Искушённые страстью

Ирис Ленская
Искушённые страстью

Пролог

В огромном кабинете, обставленном дорогой итальянской мебелью, сидели двое мужчин. Оба поджарые, с тёмными коротко стрижеными волосами.

Светлая, обитая кожей, дверь открылась, и в кабинете появился третий, одетый во все чёрное – пиджак, брюки и рубашку. Вошедший пригладил тёмно-русые волосы и, крепко пожав руки поднявшимся навстречу мужчинам, сел в пустующее кресло, жестом предложив им занять свои места.

– Рад нашей встрече, – в его голосе слышались металлические нотки. Пальцы, выдавая напряжение, сплелись в замок.

– Как вы уже знаете, моя годовалая дочь похищена, её няня убита, преступники не оставили никаких следов. Вам также известно, что поиски милиции не увенчались успехом. На данный момент прошло полгода. В конце концов я решил обратиться в частные детективные агентства. Мне порекомендовали вас.

Сидевший в кресле брюнет взял стакан с водой:

– Мы готовы помочь. Наша команда сделает всё, чтобы найти вашу дочь.

Хозяин кабинета поднял со стола какой-то листок.

– Вот и хорошо. Думаю, вам известно, что нашему второму ребёнку – приёмному сыну – восемь лет. Ему обеспечена надёжная охрана. Это, – он протянул документ собеседнику, – ваше вознаграждение. Половина суммы будет выплачена сразу, как только мы подпишем соглашение.

Мужчина взял протянутое, и его брови поползли вверх. Он кивнул своему партнеру и поднялся с кресла.

– Ваша дочь будет найдена.

Глава 1

20 лет спустя

Вечер, с которого перевернулась жизнь Алана Вронского, начался довольно скучно. Он сидел в тёмно-вишнёвом кресле президентского люкса пятизвёздочной гостиницы «Four seasons» и невидящим взглядом смотрел на открывавшуюся панораму заснеженного Санкт-Петербурга.

Бизнес-форум закончился, деловые встречи – тоже, но из-за нелётной погоды он застрял здесь ещё на день. А может, и на два… Сколько себя помнил, пятничные вечера Алан проводил где угодно и как угодно, только не в одиночестве. Пати с лучшими друзьями, партнёрами по бизнесу или клиентами стали своего рода традицией. Иногда получалось выходить с подругой, правда, в последнее время гораздо реже, несмотря на то, что Марианну он уже считал своей невестой.

Почти всё свободное время Вронский посвящал работе в корпорации «SunLight International», в которой отец девушки назначил его исполнительным вице-президентом подразделения международных операций. Собственную фирму по производству инвалидных колясок Алан решил продать ещё год назад, но почему-то медлил. То ли жалел расставаться со своим детищем, то ли боялся очередной ошибки.

В своей жизни он допустил немало промахов. Поступок, совершённый месяц назад, чуть не стоил ему отношений с Марианной. А виной тому рыжеволосая бестия Тесс – фотомодель, с которой Алан познакомился на субботней вечеринке в одном из нью-йоркских закрытых клубов. Кто виноват, что после вечеринки Максу приспичило пригласить её и остальных красоток в свой особняк? Огненная копна волос, озорные серо-зелёные глаза, розовый язычок, то и дело облизывающий полную нижнюю губу – редкий сексуальный магнит, против которого Алан не смог устоять…

А утром поползли слухи…

Резкий телефонный звонок вывел его из задумчивости. Молодой человек поднял смартфон и уставился на экран, где появилось изображение женских рук, обнимавших шею Макса, а затем, наконец, улыбавшееся лицо друга.

– Эй, привет, – приятель широко улыбнулся. – Где это ты? До сих пор в отеле, что ли?

Вронский хмуро потёр переносицу.

– Рейс отменили из-за снегопада.

Макс удивлённо поднял бровь.

– Разве ты не в России?

– В Петербурге, ну и?..

– Да я бы на твоём месте… Эй детка, принеси-ка ещё мартини, – друг перешёл с английского на испанский. – Vamos1! (вперёд, испанский)

Алан усмехнулся.

– Зачем мне это? Будет как в прошлый раз с Тесс.

– А кто узнает? Сейчас… – приятель что-то набрал на дисплее. – Смотри, какие цыпочки! Лучшие эскорт услуги Санкт-Петербурга… Вот, держи.

Телефон пиликнул, пришло сообщение. Вронский досадливо поморщился.

– Слушай, бро, иди ты знаешь куда…

– Так, чувак, возьми себя в руки. С каких это пор ты на баб перестал смотреть? Невеста совсем тебя построила, – голос Макса, имитируя южный техасский выговор Марианны, стал протяжным и мягким. – Алан, котик, сегодня папочка объявит о нашей помолвке, будь паинькой и тогда получишь кресло в Совете…

– Хватит, – рявкнул Вронский. – Чего ты прикопался к моей девушке?

– Я к тому, что обручения ещё не было, а она уже дышит тебе в затылок. Взяла тебя за яйца. Если бы между вами была любовь, разве ты полез бы к Тесс под юбку?

Алан с раздражением отбросил телефон.

Их связывало много лет дружбы и не одна тысяча воспоминаний, но Макс уже начинал действовать на нервы, которые и так в последнее время расшатались.

Любовь? Какое отношение это имеет к нему? Вронский никогда не верил в истинные чувства. Не верил в счастливый конец игры, которую женщина затеяла с единственной целью – его подцепить. У него было много любовниц, половина мечтала о деньгах, другая – о сексе. По крайней мере, Марианне не нужно первое, и это лучшая партия, которую выиграет он, в конечном итоге прибрав к рукам корпорацию «SunLight International». А это престиж, к которому Вронский стремился всю жизнь.

Любовь – лишь иллюзия. Его никогда не любили. Мать рано ушла из жизни, а отец работал в службе спасения. Из-за вечной занятости он не мог уделять сыну достаточно внимания.

Засунув руки в карманы брюк, молодой человек принялся ходить по роскошно обставленному люксу взад и вперёд. Твою мать, да что у него за настроение сегодня? Ну, подумаешь, пропал пятничный вечер! Он спустится вниз, в бар, пропустит пару стаканчиков в одиночку.

Не отпускали последние слова Макса: «Тебя взяли за яйца». Может, плюнуть на всё и поразвлечься? Дома ждёт вечеринка в особняке Марианны, куча родственников, объявление о помолвке, игра на публику… Помпа и чушь! Скоро он станет женатым, живущим по распорядку мужчиной. Но пока он ещё свободен, в самом расцвете сил, и в этот холодный зимний вечер ему нужна горячая красотка!

Остановившись возле обтянутого голубым шёлком дивана, Алан поднял телефон и нажал «Просмотреть сообщение».

Перед глазами поплыли фотографии грудастых красавиц, выглядевших слишком вызывающе, чересчур развратно для своего возраста. А какие слащавые улыбки! Особенно вот у этой…

Вронский приблизил снимок тощей густо накрашенной девицы. Выражение лица такое, будто она обкурилась на всю оставшуюся жизнь. Неужели кто-то ещё готов платить деньги за такой эскорт?

Прокрутив изображения, он всё же остановил свой выбор на весьма привлекательной особе – обладательнице густых светло-русых волос, этакой беби-фейс с изящной талией, крутыми бёдрами и длинными ногами.

«Скрашу вечер… Свободна… Позвони…»

А пошло всё на… Алан нажал кнопку вызова…

***

Спустя полчаса он уже подъезжал к сверкающему неоновыми огнями особняку, в котором располагался клуб с ванильным названием «DreamOn». Заведение входило в список элитных тусовок, строгий фейс контроль, множество охранников, приличные цены – в общем, за безопасность можно не опасаться.

Несмотря на десятиградусный мороз, ночные улицы были полны жизни. Алан совершенно не жалел о том, что оставил шикарный люкс, в который он, возможно, вернётся со спутницей.

Как же давно он не тусил за границей! А ведь когда-то жил здесь с родителями, правда, мало что помнил кроме языка. Семья переехала в США, когда Вронскому было пять лет. С тех пор он бывал в России раз пять по бизнесу, но ни разу не искал встречи с русскими девушками. А это серьёзное упущение!

Поднявшись по ступенькам, Алан столкнулся с выходившими из клуба красотками, словно сошедшими со страниц модных каталогов. Внутри разгоралось предвкушение чего-то яркого, грандиозного… Последней ночи свободы, которая запомнится ему навсегда!

Внутри оказалось очень атмосферно – просторное ультрасовременное фойе, стойки с очаровательными девушками в полурасстёгнутых белых блузках, живая музыка – выступала какая-то местная поп-группа.

– У меня заказан вип-столик, – Алан обратился к блондинке.

Улыбнувшись, девушка провела его по освещённому фиолетовым светом короткому коридору к чилаут-залу и указала на первый столик по правую руку.

– Приятного вечера… – Её слова почти заглушила громкая музыка.

Алан сразу же увидел ту самую эскортницу – Вэлери, поджидавшую его на мягком диванчике.

– Привет! – поприветствовала она, улыбаясь так, будто только что вытащила долгожданный подарок из-под новогодней ёлки.

Вблизи Вэл выглядела несколько старше. Повязка, украшенная пышным зелёным цветком, стягивала светлые кудри, резко контрастировавшие с загорелой кожей. Тугая ярко-жёлтая кофточка стягивала пышный бюст, в пупке – блестящее кольцо пирсинга. Необычный наряд тропической бабочки заставил его поморщиться.

– Привет, – Вронский уселся на соседний диван. – Что-нибудь будешь?

Вэл облизнулась, как кошка, и придвинулась ближе.

– На твой выбор, милый.

– Подожди.

Вместо того чтобы позвать официантку, он встал и направился к стойке. Раздражённо побарабанив пальцами, подождал, пока внимание бармена обратится к нему.

– Двойной виски и мартини…

Алан не договорил. Сквозь запах дешёвых духов и сладковатого дыма его ноздрей коснулся тонкий аромат весенних цветов… и свежего утра. Как необычно!

Он обернулся и встретился глазами с только что вошедшей в помещение девушкой. На мгновение её лицо показалось ему знакомым, но Вронский точно знал, что до этого они никогда не встречались. Такую куколку он уж точно не смог бы забыть!

 

Русые с золотым отблеском кудри красиво обрамляли овальное лицо с огромными глазами с едва заметным миндалевидным разрезом. На ней было тёмно-синее чуть выше колен платье такого тёмного оттенка, что казалось почти чёрным. V-образный неглубокий вырез приоткрывал зону декольте и красивую шею.

Взгляд Алана внимательно скользил по девичьей фигуре, вбирая в себя её плавные изгибы. От созерцания совершенства отвлёк бармен. Молодой парень поставил перед Вронским напитки.

– Ваш заказ.

Алан тяжело вздохнул. Твою мать, его же ждёт Вэл!

– Вот, держи, – он протянул бармену три стодолларовых купюры. – Одну тебе, остальное отдашь спутнице, с которой я пришёл. Скажи, чтобы уходила.

А сам снова посмотрел на незнакомку. Их взгляды столкнулись, её щеки вспыхнули. Алан почувствовал внезапную сухость во рту. Сделав несколько шагов, девушка подошла к стойке.

– Мартини и ананасовый сок, пожалуйста, – прозвучал её чистый, словно перезвон хрустальных колокольчиков, голос.

Алан придвинулся чуть ближе, но не успел произнести и слова, как над девушкой нависла грузная фигура.

– Вот ты где, детка, – пробасил мужской голос, владельцем которого оказалась гора мышц – настоящий качок, такие обычно работают в клубах вышибалами.

Неужели это его девочка? Незнакомка обернулась, в её взгляде сквозило удивление.

– Я вас знаю?

– Мы познакомились на танцполе, – хмыкнул вышибала.

– Впервые вас вижу!

– Ты же тут совсем одна, крошка, так чего ломаешься?

Вронский резко отодвинул стул.

– Не одна!

Качок окинул его презрительным взглядом.

– А ты чего лезешь?

– Кажется, мы не переходили на «ты»… – тихо, но с угрозой в голосе произнёс Алан.

Он уже почувствовал, как адреналин вливается в кровь. Зря вышибала нарывается на неприятности. Высокий, под метр девяносто, с накаченными мускулами, Вронский регулярно проводил время в тренажёрках, занимался дзюдо и мог дать отпор зарвавшемуся верзиле. Но есть большая проблема – родители Марианны, да и сама невеста, не слишком-то обрадуются, если он появится на помолвке с фингалом под глазом.

Дальнейший диалог прервало появление охранников.

– Кто из них ваш парень? – спросил один из них незнакомку.

Не дав никому времени на ответ, Алан подошёл к ней с уверенностью человека, получившего при сдаче все козыри, и заявил:

– Это моя девушка!

Красавица округлила синие с поволокой глаза:

– Твоя… прости, что?

– Прощаю за то, что танцевала без меня. Тебя нельзя оставить даже на минуту, – ухмыльнулся Вронский и прежде, чем та успела ответить, обнял её и поцеловал.

* Vamos – «Вперёд», испанский

Глава 2

Маргарита Бессонова бедром захлопнула дверь квартиры, которую они снимали с подругой, и, положив сумки на пол, вытащила из кармана пиджака смартфон.

– Даш?

Но, услышав на другом конце всхлипывания, сразу почуяла неладное.

– Ты только не плачь, он тебя бросил, да?

Было слышно, как чиркнула зажигалка, затем раздался тяжелый выдох:

– Бро-осил.

Маргарита повысила голос:

– Не вздумай закурить! Мы же договаривались!

– Ты проспорила. Не могу больше. Я слабачка, Рит. С Вадимом всё кончено. С никотиновым отпуском тоже.

– Когда домой приедешь?

В трубке раздалось сопение.

– Поздно. А ты иди в клуб. Проспорила же!

– Никуда я не пойду, тебя буду дожидаться.

Дашин голос звучал устало:

– Из нас двоих ты самая упёртая. Забыла, что ли, уговор? Если я закурю, пойдёшь в самый дорогой клуб и будешь развлекаться всю ночь.

Маргарита сбросила пиджак и убрала назад густые длинные волосы.

– У нас нет денег!

– Есть, в ящике стола. Я специально откладывала. Сходи, пожалуйста. Что ты всё пашешь, как проклятая? А ещё учёба! Тебе нужно отвлечься от этой рутины!

– Может, завтра?

– Сегодня. Ради меня. Только поешь сначала, я всего наготовила. Думала, придём с Вадиком…

В животе Маргариты заурчало. Обед она пропустила, завтрак тоже. Не было времени, да и денег.

– Так пойдём вместе?

– Нет, не хочу. Переночую у тёти Тани и приеду утром. – Подруга прочистила горло и добавила: – Рит, не подведи меня…

***

Двумя часами позже Бессонова стояла у зеркала в прихожей, рассматривая своё отражение. Тёмно-синий цвет платья выгодно оттенял белизну кожи, а покрой подчёркивал изгибы тела. Русые блестящие волосы были предметом зависти сокурсниц, как и синие с поволокой глаза, за которые в детстве она получила кличку «глазастая». Маргарита перевела взгляд на стройные ноги – она непременно наденет изящные серебристые сапожки на высоком каблуке, сбережённые для особого случая, кажется, время пришло. Она пойдёт в элитный клуб, где тусуется самая крутая публика. Осталось выбрать – в какой.

Нужно следовать поставленной цели. Какой из неё получится психолог-сексолог, если кроме Димки в жизни не было другого мужчины? Те несколько раз, что Бессонова занималась любовью с бывшим парнем, можно не считать. Она даже не могла сказать, понравился ей секс или нет. Разве что судить чисто с физиологической точки зрения.

Вспомнился недавний разговор с Дашкой, которая продолжала допытываться: «Ну почему сексологом-психологом? Ты ведь только недавно потеряла девственность и ничего не понимаешь!»

«Название прикольное, вот и хочу… А чего там понимать? Сунул-вынул – и прощай!» – отшучивалась Маргарита.

Но подруга была права. Без опыта не стать настоящим специалистом.

Так что сегодня Бессонова не собиралась отдыхать. Нет! Вот ещё, тратить последние деньги, чтобы оказаться на очередной, пусть и крутой, тусовке, только ради танцев. Она будет исследовать! А потом запишет все наблюдения и ощущения. К тому же теперь она свободна, и ничто не удерживает её от нового знакомства. Маргарита подкрасила губы и решительно убрала помаду в сумочку.

В голове уже сложился план дальнейших действий: найти подходящий клуб, заказать любимый коктейль, выбрать парня, который ей понравится, пофлиртовать и завести его на танцпол. А потом в постель.

А что если всё пойдёт не так? Попадётся настоящий мачо, который возьмёт ситуацию в свои руки? Потащит её к себе? Ну и пусть! Пусть будет мачо. Она его снимет! И получит то, что хочет – ночь с сексуально раскрепощённым мужчиной. Хватит строить из себя недотрогу!

Бессонова была очень избирательна и почти сразу отшивала парней, которые сами начинали к ней приставать. И порядком устала ждать, когда искра пробежит во взгляде, или возникнет особое притяжение. Нет, конечно же, это должен быть очень привлекательный мужчина. По-другому не получится настроиться…

На секунду Маргарита закрыла глаза и представила себе ЕГО. Этого мачо – неповторимого, сексуально раскрепощённого, высокого, стройного и мускулистого. Обязательно брюнета. С синими или серыми глазами. Брутального.

Несмотря на маленький опыт, Маргарита знала, что нравится мужчинам, что любой из них может стать её любовником в первую же ночь, стоит только действительно этого захотеть. И эту ночь она не намерена провести в одиночестве! Пора привести план в действие. Пусть сегодня вечером она встретит ЕГО.

***

В клубе было весело и шумно. Публика казалась вполне приличной, танцпол уже к десяти был забит под завязку. Маргарита протискивалась между танцующими, подбираясь к залу с красивым названием «chill out lounge».

Какой-то верзила, ухмыляясь, открыл перед ней дверь, и девушка с облегчением шагнула внутрь. Сейчас не помешает коктейль или бокал вина.

Она столкнулась взглядом с незнакомцем, стоявшим у барной стойки. Высокий, темноволосый, широкоплечий невероятно привлекательный мужчина смотрел прямо на неё. Комбо из бежевого пиджака и чёрных брюк чинос, выгодно подчеркивая индивидуальность, выделяло его из общей массы.

«Вот это экземпляр! Как по заказу! Из него наверняка получится идеальный любовник!» – тут же заявил внутренний голос.

Сердце учащённо забилось, кровь прилила к щекам. Он что, один здесь? Вряд ли. Вокруг полно девушек, наверняка, он пришёл с одной из них.

Глаза мужчины сузились, когда Бессонова сделала шаг вперёд. Ещё шаг – и она увидела, как потемнел его взгляд. Горячие зелёные глаза смотрели на неё не отрываясь. На красиво очерченных губах появилась игривая улыбка. Ещё несколько шагов – и можно запустить пальцы в его иссиня-чёрные волосы, почувствовать их мягкость…

Что происходит?! Она не могла описать словами собственные ощущения. Будто этот мужчина явился прямо из фантазий.

Маргарита мысленно одёрнула себя – нельзя вот так сразу поддаваться чарам. Этот красавчик, безусловно, знает себе цену. И неизвестно, один ли он сюда пришёл. Может, он совсем не тот, кто ей нужен… Лучше выбрать кого-то попроще…

Внутренний голос злорадно хихикнул: «Сама же говорила, должен быть мачо особой неповторимой привлекательности…»

Оказавшись у стойки, Маргарита с трудом оторвала взгляд от незнакомца и обратилась к бармену.

– Мартини и ананасовый сок, пожалуйста. Отдельно.

Едва пригубив из бокала, она чуть не поперхнулась.

– Вот ты где, детка, – раздался над ухом чей-то густой бас.

Этот голос просто не мог принадлежать красивому незнакомцу! Бессонова медленно повернулась и оторопела. Над ней склонился тот самый угрожающего вида верзила. От него отвратительно пахло алкоголем и дешевым парфюмом.

– Мы познакомились на танцполе, ты там была одна… – осклабился мужчина.

Что за бред он несёт?

– …ну чего ломаешься?

И тут она услышала низкий грудной голос незнакомца, в котором звучали металлические нотки:

– Нет, не одна!

Не сводя с Маргариты глаз, мужчина двинулся прямо к ней. Какой же он высокий… и стройный… и мускулистый…

Щёки девушки предательски вспыхнули. А незнакомец уже стоял рядом, он был настолько высок, что даже на шпильках ей пришлось задрать голову.

– Чего ты лезешь? – пробубнил верзила.

Дальнейшее происходило, будто в другой безумной реальности. Красивый незнакомец что-то ответил, и его голос не сулил ничего хорошего.

– Кто из них ваш парень? – Боковым зрением Бессонова заметила стоявшего у входа охранника, но сказать ничего не успела…

Потому что её защитник улыбнулся… и у Маргариты пересохло во рту. Он просто неотразим! Это Казанова двадцать первого века – чувственный, сластолюбивый, коллекционирующий женщин и восхищающийся собственными способностями, – говорило ей подсознание.

– Это моя девушка, – он подошёл и властно обнял Маргариту за талию. Быстро, нагло и внезапно…

– Твоя?.. – сглотнула Бессонова. – Прости, кто?!

Его улыбка сделалась шире – её бросило в жар.

– Прощаю за то, что танцевала без меня. Тебя нельзя оставить даже на минуту, – и без всякого предупреждения его губы накрыли её рот неожиданным долгим поцелуем.

Застыв от изумления, девушка словно приросла к полу. Нет, это совсем не означало, что её никто прежде не пытался таким образом целовать. В клубах парни часто оказывали подобные знаки внимания от недвусмысленных шлепков в темноте до попыток урвать что-то большее. Особо зарвавшимся она давно научилась давать отпор.

Но сейчас всё было по-другому: его настойчивые жаркие губы заставили Маргариту разомкнуть свои, аромат горьковатого мужского парфюма вкупе с головокружительным напором побудил ответить на его поцелуй.

Голос верзилы ворвался в эту сумасшедшую реальность:

– Сам напросился, сукин сын!

А дальше всё происходило как в замедленной съёмке. Огромная пятерня опустилась на плечо незнакомца, развернув его в сторону громилы, во второй руке тот сжимал бильярдный кий.

Удар… Мимо… На пол, звякнув, полетели стаканы с коктейлями и мартини с соком. Маргарита отпрянула в сторону и, поскользнувшись, потеряла равновесие. Падение было коротким – на пятую точку. Не чувствуя боли, она вскочила с криком:

– Помогите!

К счастью, в дело уже вмешалась охрана. Верзиле заломили руки и потащили к выходу, а незнакомец стоял, прижимая руку к глазу.

– Господи, ты в порядке?! – бросилась к нему девушка.

– Кажется, обошлось… Дашь мне льда?

Вытащив из стакана несколько кубиков, она завернула их в салфетку и протянула свёрток мужчине.

– Держи.

Тем временем вокруг них собиралась толпа.

– Может, врача? – Маргарита с трудом перевела дыхание.

– Вызовите скорую! – выкрикнул кто-то из толпы.

– Не надо, – незнакомец одной рукой опёрся на её плечо. – Моя девушка сама сможет обработать рану.

Бессонова гулко сглотнула. Отчего-то подогнулись колени. Что же он просит? Оказать первую помощь – конечно… Но где?

 

– Меня зовут Алан, – его хрипловатый голос прозвучал низко. – Поможешь добраться до отеля?

Сердце забилось с удвоенной частотой. В отель?

– Разве ты здесь один?

– Уже нет, – он ждал её ответа. – Ты и я. Что скажешь?

Стоит ли принимать предложение? Разве это не входило в её планы? Бессонова взглянула на его красивое, слегка перекошенное от боли лицо и тут же приняла решение.

– Конечно, помогу.

И вдвоём они двинулись к выходу. Горячая ладонь Алана больше не сжимала её плечо. Скользнув по рёбрам, она остановилась на талии. На секунду показалось, что жар от прикосновения проникает сквозь ткань платья и прожигает кожу.

Откуда взялся этот мужчина? Она ничего о нём не знает, кроме имени. Явно нерусского… Да ещё этот акцент. Американец?

– А как тебя зовут? – спросил он уже в фойе.

– Маргарита.

– Марго… Марго… Сильное имя для такой нежной девушки.

Она моргнула, явно не ожидая услышать нечто подобное.

Вокруг Алана, охая, уже суетились хорошенькие администраторши, наперебой предлагая то принести смоченные перекисью салфетки, то вызвать скорую.

– Нас ждёт шофёр, – мужчина приложил новый кусок льда и взял Бессонову за руку. – Готова?

Замешательство сменило возмущение.

– К чему?

Он повернулся к ней лицом, по правой щеке струился кровавый ручеёк.

– Оказать мне первую помощь. Ты самая яркая девушка в этом клубе! Давай уединимся!

– Хорошо. Только без неожиданностей, – Маргарита взяла себя в руки.

– Что ты имеешь в виду? Мы ведь уже целовались!

И снова эта ухмылка. Разве её когда-нибудь возбуждали такие самоуверенные типы?

Не дожидаясь ответа, он потянул её к выходу.

У дверей стоял чёрный лимузин. С шофёром, который выскочил и открыл перед ними дверь. Бессонова растерянно посмотрела на Алана, на его стильное кашемировое пальто и синий шарф, небрежно обмотанный вокруг шеи. Снежинки падали на непокрытую голову, добавляя иссиня-чёрным волосам серебра.

«Он что, решил снять меня на ночь?» – вдруг подумала Маргарита. И тут же отбросила эту мысль. Это то, что нужно. Неважно, кто кого затащил в постель. Всё идёт согласно плану… Что касается «неожиданностей», не об этом ли она накануне мечтала?

При мысли о его поцелуях снова бросило в жар. Да сними она сейчас свою кроличью шубку, то не почувствовала бы десятиградусного мороза!

– Куда мы едем?

– В отель «Four seasons», я там остановился.

Голос мужчины будто гладил её разгорячённую кожу, а взгляд зелёных глаз прожигал насквозь. Разве сможет она противиться его желанию? «Желанию… – поддразнивал внутренний голос. – Тебе хочется секса!»

Девушка мотнула головой, словно отгоняя наваждение. Но оно стояло перед ней в образе обнажённого Алана, приложившего к правому глазу салфетку со льдом.

Ну и что с того, что хочется?! Так и должно быть. Это, в конце концов, её ночь. Ночь, которую Маргарита Бессонова хотела запомнить. Сегодня она искала мужчину и… нашла его. Он превосходил все её ожидания. Красивее, чем бывший, стильнее и сексуальнее… Идеальная кандидатура.

Усевшись поудобнее в лимузине, Маргарита взглянула на опустившегося в кресло напротив Алана.

– Надеюсь, в номере есть всё необходимое.

– О да, – в его словах послышалась ирония. – И даже больше. Всё, для того чтобы хорошо провести время… Я имею в виду, исцелить меня как можно быстрее. И зажечь тебя… моя девочка.

Покраснев, Бессонова опустила взгляд на бутылку шампанского в кожаном углублении. Нет, вряд ли ей придётся жалеть о своём решении. Это тот опыт, который она хотела получить. Главное – никакой привязанности! И помнить об этом.

Лимузин мягко тронулся и, стремительно набирая скорость, покатил в сторону Невского проспекта.

1Вперёд, – исп.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru