Тень за спиной

Карина Пьянкова
Тень за спиной

Глава 3

Когда я, наконец, добралась до участка, Дэмиан уже находился там, злой, как все демоны преисподней разом. Странное дело. Его настроение несколько часов назад было куда лучше. Да и выглядел он еще паршивей обычного: если бы не знала, что он один из наших, первая бы упекла его за бродяжничество. Еще немного – и вонять начнет…

– Что стряслось? – устало осведомилась я, мечтая только о сне. Ну, или хотя бы чашке кофе.

После панической атаки я всегда чувствовала себя разбитой и до смерти уставшей.

– Лорд Лилэн, чтоб его черти взяли… Жалоба. На всех разом. И персонально на тебя. «За необыкновенное хамство». Хотя, как по мне, так ты еще пыталась сохранять подобие цивилизованности…

А я-то думала, произошло нечто действительно страшное. Нет, жалоба – дело поганое, но пока нет приказа на увольнение – можно особо не переживать. Лично я надеялась на свою вечную индульгенцию: убийц моих родителей так и не нашли, а произошло все на нашей территории. Поэтому каждый из работавших в то время копов, в том числе и начальник, считал себя лично виноватым передо мной.

– Чего тебя так трясет? Мы же в любом случае знали, что он на нас накатает абсолютно все.

Не дождавшись ответа, я уселась на диванчик. Глаза тут же закрылись. Тело хотело свой отдых, и на все требования сознания реагировать не желало. Нужно передохнуть хотя бы немного – и тогда я буду еще на что-то годна.

Ненавидела быть слабой.

– Ты просто не представляешь, в какой истерике бился начальник… – возмутился напарник, не разделявший моего спокойствия. – Я думал, его удар хватит. В прямом смысле. Уж не знаю, что там наговорил лорд Лилэн…

Я лениво открыла один глаз и уставилась на Холта. Тот едва ли не красными пятнами пошел, будто ему тоже грозил удар.

– Надеюсь, лорд не забыл упомянуть, что его обожаемая и прекраснодушная внучатая племянница якшалась с некромагом и делала с ним проект? – невинно поинтересовалась я, чувствуя злорадное торжество. – И принеси мне кофе, а? А то отключусь прямо здесь, и лишу тебя места для сна.

С минуту Холт озадаченно молчал. Словно от моих новостей у него язык отнялся.

– Стоп, Джексон. Так Морган действительно что-то там изучал вместе с нашей, ныне дохлой, эльфийкой?.. – промямлил напарник, не в силах оторвать от меня взгляд.

Я довольно усмехнулась.

– Профессор Морган, о котором говорила леди Эделайн, был не просто рядовым некромагом. Поговаривают, он считался местным гением. Как ты думаешь, что будет с репутацией семейства Лилэн, да и эльфов в целом, если кто-то изящно сольет такую новость прессе?

Я улыбнулась, представив себе скандальные заголовки во всех газетах… Такой факт будут пережевывать месяцами весьма тщательно.

Но как же хочется спать… Кажется, предложи кто обменять душу на горячий эспрессо – заключила бы сделку, не раздумывая.

– Ты…

– У меня в свидетелях целый факультет, – весело фыркнула я. – Лорду Лилэну тут уже не отмазаться. Пусть только попытается на нас надавить. Результат ему чертовски сильно не понравится.

Дэмиан тяжело вздохнул, давая понять, что ему самому результат тоже, скорее всего, не понравится. Уж он-то неплохо успел изучить меня за время работы… Большинство коллег даже спустя несколько лет совместной работы считали меня этаким наивным цветочком в ярких шмотках. Таких всерьез никогда не принимают… А вот Холт уже успел понять, что с головой у меня совершенно не в порядке, и я действительно способна на многое. На чертовски многое.

Все же это паршиво – проводить с кем-то так много времени, ездить в командировки… Мне жилось бы куда проще и спокойней, если бы никому не пришлось слушать мои крики по ночам.

– Джексон… Ты не переборщи, а? – нервно попросил меня напарник. – Эльфы – это тебе не уличная шайка оборотней. Тут игры покрупней. Плевать, если тебя раздавят, но я за компанию страдать не хочу.

– Слабак, – насмешливо бросила я.

– Нет. Просто не психопат, как некоторые.

Я махнула рукой на слова Холта.

– Непонятно, чем ты занимался на спецкурсе по психиатрии, если не знаешь, кто же такие психопаты. В любом случае, у нас есть, чем запугать лорда Лилэна, когда он снова заявится в участок. Жаль вот только…

Жаль, что, по словам Уилла Грехэма, повторить опыты Моргана Иллис Лилэн в одиночку не смогла бы при всем на то желании…

– А наша покойница спала с Морганом? Ну, ради блага науки? – свернул в другое русло напарник.

Мужчины пусть и не всегда думают о сексе, но уж точно чаще женщин. Первый мотив, который приходил в голову Дэмиану – это любовная связь и ревность. Самое забавное: обычно он не ошибался.

А вот я в последнюю очередь вспоминала об этой части жизни. Наверное, потому что у самой на любовном фронте давно было затишье. Сложно завести с кем-то романтическую связь, когда с трудом выносишь чужие прикосновения. И с каждым годом становилось все хуже.

Если в академии и на первом году службы в полиции я еще пробовала с кем-то встречаться, пусть даже не задумываясь о любви до гроба и обручальных кольцах, то в последнее время пришло спокойное понимание того, что мне куда проще и комфортнее жить одной. Так не приходилось соответствовать чьим-то ожиданиям, прятать свои страхи… Так я могла не притворяться нормальной.

– Крайне заинтересованный источник утверждает, что после смерти обожаемой жены, профессор Морган на женщин вообще перестал смотреть. А учитывая, что он вплотную занялся проблемой воскрешения… Словом, возможно, он надеялся вернуть с того света супругу.

Но в итоге предпочел отправиться вслед за ней и дочерью.

– Насколько же источник заинтересован? – осведомился напарник с изрядной долей сомнения в голосе.

Я рассмеялась. Учитывая, что поведала мне все влюбленная в Моргана женщина, то сомневаться особо не приходилось.

– Максимально заинтересован… Иллис Лилэн не состояла в любовной связи с профессором Морганом. Да и как мог бы роман между ними повлиять на всю эту историю… Ведь мужчина покончил с собой год назад.

Упоминать домыслы Уилла Грехэма я просто не решилась. Слишком уж это было… странно и страшно. Да и какое-то странное чувство никак не оставляло меня, когда я думала о давным-давно мертвом некромаге. Уважение. Не за то, чего он достиг как ученый, за ту решимость, с которой он исполнил приговор, что вынес себе сам.

– А что там эльфийская дева? Что она тебе нашептала на ухо? – даже не пытаясь скрывать иронию, спросила я.

Остроухие все же красивы… А Холт – сперва мужчина, обычный мужчина из плоти и крови, и только потом инспектор полиции. И пусть я не относилась к тем женщинам, которые патетично заявляли, что «всем мужикам нужно только одно», но прекрасно понимала: без «одного» тоже не обойтись.

– Ну… прямо-таки на ухо… – расстроенно вздохнул Дэмиан, подкатывая один из стульев поближе к оккупированному мной дивану. – Высокомерная кукла… И глупа как курица.

Мне показалось, что высокомерие Амарэ Тэлис расстроило напарника куда больше ее глупости. Значит, ничего ему с эльфийкой не светило… Хотя… учитывая, что он дня три душ не принимал, то ему бы не светило даже с вампиршей, несмотря на то, что кровопийцы не слишком брезгливы.

– Что говорит о покойной подруге? – спросила я, надеясь на то, что эльфийки мало чем отличаются от всех прочих женщин и имеют свойство делить тайны с приятельницами.

Хотя сложно представить, насколько нужно быть ненормальной, чтоб разбалтывать направо и налево то, что занялась некромагией.

– Выдает лакированную версию жизни Иллис Лилэн. Умница, красавица, вся в науке. Не занимается ничем, что можно было бы назвать предосудительным. «Потому что это же просто невозможно»!

Последние слова были произнесены со слащаво-писклявой интонацией. Наверное, Холт копировал свидетельницу.

– Клянусь Творцом, после часа разговора с этой… Амарэ, я готов был признать тебя идеальной женщиной! Тебя! Черт! Черт-черт-черт… Да она толком ничего не знает о своей так называемой подруге! Скажи, так вообще бывает?!

Все-таки не стоило бросать Дэмиана один на один с манерной девицей. Они всегда выводили его из состояния равновесия.

Вздохнула и предельно честно ответила:

– Откуда мне знать. У меня в любом случае нет подруг…

Мало кто способен терпеть рядом с собой воплощенную скорбь… А спрятать горе за яркой одеждой мне удалось только спустя многие месяцы. Сперва никак не выходило… Не знаю, как меня приняли в полицейскую академию. Вид у меня тогда был как у маньяка…

Впрочем… Я и по сей день похожу на серийного убийцу. В особенности если вовремя не получаю свою дозу кофеина, как сейчас.

Я дважды прослушала запись разговора напарника с Амарэ и пришла к выводу, что девушка все же далеко не так глупа, как показалось Холту. Просто… себе на уме и неплохая актриса к тому же. И, кажется, она что-то очень не хотела рассказывать Дэмиану, прячась под маской глупенькой девочки. Но при всем при этом в ее голосе то и дело проскальзывали ноты, которые обычно присущи женщинам решительным и волевым.

– Она просто над тобой издевалась, – вынесла я в итоге неутешительный вердикт. – Что-то мисс Тэлис все-таки знает о своей подружке. Вот только с тобой откровенничать не захотела.

Напарник уставился на меня с явным недоверием. Он, как и многие мужчины, был уверен в своем убийственном мужском обаянии. Я его не разочаровывала. Да мне бы Холт и не поверил: несмотря на яркие шарфы и розовый маникюр, меня к женщинам упорно не относили.

– Но к ней нас направил сам лорд Лилэн. Никогда не поверю, будто он добровольно дал нам хоть какую-то подсказку, – заявил мне Дэмиан.

Резонно. Этот тип наверняка хотел бы запутать следствие и не дать нам добраться до истины. Так с чего бы вдруг ему подбрасывать нам кого-то, кто действительно что-то знает… Странно. Все очень и очень странно.

Или я не в состоянии мыслить, мучаясь от кофеиновой ломки?

– Меня вот что удивляет: знать убитую лучше всего должна была ее наставница… но почему-то палки в колеса стремится ставить не леди Лилэн, а ее брат, лорд Лилэн… – задумчиво протянула я, снова прикрывая глаза. – Словно бы…

 

Холт на лету понял мою мысль и продолжил:

– …словно бы он знал о внучатой племяннице что-то еще, верно? – понимающе усмехнулся напарник, оседлав задом наперед стул и начав крутиться из стороны в сторону.

Всегда ненавидела, когда он так делал. Голова мгновенно начинала кружиться.

Вся мыслительная деятельность свелась к слову «кофе». То ли встать и самой дойти до автомата? Мою просьбу Холт же проигнорировал.

– Именно, – подтвердила я с чуть самодовольной улыбкой. Версия показалась мне вполне жизнеспособной. – Вспомни эту показательно возвышенную скорбь леди Эделайн. Она не была особенно взволнована тем, что к ней в дом явилась полиция. А вот лорд… тот был еще и встревожен, как мне показалось. Черт, я даже его имени-то не знаю.

Дэмиан издевательски рассмеялся.

– Перечитай жалобу, там оно наверняка есть.

Это верно… Там наверняка можно найти много чего интересного не только о нас с Холтом, но и в том числе о самом лорде. Почему он хочет спрятать какую-то часть правды о своей родственнице? Что же такого он знает о ней?

– Перечитаю. И даже внимательно, – заверила я Дэмиана, хотя и подозревала, что буквы будут просто расплываться у меня перед глазами. – А ты уже запросил материал о самоубийстве профессора Моргана?

Это следовало сделать как можно быстрей. И так волокита продлится долго. У наших коллег снега зимой и то не допросишься, не то что отказной материал.

– Даже взял его, – рассмеялся напарник, взял со стола какую-то папку и помахал перед моим носом. – Оказывается, наш самоубийца, Морган, жил на нашей территории.

Не знаю уж почему, но меня эта новость почему-то удивила. Год назад… Наш участок. Какого черта я все пропустила? Университетский профессор… Да у нас все по потолку должны были бегать с таким-то трупом…

– Как это на нашем участке? А почему я ничего не знаю?! – удивилась я такому пробелу в знаниях.

Мужчина пожал плечами.

– Ну, как-то вот так. Более того, он жил буквально напротив тебя. Может, вы даже были знакомы. Соседи все-таки… А ты тогда после стычки с вампирами отлеживалась. Неужто позабыла о своей двухнедельной коме и затяжном больничном? А я вот не забыл те полтора месяца ада без напарника.

Кома… Тогда мы расследовали дело, по которому подозреваемым проходил вампир. Один из тех, кто предпочитает жить самостоятельно, а не ходить под рукой сильного мастера. Через какое-то время кровосос сорвался и начал охотиться ради забавы.

Молодые вампиры вообще легко съезжают с катушек. А потом начинается кровавая бойня… В тот раз пристрелить гаденыша мне удалось; правда, он успел хорошо покормиться с меня, едва не отправив на тот свет.

Как же смешно было, когда после возвращения на службу наш новый штатный психолог пытался помочь мне «излечить душевные раны» после столкновения с вампиром…

Год назад Моргану было тридцать три… То есть он примерно на шесть-семь лет старше меня. Я никогда не интересовалась мужчинами, с которыми меня разделяла разница в возрасте. Таких я даже толком не замечала.

Папа всегда говорил, что неприлично связываться с мужчиной, если с ним разделяет слишком большая разница в возрасте.

– Не знаю, – покачала головой я. – Среди моих знакомых некромагов не было. Да и с соседями я никогда толком не общалась.

Я отобрала папку с материалом у напарника и пробежала глазами по первым строкам, игнорируя мелочи вроде группы крови и прочих несущественных мелочей. Да. Морган действительно жил на противоположной стороне улицы от меня. Скорее всего, мы могли и видеться. Просто я не обращала внимания. Как смеялся надо мной Дэмиан, я ходила в своей скорлупе и мало интересовалась окружающим, если это непосредственно не касалось работы.

– Что сам можешь сказать? – спросила я, разглядывая фото с места происшествия.

Безумно хотелось зевнуть. Сдерживалась из последних сил.

Изображения, сделанные экспертами, оказались паршивыми, но и они позволяли понять, что самоубийца был достаточно молод. Впрочем, разглядеть как следует лицо мне не удалось. Мужчина лежал в ванне, запрокинув голову. К тому же, меня куда больше заботило лезвие бритвы, лежащее на полу.

– Ну, как по мне, так все действительно чисто. Ничего не говорит, что некромагу помогли проститься с жизнью. В доме вообще не нашли следов присутствия других лиц, живых или мертвых. Судя по отчету, там даже призраков рядом не было.

На всякий случай я перечитала все сама. Материал оказался небольшим, от силы двадцать листов.

Нет, эксперты, конечно, могли и налажать, этого исключить нельзя, но, исходя из написанного, я вообще не нашла повод заподозрить, будто имело место убийство.

– Может, в дом к нему сходить? Не знаешь, там кто-то поселился? – задумчиво протянула я.

В целом Морган мне, конечно, был сам по себе малоинтересен, но все же не хотелось упустить что-то, относящееся к нашему нынешнему делу. В конце концов, он оставался важной частью жизни Иллис Лилэн. А эта жизнь привела в итоге к насильственной смерти.

– Я-то откуда знаю? Да и зачем туда идти? Год прошел, все что было – уже затоптали, – не обрадовался моей идее напарник.

Я только плечами передернула. Есть то, чего не удастся затоптать ни одной следственной группе. Дома… они ведь запоминают. Все запоминают. В особенности старые. А тот особняк, где вроде бы должен был проживать профессор Морган, однозначно был старым. Если прислушаться…

– Нужно наведаться туда, Дэмиан. После захода солнца может появиться что-то интересное, – усмехнулась я, откладывая папку в сторону.

Покойся с миром… Если самоубийцы вообще на это способны.

И тут я задалась одним вполне конкретным вопросом.

– Слушай, а почему в деле нет прижизненных фотографий Моргана? На посмертных черта с два что-то разглядишь…

Напарник посмотрел на меня с изумлением.

– Какая разница? Вот мне как-то не особо интересно, как этот тип выглядел. Материал чистый. Уж не знаю, с чего парень решил, что делать на этом свете ему нечего, но он сам выбрал, без посторонней помощи.

Ну да… Все верно. Но почему же мне вдруг показалось настолько важным увидеть его лицо?..

Странно… Порой у меня появлялись навязчивые идеи, но обычно, подумав немного, я находила для них вполне рациональную причину.

– Что еще узнала про нашу куколку? – поинтересовался с ленцой Холт, ожидая, когда я положу ему в рот версию, а потом еще и помогу ее пережевать и проглотить.

Именно так наши расследования обычно и проходили. Так как я всеми силами увиливала от общения со свидетелями и фигурантами, то вполне логично было то, что в таком случае мне следует больше скрипеть мозгами. Вот только на этот раз я почему-то сама рвалась в бой.

– Она не отличалась особой одаренностью. По крайней мере, ничего и близкого с Морганом. Кстати, сколько ей было лет? Где-то сто пятнадцать?

Дэмиан подтвердил, что я и на этот раз не ошиблась.

– Вряд ли в сто двадцать у мисс Лилэн гениальность вдруг прорезалась. Просто рядовой маг. И вот наш рядовой маг внезапно решила полезть не куда-нибудь, а в проблему, над решением которой безуспешно бьются лучшие умы, – скептически протянул он.

Именно… Не странно ли это? Если Иллис Лилэн не была полной идиоткой, она понимала, что задача ей попросту не по силам. И даже при условии, что ей помогал действительно одаренный некромаг… Да это была бы просто не ее работа!

Если Иллис не могла откусить такой кусок и прекрасно это понимала, значит, кто-то приказал ей влезть в эту мутную историю. И кто тогда? Двоюродный дед, который сейчас так усердно лезет в наше дело? Заботливая наставница? Или кто-то еще?

Получить от эльфов информацию оказалось не проще, чем от вампиров. Один раз пришлось расследовать дело, пострадавшим по которому проходил кровопийца. Мало того что работала сугубо после захода солнца и дико не высыпалась, так еще и выпытывать что-то у вампиров приходилось едва ли не угрожая осиновым колом.

Чем можно угрожать эльфам, кроме испорченной репутации, я пока не знала.

– Если предположить, что на битву за воскрешение нашу куколку благословили родственники… – буквально мысли мои прочел напарник.

Смерть Моргана в таком случае оказалась чертовски неудачным стечением обстоятельств для Иллис Лилэн. Думаю, наша эльфийка готова была орать от отчаяния, когда человек бросил ее, сбежав на тот свет.

– …то ничего у нее в любом случае в одиночку не вышло бы, – криво усмехнулась я.

Похоже, Дэмиан почуял след, как и я. По крайней мере, я видела, как его обычно тусклые глаза засверкали азартом.

– Без Моргана она бы просто ничего не смогла закончить, – продолжила я. – А тот изящно вышел из игры. И унес все свои наработки в могилу.

Красноречивый взгляд Холта говорил, что лучше бы мне рассказать все самой, пока он не начал меня пытать.

– Профессор Морган перед смертью уничтожил абсолютно все записи. А после озаботился и чтобы из его трупа не удалось вытянуть ни крохи информации. Как тебе это нравится?

За окном снова хлынул дождь, причем настолько сильный, что шелест капель был прекрасно слышен даже внутри участка.

– Год назад… – задумчиво протянул Дэмиан, перестав, наконец, крутиться.

Вовремя. Казалось, еще немного – и меня вывернет.

– Ты ведь уже думала об этом, Ли. Слишком долго. Ты просто не могла не подумать об этом. Ты та еще психопатка, но чертовски умная дрянь.

Он достаточно хорошо успел изучить меня за пять проведенных бок о бок лет и неплохо предугадывал, в какую сторону должны пойти мои размышления в тот или иной момент.

– Да, неправильно было бы вцепляться в одну версию, как оголодавшая собака в кость, – согласилась с Холтом я. – Но, черт подери, Дэмиан, нельзя выкидывать из уравнения эту переменную! За такое точно могут убить! Тем более, даже если Морган выбыл из игры, то эльфийка-то продолжила бегать в университет. Вопрос только в том, к кому. Да и убили ее все-таки люди, не свои.

Мужчина вздохнул и откатился в сторону.

– Двое. Ее убивали как минимум двое. Но эльфы могли и нанять кого-то.

Верно… Как минимум двое…

Но кто именно мог заменить в исследовании Моргана, если тот был настолько выдающимся? В этом и заключался главный вопрос.

– Я собираюсь и дальше возиться с университетскими делами, – решительно заявила я. – Там что-то есть.

Напарник понимающе ухмыльнулся.

– А я могу заняться тем, что по душе уже мне. К примеру, продолжать донимать остроухих. Это хотела ты сказать, не так ли?

Я кивнула, подтверждая догадку Холта.

– Ведь для нас лучше видеть друг друга как можно реже, не так ли?

Мы ладили ровно настолько, чтобы не попытаться убить друг друга. И искренне считали, будто этого достаточно…

Оставшееся до конца рабочего дня время я мирно продремала над бумагами. Слава Творцу, никто обо мне не вспоминал, и удалось хотя бы немного отдохнуть.

Как только часы показали шесть вечера, я поспешно побросала вещи в сумку и двинулась к выходу. К тому моменту практически всех сослуживцев уже не было на местах, и в большей части здания царил могильный мрак. В ноябре темнело рано и быстро.

Я кивнула охраннику на проходной и вышла в промозглую осеннюю ночь Нивлдинаса.

Сыро в нашем городе было всегда из-за канала, режущего его на куски, но осенью это ощущалось куда больше, чем в любое другое время года.

Глубоко вздохнув, я огляделась по сторонам. Привычка, выработанная за годы службы. Если ты работаешь с особо тяжкими, то всегда следует быть морально готовой к нападению. Особенно на крыльце собственной же конторы. Всяческие психи любят именно здесь устраивать засады на полицейских.

На этот раз я увидела стоящую неподалеку хрупкую длинноволосую девушку в белом, слишком легком для поздней осени, платье. Она обнимала себя руками за плечи и изредка вздрагивала. Тяжело вздохнув, я пошла к ней, уже чувствуя очередные неприятности. В таком виде в полицейский участок являются жертвы домашнего насилия. Слава Творцу, не мой профиль…

Такие вот девочки, синие от побоев, сперва жалуются на парней-мужей-отцов, а потом забирают заявление, чтобы явиться недели через две в состоянии куда более паршивом.

Моя клиентура по большей части покладисто молчала в морге или крайне охотно давала показания на больничной койке. Проблем куда меньше.

– Мисс, с вами все в порядке? – спросила я у девушки, наплевав на то, что сердце как-то очень уж красноречиво екает.

Но не бросать же на произвол судьбы пострадавшего только потому, что ему не хватило смелости войти в участок? В конце концов, я именно для этого и устраивалась на работу в полицию – чтобы помогать жертвам преступлений.

 

Она поворачивалась медленно, слишком медленно…

И когда мне, наконец, удалось увидеть ее лицо, жертвой домашнего насилия девушка уже не выглядела…

У нее был только один глаз… На месте второго провал… Лицо в кровоподтеках… Разбитые губы растянуты в безумной улыбке, обнажая зубы… Передние выбиты…

Как же я ненавидела иметь дело с призраками… В особенности с агрессивными…

Мертвая бросилась на меня и принялась душить. Ее руки словно бы вытягивали из меня силы, волю к сопротивлению… и волю к жизни. Я не сомневалась, что на этой встрече моя жизнь и закончится… Но когда перед глазами уже потемнело, все почему-то прекратилось. Призрак просто исчез.

Я кулем осела на землю, жадно вдыхая воздух. Никогда бы не подумала, что просто дышать – это настолько большое удовольствие.

– Эй! Ли! – потряс меня кто-то за плечо. – Жива? Ну же!

Голос доносился до меня как через толщу воды. Я слышала слова, но смысл они обретали далеко не сразу.

Когда удалось, наконец, сфокусировать взгляд, оказалось, что спас меня старый знакомый. Творец… Гарри! Бармен Гарри!

Ответить удалось далеко не с первой попытки.

– Пока жива! – прохрипела я, пытаясь подняться.

Везучая дрянь… Какая же я везучая дрянь… Ведь еще бы немного…

– Гарри… Как ты?..

Как оказался здесь? Как умудрился прогнать призрака? Все эти вопросы вертелись в голове… Но озвучивать их не выходило – слишком болело горло. Завтра придется наматывать шарф в три слоя: наверняка вся шея будет синей…

– Да вот… В муниципалитете задержался. Документы по аренде переоформлял… И тут слышу жуткий рык и словно бы хрип. Бросился – и увидел, как тебя это чучело душит, – размеренно объяснял мужчина, помогая мне подняться, отряхивая. – А район-то у нас паршивый, стоит сказать… Ну и ношу с собой освященную соль. Средство хорошее, и от вампиров хорошо помогает, и от привидений… Вот и пригодилось.

Колени немного дрожали, но в целом я не сомневалась в том, что доковылять до дома сумею. От пережитого ужаса мелко потряхивало, но пока по крови гулял адреналин, я чувствовала себя почти что хорошо.

– Черт, Гарри, никогда не была тебе настолько рада, – с очевидным трудом выдавила я. – Я точно останусь твоим постоянным клиентом до самой смерти!

Улыбнуться… Улыбнуться не получалось, хотя я и очень старалась. Похоже, нервы у меня есть… И сейчас они сильно пострадали.

– Ну, смотри, не обмани, Ли Джексон, – лукаво улыбнулся мне Гарри, обнимая меня за плечи. – Пойдем ко мне, посидишь, отдохнешь, выпьешь. Тебе сейчас лучше не быть одной.

Я кивнула, не желая спорить. Правда, у меня сложилось впечатление, что со всеми этими проблемами можно спиться достаточно быстро… Хотя, ну и черт с ним. Все равно в полиции рано или поздно пить по-черному начинают все…

Привидение то ли сбежало окончательно, то ли затаилось где-то неподалеку, чтобы попробовать напасть снова. Эти твари упорные и, если уж наметили для себя жертву, то будут упорно идти к своей цели… Вот только почему я? Что я такого сделала?

Призраки – это не тупые зомби, которые нападают на любого живого, который оказывается в сфере их видимости. У неупокоенных душ есть определенная логика поступков, которой они следуют всегда. Другое дело, что эта логика порой на взгляд живых казалась дикой.

Чем же я настолько умудрилась разозлить привидение? На меня напала жертва убийства, судя по посмертным увечьям… Может, я не сумела раскрыть ее дело? Но почему я тогда никак не могу вспомнить ее лицо? Такое не забудешь так легко… Да и все свои дела я знала наперечет, тем более те, которые «повисли».

Мысли постепенно начали путаться. Черт… Почему все навалилось именно сейчас и именно на меня? Только бешеного призрака не хватало, чтобы почувствовать себя в полном дерьме.

– Ну, встряхнись, Ли, – попытался подбодрить меня бармен. От него пахло выпечкой и моим любимым сидром. А еще почему-то домашним уютом. – Ты же самая жизнелюбивая мерзавка, которую я только знаю. Разве тебя можно вывести из равновесия всего-то каким-то жалким призраком?

Странно получать поддержку от человека, который регулярно наливает мне выпивку. От Холта я бы точно не дождалась ничего подобного, а ведь с ним мы проводим большую часть времени. По сути, мы с напарником должны были стать самыми близкими людьми друг для друга. Но не стали.

– Не знаю, стоит ли мне сейчас напиваться… – тихо вздохнула я.

И так чувствовала себя как пьяная, а уж если заполировать это состояние сверху дозой алкоголя…

– Значит, просто посидишь и спокойно попьешь глинтвейна. С него не опьянеешь А может, и чая. Главное, не быть сейчас одной.

Верно. Только бы не одной… Да и призраки плохо выносят людные места и предпочитают нападать на одиночек. Уж не знаю почему.

– Ладно, согласна…

Я уже полчаса сидела у барной стойки и тянула второй бокал горячего вина с пряностями. Корица, кардамон, гвоздика… Приятно. Все-таки Гарри с мастерством истинного профессионала соблазнил меня алкоголем, пусть и не слишком крепким. Глядеть в сторону окон не решалась. Пусть я и не была трусливой, но и сознательно сталкиваться с чем-то пугающим я совершенно не хотела.

А в том, что мертвая девушка ждет меня где-то там, в темноте, я даже не сомневалась.

Можно было попросить у Гарри освященной соли, которая так хорошо себя показала, но, черт подери, я не хотела сталкиваться с той дрянью лицом к лицу в одиночестве. Не хотела и все тут. Уж лучше заночевать прямо так, в баре, благо сам владелец живет в квартирке над своим заведением.

В такой ситуации я бы обрадовалась даже Холту. Но появился ближе к закрытию, разумеется, Винсент. Мне уже начинало казаться, что меня кто-то им проклял.

Он вошел в «Веселого лепрекона» около полуночи, такой же идеальный, как и раньше. Заметив меня, мужчина улыбнулся вполне благодушно, правда, нахмурился, стоило ему только хорошенько разглядеть мою шею. Подозреваю, синяки уже начали расцветать, и каждый желающий мог увидеть, как хорошо я «повеселилась» этим вечером.

– И что же случилось? – спросил Винсент, привычно устроившись слева от меня. – Я смотрю, вы легко находите неприятности, Ли. Даже слишком легко. Вы в порядке?

О нашей дневной встрече Винсент не обмолвился ни единым словом, будто ее вообще не было. Я бы, наверное, разозлилась, но сейчас все мои мысли сосредоточились на том, сумею ли я заставить этого типа проводить меня до дома и сегодня.

Мне было страшно до судорог, стоило только представить, что придется идти по темным улицам одной… Привидение наверняка где-то там, наблюдает, выжидает… И если я встречу ту покойницу одна, наверняка умру уже просто от одного только ужаса. Мне вообще проще быть храброй рядом с кем-то.

– Нет, я не в порядке, – не стала я строить из себя крутую девочку.

Во-первых, я и так крутая девочка, мне не нужно это лишний раз доказывать. Во-вторых… Горький опыт подсказывал, что если не сообщить в максимально доступной форме, что нужна помощь, ее никто и не предложит.

– Да… И голосок тоже не как у пташки, – вынес неутешительный вердикт Винсент, принимая из рук Гарри свой бокал. – Думаю, вам опять нужен будет сопровождающий, не так ли, инспектор Джексон?

Мне оставалось только кивнуть и принять предложенную услугу. Выходит, от мужчин подобного типа есть какой-то толк. Пусть настроение и было паршивым, я все-таки сумела изобразить вялое подобие благодарной улыбки. Подозреваю, гримаса вышла не слишком-то привлекательной, но Винсент же был дже-е-е-ентльменом, его устроило и такое выражение признательности.

– И соль возьми, Ли, – щедро предложил мне Гарри. – Винс, представляешь, на Ли какой-то призрак ненормальный накинулся. Едва не придушил. Хорошо, я проходил мимо…

От соли я, разумеется, отказываться не собиралась. Если призрак нападет, наплевав, что я не одна, то отбиваться придется мне самой. Винсент не казался мне бойцом. Кабинетное создание, мало приспособленное к реальной жизни.

– И почему же у вас не было с собой оружия? – строго обратился ко мне красавчик. – Пули в пистолетах полицейских, насколько я знаю, берут и привидений в том числе.

Мне оставалось только поморщиться. Не объяснять же практически незнакомому человеку, насколько сильно я себе не доверяю? Вдруг однажды мне придет в голову пострелять на улицах? Нет, пока такого не случалось, как бы сильно не выводили из себя окружающие, но чем черт не шутит?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru