Три двери под одной подушкой

Ирина Вячеславовна Ищенко
Три двери под одной подушкой

– Ха-ха-ха. Издеваешься? Пара? Да, он всегда рядом, но мы не вместе. Он, то совершенно равнодушен ко мне, то недоволен. То – я не так посмотрела, то – не то сказала… Я для него- не такая, чужая, – громогласно вырвалась наружу одна из моих застарелых обид.

– Он- просто человек, а людям свойственно ошибаться, следовать родительским установкам и социальным стереотипам. Такова человеческая природа. Для этого и дается жизнь, чтобы отсеивать зерна от плевел. И он старается. Главное, что он- твой спутник, всегда был и будет рядом с тобой и детьми, – заступился за моего мужа Ангел.

– О, ангелам тоже присуща мужская солидарность, – не унималась я, – а где же обещанная любовь- искренняя, преданная и радостная?

– Она есть, просто вы оба ее перестали ощущать, разленились, обесценили друг друга. Бытовуха заела, – Ангел примерил на себя роль психотерапевта, – но между вами есть главное- вы усиливаете друг друга. Вы пара самодостаточных людей. Каждый из вас думает своей головой, занимается своим делом. Вы- очень разные, но у вас одна цель- благополучие семьи. Вы не являетесь половинками одного целого. Каждый из вас- самодостаточная личность. Да, он не носит тебя на руках потому, что тебе нравится ходить самой и туда, куда тебе хочется. Вы не тащите друг друга, а идете параллельно каждый своим путем. Вы- прекрасная пара. Жаль, что ты этого не ценишь.

– Ну да, ты, как церковный проповедник. Расскажи мне еще про щеки, которые надо подставлять, и где найти запасные потому, что обе мои уже почти отвались, – съехидничала я.

– Я знаю, чувствую, моя милая, насколько тебе порою одиноко, – продолжал урезонивать меня Ангел, – вернее, тебе кажется, что ты одинока. На самом деле, ты просто обожаешь уединение. Это разные состояния. На тебя накатывает одиночество, когда ты, как маленькая девочка, от испуга или обиды сжимаешься в дрожащий комочек. Хотя, ты уже давно взрослая. Ты- великолепна в своей силе и мудрости, которую и черпаешь в уединении, в общении с самой собой и со мной, со своим Ангелом. Да, да. Я обожаю подсказывать тебе креативные творческие идеи, вселять в тебя уверенность и жажду жизни. И я очень рад, что твой супруг не мешает нам. А какие у тебя замечательные дети, добрые и умные. Они еще порадуют тебя! – от всей души старался приободрить меня духовный Наставник.

– Я только на это и надеюсь. А пока, мне кажется, что дочь и сын ненавидят меня. Их подростковые выходки, грубость, и, как и у супруга, показное безразличие и даже презрение ко мне не просто обидны, а нестерпимы, – я не согласилась с ангельскими доводами.

– Однако, именно ради них ты отправилась в столь опасное путешествие, – блеснул логикой Ангел.

– В чем опасность? Это- всего лишь сон. Это- не реально! – сыронизировала я.

– Не скажи. Все более, чем реально. Я, конечно, знаю то самое – твое место. Там ты будешь желанной гостьей, не одинокой, не отвергнутой и не чужой.

– Так, в чем дело? Доставь меня туда! Ты же можешь?

– Легко. Но это место не на Земле. А тебе еще очень рано покидать земную жизнь. Пойми- твои близкие смогут жить без тебя. Они лучше, сильнее и самостоятельнее, чем ты о них думаешь. Они справятся со всеми испытаниями, ведь Бог не по силам не дает. Я- то знаю. Но ты не сможешь их оставить, сейчас не сможешь.

– Ты прав, мой мудрый Ангел. Не могу. В них- моя душа, хотя они и истерзали ее. Ты же вернешь меня к ним? Для тебя же это не проблема?

– Для меня нет. А вот для тебя искушение остаться там, куда мы можем отправиться, будет слишком сильным. А если ты не захочешь возвращаться? Поэтому это путешествие опасно. Желание твоей души- закон для меня. А вернуться тебя необходимо. Ведь, у тебя впереди еще большая и лучшая часть жизни. Ты сможешь обрести гармонию в семье и на работе, и станешь счастливейшей из женщин и любимейшей из матерей. Сейчас тебе трудно в это поверить. Но именно так и будет. А я продолжу согревать и успокаивать тебя, подсказывать верные решения, вести по самому благополучному пути, – заверил меня мой добрый Ангел.

– Ты хочешь сказать, что мы с тобой никуда не полетим? Пора просыпаться? Конец приключениям? – чуть не плача, простонала я.

– О каком конце ты говоришь? Я просто провел инструктаж по технике безопасности. Помни! Жизнь твоя не кончится, пока ты ее не проживешь. А сейчас тебе предоставится уникальная возможность полюбить себя, стать собой и больше не изменять самой себе! Будь искренней, ведь ты любопытней и упрямее всех детей мира, ты- отважная трусиха, ты- восприимчивая душа. Будь собой!

Все время нашего, в прямом смысле слова, душевного общения грозные, на первый взгляд, Ангелицы краем глаза подсматривали за нами. И уж точно слышали каждое наше слово. Не удивлюсь, если они рассеянно отсортировали сотню- другую своих подопечных и отправили не туда, куда требовалось. Вот, хохма будет!

И если, на первый взгляд, они показались мне холодными, колкими, ледяными, то напоследок засияли изнутри мягким и нежным свечением, превратившись в прекрасные создания, как будто высеченные виртуозным скульптором из загадочного лунного камня. Наверное, они такими и были с самого начала, просто я теперь их вижу иначе. Не они изменились, а я.

– Вам- туда, – мягким взмахом грациозной руки указала в сторону новой двери восхитительная сортировщиц человеческих душ.

Мне стало так спокойно, тепло и даже уютно от совершенно неожиданной мысли: когда я, в нужное время, в финале своей земной жизни, предстану перед Ними, то буду очень рада встрече. Мы, ведь, теперь подружки…

Дверь третья.

Куда? Впереди и вокруг было- ничто. Матово- белый свет. Не в конце какого- то тоннеля, а везде: снизу, сверху, слева, справа, между мной и Ангелом- только свет и кромешная тишина. «Неужели- рай? Опять?», – засомневалась я и захотела вцепиться в своего могущественного спутника. Но он взглядом отдал мне почти отеческий приказ:

– Сейчас я тебе не нужен. Мы в том месте, где ты все можешь сама. Закрой глаза, молчи, не думай, а просто чувствуй.

О, да. Это были волшебные ощущения неизвестной мне легкости. Я стала невесомой и бескрайней. Я прежняя, как будто, испарилась. Как Снегурочка, над жарким костром. Но появилась я- новая и понравилась себе абсолютно. В состояние эйфории и восторга периодически врывались надоевшие мне до смерти тревожные мысли. А вдруг рухну в гиену огненную? Нет. Уж лучше пусть материлизуются Амурчики с малюсенькими флейточками! Или, может, хватит с меня необитаемого острова, отправиться на который мечтаю почти каждую пятницу после бешенной рабочей недели?

Не знаю сколько я пробыла на этих трансформационных качелях. Бросало из одного состояния в другое- от ласкового и теплого блаженства до потряхивающего холодом страха. Но я знаю единственный способ побороть страх – шагнуть в него и будь, что будет. И я шагнула.

На удивление ни к чему особенному мои внутренние колебания не привели. Не рассыпалась и не исчезла, а просто открыла глаза и улыбнулась. То, что увидела- радует глаз!

Обычное высокогорное плато: под ногами твердая почва, покрытая нежно- зеленой травой, одинокие дубы, мощными стволами вросшие в землю, чуть поодаль величественный горный хребет, ближе к горизонту- изумрудное море и прозрачно- голубое небо. В голове, как гимн, звучало одно слово – свобода, свобода, свобода… Вдохнула полной грудью умиротворяющий покой, разливающийся внутри меня, как- бы приговаривая: «Все- так… все- хорошо… все… просто… все великолепно…» И сам воздух был особенным- звенящим от чистоты. Вдыхать его было настоящим блаженством, как пить родниковую воду после хлорированной водопроводной.

Это вполне могло быть и нашей Землей после какой- то тщательной генеральной уборки. А какая роскошная тишина! Я о такой даже мечтать не могла. Ощущение такое что, все извилины моего измученного сомнениями мозга, устроившись поудобней, улеглись мирно спать. Ни одной мысли, только ощущение всепоглощающего счастья. Свобода… Свобода… Свобода…

А вот и они- местные.

Бросив на встречающих любопытный взгляд, я уже не могла его отвести. Нам, людям, с детства твердят, что мы- венцы творения. Если это и так, то лишь отчасти. Мне всегда нравилось любоваться красивыми одухотворенными или увлеченными лицами и стройными бодрыми человеческими телами. Но в погоне за пресловутыми параметрами, мы утратили главное- внутреннюю божественную красоту.

Приблизившиеся ко мне Кентавры обладали ею в избытке. Открытые, сияющие природным благородством лики с роскошными, бронзовых оттенков, шевелюрами! А глаза, что за глаза! Изумрудные, небесно- голубые, страстно- карие, загадочно- серые, – каждые излучали и детское любопытство, и проницательность мудрецов. А как грациозны их могучие и гибкие станы! Велико слепленые, облаченные в красивейшие облегающие наряды пудровых оттенков из неизвестного мне материала. Не из полиэстера, это- точно. О, Кентавры – изысканные модники!

В каждом движении, в посадке головы, в осанке- только достоинство, простота и величие одновременно. Не горделивость, не заносчивость, а глубинное самоуважение. Мне тоже захотелось приосаниться, но, поняла, что это – лишнее. Я им нравлюсь такая, какая есть. И, о, Боже, я – одна из них!

Не заметив своего преображения, я восхитительно себя чувствовала в новом теле. Больше ничто внутри меня не колет, не тянет, не ноет, не хрустит и не чешется. Я ощутила себя, как нечто совершенное и целостное. Я- есть! Какое блаженство! Нет отдельно взятой головы или позвоночника, сердечно- сосудистой или пищеварительной системы. Есть просто- я.

Мне захотелось взахлеб поделиться этими ощущениями со своим Ангелом, но, увидев его, смогла только прошептать и только одно слово- люблю! Серые глаза на вдохновенном мужественном лице, обрамленном белокурыми локонами, лучились жизнерадостным смехом. Захотелось вместе с ним помчаться куда глаза глядят… Удивительно, но меня совершенно не смущало, что оба мы – не люди и не лошади. Мы- Кентавры! Обитатели бескрайних просторов непознанного мной мира, наполненного свободой, чистотой и, наверняка, безграничными возможностями.

 
Рейтинг@Mail.ru