Поворот

Кирилл Михайлович Лахтин
Поворот

Вас никогда не поражали пейзажи огромных современных мегаполисов? Свет ярких, мгновенно бросающихся в глаза, неоновых вывесок и мгновенные блики лучей, проезжающих на запредельной скорости машин, которые без оглядки несутся куда-то вперед? Не удивляло ли ваше воображение то, как здесь живут люди? Что в одном десятиэтажном доме могут жить убийца, будущий писатель, наркоман, балерина и возможно, и вы сами? А эти небоскребы? Эти гигантские шпили, возвышающиеся иглой к самому небу, и пронзающие столь неспокойную гладь голубого покрова? И темп жизни, это нигде более так не ощутимый быстрый темп! Когда все вечно куда-то бегут, несутся сломя голову, забывая о всем и вся вокруг себя! Когда каждый здесь главный и единственно важный герой своей собственной пьесы! Это все безусловно удивляет, это все может бесконечно и бесконечно вводить вас в состояние долгих размышлений и долгих мыслей, но меня поражает не это, ведь есть что-то, что находится так близко ко всему этому, что буквально можно подать рукой! Это то, о чем все знают, о чем знает и всегда помнит житель каждого бескрайнего мегаполиса, но о чем говорить, а тем более говорить уважительно, не любит. Это пригороды.

Здесь всё совсем иначе. Казалось бы, эти места находятся буквально в нескольких десятках, а иногда и вовсе в одном десятке, километров от этих новых общин современности. Когда ты приезжаешь в обыкновенные, а не специальные элитные, районы какой-нибудь Москвы, то ты словно попадаешь в обычный маленький провинциальный и всеми забытый город. Здесь царят обычные законы жизни, на улицах можно увидеть машины и грузовики из которых виднеются довольные лица торгашей, уже норовящих тебе что-нибудь впарить, а с балконов домов то и дело высовываются курящие мужики в одних майках, которые готовы уйти куда угодно, лишь бы не слушать бред и ор своих детей и жён. Вечером здесь легко найти небольшие компании молодежи, которых хлебом не корми, дай бездельно послоняться по улицам.

Самые интересные обитателей этих мест, а также по совместительству самые распространенные, это те, кто живет в этих небольших пригородах, а работает в огромном, не дающем тебе дышать, городе. Каждый день эти люди, словно роботы, встают в одно и тоже время, чтобы не попасть в пробки, не опоздать на автобус, и успеть доехать побыстрее, пока они добираются до своей работы, все как один, обязательно сжигают свое время в телефоне, либо слушая какую-нибудь второсортную музыку. Они видят обе стороны медали, светлую – жизнь в большом городе, в городе современном и живущем по современным порядкам, там, где нет места всяким лентяям и бездарям, ведь если ты не будешь уметь жить здесь – навряд ли сможешь здесь прожить, и темную – жизнь в маленьких пригородах, некоторые из которых (даже не самые заброшенные и плохие) кишат алкоголиками, наркоманами, и в которых многие люди все еще живут по тем законам, которые сами придумали себе в какие-нибудь девяностые.

Но разве не мучает таких людей их положение? Они ведь каждый день видят жизнь новую, жизнь лучшую, но предпочитают жить там, где с них меньше возьмут, но жизнь там совершенно другая. Видимо они даже в разы пофигистичнее обычных жителей мегаполисов, ведь ради денег готовы жить хоть в какой помойке. А деньги, как известно, и в городах, и в их пригородах – правят всем.

В одном из таких пригородов и живет тот, о ком пойдет речь. Он такой же серый и безликий «пограничник», как и все остальные. Также каждый день тратит почти половину времени просто на то, чтобы добраться до своей работы и вернуться обратно домой. Но в этом он не видит совершенно никаких минусов. Он зарабатывает приличные деньги, и благодаря экономии на плате за квартиру, большую их часть оставляет себе. Его такой расклад устраивает. У него есть любящая девушка, хорошее жилье, отличная работа и перспективное, по его мнению, будущее. Со своей девушкой он планирует в скорое время сыграть свадьбу, благо предложение он уже сделал, и она согласилась, на работе ему обещают повышение и, казалось бы, о чем еще только можно мечтать? Он и сам часто задает себе это вопрос, думая, что ему просто конкретно повезло так устроиться в жизни, и, наверное, расскажи ему кто-нибудь во скоро превратиться его жизнь – он бы от души посмеялся и не поверил бы. А зря.

–Да, я знаю, что сейчас не самое лучшее время брать отпуск, но Дим, ты тоже меня пойми, у меня скоро свадьба, и мне не очень хочется, даже скорее очень не хочется, провести свой медовый месяц разгребая отчеты и объясняя этим уродам, как они должны работать.

Он ехал на своем Фольксвагене, купленным им на накопленные деньги два года назад, и разговаривал по телефону со своим коллегой, и хорошим другом, Димой. На нем был привычный черно-серый костюм и коричневое пальто, которое его девушка подарила ему на день рождения.

–Я помню про футбол сегодня вечером, но я же сказал, что не смогу прийти, сегодня Вера возвращается от своих родителей, я и так не виделся с ней уже почти две недели… Так что сам понимаешь…

–Жень! Так скоро каблуком ведь станешь! – раздался громкий басистый голос из трубки телефона.

–Напомни ты, когда последний раз женщину хотя бы за руку держал?

–Да пошел ты! – еще громче прежнего произнес Димин голос.

–Ах-ха! Да ладно тебе, я шучу. Я позвоню тебе на днях, может быть, если моя госпожа позволит мне с тобой увидится, мы сможем посмотреть следующий матч и выпить. До скорого.

Он бросил трубку и продолжил вести машину по шоссе, ведущему из Москвы в один из ее небольших и небогатых пригородов.

Через несколько минут ему пришло уведомление.

«Вера.

Привет, завтра у моей младшей сестры день рождение, поэтому я задержусь еще дня на три, не ругайся, скоро увидимся <3»

«Да, ни футбола сегодня, ни женщины, ну хоть один отдохнуть смогу…» – подумал про себя Евгений.

Месяц назад ему исполнилось 26 лет. В тот день, он ужасно много выпил и не помнит даже как отпраздновал свой день рождения. Хотя этот день рождения считает одним из лучших в своей жизни. Ведь именно тогда он сделал предложение своей любимой – Веронике Спесовой. Её он любит вероятно больше чем кого-либо еще в своей жизни. Родителей у него уже как 5 лет нет, а к самому себе у него всегда неизменно нейтральное отношение, как к человеку, которого ты вроде как знаешь, но поговорить вам совсем не о чем, поэтому вы вроде и знакомы, и часто здороваетесь друг с другом, но на самом деле совсем чужие люди.

Евгений Малумов считает себя человеком не сколько успешным, сколько просто умеющим подстроиться под обстоятельства и плыть по течению. Он никогда не думал и не хотел стать кем-то особенным, написать шедевр, повести за собой толпу или добиться большего успеха в жизни, его устраивает то, что он имеет и единственное чего он боится – это все потерять.

Он прекрасно знает свой страх, поэтому делает все, чтобы он не воплотился в жизнь, ради того, чтобы сохранить то, что имеет, он, как сам себе говорит: «Пожертвовал бы миром, всем светом, лишь бы все не было так, лишь бы все не скатилось туда, куда в определенное время скатывается жизнь каждого человека!»

«Наконец дом, я уже устал ехать и стоять в этих чёртовых пробках, слава богу, ближайшие три дня я смогу просто отдохнуть от этой рутины»

Квартира у него была не очень большая. Две комнаты: зал, где он вместе с Верой любил лежать на диване и смотреть какие-то пустые фильмы совсем ни о чем, просто чтобы занять время и провести его вместе, и спальная, которая последняя время совсем опустела без женщины в ней, кровать всегда холодная и вокруг нет какого-то приятного домашнего чувства, какого и не найти в домах у одиноких людей.

Он разделся, повесил свое пальто на вешалку, и снял свой уже такой же, как и он сам, уставший пиджак.

Засучив рукава, он направился на кухню, достал из холодильника две бутылки холодного пива и быстро пожарил себе «небрежной яичницы»,

Он упал со всем этим на свой диван и ленивым движением руки включил уже идущий футбольный матч по телевизору.

Перед тем как выпить и уже полноценно перейти в «отдыхающее» положение, он взял телефон, набрал номер Веры и позвонил.

–Привет, работяга – раздался приятный женский голос.

–Да, знаешь ли люди тут работают, ну по крайней мере работали… – начал Евгений.

–Что? Тебя что уволили?!

–Да нет конечно, кто же уволит такого работника, как я! Я сам ушел, просто подумал, что все это – не моя тарелка, пора найти что-то другое, всего один раз живем ведь!

–Очень смешно! Следующий раз предупреждай перед тем как выкинешь свой очередной подкол.

Дело в том, что по образованию, Вера – психолог, поэтому сам Женя чуть ли не каждый день слышит от нее подобные мотивационные речи. Он всегда думает, как ее пациенты вообще не сошли с ума от подобного бреда? Но ей конечно такой вопрос задать он не осмелится.

–Я взял отпуск на две недели, у нас же ведь свадьба через пять дней, ты еще не забыла?

–Да нет знаешь ли… Забыла! Спасибо за напоминание! – пародируя самого Женю ответила девушка.

–Пожалуйста! Я конечно понимаю, что мы уже все подготовили и осталось лишь пара вещей, но все равно, постарайся поскорее вернуться, я очень скучаю…

–Я тоже по тебе уже скучаю, но я не виделась с родителями уже почти два года, они все никак не хотят отпускать меня домой, еще и у Кати завтра день рождения, как назло!

–Что собираешься ей подарить? – спросил Женя.

–Билет подальше из этого захалустья. – совершенно серьезно ответила Вера.

–Я люблю тебя.

–Я тебя тоже, мой отец уже зовет меня поздороваться с очередной тетей-бабушкой, которая по мне очень соскучилась, поэтому тогда созвонимся поближе к ночи. Целую тебя, мой офисный планктон.

–И я тебя, психичка. – с неподдельной улыбкой на лице проговорил он и положил телефон.

«Теперь, когда и настроение получше можно и отдохнуть. Только открою окно, а то совсем стало душно.»

 

Он подошел к окну, раскрыл занавески, потянул за ручку створки и уже было был готов вернуться к своему отдыху, краем глаза, случайно заметил что-то в одном из окон дома, напротив.

Свет в этом окне горел, и горел он довольно ярко. Шторы закрывали его лишь с одной стороны, вторая же была толи не закрыта, толи там вовсе ничего не было, и сама гардина, она вся была какая-то перекошенная.

Но не это показалось ему странным.

В самом центре комнаты виднелся женский силуэт. Как только Евгений его заметил, он тут же замер как истукан, кровь в его жилах застыла, а лицо тотчас же помертвело.

Было трудно разглядеть все подробности, но одно можно было увидеть без труда. Девушка, или женщина, чей загадочный силуэт виднелся в окне напротив, была повешена.

Очертания веревки, обвивающей и надламывающей ее шею, были видны крайне отчетливо.

«Она…Она повесилась? Я не… Я не могу увидеть точно, а вдруг нет… Нет, нет… Точно так, она совершенно точно… Так почему я еще стою на месте?.. Разве я не должен… Не должен ли я вызвать полицию? Или… Вдруг она еще жива?.. Тогда мне стоит… Тогда я должен..»

Не успев закончить свою мысль он тотчас же, словно обезумевший бросился в коридор, где он лихорадочно одел свои ботинки, кое-как накинул сверху пальто и выбежал из квартиры, даже позабыв закрыть за собою дверь.

Он как можно скорее спускался по лестнице, чуть-ли не перепрыгивая часть ступеней. Когда он наконец оказался на улице и начал бежать в сторону противоположного дома, то его осенила мысль:

«Куда же я? Я же не запомнил даже квартиру и этаж! Какой этаж… Какой же этаж…»

Он приближался к подъездной двери все быстрее и быстрее. На улице людей совсем не было, ведь оставалось всего полчаса до полуночи.

«4 этаж! Точно он! На один ниже того, на котором живу я! Я вспомнил, как хорошо, что я вспомнил… Хорошо? Что же хорошего?..»

Он только было подбежал к двери и ведущей в подъезд и хотел подумать о том, как он собирается ее открывать, как вдруг, дверь открылась сама. Из-за нее появился какой-то мужчина, в капюшоне и красной куртке, он прошел мимо Евгения и пошел дальше, а тот в свою очередь воспользовался возможностью и забежал в дом.

Его руки начали дрожать, а с каждой ступенью ноги всё сильнее подкашивались. Он ни о чем не думал, только лишь о том, как быстрее добраться до нужной квартиры. Не думал, придется ли выбивать дверь, делать искусственное дыхание, перерезать веревку, не думал и о том, каково ему будет видеть её

И вот четвертый этаж. Дверь в одну из квартир была приоткрыта. Это была именно та квартира, и он сразу эту понял. Он зашел, даже не подумав и не обратив внимания на то, что дверь открыта. Разве самоубийца бы поступил так? Разве что чтобы его поскорее нашли… Но Евгения это сейчас совсем не волновало…

Он не обратил внимания и на квартиру, в которую вошел, на ее интерьер, на все вокруг, он только дрожащими шагами двигался к той комнате…

Когда он уже был у самых дверей, то увидел ее в полный рост.

Это была невысокая девушка, лет двадцати, с длинными светлыми волосами. Она была стройна, ее руки длинны и худы, а ноги, хоть немного и полные, органично смотрелись со всем остальным телом.

Веревка сдавливала ее шею и все вены на ней были вздувшиеся, а голова, словно сдувающийся воздушный шарик на веревочке, была наклонена в сторону.

Она была одета в длинную белую рубашку, которая была ей очень к лицу. На ногах же у нее были короткие и обтягивающие ее бедра джинсовые шорты. Они только подчеркивали красоту ее тела.

Вся кожа была бледна, смертельно бледна. Вены выступали на ней какими-то синими оковами, словно веревки, которые опоясывали все тело. А ее руки были будто бы ниточками, которые болтались на ветру.

Евгений начал снимать ее с веревки. Сначала он приподнял ее, оцепил веревку от люстры, и наконец снял бедную девушку.

Он только перевернул ее к себе лицом, как вдруг вздрогнул.

У нее было очень милое и женственное лицо. Аккуратный носик, тонкие, но выразительные брови, зеленые глаза и небольшие губы. Макияжа на лице почти не было, она была естественно-красивой девушкой, каких сейчас мало.

Но этого Евгений не заметил, он увидел то, что мог увидеть гораздо раньше, если бы смотрел вокруг.

Весь живот девушку был в крови. В крови были теперь и все руки, и все пальто Евгения. Ее одежда была порвана, а на ее теле, он, хоть и сразу же отвел взгляд, увидел множественные порезы.

Он с безумными глазами огляделся по сторонам.

Гардина в этой комнате была сломана, и все шторы снаружи были в кровавых следах затяжках, словно кто-то за них очень сильно дергал.

Рейтинг@Mail.ru