полная версияЗаписки помощника прокурора. Части 32 и 33

Кириллов Альберт
Записки помощника прокурора. Части 32 и 33

– Что у вас там происходит? – услышал я голос прокурора в трубке телефона, которые зазвонил в моём кабинете. – Почему в дежурной части сидят двое сотрудников милиции. Мне уже позвонил начальник СУВДТ (Среднеуральское управление внутренних дел на транспорте).

«Уже настучали», – подумал я.

– Добрый день. Эти два сотрудника мною оставлены в дежурной части, т.к. мои коллеги должны привезти потерпевших. До их приезда будут сидеть. Если надо, то я сейчас вынесу постановление об их задержании. Просто я посчитал, что пока не стоит этого делать.

– Да? Ну хорошо! Действительно есть основания для их задержания? – спросил прокурор.

– Если потерпевшие подтвердят показания, то мы их сразу задержим, – сказал я.

– Ладно, работайте, – сказал прокурор и положил трубку.

Почти весь день, я валял дурака, т.к. делать было нечего. Поэтому занимался всякой фигней. Коллеги должны были приехать ближе к ночи, но так и не появились. Я уже начал беспокоится. Периодически звонил дежурный и «капал» мне на мозги, по поводу задержанных: чем кормить, поить, и когда отпускать. В последний раз я наорал на него и сказал, что если еще раз позвонит, то на одного задержанного станет больше…

В общем, домой я решил не ходить, а остаться на работе.

Около 10:00 в воскресенье раздался сильный стук в закрытую мною дверь. Я подскочил и выскочил из-за стола, на котором благополучно уснул.

– Привет, – весело улыбались на пороге мои коллеги.

– Блин, доехали. Я уже беспокоился, – сказал я, запуская коллег, водителя и женщину с мужчиной.

Они привезли потерпевших, которых мы допросили под видеокамеру. Видеооператором выступал я, как подсобный работник. После этого, старший в группе принял решение: провести опознание и очную ставку с подозреваемыми. Я, как владелец собственной машины, был отправлен за двумя подозреваемыми.

У нас возникла серьезная проблема. Опознание надо было проводить в форменной одежде милиционеров, т.к. грабили людей они одетые в форму. Наши подозреваемые приехали в гражданской одежде.

Было принято «гениальное» решение: вызвать нескольких сотрудников милиции, которые работали в этот день. Периодически к прокуратуре подъезжал дежурный «УАЗик», из которого выгружались сотрудники милиции и заходили в помещение прокуратуры. Толком мы никому ничего не объяснили, поэтому они не понимали, что происходит.

Вскоре прокуратура напоминала милицейский участок. Около 20 сотрудников милиции сидели в предбаннике прокуратуры и недоумевали.

А мы всего лишь пытались найти одинаковых по комплекции двух лиц, которые фигурой походили на наших подозреваемых. Кроме того, опознание проводится при наличии не менее трех опознаваемых. И нам были нужны еще четыре человека в милицейской форме.

Пару раз звонил прокурора, которому названивал большой милицейский начальник, который никак не мог понять, что происходит с его подчиненными, которых мы в массовом порядке вызывали в прокуратуру. Тем более, что это было воскресенье…

В общем, мы подобрали двух человек, которые более-менее подходили под подозреваемых.

Начался цирк с конями. Один был одет в форменную одежду, состоявшую из брюк и пиджака. Поэтому мы просто отобрали у него пиджак с погонами и фуражку. Со вторым было сложнее. Он был одет в форменный комбинезон… Отобрали и комбинезон. Бедный сотрудник сидел в одних трусах и майке в моём кабинет.

В его глазах было видно изумление и удивление идиотами – прокурорскими. А что делать?

Отобранную одежду мы напялили на подозреваемых. Клоунада еще та была. Второй подозреваемый смотрелся в комбинезоне очень комично. Она ему была на несколько порядков больше! Уж слишком здоровой оказался милиционер, у которого мы отобрали его комбинезон.

В общем, провели мы опознание. Оба потерпевших легко опознали наших «злодеев», которые сразу начали вопить, что я не я и рожа не моя. Но это им не помогло.

Оба придурка были задержаны. Форма возвращена сотрудникам милиции, которые были просто в обалдении от таких выкрутасов.

Позднее, двое этих уродов, были осуждены на 4 года условно. Вот не хотели судьи их садить, хоть на пупе извертись. Потом и остальных сотрудников милиции, которых мы в последствии задерживали осуждали на условные сроки. Прямо рок какой-то.

На этом история не закончилась. Спустя два месяца в прокуратуру пришло ещё одно заявление. Опять отличились сотрудники ЛПМ со ст. Шаля. Причем удивление вызвал тот факт, что потерпевший прислал приложенную к заявлению справку, что у него компрессионный перелом позвоночника. По его словам, позвоночник ему сломал сотрудник милиции, когда бил его по спине пистолетом в ЛПМ. Потерпевшего задержали и доставили в ЛПМ, требую от него подписать протокол, что он задержан за мелкое хулиганство, а тот отказывался.

Нам срочно были нужны свидетели, потому что слов потерпевшего не хватало для настоящего обвинения сотрудников милиции. Мы поступили следующим образом. Как раз где-то за недели до этого, на ст. Шаля произошло убийство. Один из наших следователей выезжал туда и, как раз, собирался выехать туда еще один раз. Старшей нашей группы – Александр, попросил его изъять журнал, доставленных в ЛПМ, чтобы поискать в нём возможных свидетелей. Надеялись, что нам повезет.

Рейтинг@Mail.ru