Litres Baner
Кружится белый снег

Жизнь Прекрасна
Кружится белый снег

Птица-говорунь

Шалый ветер колобродит,

Воздух сед, как лунь,

Вьюга свищет о свободе-

"Птица Говорунь".

В мой тулуп вцепилась хватко,

Тяжек стылый гнёт,

Душу грешную украдкой

Стужа зло клюёт.

– Не ходи за мной эскортом!

Я тебе не Кай!

Вьюга щёлкнула над фьордом:

–Скучно. Поиграй.

Лишь чихнул, пургу вдыхая,

С инеем взахлёб,

Глядь: снежинки дружной стаей

Лепят небоскрёб.

-Что за игры между делом?

Мне б найти Грааль.

Эхо вслед заиндевело:

– Бог с тобой, Февраль.

Марина Жеглова


«Зима! Красавица-Зима! Моё любимое время года. Иные причины для написания стихов и не нужны»

Светел месяц

Светел месяц, да холодный –

Раб ночной.

Быстры ноги, да голодный

Волк зимой.


Дремлют сосны в непогоду –

Ясны сны.

Успокоилась Природа

До весны.


Снег кружится, снег кружится, -

Кутерьма,

На тебя, меня ложится, -

Эх, зима!

Разгулялась вьюга на просторе

Разгулялась вьюга на просторе,

А из окон – белое раздолье,

И чуть-чуть, но жаль своей неволи.

Сердце бьётся, сердце ждёт апрель.


Сердце вновь горит, а может, любит,

Что забыто, сердце вдруг разбудит…

Равнодушные проходят мимо люди.

Господи, спасибо за метель.


Разгулялась вьюга на просторе,

Снег кружится – белое раздолье,

И чуть-чуть, но жаль своей неволи.

За метелью будет и капель.

Плачет осень

Плачет осень за окном

Оттого, что погибает,

Но сама ещё не знает,

И не ведает о том.


А зима уже в пути,

А зима уж близко-близко,

Напевает альтом низким,

Мол, тепла уже не жди…


Плачет осень за окном,

Но она ещё не знает,

Что зима уже играет

Первым бархатным снежком.

Зимний День

Я вижу, детство рядом с нами,

Я слышу жар его огней,

Там я, смешная рядом с мамой,

Кормлю ворчливых голубей.


И мама руку держит крепко,

Я тороплю ее скорей:

– Маринка, ну куда ты, детка?

– В беседку, мам, безым быстлей,

Смотли зе, мам, там много птицев,

– Не птицев, доченька, а птиц.

Снежинки тают на ресницах

И нет счастливей этих лиц.


Опять зима и ветер злится,

Мурлычет кот, часы спешат,

Как голубки, порхают спицы, -

То мама вяжет теплый шарф.


Чтоб дочь согреть зимой суровой,

Чтоб, не боясь холодных дней,

Спешить к беседке нам знакомой

Кормить усталых голубей.

Волшебные снежинки

Глупые снежинки

Милую Кристинку

Зимним поцелуем,

Падая, целуют.


Лижут нежно лица,

Тают на ресницах,

Вновь летят, как птицы,

Начинают злиться.


Чуткие снежинки

Добрую Кристинку

Заморозят стужей,

И смеясь, закружат.


Ловит ртом Кристинка

Глупые снежинки,

Уж сама, как льдинка.

Зимняя Кристинка.

Андрей Коровёнков



«Зима, если она настоящая, – прекрасное время года. Пушистый снег, лёгкий морозец, заснеженный лес – может ли быть что-то красивее? Стихи рождаются сами собой…»

Январская зарисовка

Чудесный день. От лёгкого мороза

Лес кажется прекрасней во сто крат.

В ажурном одеянии берёза

Притягивает восхищённый взгляд…


Движенье лёгкое вверху – комочек снега,

Сорвавшись с ветки, вниз летит стремглав!

Исчезла тишины безбрежной нега,

Разрушен красоты с покоем сплав:


Лавиной снежной, пусть миниатюрной,

Вздымая бриллиантовую взвесь,

Убор – нарядный, миг назад – ажурный,

Слетел с берёзы без остатка, весь.


И долго ещё в воздухе витала

Туманной дымкой снежная пыльца,

Сверкая блёсток стаей, оседала

Вкруг дерева подобием кольца.


В плену ассоциаций, словно в клетке,

Застыв на месте, вижу, чуть дыша:

Комочком снега, падающим с ветки,

В пыль рассыпаясь, вниз летит… душа.

Накануне Рождества

Ни ветерка. Морозец жёсткий.

И в жёлтом свете фонарей

Текут с небес на землю блёстки —

Круженье миллионов фей,


С небес, ниспосланных на краткий

Срок, дабы силой волшебства

Изгнать пороки, недостатки

В ночь накануне Рождества.


Благое дело. Только очень

Пороков много – через край.

И вряд ли феям хватит ночи,

Чтоб на земле построить рай.


А суетливым горожанам,

Не замедлявшим вечный бег,

Казалось: снег сегодня странный.

Какой–то необычный снег…

В зимнем лесу

Застывший бор шептался тихо, еле слышно,

С бродящим меж верхушек сосен ветерком,

А у подножия их первозданно-пышно

Сугробы белые легли пуховиком…


Вдруг изменилось всё вокруг неуловимо:

Враз навалилась, оглушила тишина,

И в тишине сошла с небес неумолимо

Нежнейших хлопьев невесомая волна.


Придя из детства, становилась сказка былью…

Неужто видел это только я один?

Невинно-белые порхающие крылья,

Посланцы вечности неведомых глубин.


Прошу, не надо улыбаться иронично –

Мол, фантазёр – что взять с него? Чудак чуть-чуть…

Так скучно жить, когда всё буднично, обычно;

Так сказку хочется увидеть в чём-нибудь.


А сказка – рядом, надо просто присмотреться,

Забыв о возрасте и бремени забот,

Вернуться мысленно в безоблачное детство,

И сказка – если захотите – оживёт…


Чудак? Пусть так. И этим, право, не обидеть –

Всем чудакам известна истина давно:

Легко волшебное в обыденном увидеть…

Хоть это, может быть, не каждому дано.

Он шёл…

Он шёл. Неспешно. Даже равнодушно.

Не видя и не слыша никого.

Он просто шёл. Ему так было нужно:

Идти всё время. Только и всего.


Проспектом шёл, шоссе, просёлком, полем.

И лесом шёл, не выбирая троп.

А мненье тех, кто этим недоволен,

Ему что по лбу было бы, что в лоб.


Шёл плавно, невесомо, не ступая,

Набрав воды, условно скажем, в рот.

И, всё-таки, при этом создавая

Немало непредвиденных хлопот.


Предмет хлопот понять совсем не сложно:

Придётся восстанавливать пути.

Где он прошёл, там стало невозможно

Кому-нибудь проехать и пройти.


Он шёл упорно, как идут на приступ.

Назло календарям, теплу, весне…

И, всё-таки, был белым и пушистым!

Идущий на исходе марта снег.

Лес. Вечер. Снег…

Здесь так тихо, что слышно, как падает снег…

Словно громкие звуки под вечер,

Утомившись, куда–то ушли на ночлег.

Отдохнуть. Перед завтрашней встречей.


Чтобы завтра, воспряв, разорвать тишину,

Разогнать её многоголосьем.

А сегодня – довольно. И я отдохну.

Поброжу среди елей и сосен.


Лес не спит. И с безмолвием он не знаком.

Даже если затишье, нет ветра.

Вот со вздохом на землю упал снежный ком

С лапы ели. Вот хрустнула ветка…


Коробок бесполезно зажат в кулаке –

Не горят отсыревшие спички…

Диссонансом отрывисто взвыл вдалеке

Резкий жалобный вскрик электрички.


И опять тишина. Снег. Безветрие. Лес.

Город – рядом. Но странно неслышен.

Кто сказал, что в наш век не бывает чудес?

Мы живём среди них. Ходим. Дышим.


Чудеса существуют – хоть верь, хоть не верь.

Нет им дела до вер и неверий.

Здесь, в лесу, может быть потаённая дверь

В мир каких–то иных измерений…

Оксана Пономарева



«Не люблю писать о зиме, но без неё не могу. Живу в Сибири. Люблю её все сибирские казусы. И морозы колючие, и снег, как свежесть после осенней слякоти. Белоснежность его. Воспоминание о детстве и детских забав в снежных сугробах и городках, коньки и лыжи. На юге есть моря, океаны, а у нас снег! Вдохновение? Оно не связано с зимой… Скорее всего, оно само в гости к душе заходит и просит "Зафиксируй!"»

Запуржит, и завьюжит…

И пуржит уж, и вьюжит

По планете Зима.

Заметает и сыпет

Снег на лес и поля.


На знакомой опушке,

Где свистят снегири,

Им подружка рябинка

Крошит бусы свои.


Алым цветом на первом

На пушистом снегу

Снегирёвая радость

Провожает зарю.


На ресницы моих

В снежных бликах хрусталь.

А морозец колючий

Встречает январь.


В эту зимнюю стужу

Со знакомой тропы

Ожерелье рябины

Унесли снегири.

Милая берёзка…

(текст песни)


По селу родному утром я пройду.

И к своим знакомым в гости забреду.

Здесь меня приветят и нальют чайку,

О себе расскажут, и я им расскажу.


Про белую берёзку,

Что в моём дворе

Инеем окутал белый

Чистый снег.


Сколько судеб разных время развело…

Кто уехал в город, а кто и далеко.

Но промчатся годы вереницей лет,

Кто-нибудь вернётся и прольётся свет

 

На белую берёзку,

Ту, что во дворе

Инеем окутал белый

Чистый снег.


Здравствуй моя Родина! Здравствуй край родной.

Сколько зорек ясных встретили с тобой.

Здесь моя подружка в ситцевом раю,

В белоснежном убранстве встретила зарю.


Милая берёзка

Трону твою ветвь,

По тропинке к дому

Разгребу я снег…

Рейтинг@Mail.ru