человека под углом зрения его сущностных человеческих особенностей: гуманитарная, нравственная и христианская психология.

Е.И.Головаха (Киев) и А.А.Кроник в своей статье излагают основные идеи и положения разрабатываемой ими конструктивной психологии. Этот оригинальный гуманистически ориентированный подход сочетает в себе психотехническую направленность с установкой на равноправный диалог психолога с клиентом как двух самодостаточных и самоценных личностей.

Завершает этот раздел статья В.Е.Кагана (Санкт-Петербург). В ней автор размышляет о путях развития психологии и психотерапии на нынешнем этапе, в частности, о перспективах их гуманизации и интеграции, о новых подходах к человеку, зарождающихся уже сегодня, но становление и оформление которых еще предстоит.

Во второй раздел включены статьи, посвященных теоретическому осмыслению разных аспектов гуманистического понимания человека. Интересно, что хотя авторы исходят из разного проблемного контекста и отчасти из разных теоретических традиций, все они приходят к очень близким по своей сути положениям.

Первые три статьи затрагивают вопросы самодетерминации человеческой активности. В.А.Петровский подробно исследует природу феномена свободной причинности применительно к человеку. Он формулирует принцип неадаптивности, заключающийся в свойственной человеку тенденции к неограниченному выходу за пределы наличного, рассматривает механизмы полагания себя в других и грани человеческого Я.

Л.Я.Дорфман (Пермь) исходит в своем анализе из понятия жизненного мира человека, ставя себе задачу описать в первом приближении диалектику детерминированности и свободы человека. Последовательно рассматривая человека как элемент более сложных систем и как автономную сложноструктурированную систему, как микрокосм, он показывает истоки детерминированности поведения человека в его полисистемных связях, а предпосылки человеческой свободы – в саморегулируемой активности человека как автономной системы.

Д.А.Леонтьев, анализируя феномен самореализации человека, проявляющийся в трех формах – специфической потребности, деятельности и ее результата, – затрагивает проблему сущности человека и его сущностных сил. Позитивно осмысленное понятие сущностных сил человека оказывается хорошей альтернативой представлениям о врожденных потенциях, господствующим в американской гуманистической психологии. Самореализация описывается как процесс опредмечивания человеком своих сущностных сил, полагания себя в продуктах своей деятельности и в личностных вкладах в других людей.

Одной из ключевых проблем человеческого существования – проблеме смерти – посвящена публикация А.П.Попогребского. Автор обстоятельно рассматривает феноменологию отношения к смерти, его возрастное развитие, влияние переживаний близости смерти на восприятие и смысл жизни.

Другая экзистенциальная проблема человеческой жизни – проблема диалога – столь же глубоко анализируется в статье С.Л.Братченко (Санкт-Петербург), который вводит принципиально новую идею коммуникативных прав личности, раскрывает и обосновывает ее под углом зрения человеческой свободы.

Малоизученному вопросу отношения к природе и природным объектам как к антропоморфизируемым субъектам, “значимым другим” посвящена оригинальная статья С.Д.Дерябо.

Наконец, завершает этот раздел статья Е.Р.Калитеевской, посвященная проблемам понимания здоровья и болезни, нормы и патологии.

Третий раздел сборника объединяет работы, рассматривающие действенность гуманистического подхода в различных областях психологической практики.

Раздел открывается статьей А.Г.Асмолова, раскрывающей социотехническую роль практической школьной психологии в создании стратегии вариативного образования, которая обеспечивает переход от старой парадигмы формирования заданных знаний, умений и навыков по единому шаблону к новой парадигме воспитания изменяющейся личности в изменяющемся мире, способной к самостоятельному приобретению необходимых ей знаний и выбору своего пути. Проблемам образования посвящена и статья Г.М.Бреслава (Рига), в которой через призму гуманистической методологии рассматриваются проблемы образования и подготовки психологов.

Следующие две статьи посвящены как бы универсальным прикладным проблемам, которые трудно отнести к какой-то одной области психологической практики. В статье Р.Р.Каракозова (Баку) речь идет о проблеме организации и осмысления жизненного опыта и разработке психотехнических средств, способствующих его продуктивной переработке, а в статье Ф.Е.Василюка – о проблеме выбора и психотехнических средствах, способствующих его полноценному осуществлению.

Статья Р.М.Загайнова (Санкт-Петербург) посвящена сравнительно узкой прикладной области – психологической работе в спорте высших достижений, – но ее значение выходит за пределы этой области. Опираясь на свой многолетний опыт практической работы с многими выдающимися спортсменами, автор предлагает оригинальный подход к личностным кризисам и методологию их преодоления и профилактики.

Наконец, в статье Н.И.Сарджвеладзе (Тбилиси) излагается программа практикуемого автором тренинга свободы и открытости в групповой работе и описание процесса групповой динамики в ходе этого тренинга.

* * *

Задача гуманистической психологии – это возвращение к целостному человеку, построение психологии с человеческим лицом. Эта задача не только не противоречит целям психологической науки в целом, но и как нельзя лучше отвечает чаяниям нового и наиболее многочисленного поколения психологов, сформировавшихся как профессионалы за последнее десятилетие. Но при этом необходимо руководствоваться не только высокими идеалами и добрыми намерениями, но и пониманием конкретного содержания, знанием возможностей и ограничений и осознанием существования различных вариантов гуманистического подхода. С этой целью и была подготовлена эта книга.

Литература

Выготский Л.С. Собрание сочинений: в … т. М.: Педагогика, 1982. Т. 1.

Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975.

Леонтьев Д.А. Алиби//Знание – сила. N 5. 1991. С.1 – 8.

Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1973.

Bugental J.F.T. The third force in Psychology//Journal of Humanistic Psychology. 1964.V. 4. № 1. P.19 – 26.

Giorgi A. Humanistic Psychology and Metapsychology//Humanistic Psychology: concepts and criticisms/J.Royce, L.Mos (Ed.). N.Y.: Plenum Press, 1981. P.19 – 47.

Quitmann H. Humanistische Psychologie. Gottingen: Hogrefe, 1985.

История и методология гуманистической психологии

Д.А.Леонтьев
Гуманистическая психология как социокультурное явление[2]

Гуманистическая психология (ГП) – это направление в современной психологии, делающее предметом своего изучения целостного человека в его высших специфических для человека проявлениях. ГП сформировалась как ассоциация ученых, разделяющих некоторые общие воззрения на человека и на методологию психологического исследования. Основой для этого объединения служит противостояние двум подходам, почти безраздельно господствовавшим в американской психологии середины столетия – психоанализу и бихевиоризму. В других странах противостояние различных направлений в психологии не было столь жестким, поэтому, хотя многие европейские авторы развивали взгляды, по сути своей совпадающие с платформой ГП, лишь в США ГП превратилась в социальное движение – “третью силу” в психологии.

 

Поскольку путь образования научной платформы ГП не типичен для становления научных школ и направлений, до сих пор неясным остается вопрос как о границах ГП, так и о том, является ли она частью основного потока развития психологической науки или же особым путем, ведущим в ином направлении (Graumann, 1981, p.3). Ряд представителей ГП подчеркивают, что ГП не является научной школой наравне с другими. “ГП – это цель, а не доктрина” (Jourard, 1968, p.4). Это “ориентация размышлений о человеке и всей научной деятельности, которая изменяет наш образ человека и освобождает психологию от искусственных ограничений, наложенных на нее теми теориями, которые сейчас уже, похоже, устарели” (Severin, 1971, p.11).

Американская ассоциация ГП в первые годы своего существования выдвинула следующее, достаточно размытое определение: “ГП можно определить как третью основную ветвь психологических исследований (две другие ветви – это психоаналитическая и бихевиористская), которая занимается прежде всего теми человеческими способностями и потенциями, которые не нашли своего места ни в позитивистской или бихевиористской теории, ни в классической психоаналитической теории, например, креативность, любовь, самость, развитие, организм, удовлетворение базовых потребностей, самоактуализация, высшие ценности, бытие, становление, спонтанность, игра, юмор, привязанность, естественность, теплота, трансценденция эго, объективность, автономия, ответственность, психологическое здоровье и родственные понятия. Этот подход может также быть представлен работами К.Гольдштейна, Э.Фромма, К.Хорни, К.Роджерса, A.Маслоу, Г.Олпорта, А.Энгьяла, Ш.Бюлер, К.Мустакаса и т.д., а также некоторыми аспектами работ К.Юнга, А.Адлера, эго-психологов психоаналитического направления, экзистенциальных и феноменологических психологов” (цит. по: Quitmann, 1985, p.25 – 26). Цели ГП формулировались Ассоциацией следующим образом.

Концентрация внимания на переживающем индивиде и тем самым на переживании как первичном феномене в изучении человека.

Акцент на таких специфических человеческих качествах как выбор, креативность, оценивание и самореализация.

Выбор проблем для исследования и исследовательских процедур по критерию осмысленности, отказ от приоритета объективности в ущерб значимости.

Признание основой деятельности культивирование ценности и достоинства человека, заинтересованность в развитии потенций, заложенных в каждом человеке.

В центре такого рассмотрения находится человек, открывающий свое собственное бытие и вступающий в связь с другими людьми и социальными группами” (цит. по Misiak, Sexton, 1973, p.116).

Эти довольно общие формулировки позволяют представить себе идеологию и пафос ГП, направленные против господства в психологии сциентистского, механистического подхода к человеку, который, будучи перенесен из естественных наук, занимал в ней доминирующее положение. Представители ГП стремятся построить новую, принципиально отличную от естественнонаучной, методологию познания человека. Вместе с тем неясность перспектив решения этой задачи обусловлена прежде всего теоретической и методологической разноголосицей внутри самого течения: расхождения между позициями разных авторов-гуманистов нередко оказываются не меньше, чем расхождения, разделяющие ГП и бихевиористский или психоаналитический лагерь. По той же причине нет и единого мнения относительно принадлежности к ГП целого ряда авторов, в какой-то мере (но не всецело) разделяющих теоретическую платформу, на которой объединилась ГП. Это относится к таким крупным ученым как Г.Мюррей, Г.Олпорт, Ф.Перлз, Э.Фромм и другим.

* * *

ГП представляет собой не только научное направление, но и общекультурное явление. Она тесно связана с общим историко-культурным контекстом развития западного, прежде всего американского общества в период после Второй мировой войны. Две мировых войны, произошедшие за сравнительно короткое время, поставили перед наукой о человеке ряд вопросов, к которым она не была готова. Крушение оптимистического взгляда на прогресс человека, невиданные ранее масштабы жестокости, агрессии и разрушительности заставили вновь задуматься о природе человека, о движущих им импульсах и о взаимоотношениях личности и социальных структур. После Второй мировой войны началась война холодная, “охота за ведьмами” и гонка вооружений, затем – война во Вьетнаме и расовые волнения шестидесятых годов. Столкновение американского общества с цепью подобных ситуаций привело к широкому распространению чувства страха перед будущим, пессимизма, одиночества и отчужденности. Разрушение традиционной системы ценностей и прагматизация жизни в “обществе потребления” сделали типичным конфликт между стремлением человека к любви, искренности и глубоким человеческим отношениям, с одной стороны, и невозможностью установить эти отношения – с другой. Ш.Бюллер и М.Аллен (Buhler, Allen, 1973), анализируя американское общество шестидесятых годов, описывают следующие основные аспекты массового сознания американцев:

Кризис ценностей – преобладание пессимистических настроений. Если в начале столетия преобладал оптимизм, то во второй его половине, вследствие названных выше событий, в широких массах американцев, прежде всего молодежи, происходит переоценка традиционных ценностей, выражающаяся в утрате доверия к государству, правительству и социальным институтам, в отказе от стремления к социальному успеху любой ценой и в выдвижении на передний план сферы межличностных отношений. По данным опросов, у молодежи ощущение счастья зависит в основном от удовлетворенности глубокими межличностными отношениями. Любовь и психологическая близость не могут быть заменены успехами в карьере или в приобретении материальных благ и выступают одним из главных факторов, определяющих смысл жизни.

Одиночество. В то же время характерным симптомом времени выступает неспособность к установлению близких отношений и вытекающее из нее чувство одиночества. Если раньше ведущим механизмом избавления от одиночества было слияние с социальной группой, то теперь групп так много, что принадлежность к ним чревата разделением Я на отдельные фрагменты. Существенный вклад в углубление чувства одиночества вносят механизация и автоматизация жизни, осознание безграничности Вселенной – многие вообще сомневаются в значимости отдельного индивида. Эти факторы лишь усиливают чувство экзистенциального одиночества, которое проявляется уже в подростковом, и даже более раннем, возрасте. Если раньше интеграция в социальные институты ограничивала это ощущение определенным отрезком жизни личности и вскоре оно оставалось позади, то в наше время одиночество порой преследует человека всю жизнь и заставляет его искать близких отношений с другими людьми, помощи и понимания с их стороны. Эта задача, однако, осложняется осознанием внешних и глубинных внутренних сил, движущих человеком и лишающих его власти над самим собой.

Проблема идентичности. Наиболее типичные вопросы нашего времени: “Кто я?” и “К чему я стремлюсь?”. Не ограничиваясь, как прежде, периодом подростковых и юношеских исканий, эти вопросы также преследуют человека иногда до самой смерти, так и оставаясь неразрешенными. Это проблемы Я, которое не может самоопределиться и пребывает в неуверенности. Хроническая неуверенность, касающаяся в том числе убеждений и ценностей, заставляет взрослого человека чувствовать себя так, как чувствует себя одинокий, заброшенный подросток, который не обрел еще свою идентичность. Он чувствует себя отделенным от других, переживает заброшенность, отчаяние и сомнение в возможности быть понятым. А.Уилис считает проблему поиска идентичности специфическим неврозом послевоенного времени (Wheelis, 1958). Позитивным моментом при этом является то, что у многих людей, в особенности молодежи, возникла стойкая ориентация на поиск новых методов помощи людям лучше понимать самих себя и друг друга.

Это же является и основной задачей ГП – раскрыть ценности, к которым устремлен человек по своей природе, и реализация которых наилучшим образом соответствует реализации заложенных в человеке потенций и потребностей. Открытие для себя этих ценностей является основой для обретения самоидентичности (Buhler, Allen, 1973, p.63 – 64).

Проблема авторитета. Проблема авторитета обернулась в американском обществе 1950 – 1960-х годов проблемой отрицания авторитетов. Проявлением этого выступила не только утрата доверия к социальным институтам, о которой уже говорилось, но и разрыв между поколениями, утрата в значительной мере взаимопонимания между родителями и детьми. Молодежь критикует старшее поколение, отвергая их ценности, идеалы, лицемерие истэблишмента, и пытается найти альтернативные стили жизни.

Проблема смысла. Осмысленность жизни является основой человеческого существования. Переживание жизни как осмысленной делает ее богаче, полнее, более ценной. Жизнь, лишенная смысла, пуста и бесполезна. В период одиночества и неуверенности смысл придает человеку жизнеспособность и устойчивость. Для послевоенной Америки, однако, характерен феномен “экзистенциального вакуума” (Франкл, 1990) – утраты смысла жизни. По многочисленным данным, собранным и обобщенным Франклом, с ощущением смыслоутраты прямо связаны такие социальные девиации как самоубийства, алкоголизм, наркомания, преступность, проявления агрессии, бездумное стремление к сексуальным и иным наслаждениям и др. Проблема обретения смысла в условиях кризиса ценностей и авторитетов – еще одна социальная проблема, заключавшая в себе вызов гуманистической психологии в период ее возникновения.

Перечисленные выше пять черт массового сознания американцев в первые послевоенные десятилетия выступили как мощный социальный запрос, который не мог быть удовлетворен психологией, уже существовавшей в то время в устойчивых организационных формах. ГП явилась одной из попыток теоретического осмысления этих кризисных явлений и их последствий в сфере культуры и мировоззрения людей.

Параллельно с ГП возникло еще одно движение, непосредственно вызванное к жизни перечисленными выше психологическими проблемами. Речь идет о молодежной контркультуре шестидесятых годов, движении хиппи, “детей-цветов”, которое по своей мировоззренческой направленности было близко ГП и дало повод для частичного отождествления ГП с этой контркультурой, что было не лишено оснований. М.Б.Смит (Smith, 1983) называет ряд мировоззренческих ориентаций этой контркультуры, часть из которых присуща также ГП: 1) индивидуализм – в центре внимания находится человек, являющийся мерой всех ценностей (при этом учитывается взаимосвязь и взаимосопричастность людей); 2) вера в возможность усовершенствования человека, игнорирующая политические и этические пути преобразования жизни людей; 3) ценность самораскрытия, что на языке контркультуры звучит “пусть все будет наружу”; 4) акцент на ситуации “здесь-и-теперь”, отказ от планирования своей жизни; 5) гедонизм – “делай то, что тебе нравится”, связанный с принципом “здесь-и-теперь”; 6) иррационализм, проявляющийся в недоверии к (традиционной) науке и рациональному пути решения проблем, в полагании на интуицию, в интересе к мистике и оккультным явлениям, к измененным состояниям сознания, в частности, к расширению его возможностей путем приема наркотиков. Ш.Бюлер и М.Аллен сводят ориентации молодежной контркультуры к двум основным мотивам: расширения Я, личностного опыта и протеста против истэблишмента (Buhler, Allen, 1973, p.12). Контркультура шестидесятых, как и ГП, по-своему выражала протест против обесчеловечивания человека, обезличивания личности. Такова, вкратце, историко-культурная ситуация, сложившаяся в США ко второй половине пятидесятых годов – моменту зарождения гуманистической психологии.

* * *

В 1954 г. вокруг А.Маслоу образовалась группа единомышленников, интересующихся такими проблемами как креативность, любовь, высшие ценности, автономия, развитие, самоактуализация, базовые потребности. Около ста человек были включены в список, по которому рассылались работы, не находившие или с трудом находившие себе место в научных журналах (Sutich, Vich, 1969, p.6 – 7). Важным консолидирующим фактором явился выход в 1956 г. книги “Самость” под редакцией К.Мустакаса (The self, 1956). В эту книгу были включены работы многих авторов, в том числе К.Юнга, К.Хорни, К.Гольдштейна, К.Роджерса и других. В 1957 – 1958 годах на базе института Мерилл-Палмер были проведены два семинара, объединившие в основном авторов этой книги. Тогда, вместе с осознанием того, что рассылочный список уже исчерпал себя, возникли планы организации журнала и ассоциации. По воспоминаниям участника этих семинаров К.Мустакаса, руководство института Мерилл-Палмер отказалось поддержать эти планы и необходимые средства были получены от Брэндисского университета, где работал А.Маслоу (Greening, 1985). История выбора названия для ассоциации и для журнала описана в статье Т.Грининга (Greening, 1985). Основным аргументом в пользу выбора именно того названия, под которым журнал и ассоциация существуют поныне, явилось соображение С.Коэна о том, что наиболее аутентичным и уникальным человек себя ощущает тогда, когда в нем в наибольшей степени реализуются общечеловеческие силы и способности, когда он ощущает свою принадлежность к человечеству, чувствует свою человечность (humanness).

 

В 1961 г. вышел первый номер “Журнала гуманистической психологии”. Главными редакторами журнала были последовательно Э.Сьютич (1961 – 1968), М.Вик (1968 – 1970) и Т.Грининг (с 1970 г. по настоящее время). Вначале журнал выходил с периодичностью дважды в год, а с 1971 г. – четырежды. Согласно формулировке первого редактора журнала Э.Сьютича, журнал “публикует статьи, относящиеся к гуманистической психологии, определяемой как ориентация преимущественно на психологию в целом, а не на отдельные ее разделы или школы. ГП выступает за уважение к достоинству личности, к различиям в подходах, к свободе выбора методов и интересуется изучением новых аспектов человеческого поведения. Как “третья сила” в современной психологии она занимается проблемами, для которых нашлось мало места в существующих теориях и системах, например, любовь, креативность, самость, развитие, организм, удовлетворение базовых потребностей, самоактуализация, высшие ценности, бытие, становление, спонтанность, игра, юмор, привязанность, естественность, теплота, трансценденция эго, объективность, автономия, ответственность, смысл, честность, трансцендентальные переживания, пиковые переживания, отвага и т.п.” (цит. по Maslow, 1970, p.70 – 71).

Американская ассоциация ГП под председательством А.Маслоу была создана в 1961 – 1962 годах, в отношении точной даты разные источники расходятся. Дословный перевод названия ассоциации – Американская ассоциация за гуманистическую психологию. Этим подчеркивается то обстоятельство, что ГП – не столько четко определенная платформа, сколько цель, и что ассоциация объединяет для достижения этой цели не только психологов, но и представителей других областей знания и практики.

В 1970 г. в Амстердаме была проведена первая Международная конференция по ГП, собравшая участников из США, Великобритании, Нидерландов, Дании, Швеции, Норвегии, Бельгии, Франции, ФРГ, Швейцарии и ЮАР. Президентом конференции была избрана Ш.Бюлер. На этой конференции из названия Ассоциации ГП было исключено слово “Американская”. Этим было подчеркнуто то обстоятельство, что движение приобрело международный характер. К этому времени ГП набрала силу и получила признание даже среди своих оппонентов, что выразилось в частности в том, что в 1968 году А.Маслоу был избран президентом Американской психологической ассоциации. В 1971 году в ФРГ была проведена вторая Международная конференция по ГП.

Говоря об истории становления ГП, нельзя обойти стороной историю движения “групп общения”. Это движение, у истоков которого стояли создатель психодрамы Дж.Морено, первооткрыватель групповой динамики К.Левин и создатель гештальттерапии Ф.Перлз (см. подробнее Greening, 1971; Smith, 1983), органично влилось в гуманистическое движение. Ключевым моментом стало открытие в Биг Сур (Калифорния) Эсаленского института, совпавшее по времени с созданием Американской ассоциации ГП. Основатели Эсаленского института М.Мэрфи и Р.Прайс поставили целью превратить его в центр нетрадиционных методов психологической помощи (слово “психотерапия” не употреблялось в связи с формальными ограничениями). В нем нашли применение и разработку такие методы, техники и направления работы, как йога, медитация, экстрасенсорные методы, работа с телом, театр, музыка, танец, массаж, астрология и др. Эсаленский институт стал бесценным полигоном для разработки новых методов развития “человеческого потенциала” и его работа стала свидетельством соответствия ГП практическим запросам общества и задачам времени.

* * *

Расцвет ГП пришелся на конец 60-х – начало 70-х годов. Это время, однако, было ознаменовано рядом потерь – ушли из жизни такие признанные научные и организационные лидеры ГП как А.Маслоу (1970), С.Джурард (1974), Ш.Бюлер (1974), Э.Сьютич (1976). Практически за период после 1970 г. не вышло ни одной общетеоретической работы, открывающей для ГП новые перспективы, если не считать несколько обособленного трансперсонального направления. Стали высказываться мнения, что с уходом поколения основателей ГП исчезнет и само движение (Giorgi, 1981, p.21). Основанием для этого вывода служило то обстоятельство, что ГП развивалась больше как движение протеста, как оппозиция традиционной психологии, чем как научное направление со своей позитивной программой (Misiak, Sexton, 1973; Giorgi, 1981). При этом можно с уверенностью утверждать, что ГП выполнила главную, стоявшую перед ней сверхзадачу, создав в профессиональном сообществе, да и не только в нем, интеллектуальную атмосферу, благоприятствующую новому, гуманистическому видению человека, от которого стало невозможным отмахиваться как от ненаучного.

Выполнив эту задачу, ГП утратила необходимость блюсти идейно-теоретическую чистоту и стала в большей мере открыта к интеграции с конструктивными веяниями в русле психоанализа, бихевиоризма, когнитивизма и других школ и течений. В особенно большой степени это проявляется в сфере практического приложения ГП, в котором прогресс техник был несравненно большим, чем прогресс идей. При этом используемые методы психологической помощи в меньшей степени, чем это можно было бы ожидать, связаны со специфическими идеями, развитыми в русле ГП – использование гуманистически ориентированными психологами традиционных техник не несет на себе отпечатка какой-либо принципиальной новизны (Giorgi, 1981).

ГП стала объектом серьезной критики с самого момента своего возникновения. Последнее десятилетие отмечено активизацией критики, исходящей из рядов самой АГП. Еще в 1973 г. Х.Мисиак и В.Секстон обобщили основные пожелания, высказывавшиеся в литературе в адрес ГП. Ей следует:

Избегать разобщенности и стремиться к более широкой перспективе, объединяющей многие точки зрения.

Отодвинуть на задний план протесты и риторику, проводить больше солидных исследований, имеющих продуктивный выход.

Не прекращать диалог с другими психологическими направлениями и системами.

Продуцировать проверяемые гипотезы и надежные рабочие инструменты для исследования.

Преодолеть часто критикуемый провинциализм и этноцентризм, свойственный американской психологии (Misiak, Sexton, 1973, p.135).

Сегодня можно сказать, что пожелание “3” ГП восьмидесятых успешно реализовала, пожелания “2”, “4” и “5” реализовала отчасти, что же касается пожелания “1”, то сегодня ситуация обстоит еще хуже, чем два десятилетия назад.

В этом перечне не упомянуто одно немаловажное критическое замечание, часто высказываемое в адрес ГП – уделять больше внимания социальным проблемам, взаимоотношениям личности и общества, возможностям человека совершенствовать не только себя, но и социальные условия, в которых он живет (Quitmann, 1985 и др.) Во второй половине восьмидесятых годов сдвиг интересов ГП в этом направлении действительно наблюдается. Многие представители ГП пришли к выводу о необходимости трансформировать не только себя, но и условия, в которых мы существуем (Грининг, 1988). Понятие личностной и социальной трансформации является в сегодняшней ГП таким же расхожим штампом, каким понятие самоактуализации было в ГП шестидесятых годов. Однако этот сдвиг пока в большей мере отражает переориентацию интересов ГП, чем реальных исследований – какого-либо методологического и теоретического прорыва в этой области, раскрывшего бы новые перспективы, пока не произошло.

Обобщая картину сегодняшнего состояния ГП, можно утверждать, что выполнив свою консолидирующую роль как “третья сила”, ГП превратилась в одно из направлений современной психологии, тесно связанное с остальными направлениями. В ГП сейчас выделились и осознали себя более конкретно очерченные направления, в частности, экзистенциально-феноменологическое и трансперсональное, с развитием которых следует связывать ожидание новых достижений в сфере фундаментальных исследований. Тенденция к смещению интереса к социальным проблемам может, однако, вызвать к жизни новую (или новые) теоретическую ориентацию (ориентации) в русле ГП.

2Работа выполнена при поддержке Международного научного фонда, грант № ZZ5000/151.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru