Изгнанные из Рая

Ирина Юльевна Енц
Изгнанные из Рая

Уже впервые дымной мглою

Подернут был Эдэмский сад

Уже пожелкнувшей листвою

Усеян синий был Ефрат

Яков Полонский

Глава 1

  Ветер был наполнен солеными брызгами, норовя сорвать с моей головы шарф. Я стояла на набережной, любуясь заходящим солнцем. Вообще, закаты и восходы над морем, это те картины природы, которыми никогда не успеваешь насладиться полностью. В момент, когда солнце касается воды на закате, сердце замирает, и ты забываешь дышать. И понимаешь это, только тогда, когда небо на горизонте сливается в одно целое с морем. И ты уже не знаешь, где кончается море и начинается небо.

Я приехала к Нине, моей сестре, в Геленджик, когда закончился «бархатный сезон». Поток туристов уже схлынул, и набережные по вечерам были пустыми и гулкими. Редкие любители позднеосеннего моря быстро пробегали мимо, особо не задерживаясь. Никому не хотелось попасть под душ из соленых холодных брызг. А мне было все равно.

Я полюбила море с первого взгляда, когда впервые увидела его под крылом приземляющегося самолета.  Оно всегда завораживало меня. Я могла часами стоять на берегу и смотреть на сливающийся с небом горизонт.

– Пойдем домой. – Позвала меня сестра, зябко передергивая плечами. – Холодно.

Я с трудом отвела взгляд от волнующегося моря. Мы пошли тихо по набережной в сторону дома.

– Ты заметила, как здесь много кошек всегда сидит? – задумчиво спросила Нина.

– Да их везде полно… – Неопределенно ответила я.

– Не скажи… Я нигде не видела столько кошек. Они прибегают сюда вечерами, и часами смотрят в морскую даль. Они больше ничего не делают. Не едят, не играют. А, просто сидят и смотрят. У тебя есть какое ни будь объяснение этому?

Я неопределенно пожала плечами.

– Я просто никогда не обращала на это внимания. А почему тебя это так занимает? – улыбнулась я.

– Не знаю… Просто интересно…

– Ну… Если тебя это так интересует, мы можем понаблюдать за ними. Выбрать вечерок по тише, спрятаться вон в тех кустах, – я махнула рукой в сторону чахлого кустарника, росшего на самом краю обрыва. – И посмотреть, что они будут делать. Только надо одеться потеплее, и кофе в термосе с собой взять. А то уже становится холодновато. Особенно, когда ветер с моря дует.

Идея сестре понравилась. Мы шли и неспешно беседовали.

– Ты знаешь, – стала рассказывать мне сестра, – у меня есть один знакомый парень. Живет по соседству. Он работает водолазом в какой-то компании. Не то нефтяной, не то в газовой. Не очень я в этом разбираюсь. Они тут какой-то трубопровод по дну тянут. Так вот, он сказал, что километров двадцать от берега, на глубине трехсот метров, они наткнулись на какое-то препятствие. Как будто, стена какая-то. Я не очень хорошо поняла, а он, наверное, не очень хорошо объяснил. – улыбнулась Нина. – Ну, в общем, им пришлось вести трубопровод по другой траектории. Обходить этот участок.

Она замолчала. А я продолжала смотреть на нее и ждать продолжения. Когда прошло несколько минут в молчании, я не выдержала.

– Ну, и…?

– Ну и все. – растерянно ответила она. – Но, разве, это не интересно? Что было там, на этом участке? Загадка…

– А-а-а… Ну, если загадка, тогда конечно… – с абсолютно серьезным лицом заявила я. – А я, было, подумала, что ты предложишь на дно морское спуститься. Знаешь, дорогая, кошек покараулить на берегу, это одно дело. Но, под воду я точно не полезу. Предупреждаю заранее.  И чтобы ты потом не говорила, что я тебя не предупреждала.

Нина посмотрела на меня в недоумении. Потом, увидела мои смеющиеся глаза. Толкнула меня легонечко в плечо.

– Да, ну тебя совсем! Я же так просто тебе рассказываю. А тебе, лишь бы только над сестрой посмеяться.

Так, за разговорами, мы незаметно подошли к дому.

Следующий день выдался тихим и безветренным. Что было удивительно для этих мест в это время года. И мы решили этим же вечером устроить «кошачью засаду», как я назвала нашу операцию. Не скажу, что я была очень любопытна, но сестра, своими рассказами, смогла меня заинтриговать. Мы приготовили кофе, налили его в термос, взяли два складных маленьких стульчика, пару теплых пледов и фонарик. Экипировавшись подобным образом, мы выдвинулись на наши позиции и засели в кустах. Солнце уже нырнуло наполовину в море, и по воде бежала золотая дорожка, окаймленная алым пламенем. Я смотрела с восторгом, как быстро менялись краски моря, совершенно забыв про кошек. Сестра, ткнув меня в бок, тихим шипением напомнила, зачем мы здесь.

– Смотри, смотри… Собираются.

Я выглянула из-за нашей засады. Кошки шли цепочкой, спускаясь с горки по тропе. Каких тут только не было. И пушистых породистых «персов», и горделивых «сиамов», и простых пестреньких мурзиков и барсиков. Маленьких котят не было вовсе, только взрослые животные. На самом краю обрыва они выстраивались, как солдаты. Поворачивались мордочками в сторону моря и так замирали, глядя на темнеющий горизонт. Время шло, а кошки все шли и шли. Было такое ощущение, что они сходились сюда со всего побережья.

Я тихо зашептала на ухо сестре:

– Слушай, я и не подозревала, что у вас тут столько кошек. Днем я не заметила в городе такого количества бесхозных мурзиков.

– Я думаю, они не только наши.

– Ага… С Новороссийска приехали на сходку. – попыталась съехидничать я.

– Почему, приехали? Так, пешком пришли. – Невозмутимо ответила сестра.

Я тихонько прыснула от смеха.

– Тихо, ты! Собрание разгонишь. Разбегутся все, а я потом буду голову ломать, зачем собирались.

Время шло, кофе был выпит, я стала замерзать. А ничего не происходило. Кошки сидели, не шевелясь и смотрели на море. Ночь была бархатная, черная. На небе мерцали звезды, слабо отражаясь в воде. Море тихонько шептало что-то убаюкивающее, и я стала все чаще клевать носом. В очередной раз, чуть не свалившись с маленького раскладного стульчика, я предложила сестре.

– Может уже пойдем домой? Спать хочется уже, сил нет.

– Тебе что, не интересно, что будет дальше? – возмущенно зашипела Нина.

– А, что будет, посидят, посидят, да разойдутся… Не вижу смысла дальнейшего нашего пребывания в этих уютных кустах…

Я еще собралась добавить несколько моих коронных ехидств, на тему «не догоним, так согреемся», но тут сестра дернула меня за руку с громким шепотом «смотри!!!», тыча пальцем куда-то в море. Посмотрев в указанном направлении, я увидела, как далеко, почти у самого горизонта, в море появилось какое- то свечение. По кошачьим рядам ветерком пронеслось слабое «мяу-у». Кошки напряглись, как будто именно этого они и ждали. Свечение стало быстро приближаться, пока не превратилось в большую сферу, до половины скрытую водой. Она напоминала огромный мыльный пузырь, переливающийся всеми цветами радуги. Приблизившись к берегу, сфера начала разрастаться все больше и больше, пока ее бок не сравнялся с берегом обрыва. Некоторые, из сидящих кошек вдруг встали, и пошли к этому пузырю- переростку. Они делали прыжок с обрыва прямиком внутрь сферы. И исчезали из глаз. С каждым новым прыжком цвета на ней ярко вспыхивали. Это было так странно и пугающе.

Все мое внимание было приковано к этому необычному зрелищу, поэтому, слишком поздно я заметила, что с моей сестрой творится что-то неладное. Я увидела это только тогда, когда она, как во сне прошла мимо меня и двинулась в том же направлении что и животные. Ее взгляд был устремлен прямо, в нем отражалось радужное сияние сферы. Я кинулась к ней, пытаясь схватить ее за руку. Она вырвала руку и сделала шаг прямо с обрыва, внутрь этого радужного пузыря. Цвета на нем вспыхнули и закрутились быстрее. Скоро их мелькание превратилось в одну сплошную разноцветную ленту так, что глазам стало больно смотреть. Я закричала, и прыгнула вслед за сестрой. В глазах полыхнуло, и я утратила интерес ко всему происходящему, потеряв сознание.

Глава 2

Очнулась я от того, что кто-то колотил меня по лицу весьма ощутимо. Я поморщилась, пытаясь отстранится. Открыла глаза. Надо мной склонилась сестра. Глаза были расширены от испуга.

– Как ты?

– Ну-у-у… Пока ты не начала меня лупить, все, вроде бы, было неплохо. А, что случилось? Где мы?

Я попыталась сесть. Нина помогла подняться. В голове стоял легкий звон. А вокруг нас… кружилась радуга.

– Господи… Куда нас опять занесло?

Я растерянно оглядывалась, пытаясь вспомнить, как мы тут оказались. Потом, вопросительно уставилась на сестру. Судя по ее виду, она была поражена случившимся ничуть не меньше моего.

Тут я вспомнила все, кошек на берегу, светящуюся сферу, странное поведение сестры и мой безумный прыжок.

– Ну, рассказывай, в какое очередное приключение ты нас втравила?

– А, я знаю? – с тоской проговорила она.

Я попыталась подойти с другого бока.

– Тогда говори, что ты помнишь. Какой леший, тебя потащил за кошками?

– Да, не знаю я!! – с отчаянием в голосе заговорила она. – Помню, как увидела этот пузырь. И в голове зазвучала не то, какая-то музыка, не то какое-то пение. Я не смогла разобрать. Это музыка звала и манила. Сопротивляться этому не было сил. А ты разве не поэтому здесь? – удивленно спросила она.

– Никакой музыки я не слышала. Я просто увидела, что ты, как зомби идешь вслед за кошками. Пыталась тебя удержать. Ты от меня отбиваться начала. Мне ничего другого не оставалось, как рвануть за тобой. Не бросать же тебя было. – ворчливо высказалась я.

– Ладно, с этим, вроде бы, разобрались. Теперь еще бы понять, что это за очередная напасть на наши головы свалилась.

Мы с тоской огляделись. Мы были внутри, надо полагать, той самой сферы. Ее стенки переливались и не давали рассмотреть, что снаружи. Вместе с нами внутри находилось порядка десятка кошек. Они спокойно сидели вокруг, и, с любопытством, поглядывали на нас. По легкой дрожи, что исходила от стенок сферы, было понятно, что мы куда-то движемся.

 

 Немного понаблюдав, как кошки себя ведут, мы мало- помалу, успокоились. Одни деловито вылизывали себе шерсть, другие просто сидели копилкой, обернув лапы хвостом, третьи лежали и просто жмурились. Они все казались такими довольными, будто только сейчас съели по миске сметаны. Один кот, светло серой масти, с очень пушистой шерстью, подошел к нам, уселся на задние лапы, и принялся нас пристально разглядывать своими ярко-зелеными глазами. При этом, он слегка презрительно щурился и издавал мурчащие звуки. Тут сестра выдала мне. Чуть испуганным шепотом она спросила:

– Ирка, может быть, нас инопланетяне похитили?

– Ага, они, родимые. А кошек с собой прихватили, чтобы мы в дальнем перелете с голоду не умерли. – съехидничала я. Но видя, как расширились глаза сестры от испуга, уже нормальным тоном добавила: – Не думаю, что мы были кому –то интересны. Вся эта компания,– я выразительно обвела рукой вокруг нас, – скорее, рассчитана только на кошек. Не зря же они все на берегу выстроились и чего-то ждали. А мы так, как бесплатное приложение. Не в том месте и не в то время оказались. Не зря говорят, «кошка скребет на свой хребет». Вот мы и наскребли.

Я слегка тормознула, подумав, что последнее высказывание звучит…, как- то уж совсем по теме. Потом, уже серьезно продолжила.

– Мне другое интересно. Что за музыку ты услышала, которую не слышала я? Мне кажется, что это похоже на какой-то кошачий зов. Но, вот почему ты его слышала, это вопрос отдельный. Может, ты в прошлой жизни была кошкой? – почесав в раздумье нос, спросила я.

Нина сначала с недоумением посмотрела на меня, но потом впала в задумчивость. А кот все сидел, и продолжал смотреть на нас, как будто, хотел нам что-то сказать. Меня это стало слегка выводить из себя. И я обратилась к коту:

– Ну, а ты Барсик, чего уставился? Если что знаешь, поделись информацией.

В голове вдруг как-то странно защекотало, и раздался мягкий, чуть презрительный голос:

– Вообще-то, меня зовут Аконит. Не думаю, что тебе было бы приятно, если бы тебя называли другим именем.

Мы одновременно с сестрой подскочили, как ошпаренные. Она стала трясти меня за руку, все время повторяя:

– Ты слышала, ты это слышала???

Я таращила глаза на кота, потеряв на какое-то время дар речи. Потом плюхнулась на пол, и выдохнула:

– Ничего себе…

Моих эмоций на данный момент больше не хватало. А кот, как ни в чем небывало, начал старательно вылизывать свою шерстку, не обращая на нас и наши возгласы, абсолютно никакого внимания. Покудахтав еще немного, мы с сестрой угомонились, сели напротив кота, и принялись его буравить взглядами.

– Слушай, может это нам все это только кажется? – Задала мне вопрос сестра.

– Что ВСЕ? – задала я встречный и не очень умный вопрос.

– Ну, все ЭТО… – Не менее умно ответила Нина, обводя рукой вокруг.

– Ты имеешь ввиду, огромный мыльный пузырь, приплывший со дна моря, наше путешествие в нем с кучей котов в придачу, плюс ко всем этим прелестям, еще и говорящего кота, носящем чудесное имя ядовитой травы аконит? Если ты имеешь в виду именно ЭТО, то я отвечаю на твой вопрос. Нет, это нам не кажется. По одной причине. Я никогда не тяготела к употреблению наркотиков в своей жизни, а также, никакими иными вредными газами не дышала. Я, как это не странно в данных обстоятельствах, нахожусь в здравом уме и твердой памяти. И при всем этом, смею надеяться, что ты тоже.

Нина похлопала на меня глазами. По всей вероятности, она пропустила часть моей, я бы сказала, вполне разумной речи. И опять, тяжело вздохнув, задала вопрос.

– Что, «я, то же»?

Я закатила глаза и внятно, чеканя слова, повторила.

– Тебе ЭТО не кажется. ЭТО наша реальность на данный момент.

Она как-то странно на меня посмотрела. Потом, бочком подвинулась к коту, и нерешительно протянула к нему руку, собираясь его погладить. Кот внимательно следил за ее манипуляциями. Когда ее рука уже почти коснулась его головы, громко фыркнул, и отошел на несколько шагов в сторону. И в наших головах опять зазвучал снисходительно-ироничный голос.

– Чем заниматься всякими глупостями, я бы на вашем месте постарался узнать, как можно больше полезной информации. Как например: Что это за место? Или, куда мы все плывем? Ну или еще, что ни будь полезное для вас. Но, если вам это не интересно, я, пожалуй, пойду и немного посплю. До прибытия еще не скоро. Вполне можно успеть выспаться.

И кот повернулся к нам спиной, собираясь уходить. Я резво подскочила на ноги, и мы, в один голос с сестрой, завопили:

– Нет, нет, нет…! Не уходи! Нам все это интересно узнать!

А я добавила, просящим голосом:

– Пожалуйста…

Кот опять смерил нас взглядом (если так вообще можно сказать про кота). Было такое ощущение, что, это мы коты, а он человек. Но, я себе напомнила, что на данном этапе он, пожалуй, знает побольше нас, и преданно уставилась ему в глаза. Он уселся, обкрутив своим шикарным хвостом передние лапы. И мы навострили уши. Точнее, мозги. Потому что, его голос звучал у нас прямо в голове.

– Это очень древняя история. – начал незатейливо он. – Мир был еще юным, а солнце молодым. И люди, от которых вы произошли, только начинали осознавать свое существование. К вам приходили Великие Знающие, которые учили вас познавать и осваивать этот мир. Они были Помощниками Творца. Мое племя жило на огромном континенте. И были первыми, кого достигла их Мудрость. Мы научились познавать тайны Земли и Неба. Среди нас были прекрасные мастера, которые создавали Великие Вещи. Мы научились владеть тем, что вы, люди, теперь называете магией. Мы слышали, как разговаривают растения и камни. А в наших сердцах была гармония. И Творец доверил нам Тайну. Великую Тайну извлечения энергии из Вселенной. Этой тайной владели только избранные нашего племени. Даже своим родичам они не могли открыть это Великое Знание. Так продолжалось много тысяч лет. Мы в своих познаниях достигли небывалых высот. И тогда, Великие Знающие, стали брать нас с собой, чтобы мы помогали им учить людей. И, как это часто бывает, во многих из нас поселилась гордыня. Они решили, что им не нужна помощь Великих. Что они сами могут учить и управлять людьми. Они стали открывать людям тайны Мирозданья. Передавать людям Божественную Мудрость. Но, люди не были совершенны. Они перехитрили нас, поселив среди нас распрю и вражду. И мы не использовали больше наши познания на пользу мира. Мы стали бороться за право быть первыми, лучшими. Мы стали бороться за Власть над этим миром. На земле начинались войны. Люди убивали себе подобных. А мы, заключенные в своей гордыне, смотрели на это свысока, уверенные, что нас это не коснется. Но, люди тоже были созданиями Творца. И звуки людских битв достигли его слуха. Он разгневался. Наслал великие бедствия на Землю. Разбушевавшееся ураганы сметали с лица земли все созданное людьми. Землю сотрясали мощные толчки. И там, где были горы, возникали моря, а там, где плескалась водная гладь, стали возвышаться горные хребты. Пепел от плюющихся огнем гор, падал, закрывая солнечный свет, и ложился толстым слоем на землю. Континент, где мы жили многие тысячелетия столь счастливо, стал погружаться в морские пучины. Великие Знающие объединили свои усилия, и смогли защитить последний оплот Божественных Знаний.

Возникла пауза. Кот продолжал сидеть напротив нас, но теперь, мы не слышали его мыслей. Я смогла только уловить великую печаль и тоску, которая окружала его, как облако. Услышанное от Аконита, буквально, оглушило нас. И как будто, наяву, мы увидели все эти вселенские катастрофы. Погружающиеся в пучину города, мечущихся в огне людей. Скорбь окутала наши сердца. Нина сидела и молча плакала. Я с горечью подумала, что ничего нового нет под этим солнцем. Всегда одно и тоже. Но, рассказ кота, все же, не давал понимания того, куда и зачем мы сейчас плывем. И зачем тут кошки. И еще много «почему» и «зачем», на которые я не получила ответа. Как будто (впрочем, почему как будто?) прочитав мои мысли, кот снова «заговорил».

– Когда все было кончено, Великие Знающие изгнали все наше племя из тех благословенных мест. Мы, также, были лишены наших способностей говорить. Но, Творец только нам доверил Великую Тайну извлечения энергии. И теперь, один раз в десять лет, Великие Знающие посылают за нами, чтобы мы могли вновь наполнить энергией Поющие Кристаллы. Именно они поддерживают существование Тайного Города, и позволяют Великим продолжать нести мудрость и знания в этот мир.

– А, почему не все кошки попали сюда?

Озадаченно спросила сестра. Кот грустно посмотрел на нас.

– Потому что, только потомки тех, избранных, обладали этими знаниями. И только мы могли слышать Божественный Зов нашего племени. Но, до тех пор, пока не прозвучит Зов, никто из нас не знает, кто является потомком наших Мудрейших. Эти знания хранятся глубоко внутри нас. И просыпаются только в момент звучания Зова.

Я была озадачена.

– Подожди. А как же Нина? Она тоже услышала ваш Зов. Но, она же не кошка!!

Кот был озадачен не меньше моего.

– Не уверен, что я тот, кто может вам все объяснить. Но, думаю, может быть она,– он повернул голову в сторону сестры, – потомок того, кому один из наших предков открыл это знание. – Помолчав немного, он продолжил, – Лучше всего вам это спросить у Великих Знающих. А мне больше нечего вам сказать.

Он повернулся и пошел от нас. Потом обернулся, и мы услышали:

– Вам лучше отдохнуть. Дорога еще предстоит длинная. А вы, люди, очень хрупкое племя. Ломаетесь быстро…

Мы слегка обалдели от такой кошачьей наглости. Было трудно переварить всю информацию сразу. Но, когда, тебе всю жизнь твердят, что «человек- царь природы», а тут, какая-то мелкая зверушка говорит, что «наше племя хрупкое» … В общем, наше негодование было вполне праведным. Но, мысль о том, что мы совершенно ничего не знаем об этом мире, прочно засела у меня в голове.

Глава 3

Мы с Ниной присели у стеночки. Хотела сказать, в уголке. Но, увы, внутри этого пузыря углов не было. Так что, просто у стеночки. Нина продолжала о чем-то усиленно размышлять. Это было видно по нахмуренным бровям и сморщившемуся носу. Я не прерывала ее мыслительный процесс. Тихо сидела и завидовала ей. Потому как, в моей голове была пустота. Тут ее мысли сделали пробуксовку, и она задумчиво спросила.

– А, ты, случайно не знаешь, кем был прапрадед нашей бабушки?

Я удивленно на нее уставилась. Как –то, вопрос генеалогии меня сейчас интересовал меньше всего.

– А, чего это ты озадачилась родословной нашей бабушки? Тоже мне, нашла время! – Фыркнула я.

Сестра посмотрела на меня с возмущением. В глазах читалось, «ну нельзя же быть такой бестолковой».

– Ты что, не помнишь?! Кот же сказал! Что, если я слышу этот самый Зов, значит моему предку его предок передал какие-то таинственные знания.

Я сначала не поняла, а причем тут пра пра нашей бабушки. Потом, когда до меня дошло, я прыснула со смеху. Нина обиженно посмотрела на меня.

– Чего ты? Я же серьезно…

– Ты что, решила, что прадед этого кота передал знания нашему прапрадеду? Ты не слышала, он сказал МНОГО ТЫСЯЧ ЛЕТ НАЗАД … А, ты, прапрадед … Давай, ложись на мое плечо и подремли немного. У нас дома, наверное, уже утро. – с тоской закончила я.

Так мы, прижавшись друг к другу и уснули. Мне снились какие-то гигантские коты, от которых я сначала пыталась убежать, а потом сама пыталась их догнать. В общем, подсознание не обманешь. Если в голове каша, то и сны соответственные.

Проснулась я от того, что сестра тихонько теребила меня за рукав. Открыв глаза, я не сразу поняла, где мы. Но мелькающая перед глазами радуга, быстро вернула меня к действительности.

Нина испуганно прошептала:

– По- моему, мы остановились.

Прислушавшись, я не услышала ни слабого гула, ни почувствовала вибрацию. Определенно мы стояли на месте. Это могло означать только одно. Мы прибыли. Все кошки выстроились у одного края сферы, как будто чего- то ждали.

– Ну вот! – бодро начала я. – Сейчас все и выяснится.

Но, мой бодрый голос сестру совсем не взбодрил. Ее потряхивало, а в глазах стоял испуг. Я обняла ее за плечи.

– Чего ты? Они же не людоеды. Помнишь, что кот говорил? Они Великие Знающие. А, значит, мудрые и добрые быть должны. – закончила я не совсем уверенно.

Потом тряхнула головой, и ткнула сестру в плечо.

– Взбодрись, сестра! Глупо бояться, когда уже все свершилось и ничего изменить уже нельзя. Зато, представляешь, сколько всего нового и необычного мы узнаем!

– Ага… И нас, как кошек, лишат речи, чтоб не болтали много.

Но, на мой оптимизм ничто не могло повлиять.

– Подумаешь, речи лишат. Зато, мы сможем общаться мысленно. А еще мы писать умеем. Пантомимой можно объясняться. Будем артистические способности развивать.

 

Меня несло с моим позитивом. С грустью я констатировала, что это было больше похоже на истерику, чем на здоровый оптимизм. Но, подумать об этом у меня уже не хватило времени. Пузырь растворился вокруг нас, и мы очутились на берегу.

Мы стояли и насторожено оглядывались. Голубоватый свет струился со всех сторон, и было невозможно отследить его источник. Неба, в том понятии, которое мы вкладываем в это слово не было. Солнца тоже. С тоской я подумала, что тут не бывает закатов и восходов, которые я так люблю. Мы стояли на белом сверкающем песке. Ласковое море лизало лениво берег, тихонько шипя откатывающимися волнами. Недалеко от берега зеленела полоска леса. Дурманящие запахи цветущих растений достигали берега и кружили голову.

Мы не сразу заметили, как от леса вышли нам навстречу два человека. Кошки уселись рядком на задние лапы и стали ждать. Мы рядком не садились, но тоже насторожено ждали приближения незнакомцев. Они были довольно высокими. Когда они подошли чуть ближе, мы смогли подробно их разглядеть. Мужчина и женщина. Женщина чуть старше. Хотя, понятие возраста для них было понятием относительным. Русые длинные волосы у женщины слегка развевались при ходьбе. Голубые глаза смотрели с легким прищуром. Было сразу понятно, что они принадлежат к одному народу. Простая и свободная одежда белого цвета напоминала греческую тунику без рукавов. Внизу обтягивающие брюки из тонкой блестящей кожи. На шее поблескивал небольшой дымчатый кристалл на простом шнурке. Мужчина шел чуть позади своей спутницы. Одет он был почти так же. Только вместо туники был жилет из такой же кожи, что и штаны, да еще добавлял картину широкий пояс темно-коричневого цвета. Оба были обуты в легкие полусапожки. По всему было видно, что из них двоих, старшей (не только по возрасту) является женщина. Подойдя почти вплотную к ряду кошек, она стала пристально вглядываться им в глаза. Используя мой предыдущий опыт общения с котом, я поняла, что они обмениваются мыслями. На нас эта пара даже не взглянула.

«Поговорив» немного с кошками, женщина сделала знак своему спутнику. Тот молча развернулся и пошел в сторону леса. Кошки молча посеменили за ним. Наш знакомый Аконит, перед тем как войти под полог и исчезнуть, оглянулся, посмотрел на нас и слабо мяукнул. Я восприняла его обращение, как типа «держитесь, все наладится». Возможно, это были мои фантазии. Но, мне так хотелось думать. Всегда ободряет, когда кто-то, пускай даже это обычный кот, желает тебе удачи. Хотя, Аконита обычным котом теперь язык не поворачивался назвать. Мы продолжали стоять, ожидая, что будет дальше. Женщина подошла ближе и окинула нас с ног до головы. Минуту назад, она точно также смотрела на котов. Потом она медленно заговорила. Голос был немного глухой, но вполне приятного тембра.

– А-а-а… Короткоживущие… Зачем вы здесь. Мы вас не приглашали.

Меня возмутило легкое презрение, звучащее в ее обращении. Я прямо и твердо посмотрела ей в глаза.

– Не думаю, что продолжительность нашей жизни, может служить поводом для подобного обращения. Что касается того, что вы нас не приглашали, то позвольте с вами не согласиться. Моя сестра услышала ваш «кошачий зов». А я не могла бросить ее одну в неизвестности.

Во мне поднималась волна ярости. Да кто она такая, черт возьми! Мы ей что, козявки бесправные?! Людям с годами положено становиться мудрее и мягче! Я постаралась взять себя в руки. Нельзя этой «долгоживущей» позволять разговаривать с нами в подобном тоне! Женщина внимательно посмотрела на меня, и, вдруг, неожиданно звонко и вполне по-человечески рассмеялась.

– Простите. Я слишком давно не общалась с вашим видом и забыла, какие вы ранимые. И я, кажется, совсем забыла о гостеприимстве. Еще раз, простите. У нас давно не было гостей. Со временем навыки теряются. Прошу, следуйте за мной.

Она сделала приглашающий жест. Мы слегка, обалдели от такой резкой перемены. Эта, новая, доброжелательная, меня настораживала даже больше, чем прежняя, высокомерная. Я взяла сестру за руку. Хотелось почувствовать ее тепло, приободрить ее и самой обрести уверенность. И мы, не спеша, двинулись вслед за женщиной. А она продолжала щебетать.

– Вы, наверное, устали, да и порядком напуганы. И, наверняка, у вас масса вопросов. Думаю, сначала вам надо отдохнуть с дороги, подкрепиться. А потом мы с вами обо всем поговорим.

Пока она так мило болтала, мы уже зашли под полог леса. Растительность напоминала тропическую. Но, чувствовалось, что за этим местом ухаживают. Это не бросалось сразу в глаза, но моему опытному взгляду было заметно. Не было непроходимых зарослей. Все сухие и отмершие деревья и ветки были убраны. Тропинка, посыпанная мелкими белыми камушками, вскоре вывела нас на опушку этого леса. Мы оказались у подножья невысокого холма и замерли, пораженные увиденным. По склону холма были разбросаны небольшие белые домики, окруженные садами, вокруг которых струились и журчали много маленьких ручьев и водопадов. А на плоской вершине сиял и переливался огромный вытянутый кристалл. Очень похожий на тот, что был у женщины на груди. Но мы были далеко от него, и как следует его разглядеть не удалось. Заметив наши завороженные взгляды, направленные на кристалл, женщина улыбнулась.

– У вас еще будет много времени, чтобы все как следует рассмотреть. – И она задумчиво добавила, – И понять…, если сможете.

Тем временем, мы подошли к одному маленькому домику, стоящему у самого подножья холма. Цветущий сад и небольшой бассейн, с вытекающим из него голубым потоком, выглядел настолько милым и каким-то уютным, что мы, невольно замерли в восхищении. Нина освободила свою руку из моей ладони. Наклонилась, и зачерпнула горсть воды, поднеся ее к губам. Сделала глоток, и прошептала:

– Она сладкая…

И восторженно улыбнулась. Меня тоже восхитила эта картина, но внутри меня росло какое-то напряжение. Все окружающее, несмотря на красоту, дышащую покоем и умиротворением, меня как-то настораживало. Покопавшись в своих ощущениях, я поняла, что не доверяю, ни этой женщине, ни этой… не нашей красоте. Женщина с улыбкой стояла на пороге дома, и ждала, пока мы немного оглядимся.

– Ну вот, – сказала она, – мы и пришли. Тут вы будете жить. В доме есть все, что вам необходимо. Если вам чего-то будет недоставать, стоит только мысленно представить это, и оно появится. А теперь отдыхайте, располагайтесь. Вечером я навещу вас.

И уже выходя, она обернулась.

– Меня зовут Озара. Если, вдруг, захотите меня увидеть раньше, вам надо просто обо мне подумать, представить мысленно мой образ.

И, махнув рукой на прощанье, она удалилась. Мы с сестрой остались стоять на пороге, не решаясь его переступить.

Глава 4

Мы осторожно вошли в дом. Это был прекрасный дом. Никакой показной роскоши. Все просто и удобно. Ароматный ветерок колыхал на больших окнах легкие белые шторы. Две маленькие спальни были отделены деревянными перегородками, красиво инкрустированными цветочными узорами из каких-то зеленоватых кристаллов. Во встроенном шкафу ровными стопками лежало чистое белье и одежда. Нина взвизгнула от восторга.

– Как здорово!!! Как красиво!!

Мы скинули одежду, завернулись в полотенца и побежали к бассейну. Смыв с себя пыли и страх прошедших часов, почувствовали себя вполне отдохнувшими. Нашли в шкафу чистую одежду, наподобие той, которая была одета на Озаре. Все вещи пришлись как раз впору. Что меня слегка удивило. Вышли на маленькую террасу, тянувшуюся вокруг всего дома и уселись в удобные плетеные кресла.

– Сейчас бы выпить по стаканчику свежего сока. – Мечтательно протянула сестра.

Я ворчливо заметила.

– Я бы лучше коньячка, граммов эдак сто сейчас навернула. Для расшатанных нервов – это лучшее лекарство.

Не успела я закончить, как воздух над маленьким столиком слегка задрожал, и на его поверхности оказались два стакана, наполненные каким-то фруктовым соком. Нина от восторга захлопала в ладоши. Осторожно взяла стакан в руку и пригубила.

– Ты знаешь, напоминает манго с добавлением чего-то кислого и освежающего. Попробуй. Это классно!!

Я угрюмо смотрела на стакан с соком, как будто, ожидая, что из него сейчас выпрыгнет какое ни будь чудище. Что-то внутри меня упорно не давало мне расслабиться.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru