Частушки северных деревень

Клавдий Корняков
Частушки северных деревень

© Корняков К. А… 2015

© Издательский дом «Сказочная дорога», оформление, 2015

От автора

Моё детство и юность прошли в деревне Новошино Красноборского района Архангельской области. Моя деревня расположена в глухом живописном месте в верховьях реки Устья. Деревня Новошино возникла в начале XV века. В Писцовой книге Устьянских новостей о деревне Новошино упоминается в записи, относящейся к 1549 году.

Я с детских лет помню, как в деревне звучали частушки под гармошку, которые в основном пели девушки и ребята. В праздники частушки пели все жители деревни, и старый и малый. Частушка в деревне пользовалась огромной популярностью.

Удивительны были голоса исполнителей частушек! А игроки на гармошке обладали исключительной артистичностью и талантом. Всё это подтолкнуло меня составить этот сборник и проанализировать роль частушки в жизни северных деревень Архангельской области.

В собирании частушек северных деревень Красноборского и других районов помогали мои земляки, жители деревень Новошино, Шадрино, Маломса и других: Рогатых Валентина Петровна, Корнякова Людмила Ивановна, Илатовская Мария Сергеевна, Спиридонова Ольга Алексеевна, Ипатова Нина Алексеевна, Ипатов Александр, уроженец Пинежского района Щепоткин Владимир Евгеньевич и многие другие, а вдохновителем и поддержкой в издании этого сборника была Кононова Людмила Павловна – президент Поморского землячества в городе Москве. Особую признательность выражаю генеральному директору издательства «Сказочная дорога» Редькину Николаю Ивановичу, нашему земляку, уроженцу Вилегодского района Архангельской области.


О частушке как жанре русского фольклора

ЧАСТУШКА (припевка, коротушка) – жанр русского фольклора, сложившийся в 1870-х годах. Термин «частушка» был введен писателем Г. И. Успенским в очерке «Новые народные песни» (1889 г.) при характеристике народных стишков. Истоки частушки – игровые и плясовые припевки, «сборные» хороводные песни, скоморошьи прибаутки, свадебные «дразнилки» и городские песни. Частушке свойственны злободневность тематики, афористичность, неожиданность метафор и рифм, напевноречитативный тип мелодики, импровизация на основе устойчивых музыкальных форм.

Частушка – это лирическая короткая песенка, состоящая из 2-х или 4-х строк. Однако петь частушки принято так, чтобы куплет шел за куплетом, одна частушка – за другой. Поются (проговариваются) они на одном дыхании, в быстром ритме. Считается, что и само слово образовалось от глагола «частить» или прилагательного «частый».

Как правило, один человек частушку запевает, другой подхватывает, затем включаются еще исполнители, и так – по кругу. Под частушку обычно пляшут, данный жанр относится к области русского народного творчества.

Существует ряд положений о частушках:

1. Относительно появления частушки в народном творчестве мнения ученых расходятся. По мнению одних, частушка бытовала в народе еще на рубеже XVII–XVIII вв. Её носителями были бродячие артисты. Противники этой точки зрения утверждают, что частушка в качестве особой песенной формы появилась в конце XIX века.

Трудно сказать, кто из ученых прав, но в знаменитом Толковом словаре Владимира Даля слова «частушка» нет. Большинство все же склоняются к тому, что частушка как жанр, как словесно-музыкальная миниатюра, впервые упоминается в 1889 году Глебом Успенским в очерке «Новые народные песни».

2. Удивительным образом частушки возникли практически в одно время в разных областях России. В каждой местности народ придал задорным песенкам свой неповторимый колорит. Иногда суть, приоритет в звучании или теме слышался в самом названии: саратовские страдания, волжские матанечки, рязанские хохотушки, вятские нескладушки, уральские тараторки и т. д. В разных краях лирические песенки называли по-разному – погудка, коротушка, припевка, цыганочка, собирушка, топтушка и т. д., но во всех случаях речь шла именно о частушке.

3. Частушка исполняется под разные народные музыкальные инструменты, но чаще всего под гармошку и балалайку. Однако музыкальное сопровождение – не главное при исполнении частушки, иные народы поют ее и вовсе без аккомпанемента.

4. Структура частушки незатейлива, хотя и не столь проста, как может показаться на первый взгляд. Можно заметить, что в ней органично сочетаются традиция и новаторство. Традиция заключается в строго определенном объеме (как правило, 4 строки в частушке, 2 – в страданиях), в наличии цельного набора устоявшихся и ставших привычными зачинов и припевов, неизменность оборотов и образов, рифмование четных строк (редко парная зарифмованность).

Новизну в частушку привносят по-разному в разных уголках России, даже в разных районах Архангельской области, да и в разных деревнях. Каждая частушка несет в себе сюрприз, секрет. Где-то опускают первую строку зачина, предоставляя «слово» гармони или балалайке.

Иные исполнители, напротив, наполняют словами даже проигрыш или музыкальную паузу. Вариантов масса, неожиданности могут всплыть в любое время. Все они имеют право на жизнь, ведь это народное творчество.

5. Каким бы несерьезным жанром не считали частушку иные критики, у нее не отнять двух положительных составляющих.

Частушки отражают историю народа, по их содержанию можно судить о событиях с точки зрения простых людей. Частушки – это настроение масс. Они полны живых откликов на происходящие события или отдельные жизненные ситуации. По ним вполне можно проследить историю страны.

Частушка несет в себе массу позитива (даже знаменитые саратовские страдания). Она может быть грустной, но при этом оптимистические нотки в ней непременно присутствуют, частица юмора обязательно есть (часто – подтрунивание над самим собой).

Известны случаи: в состоянии депрессии и стресса стоит людям пропеть несколько частушечных куплетов, как душевная боль уходит, а сердечные раны заживают. Возможно, это происходит от того, что человек просто прокричится, приплясывая, – выпустит пар. А возможно, так проявляется великая сила коллективного народного искусства. Пусть даже такого немудреного, как частушка.

6. Частушка – желанный гость в любой компании в наше время. Она, как прежде, популярна и любима массами.

Она не растеряла своего смысла – возможности людям высказаться, подшутить над собой и над другими, высмеять ситуацию или человека (лентяя, чиновника, пьяницу). Частушка всегда идет в ногу со временем. Она никогда не исчерпает себя.

Частушки создаются преимущественно сельской молодежью, исполняются на одну мелодию целыми сериями во время гуляний под гармонь. Мелодии в каждой отдельной деревне или районе обычно бывают разные. Например, в нашей деревне Новошино Красноборского района частушки исполняются живо, весело, залихватски, в то же время в деревнях Пермогорье, Телегове частушки исполняют протяжно, даже медленно.

Тематика главным образом любовно-бытовая, однако уже в дооктябрьский период возникают частушки общественного содержания (чаще с сатирической окраской); в советское время их доля в общей массе частушек значительно возрастает, тематический диапазон расширяется.

Будучи откликом на события дня, частушка обычно рождается как поэтическая импровизация. Ей свойственны обращения к определенному лицу или слушателям, прямота высказывания, реалистичность, экспрессия. Под влиянием фольклорных частушек возникла литературная частушка.

Текст частушки – обычно это четверостишие, написанное хореем, в котором рифмуются 2-я и 4-я строки (иногда перекрестно рифмуются все строки). Характерной чертой языка частушки является его выразительность и богатство языковых средств, часто выходящие за рамки литературного языка. Частушка обычно исполняется под аккомпанемент гармошки. Музыкальной основой частушки являются короткие одночастные, реже – двухчастные мелодии, исполняемые полуговорком или напевно.

История возникновения частушки

Есть факты наличия коротеньких песенок, близких к частушкам, в XVIII и первой половине XIX веков, но они не убедительны.

Однако метод изучения фольклорных текстов, связанный с попыткой относительно точного датирования времени их происхождения на основе дат первых их публикаций не может быть в полной мере применен к фольклору, и поэтому это не является основанием для отнесения времени возникновения тех или иных жанров фольклора именно к периоду не ранее XVIII века. Поэтому принято считать, что частушка возникла в середине XIX века в мужской среде и наибольшее развитие получила после становления советской власти. Предшественниками ее были игровые и плясовые песни, которые в народе называли «частыми».

Первоначально частушку не признавали за художественный жанр народного творчества, считали, что она испортит и погубит народную песню. Резко по этому поводу высказывался великий русский певец Ф. И. Шаляпин. В своей книге «Лад» известный писатель В. И. Белов приводит одно из высказываний Ф. И. Шаляпина: «…Что случилось с ним (то есть с народом), что он песни забыл и запел эту частушку, эту удручающую, невыносимо бездарную пошлость? Эта проклятая немецкая гармошка, которую с такой любовью держит под мышкой какой-нибудь рабочий в день отдыха? Этого объяснить не могу. Знаю только одно, что эта частушка – не песня, а сорока, и даже не натуральная, а похабно раскрашенная. А как хорошо пели. Пели в поле, на речке, в лесах, в избах за лучиной…».

В XX веке острота и своеобразие частушечных мелодий привлекли внимание композиторов. Создано немало разнообразных авторских произведений в этом жанре. Сейчас частушка живет полноценной, творческой жизнью, занимает немалое место в русской национальной песенной культуре.

Удивительно, но частушки совершенно отсутствовали на Дону, так как казаки пренебрежительно относились к российским «лапотникам», поэтому и не перенимали жанр частушки. «Частушка» вошла в словари многих языков без перевода, как и слова «самовар», «матрешка» иноязычные словари не переводят.

 

Если экономическая сторона жизни сельского населения России могла быть более или менее точно исследована статистическим методом и могла быть соответственно понятна, то духовный быт нашего крестьянского мира – его настроения, взгляды, мировоззрение – до сих пор является для большинства так называемой интеллигенции в большей степени terra incognita.

Точных методов для обследования духовной жизни народа не существует. Наконец, крестьянская масса далеко не однородна и далеко не настолько консервативна, чтобы ее настроения могли надолго фиксироваться в каких-либо устойчивых и определенных формах.

Настроения, как и мировоззрение народной массы, меняются в зависимости от форм ее экономического быта, от той или иной причастности ее к общечеловеческой культуре, а также от рамок ее правовых норм и взаимоотношений.

Эти настроения настолько сложны, разнообразны и в то же время неустойчивы, что только непосредственное наблюдение и изучение народной жизни может дать ключ для более или менее правильного их понимания. Разумеется, это последнее удается далеко не многим.

Рейтинг@Mail.ru