Теперь я стеллинг

Катэр Вэй
Теперь я стеллинг

Глава нулевая или Пролог, в которой не происходит ничего необычного

Знаете, я всегда чувствовал, что мне на роду суждено что-то необычное. Ещё будучи маленьким ребёнком, смотрящим на мир по-детски наивными и радостными глазами, я мечтал не о том, как у меня будет большая машина, дом, много детей, нет. Я грезил о приключениях, свершениях…

Нет, сам по себе этот факт не самый необычный, ибо каждый ребёнок его проходит в той или иной мере. Необычность была в том… как бы это сказать… Что-то (что-то) должно было произойти. Я не знал даты, времени, даже примерно того, что именно меня ожидало… там, впереди. Но что-то внутри меня говорило: «Жди, и будет тебе».

Все дети в той или иной мере любят сказки, фантастические истории. И я тоже их любил и, в меру острого воображения, живо представлял их или перекраивал на тот лад, который мне нравился. Мой папенька, глядя на мои пребывания в мире грёз, только качал на это головой и говорил, что «Жизнь его ещё исправит…».

Да, я не представился: меня зовут Иван Петрович Маховенко, русский, тридцать семь лет, холост, детей не имею. По профессии – менеджер очень среднего звена, по образованию – геолог. Впрочем, сейчас это уже не имеет особенного значения…

Мой отец, будучи человеком весьма умудрённым и битым жизнью, правильно определил мою дальнейшую судьбу: она сложилась в череду бесконечных разочарований, откровений, рушивших фасады девственных фантазий одна за другой.

Во времена своей самой ранней юности я, может и не сознательно, но отчётливо чувствовал то неуловимое, неосязаемое, что сопровождает человека всю его сознательно-бессознательную жизнь. Я пытался делиться этими, не всегда ясными, не всегда объяснимыми переживаниями с окружающими, но наталкивался лишь на форменное непонимание и отрицание, часто – порицание.

Лишь однажды маленькая девочка, на два года меня старше, из того же детского сада, выслушав мои нескладные рассуждения о том, что вокруг одной из воспитательниц мне отчётливо привиделось чёрное облачко, неожиданно серьёзно сказала:

– Вань, я тоже его вижу. И не только его, но и другие, много-много разных. Потому и молчу…

Наше с ней общение не завязалось в дальнейшем, но мне навсегда запомнился её серьёзный тон, её сконцентрированное лицо… в общем, я решил, как и она, помалкивать о том, что могло бы выбиваться из общей картины.

Со временем я полностью утратил дар соприкасаться с незримым, чувствовать его, однако, не потерял… тягу, вероятно, так это можно назвать. В школьные годы я штурмовал одну книгу за другой, с причудливыми, мистическими сюжетами, а потом… а потом рухнул Советский Союз. И начался полный, бесповоротный и безоговорочный абзац.

Конечно, тогда я особенно не понимал отличия и сути происходящего вокруг. Я припоминаю диспуты на улицах и площадях, это особое возбуждение и жажду перемен. Воздух был просто перенасыщен энергетикой… И все ужасы той эпохи не то чтобы обошли меня стороной, нет… скорее, я просто не мог их понять и принять в должной мере.

Жили мы в Москве, довольно бедно, но не особо голодали. Хотя, папаня мой за три года от «начала конца» стремительно поседел, даже постарел, пусть ему и было-то немногим лишь больше сорока. А потом и вовсе остался лысым, после чего полюбил нежной любовью разные фуражки и головные уборы…

Надо сказать, что мы, дети той поры, пусть и не участвовали в общем безумии, но стремительно им пропитывались. Вся эта свобода, хлынувший поток иностранного товара, очереди за шмотками на Полянке, фастфуд на Пушкинской, «Пепсикола», «Фанта» и прочее. Примерно в это же время, то есть во времена моей подростковой поры, я познакомился с аниме.

Аниме? Это японская мультипликационная анимация. То бишь, мультики из страны Восходящего Солнца. Но в отличие от тех же «Черепашек ниндзя» или разных советских экранизаций, аниме подкупало неожиданно взрослой тематикой и проблемами.

Я попал к другу на просмотр шедевра, который и сейчас многие считают классикой – аниме «Хеллсинг», о похождениях крутого вампира, охотника на вампиров… И, пусть я того ещё не понял тогда, а просто смотрел и слушал гнусавый голос переводчика за кадром, но моё сердце оказалось окончательно покорено японцами. Я мечтал о катане…

Потом был школьный выпуск, ВУЗ, первая любовь, окончание оного и – крах, прозябание в попытках устроиться по специальности.

Для меня, отрока, который решил с какого-то перепугу пойти на геолога, эта профессия была овеяна ореолом романтики, сквозящей из рассказов деда. Песни под гитару у костра, ужин в палатках, долгие переходы по нехоженым местам, радость находки и горечь разочарования…

Я не понимал тогда, что Россия той эпохи совершала рывок вперёд, гонясь за развитыми странами, и переходила от страны промышленной, научной и индустриальной в страну информационную и буржуазную, в которой обслуживающий персонал, манагеры и офисный планктон имеют большие привилегии, чем добывающий и создающий люд. Так я и оказался на обочине жизни в первый раз.

Менеджеры, бухгалтеры и финансисты (больше, конечно, последние) – вот кому гудела утренняя труба, и горел зелёный свет на семафоре жизни в то время.

Потом не стало моего отца, и для того чтобы прокормить мать и себя, мне пришлось устраиваться не по специальности, а по принципу «хоть куда-нибудь». И вот там произошло второе значимое для моей жизни знакомство. Знакомство с компьютерным миром и Интернетом, первые чаты.

Можно много ещё припоминать деталей из моей биографии, например, что после первых неудачных отношений с девушкой (она просто ушла к другому через месяц, ничего лишнего), редкие мои отношения дотягивали до той самой планки. Одним девчонкам я казался слишком скучным или нудным, другим – не особо надёжным (то есть состоятельным), третьим… ну, от них, бывало, я сбегал сам, не выдерживая всех этих женских закидонов…

Главным во всём этом было то, что, разочаровываясь в людях, я всё больше уходил в мир фантазии. Да, картины уже не оживали у меня перед глазами, но книги, фильмы, а особенно – то самое «аниме»… к тридцати семи годам, страшно сказать, я просмотрел, хотя бы мельком, практически всё, что родила Япония за годы своего куража.

А ведь с развитием Интернета появились ещё и манга, игры по сети, ранобэ!.. В общем, английский язык, стыдно признаться, я выучил только лишь потому что один из моих любимых сериалов просто не успели до конца перевести на русский.

Поэтому, однажды заглянув в своё отражение в зеркале, оглядевшись по сторонам на висящие на стенах постеры с плакатами, я вдруг отчётливо понял, что неизлечимо болен. Я стал типичным отаку (фанатом манги и аниме).

И моя жизнь, вопреки всем фантазиям молодости, протекала до отвратительности обычно. Лёгкая небритость на щеках, синяя рубашка с воротником, серые брюки, галстук… всё затёрто, заношено, застирано… После смерти и матери я перестал особо следить за своей квартирой или внешним видом, впрочем, соблюдая ту самую грань, которая не позволяла бы ко мне придраться начальнику. Но не более того.

Все мои деньги или лежали в трёхлитровой банке мёртвым грузом, или же спускались на пиво, еду и покупки разнообразной аниме продукции. Плакаты, фигурки, даже косплей есть (когда фигура позволяла)… в общем, я О-ТА-КУ. Двинутый на аниме человек, если, отбросив лишнюю шелуху, оставить только основное.

А потом была СМЕРТЬ. Да, ребята, я умер. Выйдя как-то утречком за свежей порцией пива, я с недосыпом (всю ночь зыркал «Хлорку»), с гудящей головой и ватными ногами, нетрезво шагал в сторону универмага. И настолько я погрузился в свои мысли, а может, чем чёрт не шутит, уснул просто на ходу… но потом были звуки свистящих тормозов, свет фар и ощущение свободного полёта в горизонтальной плоскости. И боль, резанув вспышкой по сознанию, сменилась на тёплую и успокаивающую темноту. Баю-бай. Допрыгался, ксо.

Моё тело уже успело остыть, а разлетевшиеся по тротуару мозги уже собрали в кучу, мой дух… Душа, или что там у отаку вместо этого, оказалась крепко привязана к моему физическому телу. Я не мог его покинуть. Я уже не чувствовал, не ощущал, но… но при этом вполне слышал все разговоры, происходившие надо мной. Чем-то это походило на тяжёлый сон, в котором ты всё слышишь, но ничегошеньки не видишь в неподвижности.

Надо сказать, мне было очень скучно. И, чтобы, хоть, как-то занять себя, я начал вспоминать свою былую жизнь…

О чём я сожалею? О… да много о чём. Знаете, когда немножко умрёшь, начинаешь резко менять свои взгляды на происходящее. Например, я бы послал, будь живым, конечно, к чёрту своего босса вместе с работой, продал бы всё и отправился бы в неизведанное. Я бы любил тех женщин, которых хотел бы любить, делал бы то, что хотел делать… я бы жил. Жил бы совсем полноценной жизнью. Эх-х!

В этот момент мне стало окончательно тошно и невыносимо от самого себя. Может быть, мне и было суждено на роду что-то необычное. Но я, говоря по-русски, вконец проебал этот шанс.

Подходящий кандидат найден. Осуществляется проверка совместимости… Ждите!

Проверка пройдена, кандидат одобрен.

«Э-э?» – промелькнула мысль в моей уже не целой голове, когда перед глазами у меня вдруг всплыли эти синие надписи. Я не могу сказать, что они были написаны нашим языком, кириллицей (скорее какие-то компьютерные крокозябры и загогулины), но я чётко понимал и осознавал их смысл. В этот момент в подсознании возникла новая надпись, которая больше напоминала виндосовское всплывающее оконце:

«Предложен допуск в «Систему». Вы принимаете предложение?»

«Да»; «Нет»?»

Что у меня пронеслось в тот момент в голове, вы себе даже не можете представить. Тут и «Матрица», и тонны всяких попаданцев, и мозголомные объяснения вплоть до глюков уже мёртвого мозга. Между тем надпись заморгала, а внизу появился значок часов, который стартовал со значением 00:00:30 и стал стремительно уменьшаться.

 

И тут я только понял, что если не потороплюсь, то прошляплю и второй мой шанс стать уникумом.

После чего, я, не думая дважды, мысленно жахнул по кнопке «Да». А потом моё сознание начало уплывать, погрузившись в потоки световых излучений…

Глава первая, которая начинается по всем традициям

Во рту стоял терпкий железный привкус, голова раскалывалась на части, а тело… ну, оно чувствовало себя так, будто бы его хорошенечко так поколотили. Промычав-простонав что-то неясное и нецензурное, я разлепил глаза. Некоторое время картинка перед глазами плыла и мельтешила, а затем я внезапно понял, что сижу в полнейшей темноте. Действительно полной: ни малейшего луча не пробивалось в это помещение, только непроглядный чёрный мрак окутал со всех сторон.

Следующей вещью, которую осознал, вернее, почувствовал, была отвратная вонь. ВОНЬ. Запах пота, человеческих нечистот, даже чего-то гнилого, бил в нос и напрочь отбивал желание дышать.

Попытавшись приподнять руку, я с ужасом обнаружил, что оказался прикованным к чему-то холодному по рукам и ногам. Вернее, нечто тяжёлое отдельно связывало ноги, в то время как на руках было некое подобие кандалов.

И тишина. Глубокая бездонная тишь.

Некоторое время я пытался привыкнуть к невыносимому амбре, но, забив на это дело, просто начал дышать ртом. На полных вздохах хорошо ощутил свои рёбра, которые и не видел, но чувствовал, как отчётливо выпирали они из груди.

И лишь немного успокоившись, я начал думать.

Итак, я умер. Это то, что я помню, чётко знаю и ощущаю. Ну, согласитесь, такое навряд ли забудешь. Второе. Мне выскочило какое-то окошко, предложило вступить в какую-то систему, а потом… а потом мрак. Мрак и пустота.

Так. Думаем. Если рассуждать логически… ну, вижу два вероятных пути: или умер и попал в местный филиал АДа (Tushino’s branch), или же, что менее вероятно, меня кинуло куда-то ещё.

Итак, вопрос: я сейчас в своём теле или нет? Вопрос, конечно… В полной темноте судить сложно, но, по ощущениям я стал очень худосочнее и как-то… поменьше, что ли?.. В общем, я либо попал, либо ПОПАЛ. В первом случае меня ждут адские муки, знакомство с чертями и много чего ещё весёлого. А вот во втором…

Когда в мире началась волна литературы про попаданство в разные и интересные места (и эпохи), я, признаться честно, тоже увлёкся этой тематикой. Круто, ведь: попадаешь в мир меча и магии, раскачиваешься и идёшь выносить босса… вернее, не босса, а строить коммунизм. Потому, что любой более-менее уважающий себя попаданец начинает заниматься прогрессорством, если не научным, то социальным, во всяком случае, точно.

Собственно, поэтому я быстро остыл к данному виду произведений, потому что все они строились примерно по одной формуле, и, прочитав парочку, можно было с разной степенью вероятности предсказать дальнейшее развитие событий в массе новоиспечённых легиона таких же книжиц.

И, как мне подсказывает мой литературный опыт, я либо в адских казематах, либо, батенька, в натуральнейшей тюрьме, темнице. И как-то мне не нравится ни первый, ни второй вариант.

«Получено 1 очко опыта».

Пока я занимался рефлексией, синяя надпись неожиданно вспыхнула перед глазами, напугав до чертей, и, пока ещё не успел сообразить что к чему, тут же погасла, оставив меня в глубокой прострации.

«Очко… опыта?..» Почесав свою тыковку в воображении, снова начал целенаправленно вызывать те мысли, которые привели к появлению надписи. Повспоминав с десяток сюжетов и штампов, пришел к выводу, что, вероятно, я подошёл к проблеме не с того бока.

У меня, в общем-то, довольно бурное игровое прошлое. Когда появилась возможность (народ дорвался), я, поддавшись общему безумию, тоже со всей головой нырнул в компьютерные игры: гонки, шутеры, бродилки, рпгешки… даже играл в ММО одно время.

Маркс в своё время заметил, что бытие определяет сознание, и жанр человеческого творчества – тому величайшее подтверждение. Индустрия игр породила массовую околоигровую индустрию, итогом которой стало появление ЛитРПГ.

На мой слегка просвещённый взгляд, это Лит породило рпг, но суть не столь важно… другое: в этих произведениях герои, фактически, оказывались в самой натуральной компьютерной игре. Со всеми их условностями: статусом, инвентарём… прокачкой характеристик…

«Хм… статус… Ну, если сходить с ума, то уж сходить до конца», – подумала моя тяжёлая голова. Сплюнув, я громко произнёс:

– Статус!

«Запрошено разрешение на показание внутрисистемных данных… Проверка доступа…».

– Ить! Твою мать! – вскрикнул я от неожиданности. И, пока перед глазами поплыли массивы текста, отстранённо подумал о том, что голос у меня стал как-то выше…

«Ошибка 403, неверный запрос. Переформулирование запроса… Вывести таблицу с системными характеристиками персонажа?»

«…Ить!.. …Ить!.. Я что, в натуре, в игре? Или в аду тоже оценили удобство Винды и «ДнД»?..» – моё дыхание участилось, и, невольно наглотался гадкого воздуха, что неминуемо привело к кашлю до рвотных позывов. Всё ещё не веря в происходящее, я медленно кивнул.

Имя: Маховенко Иван Петрович (Игровой ник не выбран)

Базовые характеристики:

Уровень (0) – 1/10 Оп

Очки жизни (ОЖ) – 10/10

Очки маны (ОМ) – 0/0

Тело – 1.5

Ум – 5

Дух – 1

Познание – 0

Харизма – 1

Воля – 1

Свободных очков для распределения: 0

Классовые характеристики/особенности – класс не выбран

Навыки – не имеется/внесистемные

Умения – не имеется /внесистемные

Покровители: не выбрано/не доступно

«Матерь божья… иже еси на небеси…».

Глядя на возникшие передо мной светящиеся надписи, я напряжённо думал, разрываясь между желанием расплакаться, выматериться и рассмеяться. Шанс! Шанс! Шанс, блядь!.. Если не сдохну, конечно. Потому, что мне что-то говорит, что второй (третьей) попытки у меня не будет. А вот параметры, как бы напротив, так и говорят: «Братан, тебе хана». Решив поэкспериментировать дальше, начал выкрикивать всё, что мне приходило в голову:

– Настройки!

«Недостаточно прав администратора, в доступе отказано».

– Древо развития!

Не выбран класс, невозможно отобразить дерево.

– Справка!

«Системная справка недоступна, попробуйте обратиться к ней позже».

– Инвентарь!

«Заблокировано до получения соответствующей способности».

Да, сучка, да! Не знаю ещё, куда я попал, не знаю – зачем, и вообще с какого рожна и боку эта «Система» тут заторчала, но, учитывая, как она послушно отзывается на мои голосовые позывы… А попробуем-ка мысленно, а то будет не комильфо, так орать при людях.

«Квесты».

«Поиск в базе данных… найдено совпадение… создание матрицы интерфейса…».

Принятые задания: Не доступно

Выполненные задания: Не доступно

Ожидающие решения: 1

«О, пошла родная!» – уже откровенно веселясь, я потребовал раскрыть мне список «Ожидающих решений». И вот тут-то я впервые ощутил в новой… новом… существовании холодок костлявой.

Открытие списка…

Класс задания: базовое (1) ~эпическое (7) (в зависимости от ваших действий)

Название: Добро пожаловать в!

Описание: Вы пробудились в незнакомом вам помещении, оказавшись скованным по рукам и ногам. Кто вы? Что вы? Пока вы и сами этого не знаете.

Задача: Выяснить, где вы оказались, получить первую информацию о мире, выжить и обрести свободу.

Награда: Вы получите право на новую жизнь и существование.

Штраф/Наказание: Вас постигнет окончательная смерть.

Внимание: После прочтения задание будет принято автоматически!

Глава вторая, в которой мы-таки начинаем что-то понимать

Знаете, любое произведение, литературное ли, киношное ли, какое-то там ещё, начинается с модного ныне кризиса. Это, так сказать, причина, почему, собственно говоря, всё происходящее пошло именно так, а не иначе. И вот… черта чисто русских произведений в том, что у нас любое решение кризиса начинается с тяжёлой думы. В духе «Кто виноват?» и «Что делать?». И если на первый вопрос ответ хоть неприятен, но понятен (Сам виноват, падла!), то вот со вторым – всё было весьма и весьма непросто.

Я никогда в жизни не сбегал из тюрьмы. Даже больше скажу, я никогда в жизни даже не совершал такие типичные и тупые безумные вещи, которые так любят делать подростки. Ну, не ощущал в себе крези. А вот в мире фантазий – ну, там я был ого какой!

В детстве особо не шалил, не лазил куда не следовало бы, а уж потом – тем более. Спортом, опять-таки, я не занимался, курсов молодого бойца не проходил… в общем, всё, что у меня сейчас было, на самом-то деле – моя память и воображение.

Отечественные попаданцы не любят попадать неподготовленными: им и рюкзак, и спички, и ружьё, и, мать её, супер-силу с порога подавай, вдогонку – кучу навыков и скилов, а потом они начнут резко и с ноги «наводить добро» и разводить справедливость в промышленных масштабах… И, если «Система» с некоторой натяжкой и потянет на супер-силу, то вот с «багажом»… Чую, чуть меньше, чем ни хрена.

Хоть я и выпустился из Альма-матер геологом, но мои скромные познания сейчас уже не воскресишь, ибо, как говаривал один лондонский сыщик, голова – что чулан на чердаке. И моя, надо сказать, была доверху заполнена японцами.

Я мог доподлинно вспомнить канву серий «Хлорки», «Нарика», «Куска» (да, страшно теперь вспомнить, сколько убил суммарно на них времени), а также ещё кучу мелких и не очень вещей, но вот, итить её, взрывчатку из подручных средств точно не осилю.

А какие у меня ещё преимущества перед местными? А вдруг я вообще попал в космооперу на какую-нибудь далёкую планетку и скоро сюда въедет дроид на колёсиках? И им все мои «современные знания» вообще как отсталый век покажутся?.. Ужас, ужас, ужас…

– Ст-та-тус… – дрожащими губами вымолвил я.

Вновь окинув уже более трезвым (и унылым) взглядом окно, я решил попытаться разобраться: а за что какая характеристика конкретно отвечает?

Мысленно наведя курсор на «Тело», я затребовал справку.

Проверка… в доступе отказано. Внимание! Подробная информация о системе заблокирована до получения первого уровня и выполнения первого задания.

Что и требовалось доказать… Оп-па. Полнейшая… Короче, пока я не выполню свой первый квест, не быть мне великим нагибастером. А квест не смогу выполнить, пока хотя бы частично не разберусь со своими возможностями… мдя, замкнутый цикл… ядрёна вошь…

Потыркавшись ещё для приличия, я смог-таки расшевелить «Систему» на одну плюшку:

Очки Жизни (ОЖ) – условная величина, показывающая, сколько ваше тело может вынести прежде, чем вы умрёте.

Внимание! ОЖ НЕ ОТРАЖАЕТ состояние Здоровья, для этого см. «Тело». Травмы, болезни и общая усталость СКАЗЫВАЮТСЯ на очках Здоровья или на их восстановлении, но НЕ СВЯЗАНЫ напрямую с этими очками.

Хм… а, если вот так…

– Тело!

Отказано, требуется предмет интерьера «Зеркало» или наличие соответствующей способности.

Кхм… ну, путаница, конечно, но я что-то начинаю смекать. Во многих японских РПГешках персонаж, оказываясь не важно где, не получает возможности сразу бежать и выносить Главбосса. Нет, его все способности и возможности появляются у него постепенно, по ходу сюжета или прокачки… так вот. Если я правильно понял, то у меня что-то вроде туториала… обучалки. Хотя, обучалка с грозящей «Окончательной смертью» звучит как-то зловеще…

Пока я занимался самокопанием (в прямом и переносном смысле), откуда-то с противоположной стороны раздались шаги. Я вздрогнул, после чего напрягся и приготовился к… чему угодно. Если моя интуиция права, то сейчас будет решаться моя судьба…

Невольно облизал губы, после чего обратил внимание на факт, что я дико хочу пить. А ещё больше – есть. А ещё… короче, я понял, что с этой тушкой (то есть, уже персонально со мной), обращались из рук вон плохо. И что-то мне говорит, что вонь такая не просто так появилась…

Наконец в мою комнату начали пробиваться первые лучи света, а в это время снаружи доносился шум открывающегося несмазанного, ржавого замка, а также гулкие мужские голоса. Один хриплый, усталый, я бы даже сказал, прокуренный; другой – уверенный, льдисто-холодный баритон, с приятными нотками в голосе. Речь различить не мог, но зато вполне улавливал интонации.

Наконец, замок сдался, и, скрипя петлями, распахнулась дверь. Невольно я зажмурился, когда по глазам ударил яркий свет. Немного придя в себя, всё же смог разобрать фразы, которыми обменивались эти двое:

 

– Милорд, какие тут могут быть кривотолки, когда и так известно, что каждый второй из них (если не вообще все) – ещё тот вор, душегубец и рьяный нарушитель порядка?

– Не тебе решать, тюремщик, кого миловать, а кого наказывать. Эй, полутварь, ты очухалась?

Медленно раскрыв глаза и привыкнув к свету, я смог разглядеть моих визави. При свете самого настоящего факела на меня смотрели двое: один – низенький и толстый человек с большим пузом, с уродливой, но выбритой физиономией, с нецелыми зубами и странными пятнами, одетый в коричневый балахон, который крепко обвязан на поясе, и второй – крепкий, статный мужчина с небольшой бородой и усами русого цвета, в добротном, крепком пластинчатом доспехе. Волосы у обоих коротко подстрижены, но если у первого они представляли собой некое подобие «кораллового рифа», с гладкой макушкой и негустыми краями, то у второго – короткие по всей голове, с чётко выраженной чёлкой.

Выглядели, как самые обычные люди, разве что первый – простолюдин-простолюдином, а второй – породистым аристократом. Факел, с которым они пришли, уже оказался установленным в специальном постаменте, давая яркий, но немного сумрачный свет. Пользуясь случаем, я осмотрелся, изучая обстановку. И у меня возникли новые рвотные позывы.

Вы когда-нибудь были в хлеву для скота? В настоящем, деревенском хлеву у нерадивого хозяина? Так вот, моя камера (а ничем иным это быть не могло), была очень похожа: камень, слегка прикрытый слоем соломы, поверх которого… находились отходы жизнедеятельности в несколько слоёв, и я не уверен, что мои. Рядком валялось несколько трупов крыс, которые давно издохли и их уже начал кто-то пожирать изнутри. И я, прикованный кандалами к стене, в грязной серой робе, чуть прикрывающей наготу, весь грязный, с виднеющимися по всему телу следами побоев, сижу в луже… в луже, я сказал!

И кстати, интересно: почему это полутварь?.. Так, Ванечка, не торопись, во имя хитропопого Айзена Сосуке. Для начала потянем время, изучим обстановку…

– Во… ды…

Губы сами собой прошептали нужное слово. Язык был точно не русский, но сейчас меня это мало волновало. Пить хотелось жутко, но ещё жутче хотелось вымыться… но, это потом, а пока думай, думай, Ванюша, анализируй входящую инфу, голова! Мы с тобой, хоть, уже и расставались разок, но во второй раз не охота!

Рыцарь (условно назовём его так) смерил меня грозным взглядом, от которого у меня что-то съёжилось внутри, после чего чуть заметно махнул Тюремщику; тот недовольно поморщился, но всё же вышел за дверь и, спустя пару мгновений, появился оттуда с небольшим корытом. Состроив гримасу на лице, он плюхнул это передо мной, после чего отошёл назад к двери.

Вода грязная, мерзко-ржавая, отвратительная… впрочем, подавив брезгливость, жажду я всё же утолил. Стараясь не обращать внимание на вкус, начал делать неспешные глотки лакая прямо из ёмкости. Судя по всему, делал я это как-то неправильно или имел слишком жалкий вид… потому что и Рыцарь, и Тюремщик синхронно скривили лица, выказывая брезгливое отвращение.

Так, думаем… Перво-наперво, я не человек. Ну, опять же, с их слов. Во-вторых, меня засунули за преступление (-ия?) прошлого владельца моей мясной оболочки. И судя по тому, что я могу видеть, моё нынешнее тело сильно напоминало подростка. Или…девушки.

Так, у меня же есть верное средство проверить, как говорится, испробовано на котятах и щенках! Аккуратно скосив взгляд вниз, в сосредоточие тряпок, старательно начал искать первичные половые признаки. Так, а где… что-нибудь?

Вероятно, я исчерпал лимит терпения этой парочки, потому, что толстячок внезапно оказался рядом со мной, и грубо схватив своими грязными пальцами пеня за подбородок, поднял мою голову вверх, чтобы я встретился глазами с милордом.

– Вижу, ты себя уже неплохо чувствуешь, полутварь. Видимо, не врали о вашем брате, когда говорили, что вы гораздо крепче человека…

Рыцарь продолжал стоять у входа, сверля меня стальным взглядом.

– Кто… вы?.. – наконец решился я подать голос, внутренне молясь всем Богам, чтобы мы были с ним незнакомы. Потому что светящаяся надпись, которая парила над этим рыцарем, как бы говорила об обратном.

Неизвестный(?) рыцарь(?)???

Над тюремщиком тоже имелась такая и она гласила:

Тюремщик?

Лицо рыцаря, до того бывшее жёстким, немного смягчилось, и он кивнул, видимо, соглашаясь со своими внутренними мыслями. Тюремщик тут же засуетился, на своей морде изобразив донельзя сальное выражение.

– Надеюсь, милорд оценит наш скромный вклад в содержание этой… – обводит меня в воздухе пальцем свободной (правой) руки, – …нелюди, осуждённой за мерзкий грех воровства!

– Ар Густаве оценит ваш скромный вклад… – при этих словах Рыцарь многозначительно окинул взглядом всю каморку и усмехнулся в усы, толстячок сразу как-то поник и приувял, – … достопочтенный, Эр Ганс.

Между делом, пока они проводили этот малопонятный для меня диалог, над ними обоими возникли новые надписи. Вернее, старые поменялись на новые:

Ар Густаве, Рыцарь(?)

Эр Ганс, Тюремщик(?)

«Эге, так вот оно что…» – промелькнула мысль. Значит, по мере того, как я узнаю информацию о мире или строю предположения, Система заносит их в базу данных… Интересненько… Видимо, не даром мне дали всего 5 единиц на показатель «Ум», потому что вот так вот отстранённо рассуждать, покуда тебя держат не самым удобным образом за подбородок… или у этого тела что-то не так с чувствительностью? Потому как я не чувствую особого дискомфорта…

Получено 1 очко опыта.

Эй! Куда! Откуда!..

– Что ж, полутварь, отвечу. Сегодня я буду лично руководить твоим повешением, как прямой посланник короля. Ар Густаве, рыцарь Ордена Тельпомеша Третьей ступени, – и, не дав мне переварить свалившуюся на меня новость о предстоящей скорой смерти, обернулся к Эру Гансу, после чего кивнул ему. – Не забудьте позаботиться о том, чтобы это существо имело подобие человеческого вида перед смертью, – и, сверкнув напоследок доспехами, он мягко скрылся во тьме.

– А… – только и смог вымолвить я, а передо мной высветилось новое оконце:

Задание «Добро пожаловать в!» изменено на «Ведьма, ведьма!»

Класс задания: Эпическое (7)

Название: Ведьма, ведьма!

Описание: Не успев отойти от осознания себя в новом качестве, вы выясняете, что вас уже осудили на смерть и готовят к повешению. Если вы ничего не предпримете, то вас ожидают новые муки истинной смерти и отчаяния.

Задача: Предпримите всё, что необходимо, чтобы обрести себе право на жизнь и свободу.

Награда: Жизнь и свобода.

Штраф/Наказание: Вас постигнет окончательная смерть.

Примечание: И да поможет вам Покровитель. Аминь.

Да они издеваются!..

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru