Финансовый мониторинг. Том II

Коллектив авторов
Финансовый мониторинг. Том II

© ООО «Юстицинформ», 2018

* * *

Авторский коллектив

Братко А.Г. – профессор отделения интеллектуальных кибернетических систем, офиса образовательных программ Национального исследовательского ядерного университета (МИФИ), доктор юридических наук, профессор – главы 9 (§ 1, 3), 10 (§ 1, 2, 4, 5), И, 12, 14 (§ 1,2,3);

Короткий Ю.Ф. – первый заместитель директора Федеральной службы по финансовому мониторингу, кандидат юридических наук – главы 9 (§ 1), 14 (§ 1,2);

Ливадный П.В. – статс-секретарь, заместитель директора Федеральной службы по финансовому мониторингу – главы 9 (§ 1), 14 (§ 1,2);

Глотов В.И. – заместитель директора Федеральной службы по финансовому мониторингу, директор ИФЭБ Национального исследовательского ядерного университета (МИФИ), заместитель председателя Совета сетевого Института в сфере ПОД/ФТ, кандидат экономических наук, профессор, академик РАЕН – главы 9 (§ 1), 14 (§ 1,2);

Волуевич И.Е. – помощник директора Федеральной службы по финансовому мониторингу – главы 13, 14 (§ 3);

Гобрусенко К.И. – заместитель начальника Управления противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, Федеральной службы по финансовому мониторингу, кандидат юридических наук, доцент – главы 14 (§ 1, 2);

Забелин А.Г. – ректор Московского финансово-юридического университета, доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования – глава 14 (§ 1,2).

Карандаев И.Ю. – старший преподаватель кафедры № 75 «Финансовый мониторинг» Национального исследовательского ядерного университета (МИФИ) – глава 9;

Леонов П.Ю. – доцент кафедры № 75 «Финансовый мониторинг» Национального исследовательского ядерного университета (МИФИ), кандидат экономических наук – глава 10 (§ 3,6).

Раздел III
Функции федеральной службы по финансовому мониторингу и организация контроля за субъектами, которые осуществляют операции с денежными средствами или иным имуществом

Глава 9
Сделки и финансовые операции, подлежащие обязательному контролю

§ 1. Функции Росфинмониторинга и механизм выявления сделок, подлежащих обязательному контролю

Реализация функций финансового мониторинга приводит в движение всю систему ПОД/ФТ. При этом эффективность реализации данных функций во многом зависит от того, насколько добросовестно исполняются обязанности и соблюдаются запреты субъектами Закона № 115. Объясняется это тем, что вся система ПОД/ФТ построена таким образом, что значительная часть информации о сделках и операциях клиентов субъектов Закона № 115 поступает с нижнего на верхний уровень системы ПОД/ФТ, то есть в ПФР. А на верхнем уровне в целях, образно говоря, «тонкой фильтрации» поступающей информации создана соответствующая инфраструктура. Аналитики должны изучать эту информацию, в том числе и с помощью предусмотренной Указом Президента РФ № 808 единой информационной системы и базы данных[1].

Высокий уровень автоматизации аналитического труда как раз и создает необходимые предпосылки для эффективности проверки операций на предмет выявления сделок, совершаемых в целях отмывания преступных доходов и финансирования терроризма.

Как правильно отмечается в литературе, важнейшей задачей Росфинмониторинга является создание единой информационной системы в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Ведь информационная система ПОД/ФТ, созданная в Росфинмониторинге, обеспечивает сбор и обработку информации, получаемой от организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, органов государственной власти Российской Федерации и подразделений финансовой разведки иностранных государств[2].

Действующая технология такова, что после получения сообщений об операциях, подлежащих обязательному контролю, и подозрительных сделках, информационно-технологическая система Росфинмониторинга проверяет корректность составления сообщения. Некорректно составленные сообщения возвращаются назад, а сообщающие субъекты Закона № 115 получают уведомление с информацией об обнаруженных недостатках, после чего они обязаны вновь представить сообщение в течение 24 часов. Если сообщение не имеет недостатков, сообщающая организация получает уведомление о приеме сообщения в Росфинмониторинге. Затем, уже на втором этапе деятельности Росфинмониторинга, полученные сообщения анализируются программным обеспечением Росфинмониторинга. С использованием алгоритмов сообщения группируются на основе различных критериев, таких как подозреваемое лицо, характер операции и региональные риски. Далее сообщения анализируются для дальнейшего финансового расследования. В процессе изучения и анализа поступивших сообщений Росфинмониторинг может проверять получаемую информацию, направляя запрос в другой федеральный или региональный орган исполнительной власти. При этом Росфинмониторинг вправе запросить дополнительную информацию у субъекта Закона № 115, который направил ему свое сообщение, чтобы проверить точность уже полученной информации и выявить другие операции или деятельность, имеющую отношение к ПОД/ФТ. Росфинмониторинг направляет письменные запросы субъектам Закона № 115 и запрашивает дополнительную информацию по операции. Либо Росфинмониторинг может запрашивать должным образом нотариально заверенные копии конкретных документов. Получив запрос, субъекты Закона № 115 обязаны ответить Росфинмониторингу в течение пяти рабочих дней после получения запроса, но Росфинмониторинг может изменить этот предельный срок при необходимости. А уже по итогам проверки поступивших сообщений от субъектов Закона № 115 Росфинмониторинг принимает решение о том, нужно ли направлять соответствующую информацию в правоохранительные органы в соответствии с их компетенцией. Все сообщения хранятся в базе данных Росфинмониторинга и используются на ежедневной основе для целей анализа и различных оперативных целей[3].

Что касается субъектов Закона № 115, то, согласно пункту 10 Рекомендаций ФАТФ[4], лица, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны хранить по меньшей мере в течение пяти лет все необходимые записи об операциях (сделках) – как внутренних, так и международных, – с тем чтобы у них была возможность оперативно реагировать на запросы компетентных органов о предоставлении информации. При этом должны храниться все записи, которые были получены в результате мер НПК, в течение по крайней мере пяти лет после того, как у них прекратились деловые отношения, или после даты разовой сделки. В соответствии с Рекомендациями ФАТФ в пункте 4 статьи 7 Федерального закона № 115-ФЗ тоже закреплены аналогичные требования к субъектам Закона № 115.

В Законе № 115 предусматривается, что «передача такой информации в соответствии с положениями настоящей статьи не является нарушением законодательства Российской Федерации о персональных данных». Однако в Законе № 115 не сказано, что хранение такой информации может иметь место в течение пяти лет, даже в том случае, когда субъект персональных данных отзывает свое согласие на обработку его же персональных данных. В соответствии с частью 5 статьи 21 Закона о персональных данных, оператор обязан прекратить их обработку. В литературе обосновывается позиция о том, что банк вправе отказать в прекращении обработки и хранения переданных ему персональных данных в ситуации, когда речь идет о соблюдении статьи 7 Закона № 115. Заметим, что по этому вопросу на практике, как уже ранее говорилось, возникали дискуссии, учитывая, что Закон о персональных данных предусматривает, что по требованию владельца персональных данных оператор должен прекратить их обработку и уничтожить. И здесь надо иметь в виду, что практика пошла по пути признания приоритета за Законом № 115 в решении данной коллизии[5].

 

Большое значение имеет вопрос о соблюдениях принципов ПОД/ФТ. Эти принципы являются общими для работы многих систем ПОД/ФТ в мировой практике. Например, в статье 2 Модельного закона о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения, принятого государствами – участниками СНГ, закреплены «Принципы противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения». Там сказано, что к ним относятся:

– обязательные процедуры внутреннего контроля;

– обязательный контроль;

– риск-ориентированный подход к осуществлению противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения;

– запрет на информирование клиентов и иных лиц о принимаемых мерах противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения, за исключением случаев, предусмотренных законодательством государства[6].

Эти принципы нашли свое отражение в Законе № 115. На наш взгляд, они имеют функциональный характер. Иными словами, это принципы осуществления финансового надзора и финансовой разведки в сфере ПОД/ФТ.

Вместе с тем, если учитывать роль ПОД/ФТ в глобальном контексте и в том числе в связи государственно-правовым механизмом осуществления функций Росфинмониторинга в этом направлении, то, как уже говорилось в Главе 1 первого тома данного учебника, нужно учитывать более широкий набор принципов учения о финансовом мониторинге.

Напомним, что среди принципов науки финансового мониторинга как минимум надо выделить несколько доктринальных принципов, имеющих важное значение для совершенствования практики ПОД/ФТ:

– принцип комплексности исследований целей задач, средств и методов финансового мониторинга;

– принцип двух уровней в реализации целей, задач и функций финансового мониторинга: первичный и государственный уровень реализации финансового мониторинга (первичный финансовый мониторинг и государственный финансовый мониторинг);

– принцип риск-ориентированного подхода в исследовании практического применения информационных ресурсов финансовой разведки;

– принцип законности, уважения прав физических и юридических лиц, охраны и защиты персональных данных и частной жизни лиц, в отношении которых проводятся проверки;

– принцип взаимодействия финансовой разведки с правоохранительными и другими государственными органами Российской Федерации;

– принцип взаимодействия с подразделениями финансовых разведок других стран на основе российского законодательства, международных соглашений и рекомендаций ФАТФ;

– принцип конфиденциальности;

– принцип изучения зарубежного опыта противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма[7].

Важно, чтобы механизм выявления сделок, подлежащих обязательному контролю, был построен не только на функциональных принципах, но и на тех принципах, которые приведены и раскрыты в главе 1 первого тома учебного пособия. Ведь перед Росфинмониторингом и всей системой ПОД/ФТ поставлена цель защитить личность общество и государство от преступлений связанных с легализацией доходов полученных преступным путем и финансированием терроризма. Но при этом прежде всего должен соблюдаться принцип законности, уважения прав физических и юридических лиц, охраны и защиты персональных данных и частной жизни лиц, в отношении которых проводятся проверки. Не случайно в статье 1 Закона № 115 сказано, что данный Федеральный закон направлен на защиту прав и законных интересов граждан, общества и государства путем создания правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. В этой связи все вопросы организации и осуществления внутреннего контроля субъектами должны быть такими, чтобы в них находили свое отражение указанные здесь принципы.

В последующих главах и параграфах учебного пособия будет показано, как осуществляются требования этих принципов системы ПОД/ФТ применительно к функциям Росфинмониторинга и в тесной связи с их реализацией, направленной на достижение целей Закона № 115.

§ 2. Понятие обязательного контроля сомнительных сделок и финансовых операций

В соответствии со статьей 3 Федерального закона 07.08.2001 № 115-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее – Федеральный закон № 115-ФЗ) обязательным контролем является совокупность принимаемых уполномоченным органом мер по контролю за операциями с денежными средствами или иным имуществом на основании информации, представляемой ему организациями, осуществляющими такие операции, а также по проверке этой информации в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Для целей выявления и пресечения ввода «грязных денег» в легальный оборот в статье 6 Федерального закона № 115-ФЗ устанавливается перечень операций с денежными средствами или иным имуществом, подлежащих обязательному контролю. Указанные операции условно делятся на пять основных групп:

1. Операции с денежными средствами и движимым имуществом на сумму, равную или превышающую 600 тыс. рублей (либо эквивалент в иностранной валюте).

2. Сделки с недвижимым имуществом, если сумма, на которую они совершаются, равна или превышает 3 млн рублей (либо эквивалент в иностранной валюте).

3. Операции по получению некоммерческой организацией денежных средств и (или) иного имущества от иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства, а равно по расходованию денежных средств и (или) иного имущества указанной организацией подлежит обязательному контролю, если сумма, на которую совершается данная операция, равна или превышает 100 тыс. рублей либо равна сумме в иностранной валюте, эквивалентной 100 тыс. рублей, или превышает ее.

4. Операции, связанные с обслуживанием российского оборонно-промышленного комплекса и выполнением государственного оборонного заказа[8]:

– по зачислению денежных средств на счет (вклад), покрытый (депонированный) аккредитив или списанию денежных средств со счета (вклада), покрытого (депонированного) аккредитива хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение для оборонно-промышленного комплекса и безопасности Российской Федерации, а также обществ, находящихся под их прямым или косвенным контролем, если сумма, на которую совершается такая операция, равна или превышает 50 млн рублей либо равна сумме в иностранной валюте, эквивалентной 50 млн рублей, или превышает ее;

– операции по зачислению денежных средств на отдельные счета, открытые в уполномоченном банке головному исполнителю поставок продукции по государственному оборонному заказу, исполнителю, участвующему в поставках продукции по государственному оборонному заказу, для осуществления расчетов по государственному оборонному заказу в соответствии с Федеральным законом от 29.12.2012 № 275-ФЗ «О государственном оборонном заказе», с любых иных счетов, операции по списанию денежных средств с указанных отдельных счетов на любые иные счета, операции по первому зачислению денежных средств на указанные отдельные счета с иных отдельных счетов подлежат обязательному контролю, если сумма, на которую совершается соответствующая операция, равна или превышает 600 тыс. рублей либо равна сумме в иностранной валюте, эквивалентной 600 тыс. рублей, или превышает ее.

Операции по второму и последующим зачислениям денежных средств на отдельные счета с иных отдельных счетов или по списанию денежных средств с этих отдельных счетов на иные отдельные счета подлежат обязательному контролю, если сумма, на которую совершается соответствующая операция, равна или превышает 50 млн рублей либо равна сумме в иностранной валюте, эквивалентной 50 млн рублей, или превышает ее.

5. Операция с денежными средствами или иным имуществом (независимо от суммы), если хотя бы одной из сторон является организация или физическое лицо, в отношении которых имеются полученные в установленном порядке сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, либо юридическое лицо, прямо или косвенно находящееся в собственности или под контролем таких организации или лица, либо физическое или юридическое лицо, действующее от имени или по указанию таких организации или лица.

К первой группе операций (операции с денежными средствами и движимым имуществом на сумму, равную или превышающую 600 тыс. рублей) в частности относятся:

1) операции с денежными средствами в наличной форме:

– снятие со счета или зачисление на счет юридического лица денежных средств в наличной форме в случаях, если это не обусловлено характером его хозяйственной деятельности;

– покупка или продажа наличной иностранной валюты физическим лицом;

– приобретение физическим лицом ценных бумаг за наличный расчет;

– получение физическим лицом денежных средств по чеку на предъявителя, выданному нерезидентом;

– обмен банкнот одного достоинства на банкноты другого достоинства;

– внесение физическим лицом в уставный (складочный) капитал организации денежных средств в наличной форме.

2) зачисление или перевод на счет денежных средств, предоставление или получение кредита (займа), операции с ценными бумагами в случае, если хотя бы одной из сторон является физическое или юридическое лицо, имеющее соответственно регистрацию, место жительства или местонахождение в государстве (на территории), которое (которая) не выполняет рекомендации Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ), либо если указанные операции проводятся с использованием счета в банке, зарегистрированном в указанном государстве (на указанной территории)[9].

 

3) операции по банковским счетам (вкладам):

– размещение денежных средств во вклад (на депозит) с оформлением документов, удостоверяющих вклад (депозит) на предъявителя;

– открытие вклада (депозита) в пользу третьих лиц с размещением в него денежных средств в наличной форме;

– перевод денежных средств за границу на счет (вклад), открытый на анонимного владельца, и поступление денежных средств из-за границы со счета (вклада), открытого на анонимного владельца;

– зачисление денежных средств на счет (вклад) или списание денежных средств со счета (вклада) юридического лица, период деятельности которого не превышает трех месяцев со дня его регистрации, либо зачисление денежных средств на счет (вклад) или списание денежных средств со счета (вклада) юридического лица в случае если операции по указанному счету (вкладу) не производились с момента его открытия.

4) иные сделки с движимым имуществом:

– помещение драгоценных металлов, драгоценных камней, ювелирных изделий из них и лома таких изделий или иных ценностей в ломбард;

– выплата физическому лицу страхового возмещения или получение от него страховой премии по страхованию жизни или иным видам накопительного страхования и пенсионного обеспечения;

– получение или предоставление имущества по договору финансовой аренды (лизинга);

– переводы денежных средств, осуществляемые некредитными организациями по поручению клиента;

– скупка, купля-продажа драгоценных металлов и драгоценных камней, ювелирных изделий из них и лома таких изделий;

– получение денежных средств в виде платы за участие в лотерее, тотализаторе (взаимном пари) и иных основанных на риске играх, в том числе в электронной форме, и выплата денежных средств в виде выигрыша, полученного от участия в указанных играх;

– предоставление юридическими лицами, не являющимися кредитными организациями, беспроцентных займов физическим лицам и (или) другим юридическим лицам, а также получение такого займа.

Ко второй группе операций относятся различного рода сделки с недвижимым имуществом. Следует обратить внимание, что относительно данной группы операций Федеральный закон № 115-ФЗ не устанавливает закрытый перечень сделок – соответственно, к ним могут относиться договоры купли-продажи, аренды, мены, дарения, внесение в уставной капитал юридического лица, а также иные виды сложных сделок, содержащие в своем составе возможность перехода права собственности на недвижимое имущество, например аренда с правом выкупа, рента с правом выкупа и т. д.

В соответствии со статьей 130 Гражданского кодекса РФ к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся:

– земельные участки;

– участки недр;

– всё, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество. В частности, предприятия, автотранспортные магистрали, железнодорожные пути, трубопроводы являются недвижимым имуществом. При этом под термином «предприятие» понимается имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности (производственной, хозяйственной, посреднической, коммерческой и т. п.).

Третья группа операций касается операций некоммерческих организаций.

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»[10] некоммерческой организацией (НКО) является организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полученную прибыль между участниками. В Российской Федерации некоммерческие организации могут создаваться в самых разнообразных организационно-правовых формах: общественные и религиозные организации, фонды, учреждения, ассоциации и т. д.

К сожалению, необходимо признать, что в современных условиях некоммерческие организации зачастую используются для прикрытия иной незаконной деятельности. Как отмечается в Пояснительной записке к 8-й Рекомендации ФАТФ: «Текущая международная кампания по борьбе с финансированием терроризма, к сожалению, показала, что террористами и террористическими организациями сектор НКО используется в целях получения и перемещения средств материально-технического обеспечения, вербовки террористов или иной поддержки террористических организаций и операций. … В зависимости от страны и правовой формы НКО контроль за НКО со стороны государства может быть зачастую слабым или отсутствовать вовсе (например, регистрация, учет, отчетность и мониторинг), или для их создания может требоваться выполнение лишь небольших формальностей (например, могут отсутствовать требования в наличии каких-либо навыков или стартового капитала, могут не проверяться анкетные данные сотрудников). Террористические организации пользовались этими особенностями НКО, чтобы проникнуть в сектор и злоупотребить финансовыми средствами и операциями НКО для прикрытия или поддержки террористической деятельности[11]».

Кроме того, особую озабоченность вызывает деятельность некоммерческих организаций, полностью или в большей части финансируемых иностранными государствами или иностранными юридическими лицами. В частности, деятельность таких НКО может быть направлена на лоббирование интересов своих спонсоров в других государствах, в том числе путем незаконных действий.

В связи с этим в Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» было включено понятие некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, под которой понимается российская некоммерческая организация, которая получает денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников (за исключением открытых акционерных обществ с государственным участием и их дочерних обществ), и которая участвует, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации. В отношении НКО, выполняющих функции иностранного агента, законодательством устанавливаются дополнительные контрольные меры.

Таким образом, обязательный контроль операций по получению некоммерческой организацией денежных средств и (или) иного имущества от иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства, а равно по расходованию денежных средств и (или) иного имущества, направлен как на противодействие финансированию терроризма, так и на защиту суверенитета Российской Федерации.

Четвертая группа операций появилась относительно недавно и из-за своего субъектного состава является немного нехарактерной для целей противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. С учетом больших объемов денежных средств, выделяемых из бюджета для финансирования оборонно-промышленного комплекса, возникла потребность в расширении возможностей для контроля их целевого расходования, а также противодействия возникающим злоупотреблениям.

Операции, связанные с обслуживанием российского оборонно-промышленного комплекса и выполнением государственного оборонного заказа, были включены в перечень операций, подлежащих обязательному контролю, в частности в следующих целях:

– защита интересов государственного заказчика государственного оборонного заказа, головного исполнителя, исполнителей, а также публичных интересов Российской Федерации в сфере государственного оборонного заказа;

– предотвращение необоснованного повышения цен при выполнении государственного оборонного заказа, повышение эффективности осуществления контроля и надзора в указанной сфере и устранение существующих недостатков при осуществлении контроля за соблюдением норм законодательства Российской Федерации в сфере государственного оборонного заказа[12].

Необходимость обязательного контроля за пятой группой операций не вызывает никаких сомнений. Любые сделки и операции, совершаемые лицами, в отношении которых имеются полученные в установленном порядке сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, подлежат обязательному контролю независимо от суммы операции.

Правила определения перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, и доведения этого перечня до сведения организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, и индивидуальных предпринимателей утверждены постановлением Правительства РФ от 06.08.2015 № 804[13]. Указанный перечень опубликован на сайте Росфинмониторинга. По состоянию на 02.05.2017 в нём содержатся сведения о 7250 российских физических лицах, 85 российских юридических лицах, 414 иностранных физических лицах, 94 иностранных юридических лицах[14].

Основаниями для включения организации или физического лица в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, являются:

1) вступившее в законную силу решение суда Российской Федерации о ликвидации или запрете деятельности организации в связи с ее причастностью к экстремистской деятельности или терроризму;

2) вступивший в законную силу приговор суда Российской Федерации о признании лица виновным в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 280, 280.1, 282, 282.1, 282.2, 282.3, 360 и 361 Уголовного кодекса Российской Федерации;

2.1) вступившее в законную силу постановление о назначении административного наказания за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 15.27.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;

3) решение Генерального прокурора Российской Федерации, подчиненного ему прокурора или федерального органа исполнительной власти в области государственной регистрации (его соответствующего территориального органа) о приостановлении деятельности организации в связи с их обращением в суд с заявлением о привлечении организации к ответственности за экстремистскую деятельность;

4) процессуальное решение о признании лица подозреваемым в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 280, 280.1, 282, 282.1, 282.2, 282.3, 360 и 361 Уголовного кодекса Российской Федерации;

5) постановление следователя о привлечении лица в качестве обвиняемого в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 280, 280.1, 282, 282.1, 282.2, 282.3, 360 и 361 Уголовного кодекса Российской Федерации;

6) составляемые международными организациями, осуществляющими борьбу с терроризмом, или уполномоченными ими органами и признанные Российской Федерацией перечни организаций и физических лиц, связанных с террористическими организациями или террористами;

7) признаваемые в Российской Федерации в соответствии с международными договорами Российской Федерации и федеральными законами приговоры или решения судов и решения иных компетентных органов иностранных государств в отношении организаций или физических лиц, осуществляющих террористическую деятельность.

Основания и процедура составления перечня организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, неоднократно были предметом рассмотрения в Конституционном суде Российской Федерации. В частности, заявители пытались признать не соответствующей Конституции Российской Федерации норму Федерального закона № 115-ФЗ, согласно которой постановление следователя о возбуждении уголовного дела в отношении лица, совершившего преступление террористического характера, является основанием для его включения в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности. Как отметил Конституционный суд Российской Федерации[15]: «Предусмотренное … основание для включения организации или физического лица в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, – постановление следователя о привлечении лица в качестве обвиняемого в совершении хотя бы одного из указанных в нем преступлений – само по себе не влечет ограничения конституционных прав и свобод, поскольку его применение предполагает лишь информационное обеспечение достижения целей Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», состоящих в защите прав и законных интересов граждан, общества и государства путем создания правового механизма противодействия легализации (отмыванию) полученных преступным путем доходов и финансированию терроризма.

1См.: Указ Президента РФ № 808.
2См.: Киселёв И.А., Лебедев И.А., Никитин Д.В. Правовые проблемы управления корпоративными рисками в целях противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма / под общ. ред. В.И. Авдийского. – М.: Юриспруденция, 2012.
3См.: Киселёв И.А., Лебедев И.А., Никитин Д.В. Указ. соч.
4Рекомендации ФАТФ. Международные стандарты по противодействию отмыванию денег, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения / Пер. с англ. – М.: Вече, 2012. – С. 19.
5См. об этом подробнее: Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 07.08.2001 № 115 «О противодействии легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» / Ю.А. Чиханчин, Ю.В. Труневский и др.; отв. ред. И.И. Кучеров. – М.: МУМЦФМ; Ярославль, Литера, 2016. – С. 232–233.
6Модельный закон о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения (принят в г. Санкт-Петербурге 28.11.2014 Постановлением 41–16 на 41-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ).
7См.: Братко А.Г. – Глава 1, Т. 1 учебного пособия Финансовый мониторинг: учебное пособие для бакалавриата и магистратуры / под ред. Ю.А. Чиханчина, А.Г. Братко – М.: Юстицинформ, 2017.
8Обязательному контролю подлежат также и операции по зачислению денежных средств на счет (вклад), покрытый (депонированный) аккредитив или списанию денежных средств со счета (вклада), покрытого (депонированного) аккредитива хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение для оборонно-промышленного комплекса и безопасности Российской Федерации, и обществ, находящихся под их прямым или косвенным контролем, которые указаны в статье 1 Федерального закона от 21.07.2014 № 213-ФЗ «Об открытии банковских счетов и аккредитивов, о заключении договоров банковского вклада, договора на ведение реестра владельцев ценных бумаг хозяйственными обществами, имеющими стратегическое значение для оборонно-промышленного комплекса и безопасности Российской Федерации, и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», федеральных унитарных предприятий, имеющих стратегическое значение для оборонно-промышленного комплекса и безопасности Российской Федерации, и хозяйственных обществ, находящихся под их прямым или косвенным контролем, которые указаны в Федеральном законе от 14.07.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», государственных корпораций, государственных компаний и публично-правовых компаний, подлежит обязательному контролю, если сумма, на которую совершается такая операция, равна 10 млн рублей или превышает эту сумму либо равна сумме в иностранной валюте, эквивалентной 10 млн рублей, или превышает эту сумму (См.: Федеральный закон от 29.07.2017 № 267-ФЗ).
9В соответствии с приказом Росфинмониторинга от 10.11.2011 № 361 «Об определении перечня государств (территорий), которые не выполняют рекомендации Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ)» в настоящее время к числу таких государств относятся только Исламская Республика Иран и Корейская Народно-Демократическая Республика.
10Собрание законодательства РФ, 15.01.1996. – № 3. – Ст. 145.
11Рекомендации ФАТФ. Международные стандарты по противодействию отмыванию денег, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения / Пер. с англ. – М.: Вече, 2012. – С. 77–78.
12Пояснительная записка к проекту Федерального закона № 764700-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном оборонном заказе» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».
  Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 11.08.2015.   Официальный сайт Росфинмониторинга http://fedsfm.ru/documents/terrorists-catalog-portal-act
15См.: Определение Конституционного Суда РФ от 13.05.2010 № 688-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина …на нарушение его конституционных прав абзацем седьмым пункта 2 статьи 6 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» // Текст Определения официально опубликован не был, Определение Конституционного Суда РФ от 24.09.2014 № 2183-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина …на нарушение его конституционных прав подпунктами 3–6 пункта 2.1 статьи 6 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» // Текст Определения официально опубликован не был.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru