Не обижайте кошку!

Ирина Романова
Не обижайте кошку!

Полог откинулся, и зашёл альфа. Он приблизился к кровати и положил на неё мою сумку и одежду со словами:

– Тебе нужно одеться и поесть. Я налью воды, чтобы ты умылась.

 Пройдя в дальний угол, он отдёрнул штору. Там было что-то вроде умывальника – таз и кувшин. Натянув на себя сползающее одеяло, прошла туда. Остановившись, Альфа посмотрел на меня.

– Под столиком ведро. На улицу тебе ещё нельзя. Они думают, что ты сейчас без сознания от моих действий. – В его глазах мелькнула боль. Он снова скрылся.

Быстро умывшись, я переоделась. Альфа вернулся, постоял, вперившись в меня взглядом, взял гребень из моих рук и, надавив на плечи, посадил меня на табурет. Начал медленно разбирать мои спутанные волосы, заплёл их в косу и завязал шнурком с камушками, снятым с его руки.

– Давай поедим. – Подняв вместе с табуретом, приставил меня к столу. – Кушай, пожалуйста.

Я осторожно взяла ложку. Старалась есть быстро, не смотрела на хозяина.

– Если получится, я отпущу тебя сегодня.

Услышав это, я вскинула на него взгляд, пытаясь найти подвох.

– Забери своих воинов и уходи из нашего мира. Таких, как вы, здесь нет. Я помню предания наших предков о других расах и о том, почему нас здесь оставили. Как только тебя увидят альфы из других стай, начнётся война. Мы и так на грани вымирания: женщины давно бесплодны или рожают только одного-двух щенков. Новая война уничтожит нас, как вид. Хотя то, наверное, это закономерно… Мы живём в бесконечной грызне, почти опустились на один уровень с животными. Еда, самки, и власть – всё, что нас интересует. Моя стая – это воины-изгои. Мы никому не нужны. Нас нанимают лишь на грязную работу.

Я застыла и в ужасе ждала, что же будет дальше. Альфа вынул кинжал из ножен – тонкий, из чёрного металла, с усыпанной камнями рукоятью.

– На тебе проклятье. Я могу его видеть. Хочу сделать тебе подарок за то, что я натворил. За то, что смотришь на меня прямо. Это будет больно, но твои крики помогут убедить всех, что я тот же монстр, который насиловал тебя в круге. – Он положил кинжал на стол и вопросительно посмотрел на меня.

Я кивнула головой. Подумала, что хуже уже не будет… Но как же я ошибалась! Он подошёл ко мне, взяв за горло рукой, заглянул в мои глаза и… воткнул кинжал в сердце. Мир мигнул, и я пронзительно закричала. Сознание отключилось, и меня приняла мягкая темнота.

***

Я опять лежала в той бархатной тьме, окружённая шёпотом. Прислушалась:

– Дитя, ты снова у нас! Этот мир был брошен ушедшими богами. С него поползла зараза, и существа, населяющие его, устраивали набеги на мирные миры – убивали, грабили, забирали женщин. После зачистки драконами было решено закрыть мир, а теперь он умирает… Но далеко не всех убили. То, что с тобой произошло, не было вплетено в твою судьбу, но кардинально её изменило. Помни, что, прощая и спасая души, ты обретаешь потерянное…

Голос стих. Из темноты вынырнул огонёк и, мигая, подлетел ко мне. Я подставила ладонь, принимая крошку.

– Наш последний дар тебе. Прости нас…

Темнота и покой укутали меня.

Альфа.

На девочке было проклятье. Думаю, кто-то очень хотел ухудшить ей жизнь. У меня был трофейный кинжал, который смог бы избавить от напасти, но лишь раз. Берёг для себя, но она пришла, словно наваждение, забрала мою душу и обрекла меня на вечные страдания… Маленькая девочка отняла у меня покой.

На моё предложение согласилась несмотря на то, что искала подвох. Подошёл, взял за горло, чтобы не дёрнулась, и вонзил кинжал ей в сердце. Она завопила так страшно… и обмякла. Сердце сжалось. Продолжая удерживать тело, отпустил кинжал. Он налился силой, высасывая проклятье, а, вобрав его, рассыпался пеплом. На груди даже следа не осталось. Подняв её, я снял одежду, переодел в свою рубашку, уложил на топчан. Провёл рукой по лицу, шее, высокой груди. Завернув в одеяло, вышел.

Воины, стоявшие на страже, покосились на меня с уважением. Подскочила шлюха, бодрая, напитавшаяся вчера чужой болью. Упав к ногам, потянулась к завязке штанов. Я брезгливо сморщился и оттолкнул её от себя.

– Я не понял, почему шлюха неудовлетворённой ходит? Вон, как трахаться хочет! Сама просит!

Трое воинов выступили из толпы. Я же присел на своё кресло в круге: обязан присутствовать на таких зрелищах.

Воины сдёрнули платье со шлюшки, которая довольно улыбалась. Она уже текла, предвкушая. Вот же мерзкая тварь! Она хрипела и извивалась, билась в экстазе, а воины с рыком вколачивались в неё, кончая.

Ненавижу всё это! Но без этих развлечений воинам скучно, ещё начнут бить морды друг другу…

Стемнело. Я вернулся в палатку. Гостья спала. Решил не будить ещё одну ночь и день, иначе у неё не хватит сил уйти. Проклятье забрало почти весь резерв, а пополнить его можно было только двумя способами: покоем или соитием. Пусть спит. Скинув одежду, остался в тонких штанах, лёг рядом и прижался к девушке. Хоть так побуду с ней…

Глава 25.

 Побег.

Мария.

Я проснулась в тепле и уюте. Около меня лежал кто-то родной и близкий, словно я была дома рядом с Эмилем. Закинув ногу и руку, прижалась к мужу и снова заснула.

Просыпалась тяжело, словно заболела. Резко нахлынули воспоминания. Я вздрогнула, вцепившись в мужа, и тут ко мне вернулись последние воспоминания… Со мной нет мужей! Я тихо поднялась и посмотрела на альфу – он лежал и прожигал меня взглядом. По мне прокатилась волна жара, грудь потяжелела, а внизу живота будто вспыхнуло пламя. Альфа вдохнул воздух, и его зрачки вытянулись. Я перевела взгляд на его губы, отчего мои внезапно высохли. Облизала их, вызвав у него томный вздох, и потянулась за поцелуем. О том, что я сейчас творю, подумаю позже.

Альфа со стоном прижался ко мне и, вобрав мои губы, стал жадно пожирать, царапая клыками. Перевернув меня на спину, приблизился вплотную. Того, что он увидел в моих глазах, ему хватило.

Сорвав с меня рубашку и с себя штаны, снова впился в мои губы так, будто дорвался до чего-то невозможного. Я сама словно сошла с ума, вцепилась в его лицо и, притянув к себе, стала поглаживать его шрамы и покрывать их поцелуями. Он опустился вниз по шее, припал к моей груди, жадно терзая её и оставляя следы на коже. Находясь будто в бреду от жара наступающего оргазма, я стонала и требовательно двигала бедрами. Альфа нырнул рукой в лоно и, раздвинув складочки, сжал комочек. Меня встряхнуло. Его пальцы нырнули в жаркое лоно, которое тут же их сжало. Он двигал во мне пальцами, заставляя желать большего.

 Он перевернул меня, поставил на колени и сжал бёдра. Приставил головку члена к складочкам, тяжело дыша, но я не дала ему времени на раздумья – сама насадилась на ствол. Альфа зарычал, двинувшись во мне. Я сжала член стеночками, чувствуя каждую жилку и каждый нарост на нём. Если в животной ипостаси это было больно, то в человеческой его ствол задевал новые точки внутри меня. Он стал двигаться резко, грубо – так, как я и жаждала. От переполняющего меня экстаза я закричала. Ещё несколько раз дёрнувшись, мужчина сжал меня до боли и с рыком кончил. Звук страсти волной разлился по моему телу.

Выйдя, альфа лёг и уложил меня на себя. Слова были излишни. Мужчина гладил моё тело: бёдра, спину. Я же, не чувствуя успокоения, заёрзала от этих поглаживаний. Приподнявшись, стала вбирать его член – весь, без остатка – и застонала от чувства наполненности. Его наросты задели точки внутри меня, разжигая новый огонь из непотухшей искры. Я заглянула в глаза альфы. О да, этот горящий страстью взгляд!

Он принял мой ритм и, крепко схватившись за бёдра, вбивался в меня снова и снова. Я зарычала и выпустила когти, впиваясь в его грудь до крови. Мужчина сильнее сжал бёдра и повернул голову, открывая мою шею. Я почувствовала нашу общую волну экстаза и, не соображая, что делаю, вцепилась ему в шею клыками.

Я пометила его.

Кровь, попавшая мне в рот, добавила огня, и мы сорвались в двойном оргазме. А после тьма накрыла меня.

Альфа.

Ночью она по-собственнически закинула на меня ногу и руку, а голову положила на плечо. Повозившись, уснула. Я замер: вдруг вспомнит, кто рядом… Нет, спит! Бережно обхватив её, прижал к себе. Накрыло какое-то щенячье чувство счастья. Утром проснулся от того, что она вздрогнула всем телом, вцепившись в меня. Подняла на меня глаза – в них горел огонь. Перевела взгляд на мои губы и облизала свои. От запаха её возбуждения я зарычал. Меня никогда так не хотели. Девушка сама потянулась за поцелуем. Я рванул её на себя, жадно целуя, боясь, что она передумает. Она же урывками ласкала моё лицо, гладила мои шрамы, отвечая безумным желанием. Перевернув на спину, целовал в губы, спустился к груди, с жадностью посасывая и целуя. Рукой нырнул в складочки, сжал комочек, отчего её встряхнуло. Я тут же запустил пальцы в пылающее лоно.

О боги! Она такая горячая… Сжала мои пальцы так, что я чуть было не кончил. Перевернув её и поставив на колени, приставил головку члена к складочкам, не решаясь войти. Она, резко дёрнувшись, сама насадилась на него. Несколько движений – и она закричала, кончая. Я следом, вбиваясь в её глубину и, с рыком зажимая бёдра. Она обмякла. Выйдя, уложил её на себя без лишних слов. Гладил её тело, запоминая каждый изгиб. Сегодня ночью она уйдёт, а за ней уйду и я… Уйду от стаи в горы. Надеюсь, смерть не задержится…

Она удивила меня. Привстав на мне, насадилась на всё ещё стоящий член и стала двигаться. Я подхватил её темп. Нас одновременно накрыло жаркой волной. Моя девочка выпустила когти, впиваясь мне в грудь. Огонь сжигал нас обоих дотла. Она рванула когтями. Уже не сдерживаясь, я вбивался в неё, понимая, что хочу быть отмеченным ею. Хочу сдохнуть, зная, что меня желали и пометили! Запрокинул голову, позволяя ей это сделать. Выпустив клыки, впилась в мою шею, рыча и терзая меня. Оргазм захлестнул нас. Я судорожно кончал, крепко сжимая её бедра. Надеюсь, она унесёт с собой моего щенка в мир, где есть шанс на мирную жизнь.

 

Девушка обмякла на мне. Сжав её и не выходя, накрыл нас одеялом и погрузился в дрёму.

Глава 26.

Мария.

С удовольствием потянувшись, открыла глаза. Тело ныло. То, что случилось ночью, для меня оставалось загадкой. Но я не жалела о содеянном. Отличной новостью было то, что сегодня я впервые закричала от оргазма. Значит, смогу говорить! Я лежала и счастливо улыбалась.

Раздались шаги. По запаху узнала альфу. Он наклонился надо мной, протянул руку и убрал волосы с лица, нагнулся и поцеловал.

– Ты проспала весь день. Кинжал вытянул у тебя почти весь резерв, но теперь он полон. – Стоя на коленях возле топчана, он гладил меня по лицу. Я схватила его за руку, прижав к себе. – Тебе надо поесть и собираться. Лагерь почти заснул. – Он посмотрел на меня с тоской.

– Твоё имя?.. – прохрипела я, впервые пользуясь голосом.

– Рерик.

– Пойдём со мной, – напрягала связки я. Слова давались мне с большим трудом.

– Я не могу… – Он отрицательно мотнул головой.

Умывшись и одевшись, перекусила. Заставить его идти с собой я не могла. Мне даже некуда его брать!

– Ты проводишь меня к воинам?

– Мне жаль, но они покинули мир почти сразу, как я их отпустил. Открылся портал в пещерах, где они были.

Я ошеломлённо смотрела на Рерика. Вот всё и встало на свои места! Они не простили измену и показали мне место, вычеркнув из своей жизни… Плакать и сожалеть буду потом, а сейчас мне нужно уйти отсюда. Но как?!

– У меня есть разовый портал в другой мир. В какой – я не знаю. Для нас он не работает – я проверял. Но уверен, что сработает для тебя.

Я качнула головой. Поев, взяла сумку. Она была раскрыта. Странно… Вроде бы закрывала. Неважно, всё неважно!.. Я перевела взгляд на Рерика – он протягивал мне свёрток и тёплый плащ.

– Здесь еда. И прими кошель, пожалуйста. Неизвестно, куда ты попадёшь, а золото и камни всегда в цене.

Я кивнула – не буду отказываться. Надев пояс с оружием, закрепила сумку и плащ. Мы тихо вышли. Лагерь спал. Дойдя до поляны, мы остановились. Он вложил кулон в мою руку со словами:

– Сожми его. Вливая силы, подумай о мире, в который хочешь попасть. Возможно, он сработает, как надо.

Рерик отошёл и резко одёрнул задравшийся рукав. Зажав кулон в руке, я вливала силу. Но куда я хочу переместиться? Подальше от всех – туда, где мне будет место. Портал начал открываться.

Повернувшись, я сказала на прощание:

– Меня зовут Мария.

Портал захлопнулся, мгновенно выкинув меня в неизвестность.

Рерик.

К вечеру подлил в вино снотворное. Лагерь заснул. Вернулся в палатку, где моя девочка, потягиваясь, просыпалась. Встав на колени возле неё, ласкал прощальным взглядом, гладил её нежное лицо и целовал. Позвал есть, сообщил, что сейчас уходим. Огорчил вестью, что воины её оставили, скрывшись порталом. Меня тоже это опечалило: я надеялся, что они её заберут.

Рассказал о портале. Она спросила моё имя и позвала с собой, но я знал, что мой мир не выпустит меня… Мы изгои. Тайком сунул ей в сумку мешок с украшениями и драгоценными камнями, а в придачу предложил кошель. Не отказалась, что обрадовало.

Проводив до поляны, отдал кулон с порталом. Она стояла и смотрела на меня, вливая в него силу. Заметил, что у меня задрался рукав и одёрнул его, чтобы не увидела. Сегодня у меня на руке расцвела брачная вязь пары. Я не поставил своей девочке метку, не закрепил связь, а значит, когда я умру, она даже не узнает об этом.

Моя истинная повернулась, прощаясь:

– Меня зовут Мария.

Портал захлопнулся. Я обессиленно сел на землю, дотронулся до лица – по нему текли слёзы… Собрав волю в кулак, я возвратился в лагерь. Забрал всё, что мне пригодится в походе, и вместил в сумку с пространственным карманом. Перекинулся и ушёл в сторону диких гор.

Маркус.

Оказавшись в пещере, я потерял сознание. Резерв был исчерпан.

Эмиль.

Пришёл в себя в пещере. Тут же лежали парни и Маркус без сознания. Рядом открылся портал, и из него выскочили клановцы. Подхватив нас, затащили в закрывающуюся воронку.

Маркус.

Приходил в чувства тяжело. Открыв глаза, понял, что нахожусь дома. Вздрогнул, вспоминая, где мы оставили нашу жену, и начал подниматься.

– Лежи, пожалуйста! Нам пришлось задействовать весь клан, чтобы вас спасти! Я почувствовал, что ты уходишь за грань, по зову крови с трудом пробил портал в мир, где вы были, и вытащил вас! – заявил отец.

– Мария… Она осталась там… – Я всё равно пытался встать.

– Её не было с вами. Мы оставили маячок. Как только вы восстановитесь, вернёмся. Но какого демона вы там оказались?! Вы должны были уйти к драконам!

– Портал кто-то сбил, и мы ушли в закрытый мир.

– Что?! Кто посмел?! Хотя, наверное, я знаю… Те, кто узнал о том, что благодаря Марии у нас теперь десять голосов в совете вместо одного. Будем разбираться. Расскажи, что произошло и почему вы разделились.

– Эта псина при всех насиловал её! Мы ничего не могли сделать – только смотрели… Мы предали её! Она выторговала собой нашу свободу! Я видел её кровь, видел, как он уносил её без сознания в палатку! Ничего не мог сделать! Потом он вышел и вышвырнул нас из лагеря… Мы еле-еле добрались до пещер, надеялись быстро восстановиться там и вернуться, а потом стереть их с лица земли… – вкратце поведал я.

– Она жива. Мы бы почувствовали смерть члена клана. Отдыхай. А я заявлю в совет о преступлении против пары и попрошу помощи.

Я со стоном повалился на подушки и уснул в муках кошмаров.

Глава 27.

Эльфы.

Мария.

Меня выкинуло в ночном зимнем лесу. Разовый портал вытянул достаточно резерва, и я обессиленно припала к дереву. Опять полная неизвестность.

Кошка предложила забиться в какую-нибудь нору до утра. Согласилась, быстро разделась и, потянувшись, подхватила сумку. Кошкой отправилась искать нору или дупло. Деревья впечатляли размерами – значит, есть дупла. Запахов было много, но почти все незнакомые. Ясно только то, что все от разумных существ и диких животных. Не найдя в корнях чего-то похожего на нору, фыркнула и решила просто забраться на дерево. Вскарабкавшись повыше, устроилась спать в развилке ветвей. Сил не осталось.

Разбудили голоса.

– Это не зверь, это самка оборотня! – утверждал какой-то ребёнок.

– Самок у оборотней-пантер не бывает! Это просто животное! – возмущался другой явно детский голос.

Сейчас у меня кто-то по шее получит за то, что разбудил!

Открыв глаза, уставилась на двух худеньких подростков-эльфов. Они сидели на соседних ветках с луками в руках. На поясе висели убитые птицы. Я зарычала на них, посылая волну угрозы. Их словно ветром сдуло. Я даже вниз глянула – не убились ли?

Нет, не убились… Теперь сидели ниже и с восторгом глядели на меня.

– Я же говорил, что оборотень! Вон, как гневом шибануло! – толкнув локтём друга, счастливо сказала мелочь.

Откашлявшись, второй произнёс:

– Леди, позвольте пригласить вас к нам в гости! Как младший принц, я даю клятву о защите и неприкосновенности гостьи! – И, гордо распрямив худую грудь, поклонился.

Я хмыкнула. Ишь ты, целый принц! Кивнула. Прыгая с ветки на ветку, опустилась к земле. Эльфята, повторяя за мной, повели меня куда-то.

Внезапно из-за зарослей вынырнул эльфийский посёлок, где деревья служили домами. Нас уже встречали. Видимо, эльфята послали предупреждение. Я остановилась у кромки леса, не решаясь переступить границу. От толпы жителей отделилась эльфийка и, подойдя ближе, воскликнула:

– Прошу вас, проходите! Вам ничего не угрожает здесь, тем более мой младший сын дал вам клятву! Законы нашего гостеприимства не позволят обидеть гостя – ещё и женщину!

И это королева?.. Простое платье, небрежно собранная коса, подбитый мехом плащ. С осторожностью пошла. Эльфы с любопытством разглядывали меня, не проявляя агрессии. Мы добрались до самого большого дерева, вошли в него, и королева проводила меня до одной из дверей.

– Это ваша комната. Думаю, вам стоит одеться.

 Она так тепло мне улыбнулась, что захотелось, чтобы меня обняли и погладили, как ребёнка. Я ткнулась ей в плечо. Эльфийка погладила меня и присела напротив.

– Мы сможем тебя защитить от любых бед и дать кров. Здесь ты обретёшь дом и друзей, – произнесла она, глядя мне прямо в глаза.

Я хотела ей верить. Сколько же бед на меня навалилось! Может, уже хватит?..

Ушла в комнату, быстро обернувшись, умылась и привела себя в порядок. Оделась и заплела косу, повязав её шнурком, который дал мне Рерик. При мысли о нём сердце защемило. Я выживу. Всё преодолею. А плакать буду только от счастья.

Когда вышла из комнаты, была подхвачена эльфятами и уведена в гостиную. За накрытыми столами сидело множество эльфов, которые с любопытством изучали меня. Но эльфята, проведя меня до конца, усадили рядом с королевой, сидевшей между двумя мужчинами.

– Кушай, потом поговорим.

Мне тут же подали тарелку, полную разных угощений, и кружку с травяным чаем. Я ела с удовольствием: всё было вкусно и сытно.

Дождавшись, когда я закончу, королева подхватила меня под руку и повела в кабинет.

– Давай уже познакомимся! Я Лизель. А это мои мужья, – кивнула на них и не назвала их имена. Хотя мне, в принципе, всё равно.

– Мария, – прохрипела я. Горло болело.

Вдруг всё покачнулось, а голова закружилась.

– Лекаря! – нахмурившись, крикнула королева.

Прибежал старичок-эльф и, попросив разрешения осмотреть меня, приступил.

– Недавно снятое проклятье влечёт за собой общее ослабление организма и… – Он замер, держа надо мной ладони.

– Не томи уже! – повысила голос королева.

– Беременность… – Эльф изумлённо уставился на меня.

– И что тут удивительного?! Судя по брачному браслету, девушка замужем! – возмутилась королева.

– Ваше Величество, беременность многоплодная… – вытаращив на меня глаза, сказал эльф.

Я в ступоре прижала руку к животу и всхлипнула. Дети… Мои дети!

Королева кинулась ко мне и схватила за руку, стала обнимать и подбадривающее гладить.

– Не бойся! Мы созовём всех лекарей, всё будет хорошо!

– Я не боюсь, я плачу от счастья… – хрипло объяснила я.

– Да вылечи ей уже горло! А мужья твои кто? Давай пошлём извещение, ведь наверняка тебя уже ищут!

Я вздрогнула, пряча от неё глаза. Лекарь провёл по горлу руками, и боль мгновенно прошла.

– Не ищут… Я никому не нужна, – сказала уже нормальным голосом, поднимая взгляд на Лизель. Она понимающе кивнула.

– Для нашего народа каждая женщина – чудо, а каждый младенец – редкий дар богов. У меня всего один ребенок, через десять лет у него совершеннолетие, а рядом нет ни одной девушки. Есть старше, уже в браках, а младших до сих пор нет. У нас есть пророчество, которое гласит, что, если мы приютим кошку с котятами, мы обретём долгожданный покой. Мы собирали по всем мирам оставленных на произвол судьбы беременных кошек, потому что знали: среди оборотней-пантер нет женщин. Поэтому для нас это честь! Здесь ты найдёшь дом, и твои дети будут нам родными. У нас нет разделения на касты – только несколько ветвей, идущих от первого короля эльфов.

– Можно узнать их пол и расу? – уточнила я у лекаря. Как бы я не хотела об этом думать, нужно знать, кто отец…

– К сожалению, срок ещё маленький: два – три дня. Они сейчас в магическом коконе, поэтому вы даже можете спокойно оборачиваться в ближайшие месяцы. А потом я бы не рекомендовал.

Я кивнула головой. Королева продолжала меня ласково гладить.

– Чем бы ты хотела заняться? У нас нет тяжёлого труда, все делают что-то полезное, в большинстве случаев при помощи магии.

– Обучением магии. Я пока плохо ею управляю.

– Учитывая твой тёмный дар, нам нужно искать учителя на стороне: у нас не найдётся подходящий кандидат. Давай-ка я пока тебе нашу библиотеку покажу. И нужно приставить кого-нибудь тебе в сопровождающие. В таком состоянии за тобой нужен глаз да глаз.

Мы неторопливо брели, обсуждая чисто женские темы: покрой платьев, украшения… Дойдя до библиотеки, зашли. Здесь явно было расширено пространство. Я зачарованно смотрела на эти стеллажи, уходящие в потолок на метров пять в высоту, изучала просторы, заполненные от и до книг.

– Ну вот! Кажется, мы нашли тебе занятие! – рассмеялась королева. – Сейчас найдём кого-нибудь в помощь.

Глава 28.

 Нянька.

Мария.

Пока я зачарованно проводила пальцами по корешкам книг, королева подбирала мне няньку:

– Мария, детка, посмотри сюда! Это Элендил.

Я повернулась на голос. Рядом с Лизель стоял эльф. Я впала в ступор, разглядывая его. Да что ж такое-то?!

– А менее красивых нет? – шепнула я королеве, но эльф всё услышал и покраснел.

 

– Считаешь его красивым? – удивилась королева. – Не беспокойся, у нас полный матриархат. Мальчиков растят в подчинении женщинам. Считай, что это твоя красивая нянька. Пошли к тебе в комнату, приведём его в порядок по твоему вкусу. Уже и портные подоспели.

Когда мы вернулись в мои покои, Лизель спросила:

– Скажи, чтобы ты хотела здесь видеть?

Я приблизилась к окну и завороженно оглядела зимний пейзаж.

– Мне бы балкончик с широкой панорамой. Закрытый, чтобы можно было посидеть, посмотреть на лес, выпить чашку чая. – Окинула взглядом комнату. – Отделить спальную зону перегородкой, а то как-то некомфортно, когда с порога видна кровать. Столик бы с креслами… Наверное, всё. Ах да, мне бы что-нибудь поярче, не слишком, но, чтобы смотрелось интересно. А то сейчас уж очень бледно.

Королева кивнула двум эльфам.

– Вы слышали. – В ответ они поклонились. – Пошли в соседние покои, там нас уже ждут портные.

Королева завела меня в комнату и начала говорить о моде, попутно уточняя, нравится ли мне фасон поднесённой к моему телу иллюзии. Таким же образом были показаны обувь с бельём, которое вогнало меня в краску. Ноги уже не держали. Эльфийка, прогнав портных, велела принести нам чай и выпечку. Вытянув ноги, я наслаждалась покоем и вкуснейшими булочками. Элендил сел на пол рядом и, избавив меня от обуви, принялся массировать мои ступни. От неожиданности я чуть было не пролила чай! Подняла глаза на королеву с застывшим в них вопросом.

– Детка, привыкай – он теперь твой! Я уже заключила с ним контракт от твоего имени.

– Какой контракт?! – ахнула я.

– Ну как же? Контракт на гарем! Он нанят на год. Если тебе понравится, можно и продлить.

Я подавилась булочкой от неожиданности. Какой ещё гарем?!

– Смотрю на тебя и задаюсь вопросом: сколько тебе лет, Мария?

– Восемнадцать или девятнадцать. Я точно не знаю…

Королева подняла брови.

– Куда смотрели твои опекуны?

– Я сирота.

– С этим нужно что-то делать! Так же нельзя! Сирот у нас нет. Есть ветви, где каждый младенец под присмотром.

– В том мире, откуда я, брошенных девочек очень много. Ценны только мальчики. Девочек часто выкидывают из дома или оставляют в качестве прислуги.

 Теперь от неловкости кашляла королева.

– Что это за мир? – Её глаза загорелись.

Я посмотрела на неё. Возможно, у кого-то из девочек появится шанс жить в нормальных условиях. Объяснила ей нахождение того мира в веере миров. Оказалось, это очень далеко, а потому эльфы даже не знали о его существовании.

– Я прошу вас собрать именно сирот: они самые благодарные и за них никто ничего не будет просить.

– Это безусловно, взрослые нам не нужны. Отдыхай, тебе это необходимо. – На прощание поцеловав меня и погладив, королева умчалась.

Покосилась на Элендила. Вот зачем мне гарем? Даже из одного эльфа?!

Вдруг я зевнула. Эльф подхватил меня на руки и унёс в мою уже готовую спальню. Часть вещей была изготовлена, принесена и заботливо развешана им в огромной гардеробной. Элендил переодел в меня в пеньюар (я даже покраснеть не успела!), уложил в постель, накрыл одеялом и затемнил комнату, задвинув шторку окна. Глаза слипались. Уже погрузившись в дрёму, я почувствовала, как кровать прогнулась и меня бережно уложили на себя…

***

Мне снилось нечто жуткое. В страхе я выпустила когти и вцепилась в то, что было подо мной. В нос ударил запах крови, отчего я сразу вздрогнула и.… проснулась. Опешив, я попыталась вспомнить, где нахожусь. Подняла голову – я лежала целиком на эльфе и даже запустила в него когти. Совсем испугавшись, втянула их и в ужасе уставилась на Элендила.

– Не беспокойтесь, госпожа Мария. Мне не больно. Вам всего лишь приснился кошмар. – Он нежно гладил меня по плечам. В его взгляде читалось сожаление.

Сглотнув, я посмотрела на обильно выступившую кровь, которая вот-вот могла добраться до рёбер. Наклонившись, решила лизнуть. Элендил вздрогнул. Я стала вылизывать раны – слюна-то у меня лечебная. Зализав их так, что и следов почти не осталось, подняла глаза на эльфа. А он всё продолжал озадаченно глядеть на меня, чем окончательно смутил.

Скатившись с него, скрылась в ванной. Приняв водные процедуры, обнаружила уже одетого Элендила и приготовленное для меня платье. Эльф шустро помог мне преобразиться – заплёл косу, одел, обул. А после сообщил, что меня ждут на ужине.

Глава 29. 

Учитель.

Мария. 

На ужине вовсю звучал смех. Мне отчаянно строили глазки, а я делала вид, что ничего не замечаю – солить мне их, что ли? Но комплименты принимать было приятно. Элендил присматривал за мной, как настоящая нянька. Надеюсь, приставать не будет…

После ужина хотела взять книгу, но передумала: лучше попрошу эльфа рассказать мне легенды этого мира. Возвратившись в комнату, Элендил принялся готовить ванну. Я села в кресло, пытаясь расслабиться, но непрошенные мысли о мужьях не давали мне покоя… Я сильно скучала.

– Госпожа, ванна готова! – Эльф вышел и стал меня раздевать.

– Я могу и сама, – остановила его я.

Элендил упал мне в ноги.

– Госпожа на меня злится?

– Почему ты так решил?

– Вы не разрешили мне за вами ухаживать… – Он посмотрел на меня печальными глазами. Да он что, издевается?!

– Для тебя это важно?

– Я готов помогать вам даже просто как слуга. Для меня это почётно! Я из младшей ветви, а оттуда редко кого берут в гарем. Могу быть для вас кем угодно: я обученный военному делу, ратному, прошёл полный курс ухода за женщиной, умею готовить…

Я вздохнула.

– Элендил, лучше поведай мне легенды вашего мира, пока будешь меня купать.

Он бережно раздел меня и унёс в ванную. Рассказывал интересно, эмоционально – видимо, был увлечён книгами. Закончив, вытер и, намазав кремом тело, одел меня в комбинацию. После унёс в кровать, не замолкая ни на минуту. Сам быстро разделся и лёг рядом. Положив мою голову себе на грудь, прижал и счастливо вздохнул, продолжая рассказывать.

Меня мучил один вопрос:

– Зачем ты ложишься со мной в кровать?

Он замолк, подбирая слова.

– Дарить вам тепло и делиться резервом.

– И это всё? Без секса?

– Секс ещё надо заслужить – я пока не достоин.

Как говорится, я выпала в осадок! Вот это да! Секса мне не хотелось, поэтому, в принципе, меня всё устраивало. Я устало зевнула и благодаря ласковым поглаживаниям эльфа быстро уснула.

Три дня пролетели незаметно.

Утром четвёртого появились новости. Отправив эльфов за детьми в первый день, королева уже с нетерпением ждала девочек. Для них были готовы дома с полным персоналом: учителями, поварами, несколькими лекарями, так как я предупредила, что, возможно, будут и больные дети. Меня тоже осмотрели, поправили резерв и, так и не сказав пол и расу детей, отпустили. Я махнула рукой. Они есть, и они только мои – это главное. Пол, расу и все детали узнаю потом.

Так как королева была занята, я решила пообедать у себя на балконе в компании с Элендилом. Стука в дверь мы, естественно, не услышали. Вошёл один из мужей королевы и с поклоном представил мне стоящего за ним. Я ощетинилась щитами, а а за моей спиной раскрылись крылья. Тьма укрыла меня, спрятав от того, кто стоял в тени. Его энергия заполнила всё вокруг.

Он вышел из-за мужа королевы и, забрав свою тьму, уставился на меня.

– Вы что себе позволяете? Леди Мария носит детей! – воскликнул Элендил и закрыл меня собой.

Муж королевы стоял бледный, как моль, и что-то лепетал про учителя.

– Не мямли! Говори чётче! – рявкнула я.

– Это ваш учитель магии, господин Чёрный… – Он побледнел пуще прежнего, и я кивнула, освобождая его.

Посмотрела на учителя: огромный мужчина с богатырским разворотом плеч, иссиня-чёрной косой, с волевым подбородком и, как ни странно, с живыми глазами, которые с интересом рассматривали меня.

– Щиты можете убрать, я не причиню вам вреда. Моя магия вышла из-под контроля, прошу у вас за это прощения, – сказал учитель, неотрывно глядя на меня.

Я кивнула и пригласила обедать с нами. Успокоившись, эльф ушёл за едой. Я осталась с господином Чёрным. Интересно, какой же он расы?..

– Я дракон, – улыбнулся мужчина, присев рядом и в небольшом пространстве заполонив всё собой.

– Читаете мысли?

– Нет, ваши эмоции были отражены на лице. Ваш резерв почти пуст, и это не из-за щитов. – Наклонившись в мою сторону, дракон с интересом принюхался. – Где ваши мужья?

Как же мне надоел этот вопрос!

– Кончились! – Грохнула чашкой о стол, разбив её вдребезги.

Рейтинг@Mail.ru