Первая смерть

Кендра Эллиот
Первая смерть

Посвящается моей матери, которая научила меня готовить яблочное пюре и солить огурцы.

Посвящается моему отцу, который научил меня колоть дрова и складывать их в идеальную поленницу.


Kendra Elliot

A MERCIFUL DEATH

© 2017 Kendra Elliot

© Никитин Е.С., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

1

Мерси Килпатрик гадала, кого же она умудрилась так обидеть в Портлендском отделении ФБР.

Она выбралась из автомобиля и прошла мимо внедорожников шерифов округа Дешутс, чтобы рассмотреть окрестности дома, одиноко стоящего в лесистых восточных предгорьях Каскадных гор. Дождь хлестал по ее капюшону, а дыхание зависало в воздухе облачками пара. Мерси, упрятав под капюшон кончики длинных темных локонов, отметила, что двор дома завален мусором – и не только. Кому-нибудь другому это показалось бы просто чередой разросшихся живых изгородей и беспорядочных мусорных куч, однако Килпатрик сразу поняла, что перед ней тщательно спланированный лабиринт.

– Какой бардак, – заметил ее временный напарник спецагент Эдди Петерсон. – Похоже, тут обитает какой-то барахольщик.

– Это не бардак, – Мерси указала на колючую изгородь, затем на здоровенную груду ржавого металлолома. – Куда тебе хочется пойти, глядя на все это?

– Уж точно не туда, – заявил Эдди.

– Вот именно. Владелец дома специально свалил в кучи весь свой хлам, чтобы посетители направлялись на открытое пространство перед домом, а не заходили сбоку или с тыла. А теперь взгляни наверх. – Она указала на заколоченное окно на втором этаже, где посреди досок было прорезано узкое отверстие. – Благодаря этому барахлу, приходящие оказываются у него как на ладони.

Удивленный Эдди кивнул.

Отыскать дом Неда Фейхи оказалось непросто. Указателей на грязных гравийных дорогах не было, так что пришлось тщательно придерживаться инструкций окружного шерифа – «через столько-то миль поверните туда-то», – чтобы найти спрятанное в глубине леса жилище. Мерси отметила огнеупорную металлическую крышу и мешки с песком, сложенные у фасада в кучи высотой футов в шесть. Неказистый с виду дом располагался вдали от соседей, зато рядом с источником воды.

Мерси мысленно похвалила хозяина.

– Зачем мешки с песком? – пробормотал Петерсон. – Мы на высоте четырех тысяч футов.

– Песок – это масса. Масса останавливает пули и тормозит плохих парней. А мешки с песком дешевы.

– Значит, он был спятившим.

– Он был подготовленным.

Еще во дворе Мерси учуяла слабый запах разложения. Когда она поднялась на крыльцо, запах ударил прямо в ноздри. Он уже несколько дней как мертв. Шериф округа Дешутс с каменным лицом протянул журнал регистрации, чтобы она и Эдди расписались. Килпатрик обратила внимание на простенькое обручальное колечко на пальце слуги закона. Его супруга явно не придет в восторг, когда шериф вернется домой в пропахшей трупным запахом одежде.

Стоящий рядом Эдди тяжело дышал ртом.

– Смотри, чтобы тебя не стошнило, – тихо сказала Мерси, натягивая одноразовые бахилы поверх резиновых сапог.

Напарник замотал головой, однако на его лице отразилось сомнение. Эдди ей нравился. Проницательный, позитивный агент. Хотя молодой городской парень с хипстерской стрижкой и ботанскими очками явно выделялся в такой глуши. После грязи во дворе Неда Фейхи его дорогие кожаные ботинки на толстой подошве никогда не будут прежними.

Однако выглядели они неплохо.

Раньше выглядели неплохо.

Зайдя в дом, Мерси остановилась внимательно рассмотреть входную дверь. Стальная. Четыре петли и три засова, дополнительные засовы вверху и внизу.

Фейхи выстроил превосходную оборону. Все сделал грамотно – и тем не менее кто-то сумел прорвать ее.

Этого не должно было произойти.

Мерси услышала голоса наверху и зашагала туда. Двое криминалистов направили ее с Эдди по коридору в спальню в задней части дома. От нарастающего жужжания, доносившегося из комнаты, в животе Килпатрик все перевернулось: она знала, что это означает, но сама никогда не видела подобного. Эдди чертыхнулся себе под нос. Они свернули в спальню Фейхи, и судмедэксперт оторвалась от осмотра распухшего тела, лежащего на кровати.

Мерси угадала источник звука. Комната вибрировала от низкого гудения множества мух, заинтересовавшихся отверстиями в трупе. Килпатрик старалась не смотреть на вздувшийся живот, на котором едва не отлетали пуговицы. Хуже всего выглядело лицо, совсем неузнаваемое под черной пеленой мух.

Судмедэксперт кивнула агентам. Мерси представила себя и Эдди. Похоже, эксперт немногим старше ее – миниатюрная женщина, по сравнению с которой Килпатрик ощутила себя верзилой.

Доктор Наташа Локхарт представилась, сняла перчатки и положила на труп.

– Насколько я понимаю, ФБР держало его на заметке, – она приподняла бровь.

– Он в черном списке, – сообщила Мерси.

Нед Фейхи несколько лет числился в одном из составленных ФБР списков потенциальных террористов. У него давно имелись трения с властями. Он часто водился с «суверенными гражданами» и ополченцами[1] правых взглядов. Судя по отчетам, с которыми Мерси ознакомилась во время долгой поездки из Портленда, Фейхи много болтал, но мало делал. Его несколько раз арестовывали за мелкий ущерб государственной собственности, однако заводилой всегда оказывался кто-то другой. Уголовные обвинения, похоже, соскальзывали с Неда, как жир с тефлона.

– Что ж, видимо, кто-то решил, что мистер Фейхи зажился на свете, – предположила доктор Локхарт. – Должно быть, он спал очень крепко, если не услышал, как наш убийца проник в дом и приставил пушку ему ко лбу.

– Ко лбу? – переспросила Мерси.

– Ага. Даже под всеми этими мухами я могу разглядеть следы пороха на коже около пулевого отверстия. Точнее, отверстий два – одно на входе, одно на выходе. Пуля прошла насквозь. Значит, выстрел был очень мощный.

Доктор Локхарт ухмыльнулась слегка пошатнувшемуся Эдди:

– Мух несложно прогнать. Правда, ненадолго.

– Какой калибр? – осведомился Эдди сдавленным голосом.

Доктор Локхарт пожала плечами:

– Большой. Явно не жалкие ноль двадцать два. Уверена, вы обнаружите пулю где-то под телом.

Мерси вышла вперед, присела на корточки у кровати и посветила фонариком вниз, пытаясь разглядеть, не застряла ли пуля в полу. Однако подкроватное пространство оказалось забито пластиковыми контейнерами. Ну, разумеется.

Агент Килпатрик оглядела комнату и заметила в каждом углу аккуратно сложенные стопками массивные чемоданы. Теперь она точно знала, как выглядят шкафы в этом доме: от пола до потолка, все разложено по местам и с этикетками. Хотя Фейхи жил один, Мерси не сомневалась, что они найдут столько продовольствия, что хватило бы для небольшой семьи лет на десять.

Покойный был не кладовщиком, он был выживальщиком. Всю жизнь готовился к TEOTWAWKI[2]. То есть к концу цивилизации.

И он – третий по счету убитый в собственном доме выживальщик в округе Дешутс за последние несколько недель.

– Доктор Локхарт, вы осматривали первых двух убитых? – спросила агент.

– Зовите меня Наташей, – ответила судмедэксперт. – Вы имеете в виду два убийства выживальщиков? На место первого вызывали меня, на второе – моего коллегу. Могу сказать, что первая смерть выглядела совсем не так аккуратно, как эта. Тот парень боролся за свою жизнь. Думаете, между убийствами есть связь?

Мерси ответила ничего не значащей улыбкой.

– Мы здесь, чтобы выяснить это.

– Доктор Локхарт чертовски права насчет первой смерти, – раздался в комнате новый голос.

Мерси и Эдди повернулись к разглядывающему их высокому костлявому мужчине со звездой шерифа на груди. Он озадаченно уставился на толстую оправу темных очков Эдди. Несомненно, обитатели округа Дешутс не в курсе возвращения моды на 1950-е. Мерси представила себя и напарника. Шерифу Уорду Роудзу, похоже, перевалило за шестьдесят. Десятилетия, проведенные под открытым солнцем, оставили на его лице глубокие морщины и пятна, однако глаза были ясными, проницательными и пытливыми.

– По сравнению с убийством Биггса здесь все равно что комната для чаепитий. Там в стенах остались десятки пулевых отверстий, а старый Биггс отбивался от нападавшего ножом.

Мерси знала, что Джефферсону Биггсу шестьдесят пять, и задумалась, почему же шериф, которому примерно столько же, называет того старым.

Наверное, это свидетельствует скорее об отношении Биггса к людям – «прочь с глаз моих», – чем о его возрасте.

– Однако ни в один из домов, включая этот, не вламывались, верно? – вежливо спросил агент Петерсон.

Шериф Роудз кивнул.

– Верно. – Нахмурился. – Тебе кто-нибудь говорил, что ты выглядишь как Джеймс Дин[3], только в очках?

 

– Часто говорят.

Мерси прикусила губу. Эдди утверждал, что его удивляет такое сравнение. Но агент Килпатрик знала, что напарнику это льстит.

– Но если признаков взлома нет, а Неда Фейхи застали спящим, – начала она, – значит, злоумышленник знал, как проникнуть в дом, или же ночевал здесь.

– Фейхи был в пижаме, – согласилась доктор Локхарт. – Точную дату смерти пока не знаю, процесс разложения зашел далеко. Выясню больше после лабораторных анализов.

– Мы осмотрели дом, – сообщил шериф Роудз. – Никаких признаков взлома или того, что здесь кто-то ночевал. Тут есть вторая спальня, но, похоже, десятилетиями необитаемая. На диване внизу нет ни подушек, ни одеял. – Он сделал паузу. – Когда мы добрались сюда, входная дверь оказалась нараспашку.

– Как я понимаю, Нед Фейхи из тех, кто предпочитает запирать дверь на замок? – полушутя спросила Мерси. Короткая прогулка по дому ясно показала, что этот человек очень серьезно подходил к обороне своего жилища. – Кто сообщил о его смерти?

– Тоби Кокс. Он иногда помогает Неду. Должен был подсобить ему сложить дрова сегодня утром. По его словам, дверь была открыта, и он позвонил нам, как только увидел, что произошло. Несколько часов назад я отослал его домой. У Тоби не все в порядке с головой, а увиденное сильно потрясло его.

– Вы знаете, кто живет поблизости? – спросила Килпатрик.

Шериф пожал плечами:

– Большинство – да, но кто может знать всех и каждого? Кого знаю, того знаю, – просто ответил он. – Этот дом далеко от города, так что когда у Неда возникали проблемы, он звонил нам в окружное управление.

– Проблемы? А с кем у Неда возникали проблемы? – поинтересовалась Мерси. Она знала политическое и общественное устройство маленьких городков и сельских общин, поскольку сама первые восемнадцать лет провела в одном из таких. Его обитатели считали, что дело каждого – это общее дело. Теперь она жила в большом городе в многоквартирном доме и знала только имена двоих соседей.

Так ей нравилось больше.

– Однажды кто-то вломился в надворные постройки, украл квадроцикл Неда и много бензина. Нед сильно разозлился. Мы так и не нашли виновника. Другие жалобы Фейхи касались тех, кто охотится в окрестностях или нарушает границы его владений. У него здесь аж десять акров земли, а границы плохо обозначены. Он поставил несколько табличек «Вход воспрещен», однако весь участок ими не огородишь. Раньше Нед отпугивал нарушителей выстрелами из дробовика. После нескольких таких случаев мы попросили его сначала звонить нам. Как-то раз он до полусмерти перепугал отправившееся в турпоход семейство.

– Собак не держал?

– Я советовал завести несколько. Он ответил, что они слишком много жрут.

Мерси кивнула. Меньше ртов кормить.

– Какой у него источник дохода?

– Социальное страхование, – шериф Роудз скривил губы.

Мерси понимала, почему. Те, кто настроен антиправительственно, часто скандалят по поводу уплаты налогов или покупки лицензий, но только попробуйте тронуть их драгоценное социальное страхование…

– Ничего не пропало? – поинтересовался Эдди. – И вообще, может ли кто-то понять, всё ли на своих местах?

– Насколько мне известно, за последние десять лет в этот дом не заходил никто, кроме Тоби Кокса. Можем спросить у него, хотя, предупреждаю, он далеко не самый наблюдательный человек… – Роудз прокашлялся, на его лице появилось застенчивое выражение. – Не могу воспринимать это слишком серьезно, но все же сообщу: Тоби был перепуган и бормотал, что Неда убил пещерный человек.

– Что? – переспросил Петерсон. – Пещерный человек? В смысле – первобытный?

Мерси лишь молча уставилась на шерифа. В местных общинах ходили свои слухи и легенды, но об этой она никогда не слышала.

– Нет, насколько я понял из беседы Тоби, это скорее горный человек. Однако, как я уже говорил, Кокса легко сбить с толку. Мальчик не совсем в себе. Не берусь утверждать, что в его словах есть хоть крупица правды.

– Он видел пещерного человека? – поинтересовалась Мерси.

– Нет. У меня сложилось впечатление, что Нед рассказал Тоби эту байку, чтобы попугать. Похоже, сработало.

– Ясно.

– Однако есть одна любопытная деталь, – сообщил шериф. – Кто-то взломал склад. Следуйте за мной.

Мерси жадно глотала свежий воздух, спускаясь по ступенькам крыльца вслед за шерифом. Роудз провел их через мусорный лабиринт и дальше еще футов пятьдесят по грунтовке, затем свернул на тропинку. Килпатрик удовлетворенно отметила, что ее ноги в сапогах остались сухими. Она советовала напарнику надеть практичную обувь, но тот лишь отмахнулся. Тут не было таких дождей и луж, как на бетонных тротуарах в центре Портленда, – в Каскадных горах шли настоящие ливни. Грязь, заросли, ручьи и еще больше грязи. Мерси оглянулась на Эдди; тот вытер со лба дождевые капли, пристально поглядел на заляпанные ботинки и криво улыбнулся.

Во-во.

Они нырнули под желтую ленту полицейского ограждения вокруг сарайчика.

– Криминалисты уже осмотрели место преступления, однако постарайтесь ступать аккуратнее, – посоветовал Роудз.

Мерси взглянула на мешанину пересекающихся следов и не обнаружила свободного места, куда можно наступить. Шериф просто направился прямо, так что она последовала его примеру. Сарай размером примерно пятнадцать на двадцать футов был укрыт высокими рододендронами. Снаружи казалось, что крошечную постройку снесет первый сильный порыв ветра, однако, оказавшись внутри, Мерси заметила, что стены хорошо укреплены, а вдоль них на грязном полу лежат мешки с песком.

– Цепочка на двери была перекушена. Точнее, все три цепочки перекушены, – поправился шериф. Он указал на большую дыру в земле у задней стены сарая. Оттуда торчала открытая крышка древнего морозильника.

Там что – тела?..

Мерси заглянула туда. Пусто. Она втянула воздух и уловила мятный аромат оружейной смазки, на которую, как она знала, некоторые фанаты стволов даже молились, и слабый запах пороха. Нед спрятал в земле целый арсенал.

– Оружие, – решительно сказала агент Килпатрик. На Фейхи было зарегистрировано три ствола. Он не стал бы принимать столько мер предосторожности, чтобы спрятать всего три; в этом огромном морозильнике можно легко разместить целый арсенал. Мерси задалась вопросом, как Нед контролировал уровень влажности. Это далеко не идеальное место для хранения оружия.

– Там был один из этих маленьких увлажнителей воздуха, – сообщил Роудз, словно прочитав ее мысли. – Но преступнику нужно точно знать, где копать, чтобы найти морозильник. – Шериф сделал жест в сторону куч свежевыкопанной земли. – Интересно, насколько тщательно был замаскирован морозильник. Я бы не пришел сюда искать оружие.

– Кто-нибудь в курсе, сколько у Фейхи стволов на самом деле? – спросила Мерси.

Шериф пожал плечами и заглянул в тайник.

– Полагаю, очень много.

– Говорите, дверь была заперта на три цепочки? – спросил Эдди. – Как по мне, это все равно что кричать «у меня тут что-то ценное». – Он указал на узкий стальной прут на грязном полу. – Справься я с тремя замками и цепочками и найди пустое помещение, начал бы тыкать этим в землю, пока не наткнулся на что-нибудь.

И действительно, в полу сарая то тут, то там виднелись узкие дырочки.

– Он выживальщик, – заметила Мерси. – Можно ожидать, что у него где-то есть оружейный склад.

– Им не обязательно было убивать его в постели, чтобы спереть стволы, – возразил Роудз.

– «Им»? – Мерси навострила уши.

Шериф поднял руки, словно обороняясь.

– Никаких доказательств у меня нет; сужу просто по тому, какую большую, как я вижу, проделали здесь работу, и как много следов перед сараем. Сейчас криминалисты сопоставляют их со следами сапог Фейхи и Тоби Кокса, чтобы выяснить, какие принадлежат неопознанным лицам. Потом сообщат, сколько людей здесь побывало.

– Кокса нельзя исключать из подозреваемых, – заметил Эдди.

Шериф Роудз кивнул, однако Килпатрик заметила в его глазах грусть. Наверное, ему нравился этот Тоби Кокс, у которого «не всё в порядке с головой».

Мерси мысленно поставила Тоби Кокса на первое место в списке тех, кого следует допросить.

2

– Хочу осмотреть два других места убийств, – сообщила напарнику Мерси, сидя за рулем по пути в Иглс-Нест.

Уголком глаза она заметила, что Эдди кивнул и сосредоточился на разложенных на коленях бумагах.

– Оба по другую сторону от Иглс-Нест, – ответил Петерсон. – Выясню, где первое.

Агенты приехали в убежище Неда Фейхи прямо из Портленда после того, как отделение, где работает Мерси, обменялось несколькими телефонными звонками со старшим агентом-наблюдателем Бенда[4]. Два других убийства совершены ближе к городу Иглс-Нест, но до них все равно больше получаса езды от отделения Бенда. Отделению требовалась помощь, пояснила начальница Мерси, инструктируя их насчет временного назначения. В Бенде всего пять агентов, несколько человек обслуживающего персонала и ни одного специалиста по борьбе с внутренним терроризмом.

– Учитывая прошлое жертв и большое количество пропавшего со всех трех мест преступления оружия, не исключается подготовка террористического акта.

Слова начальницы снова всплыли в памяти Мерси. С первых двух мест преступления пропало несколько дюжин стволов, а Нед Фейхи зарыл у себя большой арсенал нелегального оружия.

Что-то готовится. Более осторожная формулировка предположения: какая-то группа вооружается, чтобы захватить правительственное учреждение. Или сделать что-нибудь похуже.

Дождевые тучи рассеялись, когда спецагенты покидали дом Неда Фейхи. Они выехали из густо поросшей местности и направились вниз, и тут сквозь просветы проглянуло голубое небо. Когда же покидали предгорье, Мерси разглядела в зеркале заднего вида сразу несколько белых пиков Каскадных гор, что восхитило ее. Ребенком она равнодушно относилась к подобному зрелищу, воспринимая его как должное. Живя в Портленде, Мерси обычно видела только один пик – или два-три в ясную погоду. Однако в этой части Центрального Орегона, где небо часто было голубым, блистало множество вершин разом.

И воздух по ощущениям был чище.

Мерси ехала вниз по прямому участку шоссе. С обеих сторон дороги высились сосны.

– Эй, смотри, деревья поменяли цвет, – заметил выглянувший в окно Эдди.

– Они поменяли его, еще когда мы въехали в Каскадные горы. Это орегонская сосна; она бледнее пихт, которые ты привык видеть по нашу сторону гор. Стволы здесь тоже другие, более красные.

– А что за серебристые низенькие кустики повсюду?

– Полынь.

– Лес тут кажется другим, – протянул Эдди. – Везде по-прежнему огромные зеленые деревья, но кустарник совсем не такой густой, как на западной стороне. И еще кучи камней.

– Сосны скоро поредеют. И тогда ты увидишь ранчо, растянувшиеся на целые акры, а еще – смотря куда едешь – базальтовые породы и кусты.

Мерси заметила, что костяшки ее пальцев побелели: так сильно она вцепилась в руль. Она ехала, не думая, инстинктивно направляясь к городу, в котором провела первые восемнадцать лет жизни.

– На следующем повороте налево, – проинструктировал Петерсон.

Да знаю я.

– Я выросла в Иглс-Нест.

Напарник вскинул голову. Килпатрик явственно ощутила, как его взгляд сверлит ей затылок, но не стала отрываться от дороги.

– Что-то мне не верится, что ты вспомнила этот примечательный факт лишь две секунды назад, – заявил Эдди. – Почему раньше не сказала? Начальница в курсе?

– В курсе. Я уехала из дома в восемнадцать и с тех пор не возвращалась. Ну, ты понимаешь, семейные обстоятельства.

Эдди развернулся к спутнице:

– Звучит как начало интересной истории, спецагент Килпатрик. Выкладывай.

– Нет никакой истории, – Мерси упорно не смотрела на него.

– Чушь. Ты не бывала дома с восемнадцати? Родители, что, били тебя? Или принадлежат к какой-то секте?

Мерси рассмеялась.

– Ни то, ни другое. Ну как – не совсем.

– Тогда в чем дело? Ты же общалась с родственниками, верно? Электронные письма? Эсэмэски? Под «ушла из дома» ты подразумеваешь, что просто не возвращалась в город, да? – Эдди бросил взгляд на деревья через лобовое стекло. – Не заметил ничего такого, что вызвало бы у меня желание тратить четыре часа на поездку сюда.

 

Мерси поджала губы. Она уже жалела, что начала этот разговор.

– Мы вообще не контактировали. Никак.

– Что? У тебя есть братья или сестры?

– Четверо.

– Четверо? И ты ни разу не звонила и не писала никому из них?

Она покачала головой: слова застряли в горле.

– Да что не так с твоей семьей? Мама поджарила бы меня на сковородке, не свяжись я с ней хоть раз в месяц.

– Мои родные другие. И это еще преуменьшение. Давай не будем обсуждать это сейчас?

– Ты сама заговорила об этом.

– Да, знаю. И я расскажу все потом. Может быть.

Мерси сделала последний поворот на Иглс-Нест и оказалась на двухполосной дороге, которая, как она знала, приведет в центр города.

Килпатрик сбросила скорость до разрешенной – двадцать пять миль в час. Пышное название Иглс-Нест[5] подразумевало, что город стоит на холме и оттуда величественно обозревает долину. Оно обманывало: Иглс-Нест был на равнине. Город находился на высоте три тысячи футов над уровнем моря, но окружающие его сотни акров земли – тоже.

Килпатрик проехала мимо школы, вытянув шею, чтобы рассмотреть получше. Судя по ржавеющим табличкам, в здании, что подревнее, по-прежнему обитала средняя школа, а в том, что побольше и поновее, – начально-средняя. «Новое» здание построено в 70-х, еще до рождения Мерси. Позади старого она заметила огни футбольного поля и трибун. На одной половине стадиона расположились новенькие красные трибуны.

– Ты училась в этой школе? – поинтересовался Эдди.

– Да.

Дорога сделала резкий поворот. Слева виднелась по-прежнему закрытая лесопилка. Крыша провисла сильнее, чем отложилось в памяти Мерси; окна заколочены старой фанерой. Знакомой таблички больше нет. Лесопилка стояла заброшенной еще в детстве Мерси, но рядом всегда висела большая табличка с доской объявлений. Когда Килпатрик была подростком, городские власти писали на доске разноразмерными буквами даты готовящихся мероприятий. Однако за много лет до этого там просто красовалась надпись: «Мы вернемся».

Теперь остался только зазубренный, сломанный металлический столб. Мерси ощутила легкий укол в сердце. Раньше все по привычке проверяли доску объявлений, чтобы держать руку на пульсе общественной жизни. Дни рождения уважаемых граждан. Ярмарки. Распродажа выпечки.

Теперь они, наверное, постят на страничке города в «Фейсбуке».

Все жители были готовы поклясться, что лесопилка вновь заработает; Мерси слышала это раз за разом. В свое время городские власти убирали территорию лесопилки от мусора и заменяли разбитые глупыми детьми окна: «Кто-нибудь купит ее. Нужен только покупатель с деловой хваткой».

Судя по отсутствию доски объявлений, власти потеряли надежду.

Лесопилка пала жертвой экономического спада, государственной политики насчет вырубки деревьев и усилению мер по сбережению природных ресурсов. Теперь здание выглядело подходящим кандидатом на роль хэллоуинского дома с привидениями.

Мерси ехала дальше. Внезапно по обеим сторонам улицы показались ряды одно- и двухэтажных домов. Килпатрик пробежалась взглядом по вывескам. Некоторые новые, а другие не изменились с прежних времен: «Полицейское управление Иглс-Нест», «Мэрия Иглс-Нест», «Главный кинотеатр», «Почта», «Агентство “Джон Дир”». Мерси заметила и церковь, переделанную в клуб для пенсионеров. Бывший дом Норвуда теперь назывался «Отель Сэнди».

Эдди указал на кофейню:

– О, выглядит многообещающе. Мне как раз нужен кофеин. Притормози.

Мерси въехала по наклонной дорожке на стоянку и вспомнила, как ей пришлось учиться параллельной парковке, когда она переехала в Портленд. В маленьких городишках этот навык не нужен. Кофейня занимала здание, где Килпатрик когда-то, еще подростком, проводила часы за перелистыванием подержанных книг. Здание выглядело обновленным и современным, а товарный знак «Кофе Илли» на окне свидетельствовал, что владельцы всерьез относятся к своему кофейному бизнесу[6]. Заведение казалось ярким цветочком посреди унылых серых улиц и обветшалых строений. Мерси огляделась. Мимо по улице проехали несколько грузовиков, однако на тротуарах не было ни одного пешехода.

Когда они открыли дверь, прозвенел колокольчик. Мерси расстегнула куртку, наслаждаясь притоком тепла и ароматами кофе.

– Здравствуйте, – из двери за прилавком выскочила девочка-подросток. – Чем могу помочь?

Продавщица выглядела милой и улыбчивой, с задорно торчащим конским хвостиком. Она рассматривала посетителей с легким любопытством, однако вежливо держала вопросы при себе. Пока Мерси изучала меню, висящее на доске сразу за дверью, Эдди вышел вперед и заказал себе тройную порцию какого-то напитка. Девочка заварила ему эспрессо, а Петерсон оглянулся через плечо на напарницу.

– Двадцать лет назад ты могла выглядеть как она, – тихо сказал он. В глазах его читался невысказанный вопрос.

Ой-ой.

Мерси пододвинулась ближе, чтобы лучше рассмотреть их баристу. Волосы девушки светлее, чем у нее самой, но глаза и овал лица точно такие же. Дочь Перл? Оуэна? Килпатрик с восхищением посмотрела на маленький драгоценный камень в ее носу. Кем бы она ни была, у нее явно бунтарская жилка. Родители Мерси вырывали у дочери даже шпильку, стоило им заметить ее.

– Мне американо. У вас есть жирные сливки, а не только кофе с молоком? – спросила Мерси, приближаясь еще на шаг. Бариста встретилась с ней взглядом, с энтузиазмом кивнула и вернулась к сотворению рая в стаканчике.

Кем бы ни была эта девочка, она никак не отреагировала на внешность Мерси. Женщина с облегчением выдохнула.

– Вы живете в городе? – спросил баристу Эдди. Мерси мысленно отругала его. Этому агенту нравилось общаться с людьми и слушать их рассказы. Он завязал бы разговор даже в очереди в продуктовом магазине.

Девочка улыбнулась.

– За его чертой, у самой границы.

– Вы работаете здесь не одна, верно?

В глазах продавщицы вспыхнул тревожный огонек. Мерси тут же стукнула напарника по руке.

– То есть… В смысле, я нормальный. Просто хочу знать, в безопасности ли вы, – сбивчиво промямлил агент Петерсон.

– Не обращайте внимания, – сказала Мерси с улыбкой, призванной успокоить напуганную девочку. – Он не подразумевал ничего плохого, и он безобиден.

– Мой отец за дверью, – робко ответила бариста. Ее лицо перестало сиять, она уставилась на Эдди с опаской.

– Это хорошо, – признал Петерсон. – Не хотел вас напугать.

Бариста протянула им стаканчики. Мерси потянулась за обоими и заметила, как взгляд девочки быстро скользнул по ее левому боку, под куртку.

– Вы из правоохранительных органов, – она кивком указала на оружие Килпатрик.

– Разве здесь не все носят с собой стволы? – шутливо поинтересовался Эдди.

– Обычно носят револьверы, а не «Глоки»[7]. – В глазах юной продавщицы вспыхнул интерес. – Вы приехали из-за недавно убитых? Я слышала, сегодня утром Неда Фейхи нашли мертвым.

Сарафанное радио работало на полную катушку.

– Кейли? Всё в порядке? – резко спросил вышедший из двери позади баристы высокий человек. Его широкие плечи сразу заполнили свободное пространство дверного проема.

Когда их взгляды встретились, сердце Мерси замерло. На лице мужчины появилось изумленное выражение.

– Вот дерьмо! – пробормотал он.

– Папа!..

– Прости, милая.

Мужчина был крупным, темноволосым, с еще не начавшей седеть бородой. Мерси никогда не видела его бородатым, но сразу узнала родного брата. Она молчала, оставляя Леви выбор, как поступить. Тот переводил взгляд с сестры (попутно рассматривая и Эдди) на дочь и обратно.

– Вы приехали из города расследовать убийства? – спросил он агента Петерсона. – Не знал, что в этом участвует ФБР… Странно.

Мерси сглотнула ком в горле. Брат проигнорировал ее. Однако он знал, что они из ФБР. Значит, наводил справки, как Мерси зарабатывает на жизнь. Не забыл ее окончательно.

– Мы прибыли, когда нас попросили о помощи, – уклончиво ответил Эдди.

– Не знал, что кто-то запрашивал помощь, – заметил Леви. Он посмотрел на Мерси взглядом, в котором больше не читалось никаких признаков узнавания. – Кофе сегодня за счет заведения.

– Спасибо, но мы все же заплатим, – ответил Петерсон, вытаскивая из бумажника купюры и вопросительно глядя на напарницу. Что, черт возьми, здесь происходит?

Мерси не могла пошевелиться или вымолвить хоть слово. Пальцы словно прилипли к горячим стаканчикам, которые она все еще держала в руках.

– Всего хорошего, – машинально сказала Кейли, протягивая Эдди сдачу.

Тот бросил деньги в банку для чаевых:

– И вам.

Затем взял свой стаканчик из руки Мерси, по-прежнему вопросительно глядя на напарницу.

Агент Килпатрик бросила последний долгий взгляд на племянницу, потом на брата. Леви повернулся и скрылся, так и не выказав, что узнал сестру. Мерси вышла вслед за Эдди на холод и села в машину. Она держала стаканчик с кофе обеими руками, не в силах смотреть на Петерсона.

– Тот парень явно с тобой знаком, но ничего не сказал, – заметил Эдди. – А поскольку бариста – твоя полная копия – его дочь, то он, как я предполагаю, твой брат? – на последнем слове его голос дрогнул.

Килпатрик, кивнув, сделала глоток. Черт побери. Забыла добавить жирных сливок.

– Да что ж это за брат, который не признает свою сестру? Хотя и ты ему ни слова не сказала… – пробормотал напарник. – Значит, какие бы ни были проблемы, они касаются вас обоих? Ты знала, что это его кофейня?

– Нет.

Эдди вздохнул и сделал большой глоток из бумажного стаканчика.

– Извини, Мерси. Это не мое дело. – Он замолчал на целых две секунды. – Скажи, ты знала, что это твоя племянница?

– Нет. Я начала подозревать, когда ты обратил внимание на сходство, но понятия не имела, кто из моих родственников ее родитель.

– Ты же знала, что у твоего брата есть дети, верно?

– Один ребенок.

– У него нет обручального кольца. Раньше он был женат?

– Нет. Когда я уезжала, его девушка не позволяла ему навещать их годовалую дочь. Похоже, ситуация изменилась. – Мерси отставила свой стаканчик и завела машину. – Пора отправляться на место второго преступления, пока не совсем стемнело.

1Милитаризованные радикальные группировки в США, выступающие против правительства и ограничения свободы ношения оружия. – Здесь и далее прим. пер.
2TEOTWAWKI – термин, которым выживальщики обозначают конец света. Акроним от англ. The end of the world as we know it.
3Джеймс Байрон Дин (1931–1955) – американский актер, известный по фильмам «К востоку от рая», «Бунтарь без причины», «Гигант».
4Бенд – город и административный центр округа Дешутс в штате Орегон, США.
5Орлиное гнездо (англ.).
6«Илли» – компания, производящая сорта элитной арабики.
7Распространенная марка пистолетов производства Австрии.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru