Не обижайте кошку!

Ирина Романова
Не обижайте кошку!

– Кровь пила?

Я вздрогнула, ответив:

– Откуда ты знаешь?!

– От тебя пахнет ими, – с улыбкой произнёс он.

– Очень хотелось их покусать… – пожаловалась я.

Рерик хрипло рассмеялся.

– Я тоже не против, чтобы ты меня укусила! Обновишь свою метку сегодня?

 Я кивнула. Ещё раз поцеловав меня, ушёл строить свою маленькую армию.

Я всё-таки попала в тот день в библиотеку. Выбрав пару книг и расположившись у окна, принялась знакомиться с легендами этого мира. Шорох, раздавшийся где-то поблизости, помешал сосредоточиться. Я отложила книгу и тихой поступью двинулась на поиски источника звука. Заглянув за дальние стеллажи, удивлённо замерла: огромная змея, печально прикрыв глаза, свернулась в самом дальнем углу. Я принюхалась – запах был знаком.

Заметив меня, змей сжался и попытался спрятаться. Сев на колени, провела ладонью по чешуйкам – тёплые золотистые кольца и радужные полосы на треугольной морде. Я водила ладонью по рисунку, с удивлением понимая, что этот змей меня притягивает, в особенности своим запахом. Приподняв голову на уровень своих глаз, спросила:

– Почему я больше не вижу тебя рядом?

Мгновение – и рядом лежит обнажённый слуга. Обняв меня за бёдра, он прошептал:

– За вами теперь есть кому ухаживать… Я не нужен вам.

Погладила короткий ёжик светлых волос, провела ладонью по плечам. Мой. Я чувствую, что он мой. Прошлась губами по лицу слуги.

– Милая, тебя нельзя оставить ни на минуту! Ты снова пополняешь гарем? – раздался за спиной голос Маркуса. Вампир замер между стеллажей с улыбкой.

– Сама не понимаю, как я это делаю… Просто знаю, что моё. Это плохо?

– Нет, малышка. Это хорошо. Только я прошу, не заводи больше мужей! А в гарем – хоть сотню! – Он нежно обнял меня и подхватил на руки.

– Зайди позже в кабинет, – кивнул Маркус змею. Тот довольно поклонился и ушёл.

Нежно перебирая мои волосы, Маркус сел на диванчик и, усадив меня на колени, начал гладить. Прижавшись к нему, я потянулась за поцелуями – не отказал. В бедро мгновенно упёрся член. Я стала покусывать его губы, царапая клыками. Теперь они навсегда стали частью меня. Благо, выделялись не сильно.

Я слизывала кровь с губ Маркуса. Подтолкнув его к своей шее, уселась верхом, освободила член из плена одежды и стала медленно на него насаживаться. Теперь я не носила белье, а мокрой была всегда – стоило кому-то из моих мужчин дотронуться до меня. Дождавшись, когда я приму его всего, Маркус припал губами к шее. Проткнув клыками венку, сделал несколько глотков и запечатал ранки. Его яд проникал в мою кровь, путал сознание, доводя до экстаза. Зарычав, я вцепилась в шею Маркуса и обновила свою метку.

Со стонами мы предавались страсти. Я уже не могла держать темп, но Маркус продолжил вбиваться в меня. Закричали, одновременно кончая. Маркус притянул меня, впечатывая в себя. Изнутри моё лоно обожгло его семя.

Я приникла к вампиру, пытаясь отдышаться. Он снял меня с себя и, поправив нашу одежду, унёс ко мне в апартаменты. Попутно я успела прихватить книги со стола. Маркус вручил меня Элендилу и, приказав не выходить из комнаты, ушёл. Эльф засиял так, словно получил приз, и на руках доставил в ванную.

Глава 41. 

Будни.

На этом мои приключения закончились. Собравшись вечером перед ужином, мужья были шокированы известием о том, что гарем пополнился. Красная, как рак, я пряталась на плече у дракона.

– Умничка! – Чёрный хрипло смеялся, поглаживая мою спину.

– Котёнок, ну что ты! Мы же совсем не против! – Эмиль поцеловал меня в шею. – Только мужей больше не заводи!

– А вот это не факт, – хмыкнул Рерик.

Вот сейчас обижусь! Дракон мигом почувствовал моё настроение и забрал меня на ужин, в излюбленной манере подхватив на руки.

Очередная трапеза прошла весело и громко. Столы гудели: новость о пополнении в моём гареме никому не давала покоя. Мы с восемнадцатью новыми вампирами стали центром всеобщего внимания и весь вечер получали в свой адрес восхищённые улыбки.

Прошло две недели.

Я пополнела, потому что ела за четверых. Не наевшись и на сегодняшнем ужине, выпросила у Маркуса ночную охоту: хотелось свежеубитой добычи.

Вскоре вместе с гаремными вампирами мы переместились порталом в охотничьи угодья. В лесу вампиры сменили ипостась. Я же просто выпустила крылья и когти и перешла на кошачье зрение. Перед тем, как гарем улетел на поиски крупной дичи, успела пощупать плюшевую шёрстку вампиров. Оставшись наедине с Маркусом, я зарывалась пальцами в его мех, пересчитывая кубики пресса.

– Любимая, если не хочешь, чтобы охота затянулась, нам лучше лететь, – вдруг прошипел он.

– Это плохо? – мурлыкнула я и частично трансформировалась, оставляя кошачьи уши и хвост.

Маркус с интересом принюхался. Распоров платье когтями, я скинула ненужную тряпку. Все моё тело, за исключением ладоней и лица, покрывала шерсть. Маркус громко сглотнул и провёл рукой по моей груди. Вампир больше не нуждался в том, чтобы его звали. Одной ладонью он обхватил бедро, другой же провёл по складочкам. Раздвинув их, стал размазывать обильно выступившие соки, подразнил комочек и, нырнув пальцами в лоно, сделал несколько поступательных движений. Заставил застонать от разочарования, вынув их из меня.

После Маркус решил облизать пальцы и, чуть надавив на мою поясницу, начал входить в меня своим восхитительным членом. Оказавшись внутри, сразу стал наращивать темп. Я вцепилась когтями в дерево и подмахивала бёдрами. Волна наслаждения не заставила себя ждать, и накрыла сначала меня, а затем и Маркуса. Мощными толчками вбиваясь в меня, он кончил.

 Рядом раздался дружный судорожный вздох – горем завороженно наблюдал за нами.

– Малышка, ты божественна… – шепнул Маркус и, нежно поцеловав ушко, обнял за живот.

Выйдя, он перевернул меня и со счастливым вздохом прижал к себе.

– Леди, там олень… – прохрипел Борис.

Маркус вдруг оторвался от меня и подкинул в воздух. От неожиданности я пискнула и, взмахнув крыльями, понеслась сквозь ночь. Следом за мной взлетели вампиры. Вперёд вырвался Борис и повёл нас на добычу.

Маркус, поравнявшись со мной, заговорил:

– Милая, я сам убью оленя, а ты не лезь. У него рога – может поранить.

Первым спикировал Игран. Испугавшийся олень метнулся в сторону Маркуса – тот с ходу схватил его за шею принялся душить. Связав животное, позвали меня. Я чувствовала его страх, и это лишь сильнее меня раззадоривало. Увидев бьющуюся на шее вену, когтями и клыками вспорола брюхо. С жадностью принялась пить кровь, а, напившись, рванула когтями шкуру и вгрызлась в мясо. Наелась так, что обессиленно припала к туше и чуть было не задремала!

Подняв меня, Маркус открыл портал домой. Зрелище, представшее перед замком, переполошило его обитателей. Решив, что кровь на мне от полученных ран, народ оживился, засобирался воевать и звать лекарей.

– Тише! – приструнил всех Маркус. – Не тревожьте мою девочку: она устала после охоты!

Меня занесли в спальню и уложили на кровать. Не меняя ипостаси, я сонно перевернулась и свернулась калачиком. Вокруг моей постели собрались все, даже гарем.

– Она прекрасна… – с горящим взглядом произнёс змей, обласканный мной уже на следующий день после подписания контракта.

Все благоговейно вздохнули. Мужья устроились рядом и, прежде чем предаться сну, с помощью заклинания убрали кровь с моего тела.

А мне уже виделась извечная женская радость: магазины. Я так давно не была там… Проваливалась во тьму с мыслью о том, что знаю, чем завтра обрадую своих ненаглядных.

Глава 42. 

Покупки.

Я проснулась в человеческом теле и сразу же была унесена Эмилем купаться. Змей тоже полюбил эту процедуру и с наслаждением мыл меня. Одевшись, мы пошли завтракать.

Вяло поковыряв кашу, откусила булочку и просто пила чай. Аппетит напрочь пропал. Ещё и все пялились с утра сверх меры…

 Детка, что с тобой? То, что ты не голодна, – это понятно, но есть же что-то ещё? – Рерик сразу почувствовал неладное.

– Я сижу безвылазно в замке! – горестно вздохнула я. – Хочу на ярмарку или базар! Хочу купить какой-то ерунды и посмотреть на уличных музыкантов! Я скоро буду похожа на колобка и не смогу никуда выйти!

– Это не проблема. Сегодня узнаю, где проходит мероприятие, и сходим. – Маркус улыбнулся мне и подмигнул.

На душе моментально полегчало.

Ближайшая большая ярмарка планировалась только через четыре дня, да и то не в этом мире, а в соседнем. Но от нахлынувшей эйфории я прыгала и веселилась. Также отослала приглашение Лизель, чтобы было с кем купить и обсудить женские «штучки». Маркус пойти не смог: он был занят, оставив себе в помощь Эмиля. Потому я отправилась без них – меня сопровождала не только усиленная охрана, но и весь гарем, за исключением эльфа, и Рерик.

В том мире бушевало лето, когда у нас время года близилось к зиме, а потому мой наряд был лёгким. В дополнение к нему прихватила свою пространственную сумку, чтобы всё уместилось.

Сначала ушли к порталам, а оттуда переместились в лето, где нас уже ждала королева с отрядом воинов. Как и Лизель, мы сохраняли инкогнито: наши лица тоже прикрывали платки и капюшоны. Вцепившись друг в друга, начали по очереди делиться последними событиями. Пока добрались до первых рядов, успели исчерпать резерв новостей. Мы обходили лавки, шепчась и тихо смеясь, скупали различные безделушки, ведя настойчивые торги с продавцами. Проголодавшись, пошли на запахи. Оказалось, они исходили из прекрасного уличного заведения, где можно было перекусить и просто передохнуть в тени. Когда голод был утолен, принялись с королевой обсуждать покупки – скупили мы мно-о-о-ого детского!

Вскоре прибежавший глашатай сообщил об аукционе особых ценностей. Дружно кивнув, мы пошли посмотреть, в чём же заключается их особенность. Ребята оглядывались по сторонам, периодически перекидываясь репликами, а эльфы рассредоточились по толпе. Мои же шли смело, распугивая народ. Добрались почти до самого помоста аукциона и замерли в ожидании.

 

Сначала выносили какие-то артефакты – я равнодушно отнеслась к ним, а королева купила пару, шёпотом рассказывая об их достоинствах. Потом вывели трёх девушек: старшей было не больше шестнадцати, младшей – лет десять. Она испуганно жалась к средней девочке. Я удивленно взглянула на Лизель.

– Это рабыни… – дрожащим голосом объяснила она. – Я не знала, что в мирах до сих пор сохранилось рабство…

Стоящий поблизости жирный мужик в тюрбане покосился на нас. Парнишка, застывший около помоста, перемещал взгляд с девочек на нас и сжимал кулаки.

– Долговых рабов никто не отменял, – вдруг сказал он.

– Это твои родные?  – поинтересовалась я.

– Сёстры. Меня не взяли, потому что мужчин не берут в уплату долгов, – кивнул он.

– Почему они кому-то должны? – Я не понимала, когда эти девочки успели так задолжать!

– Родители были торговцами. Снимали дом с лавкой, но она сгорела вместе с ними и товарами. Несмотря на случившееся, арендодатель всё равно потребовал компенсацию. И закон признал его правоту.

От негодования я невольно сжала кулаки. Начались торги – товар оказался востребован. Мы с королевой ждали остановки цены. Когда прозвучала последняя сумма, глашатай начал отсчёт. Я выкрикнула число, вдвойне превысившее лот. Наступила гробовая тишина. Публика в испуге отшатнулась от нас – остался лишь уродливый толстяк, окружённый воинами.

– Как ты посмела перебить мне цену?! Кто ты такая?!

– Уважаемый, начинайте отсчёт! – зашипела я на глашатая.

Глянув себе за спину, он с настороженностью последовал команде.

– Ещё столько же сверху! – раздражённо воскликнул здоровяк, сверля меня неприязненным взглядом.

Королева одобрительным кивком позволила продолжить. В отличие от меня она имела неограниченный запас денег.

– Повышаю! – хмыкнула я и вскинула подбородок, предвкушая победу.

– Продано! – объявил глашатай.

– Ты пожалеешь! – бросил уродец и мерзко ощерился.

– Конечно, уже жалею! – с сарказмом произнесла я и брезгливо отодвинулась: от жирного так мерзко пахло!

За плечами качнулась тень. Подняла голову – надо мной стоял мой золотистый змей, раздув капюшон и выпустив клыки. Его хвост трещал, предупреждая врагов. Жирный сразу побледнел и поклонился со словами:

– Прошу прощения, госпожа! Не признал Вас!

 Отойдя на расстояние, продолжил искоса пялиться на нас. Мой змей положил мне голову на плечо и теперь разрезал воздух раздвоенным языком. Я нежно провела по его морде, поглаживая чешуйки.

Ко мне с опаской приблизился глашатай, протягивая документ. Оплата. Кинула ему мешок с камнями и приложила палец к бумаге. Поклонившись, он ушёл объявлять следующий лот. Ноги гудели, но из упорства я решила остаться. Королеве принесли складной стульчик и зонтик. Свернувшись, мой змей предложил себя на эту роль, и я с удобством на нём расположилась. Он ещё и капюшон снова развернул, закрывая меня от солнца.

– Какой у тебя многофункциональный гарем! – хихикнула Лизель.

Следующим лотом был эльф, красивый настолько, что захотелось отдаться ему прямо здесь. Я удивилась, когда королева схватила меня за руку. Несмотря на всю внешнюю привлекательность, у мужчины был пустой, будто мёртвый взгляд. Желание как ветром сдуло. Но глашатай красноречиво расхваливал товар, да и потенциальных покупателей было мало…

– Повышаю сумму вдвое! – устало закончила я. Хотелось пить и отвлечься от всех этих торгов.

– Продано!

Быстро подписав новую бумагу, я расплатилась.

– Следующий лот! Сразу три единицы товара! Можно использовать для любой работы! Рабы пожизненно!

Я вытаращила глаза: на аукцион были выставлены трое мужчин: все воины, не уступающие статью дракону и Рерику. Их ненавидящий взгляд скользил по толпе. Я решила, что не поддамся искушению, а то мужья точно выгонят меня из дома! Эльфа, которого я выкупила, отправлю сразу с королевой на реабилитацию. Куда-нибудь пристроит.

– Если желающих нет, значит, то подлежат казни!

– Почему казни? – Я поперхнулась водой, которую дала мне предусмотрительная королева.

Меня окатило волной ненависти со стороны лотов. Они что, ищут смерти?

– Покупаю! – приняла решение я.

Подписав бумагу, кинула три золотых. Остановила глашатая и спросила, сверкнув ещё одной монеткой:

– Как снять ошейники?

– Госпожа, капните своей кровью на каждый и произнесите вслух, что отпускаете.

 Кивнув, вручила ему золотую. Стало настолько мерзко, что попросилась домой. В портальной башне освободила от ошейников эльфа и девочек. Эльфа отдала королеве, и она, поцеловав меня, ушла. Девочек забрала с собой: знаю, что боги не напрасно направили меня сюда сегодня.

Привели последнюю мою покупку. В магических кандалах, привязанные цепью друг к другу… Меня снова обжигали ненавистью. Откинув платок, вдохнула свежий воздух – жарко. Устало подошла к покупке, коснулась кандалов, рассыпая их в прах. Запах чужой магии защекотал мне ноздри, и, не сдержавшись, я чихнула. Накинутый плащ мгновенно слетел на пол. Покупки затихли, во все глаза разглядывая мои клыки и животик. Я почесала нос и, клыком поцарапав до крови палец, поднесла его к ошейнику первого.

– Я освобождаю тебя, – произнесла я и проделала то же самое ещё два раза. – Рерик, дай парням денег, пускай идут отсюда подальше.

Я вдруг качнулась, чувствуя, как силы начинают покидать меня. Змей успел подхватить меня. Дождавшись Рерика, мы отправились домой. Привезли уже спящей, и все новости обрушились на меня с утра…

Глава 43. 

Новости.

Будили меня настойчиво. Открыв глаза, осмотрелась. Вроде бы всё на своих местах, но душу что-то продолжало тревожить. Вокруг меня собрались все, кроме дракона. Я обвела их пристальным взглядом. Что-то не так, я же чувствую… Элендил вцепился в меня руками и положил голову на мои колени. Я непроизвольно начала перебирать прядки на его голове. Не выдержав, спросила:

– Да что происходит?!

Вздохнув, Маркус произнёс:

– Малышка, ты только не волнуйся… У нас много новостей! Есть хорошие и плохие.

– Не томи! – Я оттолкнула от себя Элендила, пытаясь встать, но он не отпустил. Эмиль подсел и принялся меня гладить, взяв на ладонь. Рерик встал с другой стороны и положил руку мне на плечо.

– Начну с хорошей. Вот письмо от королевы. Так как оно было адресовано нам, мы его прочли.

Развернув лист бумаги, я быстро пробежала глазами по строчкам. Королева писала, что после снятия блока с эльфа она поняла: он ещё одна её пара. Поблагодарила меня и прислала какой-то подарок.

– Это всё? Что за подарок? – полюбопытствовала я.

– Два тёмных дроу в вечное пользование, – хмыкнул Маркус.

– Передадим другим или отпустим, – отмахнулась я.

– Девочки, которых ты выкупила, тоже нашли своих истинных. Две младших – среди воинов пришедшего в гости Вернориса. Они чистокровные кошки.

– Ну отлично же! Пока только хорошие новости. Какая плохая?!

Дракон вошёл с возгласом:

– Старшая девушка – моя истинная пара!

На место удалившегося Элендила сел Чёрный, и настала его очередь нежиться в моих объятиях. До меня с трудом доходило всё то, что он говорил. Получается, отец девочки был драконом – она полукровка. Но, возможно, после обретения пары и свадьбы девочка сможет перекинуться.

Мои руки начали трястись. Мне больно было признать то, что нас с Чёрным связывал лишь чёртов контракт….

– Я не могу держать тебя на привязи. – Я словно окаменела. – Прошу тебя только об одном: в ближайшие годы не показывайся мне на глаза, не рви сердце. Я разрываю контракт. – Я отодвинула от себя дракона и выбежала на балкон.

 Захлопнув дверь, прижалась к ней спиной. Беззвучно заплакав, опустилась на колени и уткнулась в них носом. Слёзы высохли. Я знала, что так может быть, но привязалась к Чёрному…

В распахнувшемся окне вдруг показался змей. Он вполз и, обвив мои ноги, положил на меня голову. Я гладила его чешуйки: меня всегда это успокаивало.

Сегодня моим малышкам исполнилось семь недель. Беременность здесь длилась три месяца, а потом малышей пересаживали ещё на пять в магический пузырь и выращивали уже в нём. Рождались они годовалыми. Осталось совсем немного, и я увижу их… Приложив ладонь к животу, я почувствовала печаль. Девочки тоже были расстроены: дракон им нравился.

Вздохнув, поднялась. Нужно выходить. Чувствую, мои мужчины столпились под дверью и переживают.

Змей выпустил меня, и я вернулась в комнату. Посмотрела на всех – нервничают. Задержалась взглядом на эльфе.

– Ты хотел, чтобы я поставила метку? Не передумал? Я больше не намерена никого терять, – сказала, указав всем на выход.

Подошла к Элендилу и прошлась губами по его лицу. Мой нежный, ласковый… не отдам! Подхватив на руки, он унёс меня на кровать. Скинув сначала свою, а после мою одежду, замер надо мной. Я перевернула эльфа и уселась на него.

– Не пожалеешь?

– Нет. Ты для меня единственная… Моя утренняя звезда… Я люблю тебя!

Вобрав его член в своё лоно, начала двигаться. Элендил поддерживал меня за бёдра, помогая мне, и оргазм не заставил себя долго ждать. Подтянула мужчину к себе и впилась в его губы клыками, повышая градус от вкуса эльфийской крови. Экстаз захлестнул меня, и я вцепилась в шею Элендила, оставляя свою метку, рыча и терзая плоть. Он закричал, забился подо мной, кончая. Я сползла с него и, прижатая к крепкому телу, стала вылизывать рану.

Когда меня отнесли в ванную, подоспел змей. В его глазах я прочла печаль.

– Ты уверен?

– Да, госпожа.

Элендил залез в воду и, уложив меня на себя, начал мыть.  Я притянула к себе змея. Он тут же скинул одежду, демонстрируя возбуждённый член. Элендил помог мне сесть на него. Осыпая меня поцелуями, одной рукой змей ласкал грудь, а другой нырнул в складочки и стал гладить комочек, посылая разряды в лоно.

– Ммм, ещё… – шепнула я.

     Змей уже хрипел. Я наклонилась к нему и посмотрела в узкие зрачки. Чешуйки стали проявляться на теле мужчины – так всегда перед финалом. Я уже знала, что сейчас он будет кончать. Застонав от наслаждения, увеличила темп и, вцепившись в шею змея, прокусила кожу. Кровь хлынула мне в рот, заставляя с жадностью её глотать. Я знала: она опасна только для врагов. Нахлынувшая волна оргазма унесла с собой и змея – моего змея Турхана…

       Не помню, как меня уносили в кровать…, уснула мёртвым сном.

Глава 44.

 Первая «беременная» истерика.

Проснулась вечером с тяжёлой головой. Рядом лежали мужья и обеспокоенно на меня смотрели.

– Где Элендил и Турхан? – спросила я.

– Приходят в себя после метки, – спокойно объяснил Маркус.

 Я испуганно дёрнулась.

– Всё в порядке – просто перестройка организма. – Эмиль обхватил меня и прижал к себе. – Пойдём ужинать?

Я кивнула. Эмиль одел меня и повёл в общий зал, а с другого бока ко мне пристроился Рерик. Я понимала: они ни в чем не виноваты, да и, наверное, ничьей вины здесь не было… Расположились за столом, и ко мне на руки забралась малышка-Ангела. Изначально ей принадлежало другое имя, но, принимая в клан, мы переименовали девочку на алтаре. Другая жизнь – новое имя.

Малышка тонко чувствовала настроение взрослых.

– Мама заболела? – Ангела обняла меня и, положив свою головку ко мне на грудь, засопела.

– Нет, детка, просто грустно.

– Хочешь конфетку? – Порывшись в крошечной сумочке, она вручила мне сладость.

– Спасибо, милая. – Я поцеловала крошку. Ангела вскоре убежала, заметив одного из своих нянек.

Я не смотрела по сторонам: не хотела видеть их взгляды… Уткнувшись в тарелку, ковыряла мясо.

– Милая, нам необходимо кое-кого тебе представить… – Барианис прокашлялся и посмотрел на меня с нежностью.

Я кивнула: мне всё равно. Надо – значит, надо.

– Это тёмные дроу, твои тени. Они будут тебя охранять. Вчера ночью мы поймали двух наёмников в замке, поэтому не стали передаривать подарок королевы. – Я вскинула на него взбешённый взгляд, и он резко выдохнул: – Временно! Только как охрану, ничего более! Прости!

Барианис виновато потупился. Я сжала нож в руке и уткнулась в тарелку, терзая мясо.

– Любимая, есть ещё одна новость… – сказал Маркус и зашёлся нервным кашлем. – Последняя. Купленные рабы утверждают, что у них перед тобой долг всей жизни. Мы не могли им отказать…

Я с размаху всадила нож в стол по самую рукоятку. Проснувшаяся тьма окутала меня, и я начала трансформироваться. Вскинув глаза на новых героев дня, прошипела:

– Я вам прощаю все ваши мнимые долги! Вы свободны!

 Они с восхищением посмотрели на меня, чем ещё больше взбесили. Тьма заполнила пространство вокруг, и теперь от меня то и дело исходили волны ярости.

 

– Эмиль, я хочу в наш дом. В лес. Только с тобой, – отчеканила каждое слово, боясь потерять контроль.

Во тьме засверкали синие молнии. Я выпустила когти, оставляя царапины на дереве.

– Котёнок, это сейчас небезопасно… Ты в таком состоянии…

Я поднялась и, развернувшись, сломала стол. Рерик прорвался ко мне сквозь тьму и молча обнял со спины. Мой дар жалил его, оставляя запах подпаленной одежды. Пробился и Турхан – бледный, в одних штанах. Магия кусала его, но змей, не обращая на это внимания, прижал меня к груди. Я закричала, высвобождая злость и обиду.

Тьма нашла выход в слезах и уже отпускала меня. Мой уровень подрос и требовал обучения и контроля. Но дракон ушёл… и теперь обучать меня некому.

Горько всхлипнув, я вцепилась в Турхана. Единственные, кто остался рядом, – это мужья. Тени как мои стражи не боялись тьмы, так как сами были её частью. И эти чёртовы должники тоже! Навязались на мою голову!

– Если леди разрешит, то я помогу с контролем. Я некромаг, когда-то преподавал.

 Я подняла голову, чтобы увидеть этого смельчака. Белые, как снег, волосы, бледная кожа, глаза, полные тьмы… Вязь тату, начинающаяся на щеке, сползала на шею и уходила под ворот рубахи.

– Мне всё равно. Я хочу спать. – Безразличие накатило на меня так же, как и ярость: внезапно. Других двух я даже не рассматривала. Не хочу. Совсем ничего не хочу.

Рерик понёс меня в комнату и уже там переодел в тёплую пижаму. Моё тело дрожало в ознобе. Муж укутал меня в одеяло и прижал к себе, а сзади приник змей. Засыпая, я слышала, как рядом со мной улеглись все мужья и гарем.

Я проспала двое суток, отпуская всё то, что было, между нами, с драконом. Приходили лекари, сказали, что сейчас я нуждаюсь в отдыхе, и обещали повторно осмотреть меня через пару дней. Весь разговор я слышала сквозь сон. Мужья сменяли друг друга, делясь теплом и резервом – его я изрядно тянула даже с гарема.

Проснулась будто бы от толчка. Живот увеличился вдвое, а потому тело казалось чужим. Я вздохнула. Вместе со мной лежали Элендил и Турхан.

Моё пробуждение началось с водных процедур. Искупав, меня усадили на подушки и начали кормить с ложки. Ела молча. Не было сил сопротивляться. И эмоции словно кто-то выключил… Возможно, так даже лучше.

Глава 45. 

Долг жизни.

Постучавшись, вошёл некромаг и присел рядом. Я бросила на него безразличный взгляд.

«Мне всё равно», – повторяла я, как мантру.

– Леди, я пришёл просить у вас прощения. Мы не хотели спровоцировать вас на выброс. Позвольте вкратце поведать нашу историю.

Я кивнула. Стала жевать булочку, при этом вовсе не ощущая её вкуса.

– Мы побратимы. Наша раса оказалась в этом веере случайно: выбросило взрывом

на поле боя в один из ваших миров. Очнулись уже рабами. Нас передавали из рук в руки, но мы не были покорны, несмотря на ошейники. Последний хозяин отказался от нас и сдал в тюрьму. Отпустить было нельзя, потому что на ошейник наложили заклинание вечного пользования. Пятьдесят лет мы ждали смерти, и тюремщик сказал, что если нас не купят, то сегодня же казнят. Кормить нас, видите ли, невыгодно… Вы не сказали нам ни единого слова, освободили, снабдили деньгами, отпустили… Сказать, что мы были в шоке, – это ничего не сказать. Мы сели, посоветовались и в итоге решили, что долг жизни, который лёг на нас печатью, нельзя отменить, да и не хотим мы… – на одном дыхании выпалил мужчина. Спохватившись, представился: – Хаук. Меня зовут Хаук. Мы воины. У нас нет и не будет семьи. Мы были рождены и отданы на смерть, как откуп. Нас выращивали в качестве солдат. Благодаря нашему братанию мы выжили и смогли стать командирами своих отрядов. Та война не была нашей. Нас подчинил артефакт, но при переходе он сгорел. Позвольте остаться рядом как учителю, ничего более. Хоть я и не видел вблизи таких женщин и обучал только воинов… но я постараюсь. Прошу! Точнее, мы просим!

Все мои чувства разом вернулись. В нос ударили запахи, во рту почувствовался тающий вкус сдобы. Нахлынула слабость, и я прохрипела:

– Подойди, пожалуйста.

Он послушно приблизился и, встав на колени, уставился на меня. Во взгляде читались тоска и боль. Моё зрение переключилось на магическое.

– Над тобой тень птицы. Кто она? – Я сделала глоток чая, прочищая горло.

Мужчина вздрогнул и, потупившись, ответил:

– Мы полудемоны. У каждого из нас есть своя сущность. Моя – птица, а у побратимов волк и просто демон.

Я потянулась к его голове и провела по волосам в поисках рогов.

– Нет рогов, – констатировала я.

– У меня и у волка они только во второй ипостаси. – Казалось, он даже не дышал.

– Хорошо, иди, – отпустила я.

Как только Хаук покинул мои апартаменты, я попросила эльфа рассказать о демонах и соседних веерах. Постепенно подтягивались и остальные: подходили, нежно целовали, гладили живот. Вроде отпустило, даже начала улыбаться, слушая Элендила. Он, как всегда, вёл рассказ эмоционально и красноречиво.

Вскоре пришли эльфы-лекари. Выгнав всех, кроме мужей, обследовали меня. Тёмный произнёс:

– Ваша беременность – особенная. Мало того, что дети очень сильны по части магии, они ещё и очень нестабильны. Мы приняли решение не дожидаться трёх месяцев, а через две – три недели готовиться к извлечению и помещению в энергетические шары. Они будут полностью защищены. Магические потоки придётся выравнивать, а при рождении надеть на них сдерживающие артефакты, иначе дети сожгут себя магически. Дальше вы будете только слабеть, и дело не в резерве: они забирают вашу жизненную силу.

Я вцепилась в руку Маркуса.

– Дети в порядке?

– Да, развитие идёт быстрее, чем обычно, но беспокоиться не о чем.

– Спасибо.

Проводили эльфов, один из которых вызвался жить у нас до самого рождения деток.

Меня начинало клонить в сон. На смену ушедшим совещаться мужьям пришёл гарем. Прижимая меня к себе, Борис нежно поглаживал животик. Я понюхала его – он тут же откинул волосы, подставляя шею. Лизнув её, аккуратно проткнула клыками вену и стала пополнять жизненные силы. Сделав пару глотков, зализала рану. Много нельзя: он ослабеет. Расстроенно вздохнула. Борис с осторожностью перевернул меня к Элендилу – он уже тоже готовился подпитать меня. Провела рукой по лицу, лаская, подтянула его к себе и впилась в шею. Сладкая кровь со вкусом карамели… Мало. Хочу ещё!

Элендил поменялся местами со змеем. Он тоже молча подставил шею. Я ласково провела по рельефу его груди, тронула свою метку, отчего змей тяжело задышал. На лице на миг проявились чешуйки. Я наклонилась и, прокусив вену, начала жадно пить кровь, действующую на меня, как адреналин. Турхан упирался в меня возбуждённой плотью, но секса мне сейчас не хотелось. Я взяла в руку его ствол и ласково провела по головке, размазывая каплю смазки. Закончив с ранками, прикусила метку, зная, что так подтолкну его к оргазму. Он толкнулся членом мне в ладонь. От моих поглаживаний и надавливаний Турхан со стонами набирал темп. Я сильнее сжала метку – он плеснул в руку семя, схватив меня за бедро. Перевернувшись на спину, я вздохнула с облегчением.

Мгновение – и рядом лежит уже змей. Я стянула с себя штаны и расстегнула верх пижамы: жарко. Змей нежно прошёлся языком по животу, отчего по мне разлилась сладостная нега и я расслабленно вздохнула. Он счастливо уткнулся в мой круглый животик, периодически «пробуя его на вкус». Вернувшийся Эмиль улёгся сбоку: с другого лежал эльф.

Задремав, проснулась через несколько часов. Бесшумно выбравшись из кровати, накинула пижаму, халат и мягкие сапожки. Вышла к лестнице в башню: захотелось сделать глоток свежего воздуха. Села на ящик возле парапета – весь замок и его округа как на ладони. Промозглый ветер заставил меня содрогнуться.

Из тени вдруг вышел один из троицы: кажется, волк. Я опустила взгляд на полосу леса. Меня укутали в плащ, от которого пахло зверем. Присев рядом, он подставил мне тёплый бок, позволяя облокотиться. Тепло, спокойно… Но нужно уже возвращаться, а то ведь будут волноваться и искать.

– Леди, пойдёмте вниз. Здесь холодно.

В ответ я кивнула. Поднявшись, опасно покачнулась, но он успел меня поддержать. Обхватив мой живот огромной рукой, мужчина замер и громко сглотнул. Девочки, пользуясь случаем, потянули из него резерв. А волк ещё сильнее прижал меня к себе и даже не сопротивлялся. Неужели опять всё повторяется?..

Рейтинг@Mail.ru