Уютная Академия

Катерина Полянская
Уютная Академия

© Полянская К., 2021

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2021

Глава 1

Сквозь унылые серые облака иногда проглядывали солнечные лучи, но хорошего настроения это не добавляло. Равно как и лес за окном автобуса, который был там, когда я засыпала, и сейчас, утром, мы все еще ехали через него.

Ну как мы… Я и водитель.

Вышло так, что вчера вечером я оказалась единственной пассажиркой. Наверное, потому что опоздала на три дня.

Будь моя воля, вообще бы не поехала!

Вернее, поехала бы, но не туда. Полетела бы в престижный университет, который выбрала еще несколько лет назад. А в аэропорту бы меня провожали донельзя гордые родители… На вокзал они, конечно, тоже меня отвезли и долго обнимали, но это совсем не то. Тем более что нас сопровождал магический патруль, который следил за каждым моим движением. Вдвойне унизительно, если честно.

И вот теперь этот дребезжащий от старости автобус. Горло чесалось от пыли, улыбчивый водитель бесил. Черт, он даже остановился на заправке, специально чтобы я смогла купить себе кофе! И пошутил что-то про свежую булочку с джемом, которая бы точно исправила мне настроение, если б я не проигнорировала ее. Может, он и прав, но я, Анья Тоттхельм, не заедаю поражения сладеньким.

Еще один взгляд в окно. Чистое, слава неизвестно каким силам.

Наверное, Академия, в которую меня засунули, находится на краю света. Мы уже целую вечность едем.

Последний глоток кофе.

Если честно, с удовольствием выпила бы еще. Вчера, чтобы уснуть, я приняла снотворное, и сейчас глаза все еще слипались.

– Спи, если хочешь, нам еще несколько часов ехать, – бросил мне водитель и, конечно, заулыбался.

– Уже девять.

Привычки из прошлой жизни никуда не делись. Не так-то легко осознать и поверить, что она и вправду стала прошлой. К примеру, я всегда ложилась и вставала в одно и то же время. И, само собой, никакого дневного сна.

– Ну и что? – беззаботно уточнил водитель. Вчера он представился, но я была слишком расстроена, чтобы запомнить имя.

– Ничего, – буркнула себе под нос.

Подумав минутку, я все-таки прикрыла глаза. Спать я, разумеется, не собиралась, но и болтать с ним настроения не было. Чудо еще, что ко мне не приставили охрану!

Мысли вяло уползли в воспоминания.

Пару месяцев назад я сдавала совсем другой экзамен. На самом деле все началось еще раньше, когда я выбрала для себя один из университетов Лиги Кленового Листа. Попадешь в такой – и, считай, успеха в жизни добился. Дальше как по схеме: стажировка в престижной компании, хорошая работа, восхождение по карьерной лестнице. В мечтах я уже видела себя управляющей какой-нибудь крупной корпорацией лет так через десять. Но чтобы попасть в такой университет, требовалось пройти целый квест. Несколько лет блестящей учебы, общественная деятельность, благотворительность, определенное количество публикаций в газетах для старших школьников, свободное владение несколькими языками, хорошая внешность и ни единого пятна на репутации.

Так оно и было. С занятий я шла к репетиторам, потом в больницу, где помогала… и еще по тысяче разных дел. Перед сном еще немного учебы. Никаких подружек, они отвлекают. Увлечения – исключительно те, которые могли бы добавить плюсов при поступлении. Книги, фильмы и прочие развлечения тоже со временем оказались под запретом, нечего забивать голову всякой ерундой. И конечно, никаких выходных за городом с родителями, это неоправданная трата времени.

Да-да, я и есть та зануда-заучка, которая обязательно имеется в каждом классе. Ее не трогают, потому что надо же у кого-то списывать, но слегка недолюбливают. Хотя, должна признать, последнего я никогда на себе не ощущала. У меня на это просто не было времени. И кстати, списывания у меня были платными.

Последний экзамен вызывал в душе трепет от желания поскорее шагнуть в новую жизнь.

Билет попался не слишком сложный.

Отвечая, я с трудом сдерживала улыбку. Все, почти победила! Смогла. Чтобы глупо не улыбаться, я блуждала взглядом по классу, стараясь сосредоточиться то на том, то на этом. Пока внимание не прилипло к пуговице на пиджаке учителя. Мистер Сноус всегда был аккуратен до занудства, а тут… пуговица висела на распустившихся нитках и в любой момент была готова потеряться. И перестать думать об этом никак не получалось, меня будто заклинило. Кажется, я даже сбилась пару раз, но мысли о, возможно, подпорченных баллах не возникло.

В мышцах тянуло, как если бы я переборщила со спортом. И с каждой секундой все сильнее.

Я уже готова была сказать, что плохо себя чувствую, и просить перенести экзамен, но не успела. Голову будто насадили на раскаленный штырь. Короткая, но почти невыносимая вспышка боли.

И ниточки дружно подбираются, стягиваются, крепнут.

Пуговица снова на месте.

А меня мутит, и кружится голова.

Кажется, я на несколько секунд потеряла сознание.

Очнувшись, обнаружила, что вместо врача Сноус зачем-то позвал секретаршу директора.

– С ней то, что я думаю? – дрожащим от волнения голосом спрашивал учитель.

Я сжала виски и слабо застонала.

Кажется, кто-то переучился…

Знала бы я тогда, насколько!

– Магия проснулась, – нам обоим пояснила красивая женщина средних лет, фигуре и осанке которой завидовали едва ли не все старшеклассницы. А кто-то даже однажды украл ее туфли. Я к этому, разумеется, не имела отношения. – Достаточно редкий случай для совершенно обычной семьи. Всего лишь третий за восемнадцать лет, что я присматриваю за этой школой. Поздравляю, милая.

Масштабов «везения» я тогда еще не оценила.

– Как же мой экзамен? – спросила заплетающимся языком.

– Отлично! – с воодушевлением закивал учитель. – Только, кажется, это уже не важно.

Как – не важно? С отметкой даже на полбалла ниже у меня и документы в университет не примут!

– Ты обладаешь магией, милочка, – снисходительно, но по-доброму пояснила мисс Генриетт. – Подобных тебе не принимают в обычные учебные заведения. Ни при каких обстоятельствах. Исключений не бывает.

– Я теперь что, прокаженная? – уточнила нервно.

– Скорее особенная, – с доброй улыбкой пояснили мне.

О магии все знали, но не так чтобы много. Она была. Где-то очень далеко от нас. И вроде как считалась полезной штукой. Но никто представления не имел, как живет «тот мир». И даже о том, что в школе есть магический представитель, знали, как выяснилось, единицы. Для большинства же мисс Генриетт являлась секретаршей директора. М-да.

– Позволишь мне тебя осмотреть? – вернула меня в реальность магиня.

И, не дожидаясь согласия, протянула ко мне ладонь. Я застыла, не в силах поверить, что это происходит на самом деле. С ладонью-то ничего, а по мне, от макушки и вниз, пронеслось серебристое сияние в комплекте с едва ощутимым покалыванием. Неприятных ощущений оно не причиняло, лишь отдавалось на коже холодком. От него, кажется, даже в голове прояснилось.

– Отличненько, – сияла Генриетт.

– Ну что там?! – подпрыгивал от нетерпения Сноус.

– Уютная магия, – объявила особа, которая, похоже, разбиралась в этом. – У нас тут завелась очаровательная ведьмочка.

«Магиня» звучало как-то серьезнее.

– Уютная? – позволила себе влезть я. – Это что, заклинания против пыли?

Может, это все-таки сон? Галлюцинация? Да я даже на нервный срыв на почве учебы согласна!

Учитель смотрел на меня с восхищением, а Генриетт понимающе усмехнулась.

– Бытовая магия, домашняя нечисть, живые дома, защита жилища, магия вещей и тому подобное, – перечислила она.

– Офигеть. – Я честно призналась, как отношусь к ситуации.

– Вижу, тебе уже лучше. – Кажется, магиня привыкла к подобной реакции, потому что недовольной не выглядела. – Пойду позвоню твоим родителям и свяжусь с Уютной Академией. А ты пей пока какао.

Ее каблуки дробно застучали к выходу из класса.

– Стойте! – опомнилась я. – А усыпить эту магию обратно никак нельзя?

– Увы, в обратную сторону это не работает, – без всякого, впрочем, сочувствия сообщила Генриетт. – Так что еще раз мои поздравления. Не волнуйся, скоро ты ко всему привыкнешь.

И вышла, осторожно прикрыв за собой дверь.

Одновременно слух уловил стук на столе рядом со мной, и на тыльную сторону ладони упали горячие капли. Ай! Я бросила в сторону нападения злобный взгляд. Откуда тут взялось какао?! Как на картинке: небольшая кружка, горка подтаявших зефирок и густые белые ручейки уже ползли по керамическим бокам. Вкусно пахло корицей. Кажется, это и есть та жизнь, которую мне предлагают взамен отнятой.

– Мисс Генриетт – универсал, – все еще взволнованно пояснил Сноус. – Она обладает небольшим количеством каждой возможной магии. Это позволяет ей помогать самым разным ученикам, если есть необходимость.

Боˆльшую часть времени, однако, ей приходится чахнуть в приемной директора.

Я нервно облизала губы и одарила «кружку с картинки» подозрительным взглядом.

– Она наколдовала какао?

Пить это хотя бы можно?

– Нет, конечно, – улыбнулся Сноус. – Она его приготовила. Точнее, сделала так, что оно само приготовилось и прилетело сюда.

Обалдеть. И да, я повторяюсь.

– Ты тоже так сможешь, – заговорщицки понизив голос, сообщил учитель. – Анья, улыбнись, это же здорово!

Не уверена.

Здорово было бы, если бы он вовремя пришивал пуговицы. Тогда, возможно, я бы так не вляпалась.

Волшебным образом приготовившееся какао в итоге выпил учитель, за что Генриетт его самого едва не съела. Мне попыталась вручить новую кружку, но тут появились родители. Как нельзя кстати, а то я уже начала подозревать, что схожу с ума.

Нет, не схожу. Разве только мы все разом.

Невероятно утешительно!

– Пробуждение произошло из-за сильного и длительного перенапряжения, – вещала универсал. – Способности довольно скромные, как я вижу. В других обстоятельствах они могли так себя никогда и не проявить.

 

Очаровательно.

Разговор продлился какое-то время. Нам еще раз сообщили, что отыграть все обратно никак нельзя. Объяснили, что учиться я буду довольно далеко от дома, на другом конце страны, и магически не одаренные родственники навещать меня там не могут, зато я сама буду возвращаться домой на каникулы. Генриетт долго рассказывала, какая интересная и полезная у меня магия. А Сноус тем временем оприходовал вторую кружку «моего» какао. К концу всего этого безумия как раз пришел ответ из Академии: меня берут.

Честно говоря, я ожидала, что родители будут разочарованы. Однако же мама всерьез спрашивала у мисс Генриетт, каковы шансы у меня в этой их Академии обзавестись женихом-магом. Папа же заявил, что все замечательно складывается и вообще я достойна большего, чем унылое существование в сером деловом костюме. И ни от кого ни слова про блестящее будущее, пару часов назад вылетевшее в трубу.

Может, их загипнотизировали?

Нет, на меня никогда не давили ожиданиями, просто… странно как-то все.

Магиня вручила мне стопку книг, которые за два оставшихся месяца лета следовало прочитать для общего развития, билеты на автобус, свой номер телефона на всякий случай – и отпустила нас всех домой.

Несколько дней я пыталась осознать. Не пошла на выпускной, хотя не была занята поступлением в свой невероятно крутой университет и вполне могла позволить себе развлечение. И конечно, как прилежная девочка прочла все, что мне попало в руки о магии. Сведений пока было ничтожно мало, и оптимизма они не внушали. Заблокировать меня как бы можно, но с летальным исходом. Так я не согласна! Но и колдовать что-то там уютное… Бр-р. Книги вещали, что способность у меня редкая и, если получится в полной мере ею овладеть, в будущем хорошо оплачиваемая, но верилось с трудом. Пыль же можно и тряпкой убрать, в крайнем случае нанять домработницу, если деньги некуда девать, зачем платить за дорогущее заклинание? Я бы точно не стала. Лучше бы шубку себе купила.

Попытки попробовать дома что-нибудь наколдовать, ну как тогда, с пуговицей, не привели ни к чему. Душу грызли подозрения. Вдруг оно один раз случилось и больше уже не получится?

И я решила действовать. И отправила документы туда, куда и собиралась.

На следующий день получила отказ и строгую отповедь. Серьезно! Письмо, написанное от руки, сопровождалось звуком. И мне больше получаса рассказывали, что нельзя так относиться к редкому, уникальному дару, с которым мне повезло родиться. Сказочно повезло, ага.

Остаток лета я впервые в жизни бунтовала. Отказывалась ехать в эту странную Академию пыли и тряпки, пыталась опротестовать запрет сдавать вступительные экзамены, штудировала разные источники на предмет, нет ли там прецедентов. Перед отъездом даже сбежала. Но была отловлена и усажена в автобус, хоть и с опозданием.

К этому времени я уже успела принять поражение, и теперь было слегка стыдно.

Автобус качнулся, останавливаясь.

– Просыпайся, соня. Приехали! – бодро сообщил водитель.

Глаза сразу же распахнулись.

– Я не спала. – Взяла вещи и направилась к выходу.

– Да ладно!

Свежий воздух ударил в лицо, прокрался под легкое пальто. Здесь было холоднее, чем в привычных мне местах. Начало осени, но листья почти все облетели. А те, что остались, висели блеклые и невзрачные.

Я поежилась.

Автобус просигналил на прощание, закрыл дверь и уехал.

Идти было страшно. Тут недалеко, за деревьями виднелась каменная стена, за ней можно было различить башни замка. Все это не удивляло, поскольку я честно прочла выданные мне книги. Очевидно, тропинка вела к воротам. Как отреагируют на мое опоздание? Занятия еще не начались, но явиться предписывалось за три дня, а не накануне. Обидно будет так сразу попасть в отстающие. А куда еще я могу попасть, учитывая, что большинство студентов имеют таких же одаренных предков, и вообще «магия» – их второе имя, в то время как я тут оказалась по нелепому недоразумению? Этого вообще не должно было случиться! Я сжала зубы и заставила себя двинуться уже вперед по дорожке. Чемодан с тихим шорохом катила следом.

Деревья расступились, и я почувствовала, как округляются глаза. Каменная стена, арка с воротами, небольшой замок, за ним, кажется, два старинных особняка. Домик привратницы, клумбы, беседки и фонтан – все это было красиво, атмосферно… и да, уютно.

Академия называлась как-то иначе, длинно и скучно, но прозвище Уютная ей подходило идеально.

Большая рыжая белка перебралась с дерева на каменную стену и исчезла с внутренней стороны. Я вымученно улыбнулась и заставила себя войти.

– Опаздываем? – строго спросила пожилая привратница, поправляя маленькие очки на носу.

Очки сразу же соскользнули обратно на кончик. Магиня недовольно поджала губы.

– Извините, я…

Может, меня сейчас вообще выгонят?

– Впиши свое имя. – Она сидела у окошка, подоконник которого с внешней стороны был достаточно широким, чтобы на нем поместился журнал.

Заглянув в него, я быстро нашла нужную графу и взялась за ручку. Едва же на бумаге появилось мое полное имя, остальные графы в строке вспыхнули и заполнились самостоятельно. От неожиданности я даже отшатнулась.

– А, новенькая! – Привратница высунулась из окна, чтобы рассмотреть, что я там написала. – Тогда тебе сначала к ректору.

С ее пальцев сорвалась золотистая ниточка и, растягиваясь, устремилась к замку.

– Иди за заклинанием. Потом оно тебя и в комнату отведет. – И, добавив строгости в голос: – Но запоминай дорогу, в следующий раз ниточки не будет.

Проблем с памятью у меня нет, так что уж с этим как-нибудь справлюсь.

Поблагодарив магиню, я направилась к главному входу.

Шла небыстро, учитывая чемодан, зато появилось время рассмотреть местную публику. Никаких черных мантий до пола, скачущих повсюду жаб и булькающих котлов. Обычные парни и девчонки. Джинсы, наушники… Я подслушала немного болтовни о каникулах на побережье и заметила чьи-то розовые волосы. Кстати, они принадлежали парню.

Еще мне перебежала дорогу белка.

И в воздухе пахло дождем.

Пока я себя совершенно не ощущала в магической Академии и среди ведьм.

Стоило немного расслабиться, как подоспела очередная гадость. Сначала ощущение – что-то не так. Не плохо, просто… Воздух вокруг засиял, зазвенел. Я остановилась, не зная, что делать. В эту самую секунду обозначился вихрь крупных сверкающих снежинок и будто в неведомом танце закружился вокруг меня. Щеки кольнуло морозцем. Руки без перчаток – тоже. Одна особо наглая снежинка упала на нижнюю губу и сразу растаяла. Я инстинктивно слизала каплю. Сладкая.

Закончилось все так же непредсказуемо, как и началось. Снежинки, которые явно имели магическую подоплеку, исчезли.

Я растерянно моргнула.

Слух уловил шепотки:

– Последняя участница определилась.

– Кто это?

– Вы ее вообще знаете?!

– Новенькая?!

– Не может быть!

Вот теперь на меня смотрели все. Крайне подозрительно и недружелюбно.

Дожила. Нет, меня никогда особо не жаловали, но и объектом всеобщей и столь явной неприязни я тоже никогда не становилась. По большей части меня не замечали – и это был оптимальный вариант.

Ближайшая компания девчонок направилась ко мне. С таким видом… сразу понятно, что не сказать «добро пожаловать».

Стало слегка не по себе.

Необъяснимым образом уловив неладное, нить, которая вела меня к ректору и, как понимаю, видна была только мне, зашевелилась, опуталась вокруг талии – и в глазах потемнело.

Дыхание из легких выбило.

Когда же получилось сделать вдох, он принес с собой тепло и аромат свежесваренного кофе.

Я изумленно моргнула.

– Ой.

– Добрый день, юная леди.

Кабинет. Не скажу, что традиционный. Чересчур уютный и при этом мужской. На первый взгляд – все на своих местах: рабочий стол, пара кресел, стеллажи с папками, книгами и стопками журналов. Все это имелось и у нашего школьного директора. Второй взгляд выявлял некоторые «слишком». Кресла были слишком мягкие и глубокие. Сам ректор – а кто еще это мог бы быть? – одет в деловой костюм, и пусть тот забавно смотрелся на его пухленькой фигуре, все бы ничего, если бы не окутавший плечи пожилого мужчины клетчатый плед. На окне цвела фиалка, под горшком нашлась явно самодельная подставка из цветных камней. Ярко-желтые шторы вообще не гармонировали с этим кабинетом! И даже свисающая с ректорского носа бородавка казалась милой.

– Присаживайтесь. – Мне указали на свободное кресло.

Я послушно утонула в нем.

– Анья Тоттхельм, – назвалась на всякий случай, и голос звучал слегка виновато. – Я…

– Наслышан о вас, – добродушно усмехнулся ректор. Самуэль Бийт, как гласила табличка на столе. – Должен заметить, девушка, вы изрядно потрепали нам нервы.

Лицу стало жарко и колко.

– Извините.

– Бывает. – Как ни странно, ругать меня не собирались. – Здесь у нас еще не то случается. Но давайте уже перейдем к демонстрации вашего дара.

Возле его локтя стояла большая кружка кофе с шапкой пены, в которой угадывались карамельные капли. И на серый бок кружки убежала одна.

– Вы можете что-то с этим сделать? – Ректор испытующе смотрел на меня.

Я – на него. На кофе. И опять на него.

– Разве что выпить, – пошутила нервно.

Юмор он оценил вряд ли, но вежливо улыбнулся. И пояснил, чего от меня ждет:

– Вскипятить? Охладить? Сотворить из пены фигурку? Это самое простое, что может быть.

Простое, ага. Возможно. Для тех, кто хоть сколько-то в этом понимает.

– Но я не умею, – произнесла жалобно.

Чувствовать себя бездарностью, оказывается, очень и очень неприятно.

– А вы все равно попробуйте, – подбодрил Самуэль Бийт. – Вдруг получится?

Завидую его крепким нервам и оптимизму.

Покопавшись в памяти, я выудила оттуда минимум сведений о бытовой магии, который удалось почерпнуть в выданных мисс Генриетт книгах. Никаких формул и заклинаний, естественно. Руку над кружкой. Мысли о приятном. И представить, что делюсь теплом.

И… ничего!

Я стиснула зубы.

Ладно, холодом.

Снежинки кружат в воздухе, все такое беленькое, красивое, я иду покупать новую шубку…

Все еще ничего.

По его виду ни за что не скажешь, но, подозреваю, ректор уже тихо мечтал надеть эту кружку мне на голову.

– Может, произошла ошибка и я никакая не ведьма? – Я подняла на него полный надежды взгляд.

– Не может, – прозвучал категоричный ответ.

– Или не уютная ведьма? – Не знаю, чего мне хотелось больше, разрядить атмосферу или вырваться отсюда в прежнюю жизнь.

– Ты просто не стараешься, – с мягким укором сообщил ректор Бийт.

Ах так?!

Ярость внутри собралась в клубок, а затем взорвалась огненными искрами. Меня охватила дрожь. Рука вновь метнулась к кружке. Не стараюсь! Да я понятия не имею, как подступиться к этой их магии! И вообще она мне даром не нужна!

Кофе зашипел, закипая.

Получилось, надо же.

Глава Академии уже открыл рот, чтобы похвалить, но тут шипение усилилось. И пена полетела в разные стороны. Кружка треснула, по столу разлилась темная лужа, в которой потонул край целой стопки отчетов.

– Извините, – пролепетала я, тыльной стороной ладони утирая со щеки кофейные капли.

Кажется, у меня половина волос в пене и карамели.

Позорище магическое.

– Добро пожаловать в нашу теплую семью, – вымученно улыбнулся ректор, утирая большим платком лысину и нос с любимой бородавкой. – Но злость в нашей магии – плохой помощник.

– Я не специально, – получилось сквозь зубы.

Видимо, придется как-то научиться мириться с новым уровнем талантов. Весьма скромным, что печально.

– Разумеется, – кивнул ректор. – Вы свободны, студентка. Устраивайтесь. Нить доставит вас в общежитие.

От меня поспешили избавиться, пока еще что-нибудь не разнесла.

Губка уже подлетела к столу и аккуратно стирала следы моего экзамена.

Я встала… но тут вспомнила еще кое-что важное:

– Ректор Бийт, можно вопрос? Когда я шла к вам, произошло что-то странное.

– Вот как? – А лицо такое, будто все зубы вместе сильно болят.

Нравлюсь я ему не особенно. Ожидаемо.

– Вокруг меня кружился снежный вихрь, – пересказала коротко. – Другим студентам это почему-то не понравилось. Мягко говоря.

Ректору тоже не понравилось.

Предчувствую массу проблем! И под ложечкой сосет неприятно.

– Кхм… – не смог так сразу определиться со словами глава сего странного учебного заведения. – Что ж. Поздравляю, девушка. Вы участвуете в конкурсе.

– Каком конкурсе?! Я же ничего не умею! – Зато у меня нехватки слов не наблюдалось.

 

Бийт поморщился. Слишком громко вышло.

– Не нужно так нервничать, – сподобился на улыбку маг. Или правильно – ведьмак? – Научитесь.

– Спасибо, но я, пожалуй, пас.

Пакостное выражение, промелькнувшее на добродушном лице, мне, наверное, привиделось.

– А нельзя, – сообщил Бийт. – Видите ли, Академия, в которой мы все находимся, сама решает, кто будет участвовать. Так честно, и это исключает предвзятость, симпатии и прочие проявления человеческого фактора. Я несколько удивлен, что выбор пал на вас, но тут уж решать не мне. Желаю удачи, Анья. Но должен предупредить, что, скорее всего, вы вылетите с первого же испытания.

Слова неприятно укололи. Но он прав, вылечу. Притом с треском.

– Что за конкурс-то хоть? – спросила обреченно.

Без разницы, раз выиграть ни одного шанса, но лучше узнать, что там за испытания. Вдруг заставят сражаться с драконом? Хотя, учитывая специфику Академии, скорее уж придется вязать большой шарф и укутывать им ни в чем не повинного ящера. Но мало ли? Вдруг они тут приносят в жертву маленьких нерадивых ведьмочек?

– Нужно будет выполнить три стандартных, но достаточно сложных задания по профилю, – объяснил ректор. – Ничего опасного, не волнуйтесь. Хотя, учитывая, как вы колдуете, опасаться следует вас. Параллельно будут следить за вашей успеваемостью и взаимоотношениями с другими участницами.

Ясно. Ничего страшного. Все примерно как в любом другом учебном заведении. Помнится, в школе я подобный конкурс выиграла, получила диплом и некоторую сумму на счет. А тут… думаю, как-нибудь переживу поражение.

Поблагодарив ректора за ответы, я пошла к двери.

– Самое интересное здесь приз, – догнал меня его голос. – Один меценат подарил нам дом. Старый, живой, с собственной душой. Вы пока не знаете, но это огромная редкость и ценность. Так вот, победительница получит возможность подружиться с домом и сделать его своим. Такое жилище для мага нашей специальности ценнее любых сокровищ, чего вы, конечно, тоже еще не осознаете. Ну и материал для будущих курсовых и дипломной работ. Кстати, первая курсовая уже в следующем году.

Я кивнула, еще раз пробормотала «спасибо» и, наконец, покинула кабинет.

За дверью сразу же шумно выдохнула.

Приз не разбудил во мне азарта, к счастью. Вот если бы на кону стоял вылет из этой дурацкой Академии и свобода жить, как хочется, тогда да. А дом… Это всего лишь дом. Надо бы запомнить, что меценаты от магии на всю голову треснутые. Вот кому надо бы связать шарфик потолще. И шапку. А то этому типу, похоже, мозг продуло.

Значит, заваливаю первое же испытание и пытаюсь как-то учиться. Хоть бы оно скоро!

С этим решением я бодро зашагала туда, куда вела золотистая нить.

Общежитий оказалось три, а не два. Для девушек, для парней и преподавательское. До них я дошла без приключений, даже позволила себе минутку постоять с приоткрытым ртом, любуясь старинными и какими-то пряничными, что ли, зданиями, будто сошедшими со страниц захватывающей книги.

Из двери слабо тянуло какао и ванилью.

Меня почти отпустило.

Интересно, зачем отдельное общежитие для парней? Слабо верится, что их тут много.

Нить проходила сквозь дверь. Скоро и я последовала ее примеру, только мне ради этого пришлось дверь открыть.

Ароматы усилились. К учуянным раньше добавились запахи выпечки, причем со сдобными булочками явно соседствовали пирожки с мясом. Уже через несколько шагов желудок горестно сжался, напоминая, что у нас сегодня был только стаканчик дешевого кофе.

Ладно, оставлю вещи и пойду искать столовую.

Мм-м, еще и вишнями пахнет…

Здесь вообще реально дожить до выпуска и не прибавить в весе раза в три?

Первым делом сопровождающее заклинание привело меня к комендантше. И вот там случился новый шок. Дверь была приоткрыта… Я заглянула да так и остолбенела. Гномка! Нет, серьезно. Настоящая гномка. Маленькая, пухленькая, румяная, в строгом коричневом платье и белом переднике.

– А-а, новенькая, – протянула она, завидев меня. – Не успела поступить, а уже наделала шороху.

– Так получилось. – Мне уже порядком надоело оправдываться, поэтому прозвучало… никак.

Безразлично.

В конце концов, я не напрашивалась в эту их Уютную Академию!

– Ну и намучаются они с тобой, – ахнула гномка. – Уж я в таких делах разбираюсь.

Пожала плечами.

Ей я тоже не понравилась. Видимо, это моя карма здесь.

– Так меня куда-то поселят или я буду жить у вас на пороге? – спросила мрачно.

Достало все.

Отчаянно хотелось закрыть за собой дверь комнаты и хоть на несколько минут расслабиться.

– Четвертый этаж, пожалуй. – А выражение лица пакостное, точно такое, как на миг мелькнуло у ректора. – В сорок седьмую иди. Там, правда, соседка вредная, но ничего, как-нибудь уживетесь.

Соседка?

Черт.

Пальцы с силой вцепились в ручку чемодана. Это же общежитие! Конечно, у меня должна быть соседка! И чудо, что только одна. Следовало быть готовой. Но я единственный ребенок в семье и даже в летний лагерь никогда не ездила. С трудом представляю себе, каково это – делить комнату еще с кем-то.

И мне только что намекнули, что этот «кто-то» – особа малоприятная.

Отлично.

Сладенько улыбаясь, гномка вручила мне ключ с брелком в виде синей кисточки. Ключ старинный, с хитрыми зубцами и узорами. На мой вкус, брелок на нем лишний.

Начинаю тихо ненавидеть всю эту уютную муть.

Провожатая нить унеслась куда-то вперед по коридору. Я же нацепила на лицо самую фальшивую из своих улыбок, пожелала гномке хорошего дня и только потом отправилась в указанном направлении.

Кажется, без искусства лицемерия здесь не выжить.

Пока поднималась на свой этаж, успела подготовиться к самому худшему. На что там способны психованные девчонки? Надеюсь, мне не попытаются вцепиться в волосы прямо с порога?

Дверь оказалась деревянной, с бронзовой ручкой в виде изогнутой метлы. А вверху висел золотой номер – «47».

Кисточка дернулась и извернулась, указывая направление.

Я улыбнулась – просто она мне ладонь пощекотала – и вставила ключ в замок.

Проворачивался он трудно. Очевидно, это было частью местного антуража.

А дальше… Я едва не разрыдалась от облегчения. Переступив порог, я оказалась в небольшой гостиной. Только она-то и являлась общей. Крошечная, там едва-едва вмещался мягкий диван, несколько разбросанных по полу подушек, стол и горшок с фиалкой на подоконнике. Но главное, три двери вели в отдельные спальни и ванную. На последней красовалась смешная фигурка мультяшной девочки, принимающей пенную ванну. Собственно, из ванны торчали только непропорционально большая голова с шапкой пены на макушке и под странным углом оттопыренная нога. Как я ей сейчас завидовала! И кривой ноге, и всей остальной фигурке.

Губы дрогнули в улыбке. А жизнь-то налаживается! Потому что общий душ точно бы стал для меня психологической травмой. Как представлю – бр-р.

На двери слева выпуклыми золотыми буковками выделялось имя – Нура Хаджесс. Ага. С соседкой вроде как заочно познакомились. Хорошо, что ее прямо сейчас здесь нет, мне нужна небольшая передышка.

Кисточка вновь пощекотала ладонь, требуя обратить на нее внимание, а затем указала на вторую дверь. Прямо под моим взглядом проступали буквы. И не только буквы, но и очертания кружки с горкой зефирок и облачка пара над этим безобразием. Я хихикнула, но больше нервно. Надеюсь, соседка не станет завидовать, у нее-то ничего такого нет. Выделяться не хотелось. Но персонализация у них тут забавная.

Словно в тон этим мыслям выпуклая картинка заиграла яркими красками: кружка стала розовой в белый горох, зефирки – белые и желтые, а пар приобрел характерную белесую прозрачность.

Обалдеть.

Второй ключ отсутствовал, и я неуверенно взялась за ручку. Дверь поддалась – это плюс. Минус… куда ж без него? Комната оказалась слегка занята. На столе высились стопки книг и каких-то журналов, на полу стояли две коробки с непонятным хламом, а в шкафу висели летние платья и шубка. Похоже, соседка завела себе нечто вроде кладовки, сослав сюда добро, которое прямо сейчас не нужно. Понятно теперь, почему она точно мне не обрадуется.

Пыли видно не было, но присутствие чужих вещей мешало дышать. Я громко чихнула.

Вкатила в комнату чемодан и пристроила его у стены.

В очередной раз за день скрипнула зубами.

Отдых откладывается. На час точно. Пыхтя и шипя сквозь зубы, пришлось заняться выселением чужих вещей. Я действовала аккуратно, чтобы ничего не повредить. Просто перенесла все это в гостиную. Коробки, наверх книги, затем шмотки. Даже не помялось ничего. Только я запыхалась и чувствовала себя так, будто сейчас развалюсь. Труднее всего, впрочем, было не жалеть себя, а то так и разреветься недолго.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru