Синяя гора

Катерина Сим
Синяя гора

3

Проходит неделя. Все мои друзья и родные интересуются моим самочувствием буквально каждый день. Я же чувствую себя отлично. И, как я замечаю, это всех…удивляет.

– Так, всё. Хватит! Мне надоело сидеть и ничего не делать!

Эрил, взмахнув своими косами, встает и тянет меня за руку.

– Что ты делаешь? – говорю я, допивая сок.

– Я предлагаю отправиться в спортзал и поиграть в теннис.

Я не люблю спорт. Но, видимо, в этот раз мне не удастся отвертеться.

– У меня ужасная реакция, Эрил. Ты отлично это знаешь.

– Ничего, глядишь, и все изменится!

Мы отправляемся в спортзал, так как у нас было два свободных урока. Просто мы с Эрил отказались от прикладного искусства, в то время как его ринулись посещать Шейна и Мери. Теперь, думая, чем заменить этот урок, мы проводим время впустую.

Из-за дверей спортзала не доносится ни одного звука. Эрил, поправив челку, открывает дверь.

– Ну что ж, прошу, – девушка приглашает меня войти. – Здесь никого нет.

– Ладно, а если сейчас из кабинета выбежит разъяренный физрук?

– Не выбежит. Физрук хороший человек. Мы с ним на «ты». Я часто прихожу сюда.

– Ты прогуливаешь занятия?

– Нет, я прихожу сюда после занятий. Просто физрук лучший друг моего отца.

Спортивный зал довольно большой. Здесь проходят соревнования между школами по волейболу и баскетболу. Трибуны вмещают около двухсот человек. Но это еще не все. На первом этаже построен бассейн, но правда для тех, кто посещает секцию по плаванию.

Эрил открывает еще одну дверь. Мы оказываемся в помещении, где стоят различные тренажеры, а также настольный теннис. Подруга сразу берет ракетку и начинает подбрасывать вверх маленький белый шарик. У нее это очень ловко получается. Я тоже решаю испытать свои силы, но шарик улетает  слишком высоко и ударяется об пол. Эрил смеется:

– Ты похожа на клоуна!

– О, значит меня возьмут в цирковое училище вместе с Киром, – шучу я.

Вскоре у меня начинает получаться: я могу контролировать отскок мяча от ракетки. Но когда мы с Эрил начинаем играть в теннис, я понимаю, что это самая худшая идея.

– Я же говорила тебе, что я ужасный игрок.

Подруга задумалась. Я сажусь на лавку и поправляю свою голубую клетчатую юбку. У нас остается сорок минут свободного времени. В конце концов, мы решаем тренировать мою реакцию. Я встаю к стене, а Эрил медленно кидает в меня мячики. Сначала у меня все получается отлично. Но вот мячики начинают лететь быстрее, один за другим. Я не успеваю перестроиться, и шары, ударившись о стенку, летят обратно к Эрил, которая их ловит так быстро и ловко, что я даже не успеваю понять, как она это сделала.

– Да, это странно, – подруга, отвернувшись к двери, кладёт мячики на стол.

Я решаю проверить ее реакцию, и беру из коробки горсть мячиков:

– Эрил!

Девушка оборачивается, а я быстро кидаю в нее пару шариков, и в следующее мгновение они оказываются у нее в руках. Тогда я кидаю еще, и еще. Эрил не пропускает ни одного мячика.

Когда у меня заканчиваются запасы, я говорю:

– Вот что удивительно, Эрил. У человека, насколько я знаю, не может быть такой быстрой реакции. Ты просто обязана записаться в секцию по теннису. Ты будешь там самой лучшей!

– У меня не всегда такая хорошая реакция. Нужно сосредоточиться и настроится, чтобы быть быстрой и ловкой. Ты можешь сама попробовать. – Подруга берет мячик. – Представь, что это ты. Просто почувствуй его и двигайся как он.

Я закрываю глаза и пробую сосредоточиться.

– Чувствуешь что-нибудь? – волнуется подруга.

– А что я должна чувствовать?

– Ну…тепло, например, какую-то силу…

Я открываю глаза и, нахмурившись, смотрю на Эрил.

– Что ты несешь? Какую силу?

– Ты вообще ничего не чувствуешь?

Я отрицательно качаю головой.

– Эрил, что происходит?

– Ничего.

– Ладно. Просто ты ведешь себя странно.

– Я понимаю, как это выглядит со стороны, поэтому забудем об этом?

Я соглашаюсь  с ней.

После школы мы отправляемся на парковку. Девчонки прощаются со мной и уезжают. Я настраиваю в машине радио. Тут в лобовое окно я вижу Дейна. Он идет в мою сторону в сопровождении парня и девушки. Девушка – блондинка, с волосами средней длины. Её завитушки делают голову, похожей на гриву, а серые глаза свысока смотрят вокруг. У парня не слишком коротко стриженные темно-русые густые волосы. Он кажется мне довольно симпатичным, в то время как девушка создает отталкивающее впечатление.

– Райлен, можно тебя?

Дейн помогает мне выйти из машины, протягивая руку. Он как всегда добродушный.

– Знакомься, это Лэр Осман и Хэйд Нисон.

Девушка смотрит на меня неотрывно, а потом улыбается слишком милой улыбкой.

– Я очень рада, что, наконец, смогла с тобой познакомиться, Райлен.

Я неуверенно смотрю на нее. Неужели внешность может быть настолько обманчива? Девушка говорит так естественно и приятно, что все мои подозрения на ее счет рассеиваются. Я чувствую, что мы с ней легко станем друзьями.

– И я тоже рад знакомству, – парень протягивает мне руку и улыбается, но что-то в его поведении меня настораживает.

– Они учатся в параллельном классе и живут тоже на «Тихой». Вряд ли ты их помнишь. Их дома находятся почти в конце улицы. Мы сами с ними познакомились пару лет назад.

– Кстати, поздравляем тебя с прошедшим Днем рождения, – произносит Лэр.

– Спасибо, – благодарю я, удивившись тому, что посторонние мне люди спустя неделю напоминают мне об этом.

– Ладно, мы пойдем. До встречи! – прощается девушка, уводя за собой парня.

Я, нахмурившись, смотрю на Дейна.

– Откуда они знают о моем Дне рождении?

– Предположим, им сказал я.

Я легонько ударяю парня в плечо. Дейн смеется.

– Я их еще не встречала в школе…

– Лэр была с родителями во Фрацае, а Хэйд очень серьезно болел. Ты заметила, что у него…

– Странное поведение? И говорит он как-то…

– Как ненормальный, – заканчивает Дейн то, что не смогла сказать я. – Он раньше был совсем другим. Веселым и сумасшедшим одновременно, в общем, живым. А сейчас…он все понимает и чувствует, просто…теперь он такой.

Я смотрю на Дейна. Похоже, парень действительно переживает за своего друга. Интересно, что с ним случилось? Но Дейн не отвечает на мой вопрос, а просто говорит:

– Мы все это очень трудно переживаем и будем помогать ему, чем сможем.

– Ладно, тогда я тоже хочу ему помочь.

Дейн нежно смотрит на меня и улыбается.

– Что с тобой? – не выдерживаю я его взгляда.

– Нет, ничего, просто…– парень запнулся и, похоже, решил мне больше ничего не говорить. – Я пойду.

– Дейн, – останавливаю я его, – ты знаешь, что у Эрил отличная реакция?

Улыбка исчезает с его лица.

– Она тебе что-то рассказывала?

Это прозвучало так серьезно, что я смутилась.

– Просто она отлично играет в теннис.

Парень резко разворачивается и направляется к школе, даже не попрощавшись.

– Дейн! Постой, в чем дело? Ты куда?

Но он уже взобрался по ступеням и вошёл в здание.

Дома как обычно никого нет. Мама на работе, а старики прогуливаются. Я сразу принимаюсь за уроки. Закончив доклад по истории, я решаю немного погулять по набережной. Шум воды заставляет забыть обо всем. Я закапываю ноги в мокрый песок. Ленивые волны то и дело легонько врезаются в меня, боясь мне навредить. Тёмная вода блестит под лучами пробивавшегося из-за облаков вечернего солнца.

На самом деле последнее время я чувствую себя не всегда хорошо, хотя друзьям и родным говорила, что все в порядке. Сейчас, например, меня беспокоит что-то, но что именно, я не могу понять. Иногда мне кажется, что сил не хватит даже для похода в магазин. Возможно, это из-за перемены климата, а может школьная нагрузка на меня так влияет. Но особого значения я этому не предаю.

На часах уже семь. Родные, скорее всего, уже вернулись, и чтобы не волновать их, я иду домой.

– Райлен, дорогая, ты уже пришла, – бабушка улыбается мне и предлагает насладиться чаепитием.

Затем ко мне подходит мама, неся в руках несколько своих любимых книг с кулинарными рецептами.

– Ты не могла бы это отнести Ханне? – просит она.

– Зачем?

– Не задавай глупых вопросов, а просто отнеси.

– Ладно, нет проблем.

Я, тяжело вздохнув, беру книги и выхожу на улицу. Нет проблем! На самом деле есть одна огромная проблема. Это Риф. Он мне ясно дал понять, что ни приятелями, ни тем более друзьями мы никогда не будем. Я не видела Дженсена около недели, и была бы рада не видеть его целую жизнь! Как же трудно мне давались шаги, приближающие меня к дому №7. И я просто молюсь, чтобы дверь мне открыла Ханна.

Как только я поднимаюсь на первую ступень террасы, дверь открывается сама собой, и перед моими глазами появляется Риф. На нем – серые спортивные штаны, а на совершенно голое тело одета простая клетчатая рубашка, которую парень не потрудился даже застегнуть. Он стоит не один. Рядом с ним – девушка с длинными каштановыми волосами, которую я пару раз встречала в школе. По ее лицу я понимаю, что она слегка удивлена, увидев меня. А Дженсен просто застыл. Мне даже кажется, что он растерялся на пару секунд. Конечно, увидеть меня перед своими дверьми – огромная редкость!

Я, изогнув бровь, замираю и в ожидании смотрю, что же они будут делать. Девушка очнулась первой. Она смотрит сначала на меня, а потом на Рифа. Поняв, что ее не собираются представлять, она прощается с парнем:

– Ну что ж, пока, Риф.

– Пока.

В голосе Рифа слышится неуверенность. Но все это время он, хмурясь, неотрывно смотрит на меня. Скорее всего, он зол, потому что я лишила его возможности попрощаться с девушкой как следует.

Но вот я слышу, как калитка, скрипнув, закрывается сзади. Я поднимаюсь на две ступени выше и оказываюсь прямо перед парнем. На какую-то долю секунды мой взгляд задерживается у него на груди, слегка влажной от пота.

 

Я смотрю Рифу в глаза, а он стоит в недоумении. Уже морально готовая к неприятному разговору, я решаю начать.

– Привет.

Парень молчит. Видимо он не собирается со мной здороваться. Это меня забавляет.

– Похоже, блондин с голубыми глазами имеет кучу поклонниц.

– А ты что, решила стать одной из них? – прищуривается Риф.

– Если ты скажешь еще что-нибудь в этом роде, я тебе челюсть сломаю, – грубо отвечаю я.

Риф усмехается.

– Думаешь, силенок хватит? – говорит он.

– Хочешь проверить?

Я стараюсь это говорить вполне серьезно. Но Риф начинает улыбаться, а потом и вовсе смеяться. Это меня раздражает. Я стою, раскрыв глаза от удивления, и смотрю на него.

– Чего смеешься? – холодно спрашиваю я.

– Я представил.

Теперь я злюсь.

– Вообще-то я к твоей маме пришла. Так что иди и позови ее!

– Размечталась! Ее нет дома.

Как же мне хочется кинуть эти книги прямо в него!

– Знаешь, ты бы застегнул рубашку, – советую я парню.

– А что? Разве не нравится?

– Не нравится!

Не дожидаясь ответа и не сказав больше ни слова, я со всей злостью толкаю парня книгами в живот. Он, согнувшись, отходит на шаг назад, крепко держа их в руках. Развернувшись, я быстро ухожу к своему дому. Как он ужасен! То, что я чувствую сейчас невозможно описать. Мне даже слов не хватает.

Отчитавшись перед мамой, я иду к себе в комнату и предпочитаю сегодня оттуда не выходить.

Прошла еще одна неделя. Сегодня я встаю поздно, но не очень переживаю, что опоздаю в школу, пока не нахожу записку на кухонном столе:

«Райлен, меня сегодня рано вызвали на работу. Я была вынуждена поехать на машине. Надеюсь, что ты обнаружишь эту записку раньше, чем поймешь, что осталась без колес

Весёлое начало утра. Мои подруги уже давно уехали, и мне остается надеть балетки и отправиться пешком. Что ж, очевидно в школу я сегодня опоздаю. Первый урок как раз география, а миссис Унц терпеть не может, когда на ее урок опаздывают. Поэтому я решаю урок прогулять. И так как спешить мне не куда, я замедляю шаг. Тут рядом со мной тормозит синяя машина. Я удивленно смотрю на Лэр, сидящую за водительским сидением. Девушка обращается ко мне своим игривым голосом:

– Я смотрю, ты не очень торопишься в школу.

– Все равно уже почти опоздала. Торопиться нет смысла, – развожу я руками.

– Садись, я подвезу тебя.

Лэр открывает дверь на переднем сидении. Конечно, в мои планы не входило попасть на первый урок, но и отказываться я тоже не хочу, поэтому, сев, пристегиваю ремень. Но прежде чем ехать в школу, девушка останавливается у дома №34. Из дверей выходит Хэйд, одетый в полный комплект школьной формы, в то время как большинство парней в школе носят либо рубашку с галстуком или с жилеткой, либо с пиджаком. Волосы у Хэйда растрепаны. Он машет нам рукой, и садится на заднее сидение.

– Привет, – медленно проговаривает он.

Мы тоже с ним здороваемся.

– Эй, ты чего такой лохматый? – улыбаясь, спрашивает Лэр. – Дана что, уже ушла?

Дана – это сестра Хэйда. Она младше его на два года, и это именно она в тот день встретилась мне на крыльце Рифа. И как я уже успела узнать, парень с ней не встречается. Он вообще ни с кем не встречается.

Хэйд отворачивается к окну. Лэр достает расческу из бардачка и причесывает парня. Он подчиняется ей, не пытаясь остановить. Когда машина набирает скорость, Лэр говорит:

– Я всегда подвожу его. Это меньшее, что для него я могу сделать. Ведь сам за руль он никогда больше не сядет.

Девушка старается говорить тихо, чтобы Хэйд не услышал, но похоже парень не обращает на нас никакого внимания или делает вид.

– А что с ним случилось? – в свою очередь я задаю вопрос, который меня до сих пор интересует, и ответ на который я не получила у Дейна.

– М-м, авария.

Это все, что Лэр говорит. Правда она добавляет, что парень понимает абсолютно все, а ребята не хотят ему напоминать о том, что с ним случилось.

На втором этаже школьного коридора наши пути расходятся. Лэр желает мне удачи, а Хэйд машет рукой. Но вот звенит звонок. Я уже опоздала, а еще надо добраться до четвертого этажа. Дорогу мне своими ведрами и швабрами перекрывает уборщица, и пока я ее обхожу (а она отказывается меня пропускать из-за того, что уже вымыла пол), то теряю почти пять минут. Мое настроение портится, и я еще несколько минут стою перед дверьми класса и смотрю в замочную скважину, не решаясь войти.

«Возьми себя в руки!» – успокаиваю я себя, но как только хочу коснуться двери, мне становится страшно, как первокласснице, и я замираю, отдергивая руку и отходя на шаг назад. Так проходит еще пять минут. И кому же я сейчас делаю хуже? Себе, конечно!

«Трусиха!» – говорю про себя я, уже собравшись с силами, чтобы постучать, но слишком поздно замечаю заместителя директора. Госпожа Ада Тэппер, учительница литературы, не такая строгая, по сравнению с госпожой Унц, перед классом которой я сейчас стою, но она не может отказать себе в удовольствии и спрашивает:

– Вас что, выгнали с урока?

Она строго смотрит на меня, пока я оцениваю ее черную классическую юбку, пиджак, блузку и шикарные туфли. В нашей школе из всех учителей только она может одеться просто и в тоже время со вкусом.

– Нет, я просто опоздала на урок, – признаюсь я.

– Тогда вам не повезло: госпожа Унц сегодня с самого утра находится не в духе.

Учительница выжидающе смотрит на меня, и я понимаю, что она не уйдет, пока я не войду в логово к змее. Тогда, лишенная выбора, я робко стучу несколько раз в дверь и, заглянув в класс, как порядочная ученица, спрашиваю разрешение войти. Похоже, я прервала учительницу, когда она была в самом разгаре беседы с ученицей, которой оказывается Мери.

Госпожа Унц поправляет очки и внимательно смотрит на меня:

– Овенс, а я уже не надеялась увидеть вас на моем уроке. Проходите и становитесь рядом с Уильямс.

Я ожидала чего-то подобного и становлюсь рядом с Мери. Учительница разворачивает стул и садится к нам лицом.

– Ну что ж, мисс Овенс, ваша одноклассница уже поведала нам (она обводит рукой класс) причину своего опоздания и уже успела ответить домашнее задание. Теперь, видимо, настала ваша очередь, – учительница серьезно смотрит на меня, а я молча на нее. – Почему же Вы опоздали?

Я говорю всё, как есть.

– Я осталась без машины сегодня.

На лице госпожи Унц появляется еле заметная улыбка:

– Вас что, наказали родители?

– Нет, просто так получилось, – отвечаю я, хотя заранее знаю, что ей нравится, когда ребят наказывают родители. Меры воспитания, ничего личного.

– А почему же тогда вы, к примеру, не встали с постели пораньше, чтобы не опоздать на мой урок?

Она относится ко мне, как к обычной ученице. У нее нет любимчиков, а отличникам, чтобы заслужить свою оценку, нужно серьезно потрудиться. Но она считает географию самым важным предметом. И очень любит унижать учеников перед всем классом.

– Я только сегодня узнала, что до школы мне придется добираться пешком.

Похоже, я ее убедила.

– Ладно. Уильямс, садитесь. Я вас еще поспрашиваю сегодня. Овенс – к карте, проверим ваши знания по географии.

Она протягивает мне указку и называет различные страны. Я ищу их на карте, ошибаюсь, правда, пару раз, потом отвечаю домашнее задание и только после этого освобождаюсь от этой пытки.

На перемене перед кабинетом истории мимо нас с Эрил проходит Хэйд. Он улыбается своей белоснежной улыбкой, которая украшает и без того красивое лицо парня. Мы улыбаемся ему в ответ, а когда он теряется в толпе учеников, Эрил мрачнеет. Я решаюсь спросить у нее:

– Может быть, ты ответишь мне, что именно случилось с Хэйдом?

Эрил неуверенно смотрит на меня, и мне кажется, что она не очень хочет говорить об этом, но все-таки отвечает:

– Несколько месяцев назад он попал в аварию на байке и ударился головой. Была кома. Мы решили, что потеряли его, но…он вернулся и теперь с нами. Снаружи он изменился, а внутри тот же Хэйд Нисон, наш друг.

Мне становится не по себе. Жаль парня. Но самое главное, что он жив.

– Ты, переживала, да? – осторожно спрашиваю я.

– Мы все переживали, а меня не было здесь, когда это случилось.

После уроков на парковке я встречаю Шейну. Она что-то ищет в машине, и я думаю, что она не откажет мне и довезет меня до дома.

– Шейна, ты еще не уехала. А я думала, вы с Мери опять соревнуетесь, кто быстрей доедет до «Тихой». Похоже, сегодня победит она.

– Сегодня я решила дать ей возможность почувствовать вкус победы.

Подруга  открывает мне дверь, приглашая сесть. Я пристегиваю ремень и смотрю в зеркало заднего вида. На лужайке мальчики из младших классов играют в мяч. Куда же смотрят учителя, если позволяют играть не в спортивном зале или даже на стадионе, а на парковке, где мяч может попасть под машину или в кого-нибудь из учеников. Как только я думаю об этом, мои мысли материализуются, и мяч летит прямо в голову Шейны. Я хочу предупредить её, но все происходит так быстро, что я ничего не понимаю. Мяч не долетает до девушки около метра, ударяется обо что-то, чего я не могу разглядеть, и отлетает назад. На месте удара, буквально на пару секунд, я успела разглядеть еле заметную сиреневую волну в воздухе.

– Шейна, – чуть слышно произношу я имя подруги. Она же не смотрит на меня. В это время один из ребят подбегает к ней. Он извиняется, за то, что мяч попал девушке по голове. Шейна же говорит мальчику, что ей не больно и советует им больше не играть на парковке. Я понимаю, что мне всё показалось.

Девушка садится в машину. Но всю дорогу она со мной почти не разговаривает, то и дело, покусывая губы.

– Увидимся завтра, – бросает она мне и устремляется вперёд по улице.

Дома в прихожей никого нет. Я тихо снимаю верхнюю одежду.

– Может, уедем на пару дней в поместье?

Это дедушка разговаривает с бабушкой. Видимо обсуждают, как еще можно отдохнуть.

– Ты думаешь, что это поможет? – спрашивает бабушка, и я слышу в ее голосе надежду.

– Я уже не знаю, что думать. Уже столько времени прошло, а с ней ничего не происходит.

Как только я появляюсь в гостиной, старики прерывают разговор. Почему то мне кажется, что они говорили обо мне. Я киваю им и поднимаюсь в комнату. Сначала мама с Ханной что-то обсуждали, теперь бабушка с дедушкой. Но ведь, если бы это было важно, они сказали бы мне?

Этот длинный школьный день наконец-то подошел к концу. Шейна вела себя как обычно, но не оставалась со мной надолго наедине. А я старалась не думать о том, что могла её чем-то обидеть.

Сегодня я дома одна. Мама вернётся завтра, а бабушка с дедушкой отправились в поход на несколько дней вместе с другими стариками из туристического кружка для пожилых людей. Поэтому, быстро покончив с уроками, я провожу время у телевизора.

В восемь вечера звонит телефон.

– Райлен, привет, это Нейлин. У меня намечается что-то вроде девичника, ну или обычной вечеринки. Без парней. Я могу надеяться на то, что ты придешь?

Это прозвучало неожиданно.

– Ну я не знаю…

– Приходи прямо сейчас, ладно? Будут только Эрил, Мери, Шейна, Лэр, ты и я. Кстати, если хочешь, можешь потом остаться у меня ночевать.

Я пытаюсь что-то придумать, чтобы отказаться от приглашения, но в голову ничего не приходит.

– Мы тебя ждем, – Нейлин вешает трубку.

Девушка живет в доме №25. Это недалеко.

Когда я стучу в дверь, хозяйка встречает меня и обнимает. Все девчонки сидят уже у Нейлин в комнате. Меня поприветствовали, и я сажусь между Мери и Лэр в круг. Мы начинаем обсуждать наши девичьи секреты. В основном главная тема разговора – это парни. Мери хвастаться своим, Шейна тоже сказала пару слов, а Нейлин говорит, что все и так знают о ней и Арэде. Я, Лэр и Эрил ничего не говорим. Тогда Мери берет инициативу в свои руки.

– Лэр, разве ты до сих пор ни с кем не встречаешься?

Девушка взмахивает своими светлыми волосами и однозначно отвечает:

– Нет. В данный момент мне не нужны отношения.

Все, кроме меня и Эрил, вопросительно смотрят на нее.

– Что? Да, у меня был роман во Фрацае. Поэтому я сейчас хочу отдохнуть.

Затем Мери обращается к Эрил.

– А что насчет тебя? Мы все знаем, что год назад у тебя был парень, но вы с ним быстро расстались. А что сейчас?

Почему-то мне кажется, что Эрил не хочет говорить об этом. Похоже, это чувствует и Нейлин, на которую я то и дело бросаю взгляд.

– Ну…то что у меня сейчас нет парня не значит, что мне не предлагают встречаться. Я…просто сейчас не хочу видеть рядом с собой кого-то.

Я вижу, что Мери хочет у нее еще что-то спросить, но Нейлин слегка толкает ее локтем. Тогда подруга переключается на меня.

 

– Райлен, а что ты думаешь о Дейне?

Неожиданный вопрос в самом начале допроса.

– Что я думаю о Дейне? Хм, ну он хороший парень.

– И? – похоже, Мери решила меня этим добить.

– Он замечательный друг.

Тут не выдерживает Нейлин и резко сменяет тему разговора. Она начинает рассказывать смешные истории, и скоро у всех из нас поднимается настроение.

В 10 часов нас покидают Лэр и Эрил. В пол одиннадцатого уходит и Мери. Я же сижу еще полчаса и, попрощавшись с Нейлин и Шейной, тоже отправляюсь домой. Шейна хочет меня отвезти, но я отказываюсь, под предлогом того, что хотела бы прогуляться перед сном.

На улице уже темно и прохладно. Фонари тускло освещают тротуар. Пахнет свежестью. И чего  я ожидала от этого вечера? Девичники проходят всегда одинаково. И всегда одна и та же тема про парней. Постоянно одни и те же вопросы, проблемы. Как познакомились? Как погуляли? Что он спросил? Что ты ответила? И так длится бесконечно.

Тут я слышу звук подъезжающей машины и оборачиваюсь. Небольшой черный джип медленно едет за мной. Я останавливаюсь. Машина тоже тормозит. Тогда я чувствую, как страх начинает охватывать мое сердце. Я решаюсь ускорить шаг. Машина снова заводится, и останавливается, но уже впереди меня. Открываются двери. Выходят трое парней, от которых несет перегаром и табачным дымом.

– Привет, милашка, – обращается ко мне рыжий парень. – Что ты делаешь здесь так поздно одна?

Я отхожу от него на шаг назад. Интересно, успею ли я добежать до дома Нейлин? Но мои надежды рушатся, когда я понимаю, что парни начинают меня окружать.

– Может быть, тебя подбросить до дома? – предлагает мне парень с сигаретой в руках. – А потом мы бы могли остаться на чашку чая.

Мое сердце бешено стучит, а колени дрожат. Я не вижу путей к отступлению. Парни оценивающе смотрят на меня. Надо выбираться из этой ситуации.

– Нет, спасибо. Я как-нибудь сама доберусь, – говорю я и удивляюсь: неужели это мой голос? Таким тихим и робким я его услышала.

– Да ладно, чё ты? Пойдем с нами? Будет весело.

Кучерявый парень медленно приближается ко мне. Я начинаю часто дышать. Что же мне сделать, чтобы они отстали? Согласиться? Нет. Ни за что. Мало ли, что они могут сделать со мной. Лучше покажу, что не боюсь их.

– Парни, ну вам же не нужны проблемы. Меня ждут и…– начинаю я более уверенным голосом.

– Ничего, подождут, – отрезает рыжий.

Тут я замечаю, что парни медленно начинают сужать круг.

– Отойдите от меня. Иначе я буду кричать.

– Попробуй.

Моя уверенность испарилась. Краем глаза я вижу, что кучерявый парень протягивает ко мне руки. «Будь что будет!» Я собираюсь с силами и кричу:

– На пом…

Но парень, который стоит сзади, сильно зажимает мне рот рукой. Я начинаю дергаться, но рыжий хватает меня за руки и тащит к машине. Вся моя жизнь проносится перед глазами. «Все, это конец», – говорю я себе, и на глаза наворачиваются слёзы.

Темный обкуренный салон автомобиля все приближается. Я уже начинаю смиряться с тем, что меня может ожидать, как вдруг чувствую себя свободной. Когда я осознаю, что меня больше никто не держит, я оборачиваюсь. Рыжий парень на четвереньках ползает по тротуару, его губа разбита. Сивый парень, держа сигарету в руках, сидит, прислонившись спиной к машине, и держится за живот. Я отбегаю от джипа и вижу, как Дейн и кучерявый парень дерутся на асфальте. Мой друг замахивается, чтобы нанести удар, но парень умоляюще хрипит:

– Ладно, ладно! Хватит, чувак! Мы поняли, что зря сюда сунулись. Сейчас мы быстро уедем и забудем об этом инциденте, ок?

Дейн опускает руку:

– Убирайтесь отсюда! И чтобы духу вашего больше не было рядом с ней и с этой улицей. В следующий раз я никого жалеть не стану.

Сказав это, Дейн подходит ко мне и крепко обнимает. Уткнувшись ему в плечо, я начинаю плакать.

– Все в порядке, Райлен. Ты в безопасности. Все хорошо, – нежно шепчет мне на ухо Дейн.

Когда я оглядываюсь, то ни парней, ни их машины здесь уже нет. Я сажусь на бордюр и обхватываю голову руками. Она ужасно болит. Я чувствую себя такой униженной! Единственное, что мне сейчас необходимо – это кружка горячего чая и моя комната. Когда я собираюсь попросить Дейна меня проводить, то вижу, как к нам идет Риф, и начинаю быстро вытирать слезы. Дейн резко встает, я следую его примеру. Что Риф забыл здесь? Но похоже Дейн успел догадаться, что сейчас будет, и успевает поставить блок, когда Дженсен заносит над ним кулак. Но блок не помогает. Риф делает ложный удар в живот, и когда Дейн пытается блокировать и его, ударяет парня в лицо. Фрид отступает на пару шагов, держась за разбитый нос. Все это происходит так быстро, что я ели успеваю отскочить в сторону, чтобы меня не задели.

– Вы сошли с ума! Успокойтесь! – пытаюсь я их остановить.

Но они меня не слушают. Дейн пытается нанести ответный удар Рифу, но промахивается и опять получает по лицу.

– Какого черта ты делаешь?! – притормозив, кричит Риф Дейну.

– Это ты что творишь?! – Дейн вытирает лицо рукавом.

– Тебе мало того, что случилось с Хэйдом?

Риф пытается снова ударить, но на этот раз получает от Дейна в скулу, умудрившись не упасть. Я не знаю, что мне делать. Как их можно остановить?

– Прекратите это сейчас же! – снова пытаюсь я.

Никакого результата. Они продолжают драться. Дейн хватает Рифа за плечи и валит его на газон. Дженсен же в свою очередь пытается подставить подножку Фриду. А через секунду они оба лежат на земле. Их лица заляпаны кровью  и землей, а одежда порвана. Они похожи на бойцовских петухов.

Я жду еще минуту. Ничего не меняется. Тогда я разворачиваюсь и быстрыми шагами иду к своему дому, ни разу не оглянувшись.

Закрыв за собой дверь на все замки, я рада тому, что в доме нет родных. Слезы сами собой текут из моих глаз. Я бегу в ванную, включая свет на своем пути, чтобы в доме было светло. Когда я вижу свое отражение в зеркале, то ужасаюсь: тушь, размазанная по всему лицу, выглядит действительно эффектно. Я похожа на героиню фильмов ужасов. Да, даже «Тихая» оказалась небезопасным местом. Стоит ли говорить о других улицах

А ребята? Я думала, что Дейн меня сейчас успокоит, а когда увидела Рифа, не поверила своим глазам. Неужели он тоже хотел мне помочь? А ему же захотелось снова подраться с Дейном.

Прохладный душ приводит меня в чувство. Сейчас для меня не существует такого понятия, как время, и я покидаю ванну, когда часы показывают час ночи.

Я засыпаю под утро на диване, обняв кошку, представляя, что это было страшным сном.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru